Монголия-2018. На мечте и за мечтой. Часть 1: из Москвы через Алтай в Улан-Батор

Монголия-2018. На мечте и за мечтой. Часть 1: из Москвы через Алтай в Улан-Батор

09.10.2018 | 34058 просмотров

Нитка маршрута: Москва — Новосибирск — Бийск — Ташанта — Цагааннуур — Улаангом — Сонгино — Улиастай — Отгон — Хангай сум — Тариат — Цэцэрлэг — Улан-Батор.

Я очень люблю путешествовать.
Наверное, любовь к красоте нашей планеты у меня началась в далеком 2009-м году, когда я совершила нечто безумное. Так же, как я люблю путешествовать, я люблю совершать всяческие глупости и безумства, которые придают обычной поездке оттенок настоящих приключений. Тогда я впервые пошла в горы. Без малейшего горного опыта, без понятия об особенностях работы организма на больших высотах. Да, я была с опытными людьми, которые отвечали на мои вопросы и готовы были меня, в случае чего, спасать. Но пошли-то мы на Эльбрус. На вершину по северному склону. И в ночь восхождения я шла к седловине совсем одна. Я не смогла тогда взойти, но Скалы Ленца снятся мне до сих пор — холод, метель и снег в середине августа.

Начав совершать безумия, сложно остановиться.
В 2015-м году мы поехали на Алтай. На частично сломанном Патриоте, юркой Шеви-Ниве и моем тогдашнем УАЗ-Хантере. На гремящем, воющем и гудящем Хантере мы преодолевали расстояния до 900 километров в день, на Патриоте отваливались запчасти, мы устроили машинам каменный триал, оторвали выхлоп на Хантере, пробили колеса на Патриоте. Патриот застревал в грязи, Хантер таскал его на тросу, мы не уложились в график путешествия и опоздали на работу в Москву. Мы жили и наслаждались этими приключениями. Эмоции были настолько сильны, что сейчас вспоминаются так, как будто поездка произошла вчера...

Позже я продала УАЗ и купила Ссанг Йонг Кайрон. И стало всё хорошо: комфорт, управляемость, тишина в салоне. Не двигатель под капотом, а ракета, после УАЗа-то. Мы катались на Кайроне в горы, колесили по Дагестану, я на нем застревала и радостно его откапывала, загружала в багажник 300 килограмм и катилась в соседние области. Путешествия не стали скучнее, я продолжаю открывать для себя потрясающие места нашей родины. А Кайрон обеспечивает надежность и комфорт.

Но чего-то не хватало.
Позже я поняла, чего именно, — авантюризма. Какой-нибудь бессмысленности и беспощадности, какого-нибудь безумия, какой-нибудь сущей глупости, чтобы было не надежно и комфортно, а авантюрно и с приключениями. Чтобы по-настоящему, искренне, чтобы чувствовать. Весь мир состоит из глупостей и абсурда, это просто люди пытаются надеть на него маску важности и строгости. И так хотелось сорвать эту маску и наконец-то погрузиться в атмосферу того Алтая 2015 года...
И у нас это получилось.

Пролог

Ей 21. Она в самом расцвете молодости. Детство прошло, а вот молодость — в самом разгаре. Она давно совершеннолетняя. Её продавали из рук в руки, за 21 год она прошла несколько сотен тысяч километров. Многое из ее прошлого никто не знает, ведь тайны есть у всех красоток в самом расцвете сил...

Тойота Ленд Крузер-80. Легендарная «восьмидесятка». Она — это УАЗ, но только собранный руками из плеч, а затем слегка подпорченный руками не из плеч некоторых бывших владельцев. У нее механическая коробка передач, атмосферный дизельный двигатель 1HZ объемом чуть больше 4 литров. Из нее выкинули кондиционер, но, благо, оставили печку. У нее нет ESP, EBD, ABS и других страшных аббревиатур, многие современные люди будут воротить от нее нос, спрашивая, как можно ездить на машине, которая не умеет сама парковаться и не варит кофе в постель, да и вообще — она старая, и пробег у нее, как от Земли до Луны. У нее даже стеклоподъемники ручные. Кто-то ее называет «ведром» за простоту. А потом пишет и интересуется — ну как, мол, там ваше ведро, оно покинуло пределы Московской области? Чтооо, уже в Тюмени? Странно!
На это я отвечаю, что в ведре ломаться нечему.

Как и УАЗ, старая Тойота — честная. И, может быть, именно в ней кроется та частичка авантюризма, которой мне так не хватало...
Но и в маршруте тоже!
Что у нас далеко? Это что за огромная территория на карте? Монголия? А что в ней? Страна, в которой ничего не происходит? Прекрасная страна! Это же замечательно, когда просто ничего не происходит. Когда горы тысячелетиями стоят и тянутся вершинами к небу. Когда стада десятками лет пасутся среди пейзажа безмятежности и покоя. Когда нет сотовой связи и нет дорог.

Вот он, залог настоящего приключения: 21-летняя машина, которая один раз сломалась на выезде из Москвы, когда мы поехали в сторону Дагестана; страна, столица которой находится от нас в 6000 километрах; удивленные взгляды друзей и знакомых, которые давно стали считать нас больными. Все очень удивлялись тому, что мы собрались в Монголию. Все удивлялись в прошлом году, когда мы поехали в Дагестан, но по части Монголии народ почему-то впадал в ступор, а потом высоко вверх закидывал брови. Мы пытались взять кого-нибудь с собой, но все отказывались: кому-то показалось, что слишком дорого; кому-то, что слишком долго. То есть мы в одну машину поедем? Вдвоем?
Отлично! Именно такие приключения нам и нужны!

Мы особо не планировали маршрут, мы прикинули примерные даты, когда нам желательно вернуться, чтобы нас не уволили с работы. Тойоте была проведена масштабная подготовка. У нас был целый август. Очередной летний август, в который, кажется, наконец-то вернулось правильное безумие поездок...

Итак, встречайте. Наша веселая троица: я, Светлана, штурман и водитель; Витя, водитель и штурман; Тойота, которая «управляй мечтой». И Монголия — страна, в которой мы в очередной раз искали неуловимую, ускользающую из рук мечту. В этом вся соль мечты — что она не осуществима, но процесс ее поиска и воплощения приносит настоящее удовольствие.

День 1.
04.08.2018.
Москва — Новосибирск

Для меня путешествие началось именно в этот день.
Из Москвы до Монголии — расстояние немаленькое. На отпуск у нас обоих отводился целый месяц, но я собралась поучаствовать в кое-каком Чемпионате России, который как раз пересекался с датой предполагаемого выезда. Поэтому решили не мудрствовать лукаво и разделиться. Витя выехал на Тойоте из Москвы 30 июля, я осталась в столице. Соревнования заканчивались 4-го августа, на эту дату я взяла билет на самолет до Новосибирска, куда к тому времени Витя должен был как раз доехать, там встретимся и покатим в новую для нас страну. В конце концов, я путь из Москвы в Новосибирск проезжала, теперь можно его и пролететь.

Вылетала я из аэропорта Домодедово, куда успешно добралась на хитрой электричке, которая идет на 17 минут дольше аэроэкспресса, но зато билет на нее стоит дешевле раза в четыре. Сам аэропорт показался каким-то суматошным, за количеством магазинов и кафешек не было видно выходов на посадку. Когда я пробиралась в нужный мне посадочный сектор и зону досмотра, у меня было ощущение, будто я иду по нескончаемому торговому центру. Наш рейс минут на 20 задержали. Но в 22 часа самолет находился на рулежках.

Года 4 назад я летала в Калининград ночным рейсом, и тогда мне довелось увидеть светящуюся ночную Москву с высоты самолета. Этот вид меня поразил до глубины души: огромное пятно огоньков, три полыхающих кольца. С тех пор, летая ночными рейсами, я каждый раз втайне мечтаю вновь увидеть эту картину.

Увы, самолет взлетал куда-то в противоположную от Москвы сторону, поэтому грандиозную панораму столицы лицезреть не удалось. Впрочем, было всё равно красиво (я специально взяла место у иллюминатора) — такое ощущение, будто землю затопил огромный черный океан, в котором то тут, то там встречались острова огней, между которыми вились светящимися лентами трассы. Чем выше поднимался самолет и чем дальше мы отлетали от Москвы, тем реже становились острова, как будто мы выходили в открытое море, где нет ничего, кроме черной черноты, в которой невозможно оценить расстояние и в которой тонет свет. По-своему апокалиптическая ночная картина бездонного, бесконечного черного океана, а наш самолет — новый ковчег человечества.
Когда самолет занял эшелон, я всё ещё смотрела на законцовку крыла с эмблемой авиакомпании. В кромешной темноте на нее падал свет от аэронавигационных огней, блестя маячком в страшном и холодном внешнем мире — как будто последний свет надежды в мире бескрайней ночи и темных облаков.

День 2.
05.08.2018.
Новосибирск — Алтай, Чуйский тракт

Ночью поспать не удалось. Летел самолет около 4 часов и всё это время нас кормили. Сначала принесли воду и соки, потом еду, потом чай, потом опять воду и соки, потом я пыталась поспать, но регулярно просыпалась и глядела в ночной иллюминатор. В темноте под нами находился слой облаков — казалось, будто это темно-серый песок какого-то мистического пляжа, оголенное отливом морское дно, на котором вода оставила причудливые волны. А когда самолет начал снижение, случился рассвет, небо окрасилось нежным голубым цветом — такой цвет можно увидеть только в горах или на высоте нескольких тысяч метров над уровнем облаков...

Самолет нырнул в облака — где ещё твоим глазам такое откроется? Когда густое одеяло облаков — на расстоянии вытянутой руки. Хочется открыть иллюминатор и потрогать пуховую перину. Только иней снаружи напоминает, что за бортом минус 52 градуса и зона низкого давления.

Над Новосибирском висела плотная пелена низкой облачности, на посадке самолет кренился то вправо, то влево. По крылу было видно, как его швыряет. Но экипаж посадил машину мягко.

В Москве капитан воздушного судна говорил нам, что в Новосибирске +17, в момент снижения он сказал, что в аэропорту Толмачево +15. Когда мы приземлились, КВС сообщил, что похолодало до +12, а какое-то температурное табло в аэропорту светилось цифрами +8. Я радостно поскакала в футболке в аэропорт, где меня встретил Витя, нацепил мне на плечи свою теплую флиску, и мы побежали греться в Тойоту. Витя честно хотел меня встретить в аэропорту с бумажкой с надписью «Привет, язвочка!», но так же честно проспал мой прилет, поэтому собирался очень в темпе, зная, что я рискую превратиться в ледяную скульптуру, выйдя на улицу. Поэтому бумажку сделать не успел.

5 часов утра, Новосибирск, аэропорт и Тойота Ленд Крузер, наша «восьмидесятка» — приключения начинаются! Мы были ужасно рады встрече друг с другом — еще бы, не видеться целую неделю! Витя жаждал рассказывать мне про дорогу из Москвы в Новосибирск, я жаждала делиться впечатлениями от Чемпионата России.

На здании аэропорта большими буквами высилась надпись «Толмачево». Когда-то очень давно, когда я еще не бывала в Сибири, я мечтала, как однажды куплю билет на самолет и прилечу в Новосибирск. Цель визита была не важна, просто хотелось улететь именно в этот город, ведь в то время та часть страны, которая раскинулась за Уралом, была для меня непостижимой тайной, загадкой, манящей и привлекающей. Мечта осуществилась первый раз, когда я села в УАЗ и прикатила сюда, измерив расстояние в 3 с лишним тысячи километров колесами автомобиля. После этого мечта побывать в Новосибирске исчезла, но вдруг осуществилась второй раз — я взяла билет на самолет и прилетела сюда по воздуху.

И эта надпись «Толмачево», и наша Тойота на парковке аэропорта, и радость встречи после недолгого расставания — всё настроило на правильный лад путешествия. Путешествовать на большие расстояния стало проще, но не менее интересно. И душа продолжает сладко замирать, когда осознаешь себя сидящим в автомобиле на парковке аэропорта одного из самых известных городов Сибири.

В остальном, Новосибирская область меня не очень радостно встречала и плакала дождями, как будто голося — «о нет, она прилетела!». Мы помчались в сторону Алтайского края по трассе Р-256, мимо Бердска и Искитима. Наш путь был увешан камерами и сплошными ограничениями 70 км/ч на трассе и 50 км/ч в городе. Витя сказал, что такая фигня творится во всей Новосибирской области, а заодно напомнил, что он заколебался сидеть за рулем эти 3000 с чем-то километров, так что за руль переместилась я.

Всё-таки УАЗик вернулся в виде японской поделки.
На тяжелую педаль сцепления привычно среагировали мышцы левой ноги. Заводился Крузак с пол-оборота — не заводился, а включался. Высокая посадка, способность ездить на 5-й передаче с 50 км/ч, люфт руля, биение в руль и легкое отскакивание вправо при торможениях — все эти вещи вызвали приятные и душевные чувства, которые у меня вызывала только одна машина — УАЗик.

А ещё Крузак не ехал — салон автомобиля за передними сиденьями был превращен в большой склад вещей для выживания.
У моего УАЗа был чахлый дизель объемом 2,2 литра, но зато у него была турбина. Главное было раскочегарить машину до 2000 оборотов, дальше двигатель с тяжелым, прискорбным вздохом умирающего перекладывал ответственность за разгон на турбокомпрессор, который заставлял этот милый сердцу кирпич мчаться вперед с неотвратимой скоростью, а при помощи складок рельефа разгоняться до 120 км/ч. У Тойоты турбины не было. Тойоту обули в 33-и мудовые колеса, навешали на нее два железных бампера и лебедку, загрузили в багажник толстый слой вещей и заставили ехать.

Тойота не ехала, заставляя нас впредь никуда не торопиться и больше смотреть по сторонам. Мне казалось, что я еду на фуре. Обгоны по встречке страшили неизвестностью и занимали так много времени, что мне становилось откровенно жаль людей, которые зачем-то пристраивались на обгонах мне в хвост «паровозиком». В горку при вдавленной в пол педали газа Крузак или не разгонялся, или терял в скорости. Зато за счет инерции и веса Тойоту было задорно и весело кочегарить с горки — пользоваться рельефом, чтобы затем иметь возможность взобраться на следующую горку, не переключившись на три передачи вниз.

Больше всего раздражали попутные автомобили, которые резко тормозили или сбрасывали скорость перед подъемами. Они-то потом разгонялись и уезжали. А мне инерции после нажатия на тормоз никак не хватало.

В общем, Крузак — прекрасная машина, серьезно. Такого безудержного драйва я давно не испытывала. Я кочегарила технику до 80 км/ч, громко кричала «иииихааааа!» и летела вниз с очередной горки, чтобы к началу подъема достигнуть скорости 110 км/ч. Чтобы к концу подъема она как раз упала до положенных 80.

Бессонная ночь давала о себе знать. Мы влетели в Алтайский край. Я хотела честно дорулить до Бийска, но меня всерьез начало вырубать, пришлось опять Вите садиться за руль. А я пересела на штурманское кресло, попыталась что-то рассказать и вырубилась. А когда проснулась, оказалось, что оставшиеся 200 километров мы как раз проехали и сейчас въезжаем в знакомый мне город Бийск.

К Бийску новосибирское дождливо-пасмурное приветствие убежало, и Алтай встретил нас солнцем и теплом.

Тойота в Бийске.

В городе мы сильно задерживаться не стали, зашли в кафе «На старом месте», отметили легким обедом и литром морса наше воссоединение и успешное начало приключений. Памятуя о потрясающих алтайских безалкогольных бальзамах на травах и ягодах, мы заглянули в магазин «Пчелоцентр», до которого прошлись по городу пешком.

Воскресным утром Бийск ленился и нежился под солнечными лучами, по дорогам катили редкие автомобили, люди практически не встречались. Солнце только набирало силу, и город замер в ожидании жаркого полудня. Мы шли по тротуарам, чувствуя тепло и дружелюбие, с которыми город нас приветствовал. Атмосфера странствий витала в воздухе, и Бийск как будто желал нам хорошего, легкого пути, вселяя чувство уверенности в действиях. Бийск видел много путников и путешественников, поэтому он так расположен к ним. Если бы с неба лил дождь, а солнце пряталось за тучками, вряд ли внутри разлилось бы это ощущение правильного начала дороги, легкой отправной точки, когда доездинг превращается непосредственно в путешествие. Не зря в Бийске находится нулевой километр — он дал начало следующим километрам нашей поездки.

Из Бийска я опять победно выезжала за рулем Тойоты, спрашивала у Вити, точно ли включать четвертую передачу на 30 км/ч или всё-таки пожалеть двигатель, а то кузов аж весь вибрирует. Витя отвечал, что у меня слишком обостренный слух после Кайрона и мне надо перестать обращать внимание на дико гудящий передний мост. Я рассказывала, что различаю тональности и громкость гула в зависимости от скорости. Витя отвечал, что ничего не слышит — привык за путь от Москвы до Сибири.

Тойота, в основном, продолжала не ехать. Особо печально было тащиться за очередным бензовозом и мечтать о встречке, свободной до горизонта.

Ближе к границе Алтайского края и республики Алтай меня опять начало рубить в сон. На границе регионов мы остановились и зафиксировали фотографией факт доезда нашей Тойоты до Алтая.

Сделав традиционную фотографию возле стелы, я вновь сбежала на штурманское сиденье, отдав руль Вите, и вырубилась, приговаривая, что, главное, надо не проспать красоту. Иначе зачем я здесь. Не спать же, в самом деле.

Проснулась я за Горно-Алтайском.
Наконец приведя организм в чувство, я увидела, что красота началась. Вот он, Чуйский тракт. Холмы, превращающиеся в горы, леса, превращающиеся в горные заросли, маленькие городки, становящиеся горными деревнями...

Когда в свое время я показывала Вите фотографии с Чуйского тракта, сделанные в 2015 году, он не очень впечатлялся и говорил, что Кавказ в разы красивее. Тут, вероятно, какая-то проблема фотоаппаратуры — она не способна сполна передать всю красоту. Я не теряла надежды и продолжала рассказывать, как на Чуйском тракте восхитительно, и что по нему хотя бы раз в жизни обязан проехаться каждый. Попав на Чуйский тракт, Витя мгновенно изменил свое мнение — да, масштабы и величие сложно передать словами и фотографиями, да, сюда надо ехать и смотреть всё собственными глазами, напрямую. Иначе как понять, что Алтай поистине прекрасен?

Великое счастье — вернуться на Чуйский тракт второй раз. Опять катиться по петляющей дороге, опять наблюдать, как пейзажи постепенно и неуловимо меняются по мере движения на юг, как холмы сменяют горы, а горы — холмы, как меняется растительность, как новые повороты приносят новые восторги. Мы делали не так много фотографий — у меня их полно с прошлой поездки. Самый кайф — смотреть в душу красоте напрямую. Лучшая фотоаппаратура — собственная память, в которой цельную картину создают не только визуальные образы, звуки и запахи, но и чувства, которые переполняют тебя при взгляде вокруг. Именно чувства заставляют память работать на полную катушку и потом очень долго, многие года хранить восторг движения по Чуйскому тракту.

Впереди нас ждали два известных перевала Чуйского тракта, и первый из них — Семинский.
По нашей поездке 2015-го года я помнила, что забирались мы в него тяжело. Патриот глох, Хантер умирал, дымил, но ехал, Шнива не дымила, но тоже умирала. В перевале, на глаз, нет ничего пугающего — затяжной некрутой подъем, небольшая высота (около 1700 метров), но что-то в нем есть, что заставляет груженые на полсалона автомобили ползти вверх на когтях. Теперь и Тойота вгрызалась в асфальт мудовыми шашками, лишь бы не скатываться назад хотя бы за счет силы трения.

Дымить мы вроде не дымили, но вот по характеру перемещения явно напоминали старый самосвал, идущий с десятикратным перевесом.

Сначала Тойота тянула на третьей передаче. Скорость местами удавалось догнать до 60 км/ч. Мы встретили более медленную, умирающую фуру, но вовремя ее обогнали. Но потом мы догнали трактор. И поняли, что всё, хана, потому что ехала встречка и на обгон мы выйти не могли.

Существенно потеряв в скорости, мы скинулись чуть ли не до первой передачи. Обгоняли трактор мы на второй передаче, ревя двигателем так, что, будь тут маленькие легковушки, они бы шарахнулись от нас в стороны. Разогнаться в подъем до третьей никак не удавалось, Тойота ревела, пыталась, стремилась, ползла, но переключение на третью передачу мгновенно заставляло ее захлебнуться. Пришлось опять переходить на вторую. Благо, трактор нас догнать не мог. Это был бы верх издевательства, если бы трактор, который мы только что обогнали, обогнал бы нас, хотя морально мы к такому событию приготовились.

Современный двухсотый Крузак, повисший у нас на хвосте, не выдержал и совершил обгон через сплошную.
— Достали мы его, бедного, — произнес Витя.
— Дорогу молодым! — радостно воскликнула я в поддержку «двухсотика». — А то выперся тут дедушка какой-то со своим 1hz!
— Между прочим, дедушка этого «двухсотика»!
— И этот дедушка тоже хочет путешествовать и открывать для себя новые места. Ладно. И мы еще дадим кому-нибудь фору. Только на перевал заползем.

На вершине перевала Тойота облегченно вздохнула и начала наконец-то разгоняться. Мы же, заприметив кучу палаток с чаями, остановились, я мгновенно познакомилась с очень милой девушкой, продававшей травяные сборы, особо мне понравился чай, который так и назывался — «вкусный чай». Он пах так, что я готова была засунуть голову в пакет целиком. С девушкой разговорил