Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Пещерные храмы России, или Автопутешествие по Воронежской области в эпоху ковида

Пещерные храмы России, или Автопутешествие по Воронежской области в эпоху ковида

21.05.2021 | 4983 просмотра

Всем добра!

Наконец-то дошли руки доделать отчет об осеннем (2020) путешествии в Воронежскую область. Идея посетить пещерные храмы Воронежской области возникла давно, а именно во время прошлой поездки на Кавказ (о ней тоже, может быть, когда-нибудь напишу рассказ). Проезжая Воронежскую область, мы увидели указатель со стрелкой «пещерный храм», что нас очень заинтересовало. Попробовали даже подъехать, но мост через реку был обрушен. А на том берегу в вышине виднелась пещера. Решили в будущем изучить этот вопрос.

И вот будущее настало. Правда, изначально были более грандиозные планы на поездку, но ковид внес свою лепту. Нужно было что-то придумать. И вот вспомнилась табличка «пещерный храм». Надо ехать!

После недолгих колебаний по поводу ковида, проложили маршрут:

Маршрут через Марий Эл был выбран неслучайно. Во-первых, отличная бюджетная ночлежка в Сасово. Во-вторых, в Марий эл нужно было заехать за участницей путешествия, которая, кстати, оказала неоценимую помощь в написании данного рассказа.

Видеоотчет о путешествии можно посмотреть тут (в двух частях):

Часть 1

Часть 2

День первый, воскресенье, 13 сентября

Выехали после обеда в сторону Волжска, пролетели леса Марий Эл, но с час простояли на мосту через Кокшагу — шёл ремонт, затем пересекли холмистую Чувашию и где-то к шести вечера достигли границы Нижегородской области. Природа неуловимо поменялась: лиственных деревьев стало вроде больше, а тех, что с иголками, меньше, да ростом они здесь были пониже, чем в наших краях. И все чаще встречались вековые церкви, и разрушенные и восстановленные — в соотношении примерно пятьдесят на пятьдесят.

После крошечного Воротынца с сохранившимися двухэтажными мещанскими домами конца позапрошлого века Арзамас при свете неоновых вывесок выглядел вполне себе крупным современным городом, в котором к тому же обнаружилось на улице Калинина два заведения фастфуда, разделённые общим забором. Мы долго не думали, кого из конкурентов осчастливить своим посещением: в первой кафешке толпились и скалились местные, привычно отмечавшие пятничку, тогда как вторая, на вид стерильная как Макдональдс, приветливо светилась улыбками девочек в красных бейсболках.

Когда набили животы роллами, настроение поднялось, и мы решили разведать местные достопримечательности. Покрутились по центру с минут пять-десять и выехали к внушительному собору, видом и размерами напоминавшему питерский Исакий. Здесь же вокруг небольшой площади сгрудилось ещё несколько культовых и гражданских сооружений девятнадцатого века. Однако разглядеть что-либо при скудном электрическом освещении было сложно. Администрация на подсветке сэкономила — всё-таки Арзамас не областной центр, а жаль, посмотреть есть на что. Поставили себе галочку — заехать сюда на обратной дороге при свете дня.

Спустились с горы по старинной улочке, миновали ещё несколько соборов, оказались за городом и вскоре съехали с федеральной трассы. Местной дорогой через леса, почти не подпрыгивая на колдобинах, под скандинавский блэкметалл и байки о пресмыкающихся, вожделеющих нашей беззащитной плоти в суровых Воронежских степях, потащились в городок Сасово Рязанской области, место запланированной ночевки. Какое-то время чёрное небо над деревьями по левую сторону дороги отсвечивало красным. Позже сверившись по карте, мы не нашли сколь-нибудь вразумительного объяснения этому зареву, кроме спрятавшегося в лесах атомграда Сарова.

День второй, понедельник, 14 сентября

В гостиницу «Транзит» спящего Сасово вломились в третьем часу ночи. Бабуля с ресепшена не обманула: дождалась-таки нас. После тринадцати часов дороги нам здесь понравилось всё: горячая вода и мягкая постель в уютном сплошь деревянном номере, а также невнятный континентальный завтрак, состоящий из горячей яичницы, булки, куска маргарина и синтетического йогурта.

К обеду выглянуло солнце, а потом на Тамбовщине и вовсе потеплело. Вдоль дороги появились бабки с корзинами спелых овощей и фруктов, гэкающие так, что сразу стало ясно — южные губернии России недалече. Но несмотря на то, что ехали по территории благословенного чернозёма, деревеньки по пути по-прежнему не впечатляли ни благосостоянием, ни благоустроенностью.

Собственно в Тамбов попали около пяти вечера. Крайне не вовремя. Пришлось плестись в пробках. В историческом центре города нашли заведение «Дебют», которое славится на весь тамбовский интернет своими чебуреками. На месте выяснилось, что в меню, кроме чебуреков, ещё куча всего вкусного, наелись от пуза, подивились на не по-казански низкие цены и большие порции для общепита такого уровня, продуктивно пообщались с рыжим кабацким котом. Потом поснимали окрестности и рванули на юг.

Дозвониться до Дивногорского отеля, как мы ни пытались, нам не удалось, а ночью уже холодало. Поэтому решили не рисковать здоровьем, ночуя в машине посреди степи, а остановиться в селе Костомарово, расположившемся в шестидесяти километрах от цели нашего путешествия, тем более что визит в Костомарово, точнее в пещерные храмы Спасского женского монастыря, входил в планы нашей поездки. Анна, хозяйка хостела, ответила сразу. Из телефона раздался всё тот же неподражаемый местный говор. И оп-ля: без всякой предоплаты, исключительно по устной договорённости, нас ожидал тёплый ночлег с удобствами во дворе, но всего-то за пятьсот рублей на брата. При этом хозяйка предупредила, что встретит нас не она сама, а некая Елена, и пожелала нам «Ангела хранителя в дорогу».

По пути было два памятных эпизода. Первый забавный — это, когда заехали в трёхсотлетний городок Анна. Большой транспарант гордо оповещал, что в Анну проведён газ в таком-то году. Происхождение столь странного названия, как водится, затерялось в веках. Согласно всенародному кладезю знания — Википедии то ли жену так у местного воеводы звали, то ли татары постарались — «ана» с тюркского переводится как «куст», «ольха». Второй эпизод досадный — навигатор завёл на платную трассу. Пришлось выбираться.

День третий, вторник, 15 сентября

В конце концов, во втором часу, в полной темноте — ночи стояли безлунные, доверившись навигатору, съехали с горы и очутились на деревенской улочке. Ворота нам открыла, как и предупреждала Анна, жиличка-паломница.

Вслед за ней через увитую диким виноградом веранду прошли в хостел, разместившийся на левой половине обычной жилой избы. Дощатый сортир с дырой в полу, как и обещано, находился во дворе, рядом с запущенным садом. Зато в доме, кроме нескольких комнат, нашлись душевая, стиральная машина, газовая горелка, холодильник и большой обеденный стол с двумя длинными лавками, а также утюг и посуда. Мы заселились в небольшой «номер», в который стараниями заботливых хозяев были втиснуты штук десять кроватей, в том числе двухъярусной конструкции. Весёленьких расцветок разномастное постельное белье порадовало свежестью. По первым впечатлениям — дом, конечно, атмосферный, из тех, в которых ясно себе представляешь, как с утра находишь свою машину с проколотыми шинами, а затем каждую следующую ночь пропадает по постояльцу.

Впрочем, благодаря целебному сельскому воздуху, выспались мы отлично, поэтому пришли к общему мнению, что сумма вполне равноценна предложенному комфорту, а уличный ватерклозет можно рассматривать как своего рода экзотику. К тому же при дневном свете, оказалось, что деревня раскинулась в живописнейшем месте — среди высоких меловых гор. А погода стояла такая, о какой мы мечтали, выезжая из осенней Казани — по-летнему теплая, с голубым небом и ярким солнышком.

Программа дня состояла из двух пунктов — пещерные храмы Спасского монастыря в двадцати минутах ходьбы от нашей избы и мельница XVIII века в километрах пятнадцати от Костомарово. Часам к одиннадцати раскачались и отправились в монастырь. Пока шли по селу, не оставляло ощущение, что мы где-то в родном Татарстане, примерно в районе Камского устья. Но уже при выходе из него, приключилась историйка, не типичная для наших краёв. Наперерез нам через деревенскую улицу энергичными зигзагами двигалась небольшая серая гадюка. Стоит ли говорить, что мы азартно кинулись за ней, нацелив на перепуганную змейку камеры гаджетов.

Она отчаянно улепётывала в сторону жилого дома, чем привела самых впечатлительных из нас в немалое смущение: если змеи так свободно разгуливают по деревне, то её запросто можно встретить во дворе хостела с его заброшенным садом, ну, например, ночью, во время вылазки в сортир.

По мере того, как мы удалялись от деревни и приближались к монастырю, ландшафт менялся и всё более напоминал прибрежный средиземноморский — белые горы, покрытые скудной растительностью — выжженной солнцем травой и невысокими деревьями, больше похожими на кустарник.

Уже возле монастыря вспомнили, что не зарядили камеру. Пришлось возвращаться. Правда, прежде всё-таки зашли на его территорию, чтобы хоть издалека снизу, из долины, поглядеть на местное чудо — пещерные храмы, выкопанные в меловых скалах — «дивах». Надо сказать, что фото и видеосъемка не передают всего их очарования. Секрет его в гармонии рукотворного и природного: архитектура монастыря безупречно вписана в окружающий природный ландшафт.

А то, что вернулись в хостел — к лучшему: после обеда в будний сентябрьский день, кроме нас, по обширной монастырской территории слонялось не больше десятка туристов, тогда как до обеда здесь толпились паломники.

Спасский женский монастырь в архитектурном плане — это несколько старинных пещерных храмов, которые соединены галереей, проходящей вдоль склона меловых гор на высоте с десяток метров; часовня, стоящая чуть выше; массивный каменный поклонный крест, воздвигнутый на самой высокой вершине; а также современный собор, жилые корпуса и хозяйственные постройки в долине. Первые пещерные скиты здесь, по легенде, выкопали ещё в восьмом веке греческие монахи, бежавшие из Византии в период иконоборчества. А позже — в семнадцатом, опять же по преданию, заброшенные скиты заселили их украинские собратья, спасавшие православную веру от унии с католицизмом. Якобы пришли они на Дон вместе с приднепровскими казаками. Так ли это или нет, достоверно неизвестно, но традиция пещерокопания и пещерного отшельничества, начиная с восемнадцатого века, широко распространилась по этим землям. Монастырь функционировал с переменным успехом — его то открывали, то упраздняли. Но в конце девяностых годов отстроили заново, и теперь в нём проживают монахини.

В пещерах и зимой и летом сохраняется постоянная температура, примерно градусов одиннадцать-тринадцать. Случайно или так и было задумано, но следуя от одного храма к другому, с непременным заходом в каждый, постепенно входишь в состояние, способствующее погружению в медитацию. Так если в первом храме ещё имеется электрическое освещение, то в следующих горят только свечи, а в последнем, так называемом, покаянном, идёшь в полной темноте по исключительно узкому низкому коридорчику, который внезапно поворачивается к освещённому несколькими свечами алтарю. Когда выходишь наружу к ещё зелёной листве, по-летнему синему небу и ласковому солнышку, к теплу, свету, природным запахам, птицам и людям, как будто совершаешь молниеносный переход от идеального к материальному, от духовного к телесному, от возвышенного потустороннего к привычному земному.

Советуем подняться на местную Голгофу к поклонному кресту. Кстати, топонимика монастыря повторяет топонимику Святой земли, как это часто бывает в российских монастырях. С вершины открывается эпичный вид на белые склоны соседних гор и долину, окружившую Голгофу со всех сторон. Ну а если проголодаетесь или решите запастись сувенирами, то всё это можно найти внизу в хозяйственном корпусе. Говорят, на территории есть гостиница для паломников, но в связи с эпидемией она не работала.

До захода солнца оставалась пара-тройка часов, и мы, не теряя времени, направились к старой водяной мельнице. Бросили машину у заповедника и дальше пошли пешком по асфальтированной дорожке, сплошь исписанной мелом. А всё потому, что приезжий народ жаждал сохранить память о себе, если не в веках, то хотя бы до тех пор, пока осенние дожди не смоют рвущие душу надписи типа «Тагил рулит!», ну и мела под ногами завались. Шли минут семь-десять среди широколиственного леса, по пути знакомясь с асфальтным творчеством и преисполняясь пиететом перед местом, к которому до нас «не заросла народная тропа». И, надо сказать, на него стоит посмотреть. Место необыкновенное, и старушка-мельница хорошо сохранилась. Тут одной из нас, на всю голову двинутой на истории, приспичило к Дону. Река типа легендарная, а она её до сих пор не видела. Танаис, греки, скифы, великое переселение народов, земля дрожала под копытами конницы гуннов — ну всё такое. Пришлось довериться навигатору и двинуть через чащу. Однако чаща быстро закончилась, и мы вышли на вполне себе цивилизованную лесную дорогу. А потом явился он — Дон-батюшка. И надо сказать, что из всех стереотипов подтвердился только один — Дон, действительно тихий. А в остальном…. В общем, признаюсь, мы сразу не поверили, что перед нами тот самый Дон. Особенно ломало историофилку.

Из-за неё мы даже напугали местного. Представьте: сидите вы на бережке сызмальства знакомой реки, ловите рыбу, никого не трогаете, и вдруг несутся на вас придурки с пустой канистрой и странными вопросами: «А что это за река? Нет, это тот самый Дон? Дон, который батюшка? А почему он такой узкий?» Надо отдать парню должное: вместо того, чтобы нас послать, он терпеливо отвечал на каждый следующий дурацкий вопрос, правда, странно косился в нашу сторону и нервно хихикал. Но согласитесь, его можно понять и простить: уровень неадекватности спросившего подобное про Волгу зашкаливал бы в глазах любого выросшего на нашей реке.

И всё-таки что-то было в этом месте не так. И не в размерах Дона дело. Когда поднялись от реки в лес, к нам прибился котик. Молодой, игривый и чёрный как уголь. Тёрся об ноги, петлял рядом. Смеркалось, и мы даже шутили: старая мельница и чёрный кот — хорошая пара для добротного ужастика. А при выходе из заповедника котик остановился, как будто нельзя ему за границу, не его это мир. И ведь, что интересно, камера кота не сняла, а айфон, на который чёрного милаху сфоткали, навернулся почти сразу после приезда домой. Поэтому изображений чернушки не осталось. Так что вы, хотите верьте, хотите нет, а мы Николая Васильевича вспомним: «Ведьма!»

День четвертый, среда, 16 сентября

Утром покинули деревенский хостел и выехали в сторону Дивногорья. Кстати, Анну мы так и не увидели. Более того, соседка Елена, которая провела в хостеле неделю, тоже её не видела. Но хозяйка общалась с клиентами по телефону, ссылаясь на занятость, а на столе, откуда ни возьмись, появлялись записки с указаниями, относительно новых жильцов. Да что там старожилка Елена, судя по Букингу, её вообще никто никогда не видел.

Около обеда на горизонте появилось плато Дивногорье, рядом с которым раскинулся одноименный хутор. Кто не в курсе, плато — это плоская гора. В данном случае меловая, с карстовыми пустотами. Некогда этот регион был дном доисторического моря. Нашли отель — здание в несколько этажей на пригорке — и двинулись в административное крыло, горя решимостью заселиться в эту обитель цивилизации любой ценой. Не знаю, кто отелем заведует, но общаться нам пришлось с симпатичной девушкой, на вид не старше двадцати пяти лет. Камера девушку испугала, и она попросила её спрятать. Сыграл ли нацеленный на администратора объектив какую-то роль в нашем стремительном заселении или нет, но перед нами извинились и предложили на выбор два варианта: либо новый номер за 850 руб., но с переселением через пару суток, потому что отель ждал группу из Питера, либо номер без ремонта, но по скидке и на весь срок нашего пребывания всего-то за 650 рублей. Переезжать не хотелось, и мы попросились осмотреть неотремонтированный номер.

Большая светлая комната с широким холлом, совмещенным санузлом и огромной кухней-гостиной, в которой кроме газовой плиты, раковины, кухонного шкафчика, пластиковых стульев и стола имелся холодильник, нам так понравилась, что мы сразу согласились. Кроме кроватей, вешалки и упомянутого пластикового гарнитура мебель отсутствовала. Зато бельё было новым и комплектным (в отличие, например, от предыдущих мест ночёвки). Мы кинули вещи и вывалились на балкон: прямо перед нами возвышалось плато, а слева вдалеке, у предполагаемого входа в заповедник, белели местные дивы. А ещё в номере было тепло, так как у отеля собственное отопление.

Но внесу-таки в эту бочку мёда, которую я тут тебе изобразил, читатель, ложечку дёгтя. Во-первых, вода во всем отеле нагревается через систему электрических колонок, а, когда вечером идёшь мыться, такое ощущение, что идут мыться все постояльцы — напор очень слабый, вода течёт тоненькой струйкой и не желает прогреваться. Если же увеличить мощность пламени в колонке, то кран шпарит кипятком. Во-вторых, сотовая связь в отеле никакая. Возможно, дело в горе, которая глушит сигнал, и мы зря наехали на девушку из администрации отеля. По крайней мере, ни билайн, ни теле2 толком не ловят. Наконец, как-то утром мы неприятно удивились, обнаружив, что наш шоколад погрызла мышь. И нам стал понятен смысл затеянного в отеле капитального ремонта, который ещё не затронул отведённый для нас номер. Стоит ли говорить, что после этого инцидента все продукты мы спешно переместили из шкафчика в холодильник.

До заповедника добрались на машине. Оставили её на стоянке, купили билет на экскурсию, иначе в местный пещерный храм не пускают. Пока ждали начала экскурсии, отобедали в уличном кафе с типичной столовской пищей. Цены в нём для такого ассортимента определённо завышены.

Потом надели маски и за экскурсоводом поднялись по крутой лестнице к храму. Надо заметить, что подъем крутой, а до вершины восьмидесятиметрового плато было ещё далеко. Но вид с площадки у храма открывается классный: на железную дорогу, которая идёт прямо под плато и навевает ностальгические мысли о Хогвартсе; на речку Сосну, выше впадающую в Дон; на хутор Дивногорье и широкую степь, которая делит эту картину по горизонтали с не по-осеннему синим небом.

Храм Сицилийской иконы Божьей Матери внутри оказался больше, чем костомаровский Спасский храм. Имелся и второй этаж. Несмотря на интересную информацию, полученную от девушки-экскурсовода, толкотня с экскурсионной группой не позволяет проникнуться атмосферой места.

Затем поднялись на вершину. Здесь вид на округу ещё более впечатляющий: на десятки километров простираются степь и леса, виднеется меандр Дона — место, где река круто поворачивает обратно к истоку, кроме того можно разглядеть башни Нововоронежской АЭС, до которой около сорока километров по прямой.

Экскурсовод рассказывала про Маяцкое городище и некрополь, но так как раскоп засыпан песком, чтобы не навредить культурному слою, смотреть особо не на что: так остатки крепостного вала, да стенд с фотографиями. Но если включить воображение и посмотреть вдаль, то можно представить себя дозорным крепости. Вот также аланские воины на службе у хазар тысячу лет назад наблюдали за степью — не скачет ли по ней неприятель, не плывут ли вражеские ладьи по тихому Дону.

Вы теперь подумаете, что делать там нечего? А зря! Природный ландшафт вокруг удивительный. Плато прогревается под солнцем, и даже климат здесь иной нежели внизу. Над Дивногорьем почти не бывает туч, восходящие потоки теплого воздуха от разогретой поверхности плато их не пускают. Поэтому, если повезёт, отсюда можно наблюдать, как в долине бушует гроза, без риска промокнуть самому. А в тот день было ясно, тепло и ветрено. По прогнозу погоды двадцать пять градусов. Но на плато температура явно была выше. Говорят, здесь роскошно в мае-июне, когда степь цветёт. В сентябре же по белой песчаной тропке мы шли между высокой пожелтевшей от жаркого солнца травы и низких ещё зелёных деревьев. Кстати, сходить с тропки не рекомендуется: прогретую гору облюбовали гадюки. Одну такую мы заметили — «молодую и симпатичную, жаждущую познакомиться с нашими ногами», как и предупреждала табличка у края тропинки.

Наслушавшись о флоре и фауне Дивногорья, мы были отпущены на все четыре стороны и в числе немногих энтузиастов продолжили прогулку по плато. По пути завернули к его краю, затем заглянули в геологический музей под открытым небом «Детство Земли», дошли до живописного Дивногорского каньона и поняли, что, если пешком дотемна к Дивногорскому мужскому монастырю мы еще успеем, то обратно уже нет. Впрочем, имелось ещё две причины, заставившие нас вернуться. Я забыл сумку с вещами в Костомарово. Странный дом не отпускал. А ещё нам нужен был банкомат ВТБ24, который, по словам дивногорцев, возможно, имеется в Каменке. Поэтому мы повернули назад к машине. Обогнули плато кругом по шоссе и въехали на автостоянку, которая располагалась на самой горе значительно выше монастыря. Подошли к краю склона: зрелище предстало волнующее во всех отношениях. Теперь нужно было спуститься вниз к монастырю, а потом подняться обратно к машине. Мы плохо себе представляли масштабы пути, но нас просветили экскурсанты, уже побывавшие внизу. После предыдущего восхождения и прогулки под горячем солнцем наши тела несколько размякли, к тому же впереди у нас было ещё два дня. Поэтому недолго думая мы повернули в отель.

Из отеля я позвонил Анне, она, как обычно, сразу ответила: «Приезжайте,… живите ещё…. Ангела хранителя вам в дорогу!». В Костомарово возвращались в сумерках. По пути в Каменке сняли деньги и пополнили запас провианта в местном «Магните». Дальше ехали пустынной сельской дорогой по лысым высоким горам — именно так народ называет белесые, утратившие растительность вершины, чего-то ждали. Однако, когда уже после заката вошли в тёмный двор опустевшего дома, то, увы, ни пентаклей из зажжённых свечей, ни прочей атрибутики ужастиков не нашли. Забрали сумку и отбыли в Дивногорье.

День пятый, четверг, 17 сентября

Утром дошли пешком до заповедника. По дороге обозревали сувенирные лавочки и сельскохозяйственную инсталляцию — соломенного бычка посреди снопов сена. За вход в заповедник платить не надо, поэтому сразу поднялись на вершину плато. Жарило солнце, и дул сильный тёплый ветер. Согласно прогнозу погоды, температура воздуха достигла 27 градусов выше нуля.

Мы прошли все достопримечательности, виденные предыдущим днём, и добрались до воссозданной стоянки бронзового века. Здесь разговорились с пожилой хранительницей музея. Она поведала, широко улыбаясь, что тащиться обратно этим же путём по жаре вовсе необязательно, предложила вернуться по низу, вдоль Дона и Сосны, и показала направление крепкой рукой с синими татухами. Почему-то мы сразу ей поверили.

Белая песчаная дорога вывела нас к развилке. А так как плато на этом отрезке пути поднималось, было не видно в каком из четырёх направлении идти дальше. На наше счастье из-за линии горизонта появился парень и развеял наши сомнения: к Дивногорскому монастырю ведёт вторая дорога слева. Через некоторое время мы вышли к вчерашней автомобильной стоянке над монастырём.

Путь вниз проходил вдоль автомобильной дороги, используемой по прямому назначению только монашеской общиной, а затем по чрезвычайно длинной лестнице. Не знаю, как подниматься, но спускаться среди тенистых зелёных деревьев, да ещё в жару — одно наслаждение.

Так как на территорию не пускают без маски, а свои мы оставили в отеле, пришлось приобрести их в кафе перед воротами монастыря. Им заправлял весёлый монах лет сорока-пятидесяти. Он посетовал на «коронобесие», выдал нам средства спецзащиты и, чтобы не терять время впустую перед экскурсией (а здесь, как и в заповеднике, внутрь пещерных храмов иначе не пускают) порекомендовал отведать сала из монастырских свиней.

Сало-то я отведал, и оно, действительно, того стоило — после первого бутера пошёл к монаху за вторым, но вот на экскурсию нам расхотелось. Зашли в собор, погуляли по безлюдной территории монастыря, убедились, что монах прав — калитка, ведущая с железнодорожной станции в связи со сложной эпидобстановкой заперта и полезли на гору к пещерным храмам. Причём, если к ним самим пристроена лестница, то, чтобы попасть на вершину с поклонным крестом, местами пришлось цепляться за выступающие белые камни, при этом вниз из-под ног сыпались камни поменьше. Странно, что это место до сих пор свободно для посещения. Панорама же сверху открывается что надо — весь монастырский комплекс как на ладони, романтичная железка с проносящимися мимо поездами, зелёная пойма Дона и сама река — сверкающая ультрамарином под ярким солнцем. И никакого прохода к ней, ни лазейки мимо монастыря, зажатого между двумя уступами плато.

Но это «нормальные герои всегда идут в обход», а мы хотели напрямик, поэтому упорно мониторили монастырскую ограду на предмет выхода к заветному Дону. Хотя монахи, занятые работой, и не обращали на нас внимания, что-то останавливало от радикального решения проблемы — форсировать препятствие через верх. Наконец — «Эврика!» — мой взгляд наткнулся на щель под воротами, и мы, долго не раздумывая, «ринулись в пролом». Представляю, как потешались монахи, дежурившие у камер слежения, если таковые имелись в наличии.

До Дона добрались почти бегом. На этот раз он не подвёл. Сдержал свои обещания. Красавец. Да вы и сами можете убедиться.

Чуть выше по течению, из кустов выбежал дружелюбный песик. Его хозяин, пастух, ставивший сетки неподалеку, по понятной причине не столь обрадовался нашему появлению. Потом мы долго шли по пойменным лугам и любовались плато, оставшимся слева. Затем брели, вдоль реки Сосна среди зарослей деревьев, название половины из которых я не знаю, потому что они не растут в наших краях.

Так дотопали до железнодорожной станции, которая располагается возле входа в заповедник и чуть не напоролись на гадюку. Ребята из Воронежа, обрадованно прибежавшие на наш призыв: «Гадюку посмотреть хотите?» поблагодарили за предоставленное удовольствие и рассказали, что ещё одну такую видели на автостоянке у подножия плато. Так что будьте осторожны: гадов это тёплое место как магнитом притягивает. А ещё говорят, что они людей боятся. Правда, как сообщила экскурсовод, в сезон бывает не более двух случаев змеиных укусов, и то в основном в руку. А всё потому, что тянет наш брат турист ручонки свои, вооруженные камерой, в надежде сделать экзотический снимок, пугает и растравливает вполне себе смирную в обычных условиях, невинно оклеветанную животину. Летальных случаев, если судить по оптимистичному тону экскурсовода, ещё не было. Жертв неумеренного любопытства везут в клинику города Лиски, поэтому заодно и районный центр посмотрите, если что. Хотя всё-таки, желаю тебе, читатель, если и побывать в Лиски, то совсем по другому поводу: пишут, что городок славится своей детской железной дорогой.

В отель мы вернулись рано. Первый час после душа и еды даже думать о том, чтобы снова принять вертикальное положение, не получалось. Но отсутствие нормального интернета и природная любознательность таки подняли нас с кроватей. А ещё душа просила вина и приключений. Маленький сельский магазинчик притулился у холма, на котором размещался отель, но его алкогольный ассортимент не впечатлял. Так мы оказались в Острогожске — столице острогожского казачества. Город удивил чистотой и даже некоторой нехарактерной для среднерусских областей зажиточностью. Широкая центральная улица с дореволюционными особняками, площадь советского периода со зданием Сбера, маленький парк, основанный в начале прошлого века, с летней сценой, фонтаном со светомузыкой, кафе, зелёными фигурами и вечным огнём. Народ в Острогожске спокойный, приветливый и чужакам в десять вечера можно гулять без опасения получить по морде. Проверено. И пиво здесь весьма приличное. Но вот с вином хуже. Демократичную Риоху Темпаранильо нашли только в третьем сетевом магазине. Зато на улице Карла Маркса заприметили местную шаурмячку, очередь к которой растянулась по улице на несколько метров.

До Дивногорья добирались долго. А всё потому, что попытались срезать путь по грунтовкам и заблудились. Однако ж не расстроились, напротив, настроение было прекрасным, а ночь потрясающе звездной, как и положено в ночной степи после ясного теплого дня.

День шестой, пятница, 18 сентября

Накануне вечером перед нами встала нелегкая задача: как с пользой и без излишних энергетических затрат провести последний день в Воронежской области. Из детского возраста все давно вышли, поэтому детская железная дорога и бобронариум — так пафосно здесь называется музей бобра, отпали сами собой. Оставался археологический музей-заповедник в Костенках и меловые горы у села Сторожевое. Хотя отзывы предупреждали о том, что в Костенках делать нечего, мы всё-таки отважились рискнуть и составить собственное впечатление, а заодно посмотреть меловые горы у Сторожевого, на все лады расхваливаемые местным интернетом.

По дороге завернули в Острогожск, чтобы заранее пообедать в шаурмячке «Wаурма», популярность которой среди горожан заметили вчерашним вечером. Шаурма зачётная. Находится шаурмячка в старинном двухэтажном здании, в центре города, рядом с ней всегда толпятся местные, поэтому отыскать её можно без проблем.

Чем больше мы отдалялись от Дивногорья, тем хуже становилась погода. А в Костенках за шестьдесят километров от отеля уже шёл мелкий противный осенний дождь. Наверное, когда съезжаешь с горы к селу в солнечную погоду, вид донской поймы радует глаз, но из-за серой пелены дождя впечатление было испорчено.

Археологический музей сформирован вокруг груды костей мамонта. Нас порадовал отличный аппетит наших далёких предков; мы полюбовались на муляжи древних орудий труда, скребков, стрел, палеолитических Венер и т.д., подлинники которых хранятся в Воронеже и Санкт-Петербурге; на магазинные манекены в шкурах, призванные изображать счастливое семейство кроманьонцев; вдосталь нагляделись на огромного пушистого мамонта — предмет восторга любого детсадовца и решили впредь доверять отзывам наших предшественников.

Однако, если заранее записаться, при желании можно совершить групповую экскурсию на стоянку древних людей под открытым небом. Только вот это развлечение для ясной погоды.

На обратном пути без настроения заглянули в Сторожевое. Но когда выехали за околицу, дождь закончился, сильный ветер гнал по небу низкие свинцовые тучи, между которых изредка проникали солнечные лучи, высвечивая то один, то другой фрагмент панорамы, достойной фантастического фильма. Мы стояли на вершине одной из меловых гор, длинная гряда которых растянулась от одного конца горизонта до другого, а у подножия бились тяжёлые донские волны. Это была совсем другая река — величественная и суровая. За ней на много километров вокруг протянулся желтая степь и зелёно-багряный осенний лес. Две мощные башни Нововорнежской АЭС добавляли урбанистского шика этому пейзажу. Меня переполняли эмоции, я взял гитару и сходу исполнил несколько песен.

Стоит отметить, что Сторожевое известно как Донской Сталинград. Здесь в 1943 году несколько месяцев шли жестокие бои. Войска советской армии ценой невероятных усилий удерживали пятачок над Доном, который стал плацдармом Россошанско-Острогожской операции, первой значительной битвы в этом направлении после Сталинградской. И сейчас на горах можно отыскать многочисленные следы пуль и снарядов.

В Дивногорье успели к закату. Сизо-фиолетовые перистые облака, тесня друг друга, обступали плато со всех сторон, но над самой горой небо было чистым. Мы поднялись по лестнице к пещерному храму, потом выше — розово-оранжевое солнце стремительно садилось, окрашивая долину и белые скалы в золотистые цвета. Не поленитесь, закат, и, подозреваю, рассвет на Дивногорье — отдельный аттракцион. Но, признаюсь, рассвет — это не мой формат, утром в отпуске меня из постели ничем не выманишь.

Отсутствие интернета сослужило нам добрую службу — вместо того, чтобы залипать в телефоны, после десяти мы снова отправились на гору. Одевайтесь теплее, ночью в степи холод собачий. Но звёздное небо, какое не увидишь в нашей зоне засветки из-за близости мегаполисов и крупных рек, всё искупает. Поход на плато мы затеяли не только из-за любви к астрономии, пещерные храмы ночами подсвечиваются прожекторами. Кстати, их видно из окон мимо проходящих поездов.

Сначала поснимали храм, потом поднялись на вершину. Далеко не пошли, памятую о гадюках, да и смысла не было, так как ночь выдалась безлунной, как говорится, хоть глаз выколи. Только далеко-далеко справа красным светились башни Мордора…, ну то есть Нововоронежской АЭС. Зато небо над головой уносило в прошлое, во времена хазар и аланов, каких-то тысячу лет назад наблюдавших звезды точно такими же, как мы в ту ночь, и приближало будущее, в котором межпланетные перелёты наконец-то станут реальностью.

День седьмой, суббота, 19 сентября

Мы покинули гостеприимный край с его белыми дивами, пещерными скитами, тихим Доном, похожем на нашу Мешу, хуторами, хлопцами и дивчинами, лесным котом, старинной мельницей, загадочной хозяйкой постоялого двора, ползучими гадами, занятный край, где отменное сало солят даже монахи. За то время, пока мы здесь пробыли, бабье лето незаметно сменилось золотой осенью. Впереди ждал Тамбов, вкусный обед в кафе «Дебют», знакомство с красивой официанткой Элей, мечтающей посетить Казань (Эля, привет! Спасибо за отличное обслуживание!) и ночевка в Сасово, где бабуля с ресепшена встретила нас ближе к полуночи, как старых добрых знакомых.

День восьмой, воскресенье, 20 сентября

Температура снаружи упала до нуля, а отопление ещё не включили. В номере стоял дубак. Повезло тем из нас, кто первым выхватил из шкафа одеяла потолще. Утром перед отъездом повариха накормила бессменной яичницей, что наводит на мысль о бригаде несушек, расквартированной на заднем дворе гостиницы, и мы тронулись в путь.

Как запланировали, остановились в Арзамасе, чтобы осмотреть исторический центр. Гвоздем местной программы стал главный храм города, построенный в честь победы над Наполеоном. Зайдите внутрь, старые фрески стоят того. Здесь же на площади перед собором случайно встретился с подписчиком из Кирова. Познал бремя славы. Привет, друг!

По дороге из Арзамаса завернули в Дивеево: пышно, людно, пафосно. Шел дождь, промокли, замерзли, захотели есть. Надо отметить, в местной «Пельменной» хорошие самолепные пельмени из всех сортов мяса. В меню даже оленина значилась. Цены и порции средние.

По семейным обстоятельствам одного из нас заехали Воротынец, затем уже в Чувашии на заправку и дальше следовали без остановок мимо Чебоксар до самого Волжска. В Казани я был в первом часу ночи. Путь в три тысячи километров закончился.


Дром

Комментарии

Евгений
Воронеж
Спасибо за статью и видео! Теперь буду знать куда поехать в родной области! ))
17
3
Ответить
   
Санкт-Петербург
Сообщений: 770
Спасибо! Еду на юг через месяц. Надеюсь, что-нибудь из этого сможем посмотреть по дороге.
12
4
Ответить
7517498
Автор, в Воронежской области есть еще несколько интересных мест - это Белогорье, и Дон в районе Богучара (превосходный лес, рыбалка)....

"Так мы оказались в Острогожске — столице острогожского казачества. Город удивил чистотой и даже некоторой нехарактерной для среднерусских областей зажиточностью."
- первый раз попав Острогожск (сам живу в Волгограде) был удивлен тем фактом, что в захолустном городишке моют водой деревья (липы) по ул. Ленина....В Волгограде такого не видел ни разу.....
9
2
Ответить
 
Самара
Сообщений: 137
Читал с удовольствием. Сам еще не бывал в этих местах. Спасибо автору.
8
3
Ответить
    
Владивосток
Сообщений: 41501
Класс!!! Родители родом из Воронежской области, сам там был не раз, но никто ничего подобного не знал.

Расскажу и сброшу рассказ. И может съезжу , если обстоятельства позволят.
1
 
Ответить
    
Братск
Сообщений: 1243
Интересное получилось путешествие. Сам неоднократно ездил на юг машиной, но Воронежская область как-то всё оставалась в стороне, теперь в следующий раз может быть и завернём к храмам.
А река Дон у меня вызвала схожие впечатления - пересекал её в районе городка Серафимович, что в Волгоградской области, и тоже удивился небольшому размеру и спокойствию.
Если ты живёшь в России - значит при рождении ты выбрал сложный уровень.
 
 
Ответить
Живу рядом в селе Селявное-1 у нас находится Церковь Николая Чудотворца (1856)
Также в области есть чудесный Серафимо-Саровский монастырь
Алексеево-Акатов женский монастырь
Белогорский Воскресенский монастырь
Ну и конечно Костомаровский Спасский монастырь приезжайте в гости
Кстати в белогорском монастыре Дон аж дух захватывает!!!
 
 
Ответить
Спасибо автору редко когда встречаются поездки в нашу сторону
Кстати местные ребята проводят прогулки на квадрациклах
1
 
Ответить
Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter
Добавить путешествие