Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Путешествие по Аляске, или «Мишка, мишка, где твоя улыбка?»

Путешествие по Аляске, или «Мишка, мишка, где твоя улыбка?»

12.05.2016 | 20888 просмотров

Содержание:

  • Подготовка к путешествию, снаряжение, приезд. На пути в Денали
  • Национальный парк «Денали»: сердце Аляски
  • Национальный парк «Катмаи»: в окружении медведей
  • Национальный парк «Катмаи» — 2: медвежьи разборки
  • Национальный парк «Kenai Fjords»: ледники и заливы южной Аляски
  • Хомер и залив Качемак: сплав на каяках; возвращение домой

Побывать на Аляске мы мечтали очень давно. Тем более, что Илья много лет прожил в Магадане и периодически занимательно рассказывал о ходе лосося на нерест, северных шустрых речках, тундре и многодневных походах в «поле».
Магадан мне все же удалось посетить в до-американский период, правда зимой (нашла время :) Естественно, что многого из рассказанного Ильей я не видела, так что вопрос оставался открытым. И вот наконец появилась возможность увидеть регион с похожим климатом и природными условиями — Аляску.

Аляска стала 30-м штатом США, по которому мы ходили на своих двоих. Нападение на ближайшие книжные магазины и, в частности, в секцию «Domestic travels» началось еще в марте. За чашечкой кофе были просмотрены абсолютно все книги об Аляске и соответствующие фотоальбомы. К сожалению, у любимого издательства «Dorling Kindersley» не оказалось путеводителей по самому северному штату, пришлось выбирать другие.
Мы давно слышали, что многие люди предпочитают книги серии «Lonely Planet». Поддавшись на рекомендации, купили её и еще «Best places: Alaska». Покупали как всегда в интернете, т.к. дешевле, а книжные магазины традиционно используются в качестве библиотеки-кафе. Обе нам не понравились. Lonely Planet выдавал откровенно ложную информацию, и не только в ценах на различные услуги, на что еще можно было хоть как-то закрыть глаза. Но в книге неправильные карты. Если бы не GPS («Garmin legend»), купленный примерно в то же время, пришлось бы совсем туго.
Эти книжки хороши, чтобы почитать об условиях освоения Аляски и в целом познакомиться с её разными районами. Но полностью на них полагаться совершенно нельзя.

Побродив по интернету, узнали, что самый туристический сезон проходит в июне-сентябре. Бронировать машины, места в гостиницах и даже в кемпингах нужно по крайней мере за три месяца. Началась моя многонедельная переписка с владельцами туристических бизнесов на Аляске.
Кстати, если в случае с Италией ждать ответа приходилось неделю, а то и две (а на одно из писем ответили, когда мы уже назад из Европы вернулись), то аляскинцы отвечали буквально в течении часа-двух. Интернет развит очень сильно, даже в самой маломальской деревушке можно найти компьютер, подключенный к сети. Зима длинная, скучная, вот и находит народ отдушину в виртуальном мире.

Предполагалось посетить три региона Аляски:
1) Национальный парк Денали: поход с рюкзаками-спальниками-палатками вдоль реки Toklat с ночевкой;
2) Жемчужина путешествия — национальный парк Катмаи, расположенный на полуострове и относительно труднодостижимый (нет дорог): фотографирование диких медведей, ловящих лосось;
3). Национальный парк «Kenai Fjords», города Seward, Homer и все, что между ними. Круиз к фьордам и леднику через айсберги, каякинг по Kachemak Bay, и поход через альпийские луга к ледовому полю Harding Ice Field.

По каждому из этих трех регионов был составлен список, чтобы нам хотелось обязательно увидеть, а что — если останется время. Могу предположить, что средняя часть путешествия в Катмаи будет полезна немногим. Все же это был экстрим, медведи дикие в лесу, и мало ли чего, да и не дешево обойдется туда поездка. Но я надеюсь, что просто будет интересно почитать о таком опыте, тем более, что это любимая часть путешествия.

Билеты на самолет купили очень задолго и дешево, с удивлением узнав, что есть прямой рейс Хьюстон — Анкоридж. Я думала, что через Сиэтл придется лететь, а тут такая красота. Кстати, уже и не припомню, когда мы летали без промежуточных посадок. Приятно.
Машину резервировали два раза, что тоже было новинкой для нас. Сначала на первую часть путешествия, чтобы добраться из Анкориджа в Денали. Во второй части машина не нужна, т.к. в парке Катмаи нет общественных дорог (передвижение происходит посредством плавательных и летательных средств). А в третьей части Kenai Fjords снова требуется автомобиль. Из-за такого окна в середине не приходилось рассчитывать на хорошую сделку, взяли, что давали.

Так как отпуск предполагался полудикий и палаточный, необходимо было запастись снаряжением. Палатка хоть у нас и была, но она пригодна только для цивилизованных кемпингов, к которым можно подъехать на машине. 6-местную дурынду на себе было не утащить, поэтому подбирали что-нибудь легкое и профессиональное.
Попался очень хороший магазин «Sierra trading post», где и были произведены необходимые покупки: палатка «Alps», рюкзак на 4000 кубиков (хватило его впритык), спальные мешки (очень хорошо себя зарекомендовали, рекомендую модель «Mountainsmith Impulse 30F»). Подстилки под спальники были куплены в ближайшем спортивном магазине, с целью сдать назад по приезду. Но этого делать не пришлось, т.к. они нам тоже пришлись по душе.
Заодно покупалась всякая мелочевка, типа накомарников (не пригодились), посудки для походных условий (кто бы мог подумать, что простая алюминиевая кружка стоит двадцать баксов?! Народ, пришлите из России, а? А то пользовались пластмассовыми :) Примус (по-английски так и будет primus), что явилось для нас открытием. Похоже была такая фирма скандинавская «Primus», имя которой стало нарицательным в России.
Еда в виде консервов и быстрорастворимых супов и каш тоже была куплена заранее. Багажа получилось немного — рюкзак с туристской снарягой да сумка с барахлом.

Распечатав все резервации (получилась довольно увесистая папка) и постаравшись ничего не забыть, мы отправились покорять Аляску.
До Анкориджа было всего 6 часов прямым рейсом. Пока сидели в салоне самолета, наблюдали, как грузят багаж: туристический рюкзаки сплошной чередой, с привязанными к ним спальниками. Народ в основном делился на две категории: молодые ребята-туристы и бабушки-дедушки, которые не пожелали ехать на RV. Промежуточных категорий почти не было.

Самые красивые в полете — заключительные полчаса. Самолет низко летел над убеленными снегом вершинами, над склонами со спускающимися ледниками, над темно-синими реками и озерами с плавающими на поверхности айсбергами. Народ просто прилип к правому борту, снимая и на фото- и на видеокамеры. Такая красотища простиралась внизу! Не менее красивой была и посадка с низким разворотом над Cook Inlet и мягким приземлением на полосе, окруженной розовыми свечками иван-чая. Welcome to Alaska!

Так получилось, что на одну ночь в Анкоридже мы заказали гостиницу... «Шератон». Нет, мы не против были и какого-нибудь «Мотеля 6», да только стоил он $150 за ночь. А «Шератон» ровно $100, что еще раз доказало пользу priceline.com. Если резервировать на сайте Шератона или придти прямо с улицы, цена за простой номер будет хорошо так за $300.
В целом цены на Аляске кусаются. Считай, у местных всего 3-4 месяца в году, чтобы подоить туристов, вот они и стараются на полную катушку.
Аэропорт в Анкоридже двухэтажный, совсем небольшой и очень чистый. Со всех стен призывала реклама туров, круизов и экскурсий. Но т.к. у нас все было подготовлено из дома, мы почти не обращали на рекламу внимания, а искали шаттл от «Шератона». И тут случился прокол: шаттлов не было. Совсем.

Хорошо помню лицо Ильи после звонка в гостиницу. Я в нетерпении: «Ну, чего там? Где шаттлы стоят?»
Илья, медленно опуская трубку: «У них, кгхм, нет шаттлов».
Я: «А когда будет свободный?»
Илья: «У них вообще их нет».
Я: «Как это?»
Илья: «Сказали брать такси».

Тут в осадок выпала уже я. Даже какая-то «Ramada» и «Holiday Inn» бодро подбирали своих постояльцев, а расхваленный 4-звездочный «Шератон» не имеет шаттлов. Позор! Такси обошлось в двадцатник.
Пожаловались таксисту на гостиницу, на что он нам сказал, что и «Мариот», и «Хилтон» не имеют своих шатлов. Похоже, эти гостиницы были о себе слишком высокого мнения. Если бы знали это заранее, то конечно заказали бы машину прямо в день приезда вместо того, чтобы брать такси из аэропорта и обратно. Тем не менее, сумели абстрагироваться от такой мелочи. Зачем портить себе настроение, в отпуске мы или где?!

Здание гостиницы «Шератон» является одним из самых высоких в Анкоридже. Сам город очень милый летом и обильно украшен цветами. Временами казалось, что на улицах выставлены конкурсные работы дизайнеров-флористов: висячие корзины с пышными, вьющимися композициями увенчивали каждый фонарный столб; нескончаемой чередой шли грядки и клумбы вдоль тротуаров с красными, синими, желтыми, белыми цветами . Над ними возвышались кусты тоже в бутонах, а обрамляли всю эту красоту молодые березки. У нас возникло предположение, что, опять же, из-за длинной зимы народ выкладывается летом на полную катушку.

С заселением в «Шератон» с распечаткой с прайслайна не возникло никаких проблем, и вскоре мы уже раскладывали вещи в уютном номере.
6-часовой полет в Анкоридж нас почти не утомил, поэтому силы на изучение города были. Решили немного погулять по туристическому средоточению — 6th Anenue, на которой находится множество ресторанчиков, а также большой молл с современными, застекленными переходами над дорогой.
Идя вниз по улице и примечая места для ужина, мы вышли на берег залива Кука, в Elderberry парк. По побережью проходила длинная вело-роликовая трасса (причем двусторонняя), по которой мы и решили немного пройтись и полюбоваться отливом. Но, по сравнению с Магаданом, отлив был совершенно скучен и не интересен — просто грязь вместо камушек, облепленных мидиями, крабиками и узорами водорослей. Даже разочаровались слегка.

Первой увиденной нами живностью на Аляске стала сорока-белобока. Она деловито копалась лапами в грязи, и слегка отличалась от своих русских родственниц более коротким тельцем. Создавалось впечатление, что её как бы сплюснули с двух сторон, превратив в пузатый черно-белый шарик на ножках.
Заодно потренировали на ней новый объектив (Tamron 200-400 5.6 LD F/EOS), который изначально был куплен для «охоты» на медведей. Фотки предполагали сливать на переносной 20-Гб жесткий диск. Ездить с ноутбуком стало уже вчерашним днем, да и неудобно и громоздко. Гораздо лучше будет приобрести устройство типа «GMini», умеющее читать флешки от фотоаппарата, выступать в роли плеера, чтобы слушать аудио-книги в самолете (или на работе :), а заодно быть диктофоном. Габариты у него карманные, а большой объем диска позволяет не экономить на кадрах и снимать все, что душа пожелает.

На обратном пути в гостиницу мы засели в симпатичном, хотя и шумноватом ресторанчике «Humpy’s great Alaskan alehouse». Везде на Аляске решили брать морепродукты и начинать обед-ужин с чашечки любимого супа clam chowder. Он всегда разный во всех общепитовских местах, а на Аляске ещё присутствует его разновидность smoked salmon chowder, с копченым лососем. С оригиналом имеет мало общего, за исключением кремовой основы, но тоже очень вкусно. Кроме того, во многих ресторанах есть свои пивоварни, и Илья, конечно, не упустил случай попробовать местные аляскинские сорта (особенно «Alaskan stout»).
Заказали на ужин дикого лосося в двух вариациях. Народ вокруг с упоением трескал ноги King crabs целыми ведрами. Вопреки распространенному мнению, морепродукты на Аляске отнюдь не дешевы. Блюда в среднем стоят $20-25, а King crabs вообще $38 за фунт. Возможно, это только в туристический сезон...
Завершив ужин в ресторане, мы не спеша пошли в сторону гостиницы. Спать решили лечь чуть пораньше, т.к. на следующий день начиналось путешествие в национальный парк Денали.

Hatcher Pass. От Анкориджа до Денали 237 миль по наиболее короткому пути. Но мы решили немного усложнить себе задачу и сделать небольшой крюк через горный перевал Hatcher Pass.

Добравшись на такси до аэропорта, нашли офис конторы «Budget» (все автопрокатные офисы расположены на самом нижнем этаже) и получили во владение золотистую «Kia». Машина совсем не презентабельная, в ней даже не было автоматического поднятия/опускания стекол, но главное — она была на ходу и всего с 7-тысячным пробегом. Там же в «Budget» нам выдали красивую 3-мерную карту Анкориджа и окрестностей, которая нам очень помогла, т.к. в обычном дорожном атласе город не прорисован подробно.

Выехав из Анкордижа по той же 6th Ave, где гуляли вчера, мы взяли курс на север по Glenn Hwy. Накрапывал дождик, небо было затянуто тучами. Но как хорошо дышалось! Город окружен со всех сторон живописными горами. Трафик не сильный, но дорога не пустовала. Очень часто попадались ремонтники, вызывающие пробки. Один раз пересекли железную дорогу Alaskan Railroad, причем до этого простояв на переезде 15 минут. Дело в том, что проезжающий мимо поезд тащил за собой рельс невероятной длины, прямо по шпалам. Можно представить, какая пыль поднялась от деревянных шпал, когда с ними так неласково обращались.

К северу от Анкориджа находятся горы Talkeetna Mountains, которые и прорезает упомянутый Hatcher Pass. Горы довольно высокие, с крутыми склонами, щедро усыпанными полевыми цветами. Дорога не асфальтированная, продувается ветрами по всем направлениям. Изредка вдалеке виднелись заброшенные шахты по добыче золота, наследие эры «золотой лихорадки».

Когда мы добрались до верхней точки перевала, зарядил очень сильный дождь и стало так холодно, что с трудом верилось, что дело происходило в июле.
Но похоже дождь совсем не был помехой животным и птичкам. Уже давно мы примечали у дороги аккуратные кочки. И наконец хозяева маленьких берлог показались во всей красе. В России известны под названием «евражки», в Америке — земляные белки (ground squirrel), маленькие сурки с пятнистой спиной. Отличаются прожорливостью и сообразительностью, направленной только в сторону еды.

Например, чтобы добраться до вкусной ягоды, висящей высоко на кусте, евражка и не подумает лезть наверх, а просто наклонит ветку и будет подтаскивать к себе, пока вожделенная ягодка не окажется у него в лапах. Имеют привычку стоять на задних лапках и в случае опасности издавать короткий писк перед исчезновением из виду. Было смешно слышать, как то тут, то там, раздавалось пищание на разные лады по мере нашего движения по дороге.

Далеко внизу в долине разглядели разноцветные треугольники палаток. Чем ниже спускались с перевала, тем гуще становился лес. Толстые ёлки обрамляли небольшие лесные озерца с удивительно гладкой поверхностью. Места просто идеально подходили под обиталище лосей, но эти гады, или как мы их стали пренебрежительно называть «муси» (от английского moose — лось), так и не показались. В целом за все путешествие мы их встретили всего пару раз, хотя лосей на Аляске полно. Даже редкий дикобраз перебежал нам дорогу, вызвав кучу эмоций, но «муськи» не желали выходить.

Остановившись у очередного озерца, увидели, что на его поверхности что-то чернеет. Это оказался бобер, плывший с зажатой в зубах толстенной веткой березы. Хатка его была неподалеку. И зачем, спрашивается, он плавал на противоположный берег, когда вокруг были абсолютно такие же березы?! Но на той стороне «трава всегда зеленее» :) Подплыв к хатке, бобер вместе с веткой нырнул и скрылся в недрах, т.к. вход в бобровые хатки всегда находится снизу, под водой.

Миновав таким образом Hatcher Pass, мы вынырнули на дорогу George Parks Hwy, ведущую прямиком в Денали.
Проехав на север до городка Talkeetna (98-я миля), решили остановиться на ланч, а также прикупить пропанобутановую смесь для примуса. Везти из Хьюстона смысла не было, т.к. в самолет с баллоном все равно бы не пустили. Топливо можно спокойно купить в Wal-mart’e в Анкоридже, или чуть севернее — в городке Wasilla.

В Толкитне расположен небольшой, но очень профессиональный магазинчик «Outdoor outfitters and guides», и причем совсем недорогой. Продается все для кемпинга-рафтинга-скалолазанья, там же можно арендовать горные велосипеды.

Купив топливо, мы отправились в лучшее в городе кафе «Talkeetna roadhouse», расспросив предварительно местное население. Еда домашняя: яичница с беконом и тостами, густая сосисочная подливка из оленя на подушке из теста, вкусные соки, горячий чай и кофе и к тому же местная выпечка сделали свое дело — завоевали наше расположение. Да, лучше брать half-order, т.к. порции очень большие, и местная половинка блюда выглядит как полтора в других местах.

Время перевалило за полдень, пора было поторапливаться, и вот почему. Национальный парк «Денали» стараются поддерживать в полудиком состоянии, чтобы животные не привыкали к людям, а люди в свою очередь не вытаптывали землю. Поэтому в парке нет троп, т.е. ходить придется по дикой необустроенной тундре.
Вся территория поделена на зоны (1-ую, 2-ую, вплоть до 41-й). В каждой зоне может находится не более 10-12 человек во время похода. Наиболее популярные зоны (например, 8-я, 9-я и 10-я) заполняются очень быстро. Заранее тоже ничего зарезервировать нельзя — first come — first served.
Лучше сразу иметь несколько вариантов, куда желаете пойти, на случай если не достанется пропуска. Поэтому мы и торопились доехать до Денали пораньше и захватить два пропуска в зону речки Toklat river. Кстати, пропуска выдаются на человека, а не на семью, т.е. нам было нужно как минимум два свободных местах в зоне #9. Все это относится только к туристам, отправляющимся в дикую местность с ночевкой. Днем можно ходить где угодно.

По пути в Денали встречается очень много обзорных площадок. Но вот ведь какая забавная вещь: обозначенные знаком бинокля места совершенно не представляют из себя ничего, в то время как настоящие природные шедевры не указываются никак. Так что нужно активно вертеть головой по сторонам и не полагаться на указатели.
Наконец, около 3 часов дня мы въехали в Денали.

Денали. Через парк проходит одна единственная асфальтированная дорога, однополостная в каждую сторону. На всем её протяжении (~ 90 миль) имеют право ездить только специальные туристические или кемперские автобусы. Для общественного транспорта дорога закрыта начиная с 13-й мили (Savage river). Но в сентябре, когда основной поток туристов спадает, можно проехать по дороге на своем авто в специальные дни, и то если выиграть пропуск в лотерею. В общем, усложняют жизнь туристов как могут, но это несомненно идет на пользу животным.

Первым делом мы, конечно, отправились в инфо-центр. На одной из стен внутри висела огромная карта, разделенная на зоны, как я описывала выше. Рядом располагалась таблица, показывающая количество доступных мест в каждом регионе. И о, счастье — в запланированной нами 9-й зоне были заняты 8 мест из 10 возможных. Мы пулей бросились к клеркам и застолбили оставшиеся места. В таблице тут же появился крест, зона закрыта, все билеты проданы.
Самые популярные районы находятся в середине парка и ближе к концу дороги. Около въезда почти свободно, но и шанс встретиться с дикой живностью довольно мал. Пропуски в зоны (backcountry permit) абсолютно бесплатны, только надо было посмотреть кино по технике безопасности, как переходить речки и что делать при встрече с медведем.
Так же нам объяснили, как разбивать палаточный лагерь. Схема лагеря всегда должна представлять из себя равнобедренный треугольник со стороной 30 метров. В первой вершине ставится палатка, во второй можно готовить, а в третьей хранить еду и пахучие (для медведя) предметы, как то зубную пасту, мыло и т.д.
Для этих целей выдали бочкообразный медведеустойчивый контейнер, куда надо было сложить всю снедь. Закрывался он тремя шурупами сверху, медведь такой контейнер в жизни не откроет. По крайней мере, не должен :)

Теперь нужно было купить билеты на автобус и подтвердить резервацию в кемпинге. По парку циркулирует несколько видов автобусов: туристические (sightseeing, wilderness, historical tours) и кемперские (camper bus). Кстати, wilderness tours до прошлого года назывались wildlife tours, но были случаи, когда народ не видел диких животных на всем протяжении дороги (хотя в это и трудно поверить) и начинал возмущаться, что их обманывают. Вот руководство парка и схитрило.
Camper bus стоит почти вполовину дешевле ($18), на него продают билеты только если человек стоит в одном из кемпингов. Автобусы ходят строго по расписанию, билеты привязаны ко времени отправления. Проверяет их водитель при посадке «туда». В обратном направлении из парка можно ехать на любом автобусе и бесплатно.
Завершив со всеми формальностями, прикупив топографическую карту нашей зоны #9 и определитель животных и птиц, мы поехали селиться в кемпинг. Как я уже писала, на своей машине можно доехать только до 13-й мили дороги. Но как раз там у нас и находился кемпинг Savage river campground.

Не доезжая до лагеря, решили немного размять мышцы на короткой 1,5-мильной тропе «Horseshoe lake trail», проходящей через лес. Это одна из немногих троп в самом начале парка; в других местах их нет совсем. После прогулки по означенной тропе у нас сложилось мнение, что если хочешь увидеть что-нибудь действительно стоящее, надо идти в глушь. Куда угодно, лишь бы подальше от людей.
Многочисленные таборы сновали туда-сюда, какие уж там животные. Даже красивыми пейзажами было проблематично любоваться из-за гомона. Тем не менее, мы спустились до самого озера, зеркальной поверхностью отражавшего окружающий хвойный лес. Подъем наверх довольно крут, главное — не торопиться.

Не встретив никого дикого на тропе, кроме сорок, слегка разочарованные поехали по направлению к кемпингу. Неужели и дальше так будет? Но действительность оказалась намного интереснее.
Кемпинг Savage river расположен слева от дороги, в густом лесу. Места есть как под RV, так и под обычные палатки. Причем выбрать можно какое угодно прямо там, была бы резервация. Везде есть барбекюшницы, место для костра. Участки очень красивые, поросшие большими разлапистыми елями. Палатку можно ставить прямо под ними, будет естественное укрытие от дождя.

Погода в Денали, да и в целом по Аляске, совершенно непредсказуема. Метеосводка, висящая на стене в инфо-центре, показывала все с точностью наоборот. Положено «солнце», будет дождь; обещана «гроза», будет ясно. Дождик накрапывал несколько раз в день, потом облака быстро исчезали, и в остальные промежутки времени нас радовало солнышко.
Поэтому фотографии получились абсолютно разными, несмотря на то, что были сделаны в течении одного дня. Средняя температура воздуха держалась в районе 18-20 днем, и около +10 ночью. Спальники у нас были рассчитаны до нулевой температуры, так в них даже было жарковато.
Палатку мы навострились собирать за 7 минут. Очень простая и в тоже время удобная конструкция с двумя входами по бокам. Сверху и над каждым входом натягивалось палаточное непромокаемое крыло, получалось укрытие для обуви. И внутрь тащить ботинки не надо, и не мокнет ничего от росы или дождя. Палаткой мы остались очень довольны, оставалось испытать её в диких походных условиях.

Билеты на автобус вглубь парка были нами куплены на завтрашние 7 утра. Чтобы представить хоть немного, с чем нам придется столкнуться на следующий день, мы решили подняться по течению Savage river недалеко от палаточного лагеря и прочувствовать, каково это — ходить по тундре. Все это большей частью относится ко мне, т.к. у Ильи опыт похода с палатками огромный.

Северные речки имеют интересную особенность. Они не глубокие, в лучшем случае чуть по бедро, но русло разделено на множество потоков, образуя сеть. Между потоками — сухой гравий (в зависимости от времени суток и приливов-отливов). Вот прыгая через потоки на галечные островки и можно передвигаться через реку. Только надо помнить, что обратный путь таким манером может и не получиться, если воды станет больше или если она изменит свое направление.
Также идти удобно вдоль самой реки по каменистому берегу. Иногда приходилось продираться сквозь кусты в человеческий рост. При этом надо всегда что-нибудь говорить, как нас учили в фильме, а то есть неплохой шанс упереться носом медведю или лосю в бок. Как будто шума, производимого нами, было недостаточно.

Вскоре бурелом нам надоел, и мы решили отойти от реки немного в сторону и идти по тундре. Набрели даже на оленью тропку. Она раза в три уже человеческой, с хорошо видными следами: три отпечатка вместе и один внизу, перпендикулярно к ним. Первый раз в жизни довелось мне пройти через гущу карликовой березы. Было очень забавно наблюдать, как над деревьями возвышались грибы — настоящие «надберезовики» :) Грибы были уже старыми, с лопнувшими шляпками, олени ими почему-то не заинтересовались.

Периодически спускаясь к воде и пугая полосатых воробьев в зарослях, мы втайне надеялись на встречу с лосем. Но как и раньше, «муськи» нас игнорировали и не показывались на глаза.
Очень хорошо зарекомендовала себя одежда, куртки и ботинки с гортексом. В них не было ни жарко, ни холодно, ни мокро, и ничего не порвалось, даже несмотря на пролезание через бурелом. Что еще раз доказывает: лучше заплатить чуть больше, но получить в итоге качественный товар.

Где-то через час пути мы сделали небольшой привал, хотя нисколько не устали. Просто хотелось пофотографировать окружающие речку зеленые горы и высокое небо. В бинокль даже удалось разглядеть ледник на самой вершине, белым языком свешивавшийся вниз. Но с ледниками у нас произойдет более близкое знакомство в национальном парке «Kenai Fjords».

Стемнело, пора было возвращаться. Дошли не спеша до кемпинга, так и не встретив никого на пути. А вот рядом с палаткой нас поджидал вечерний гость, вернее гостья. На ветке ели сидела большая серая птица сорокопут (Northern shrike) с пушной грудкой и умными круглыми глазами. Мы как раз собирались ужинать, нахлебники появились не зря. Вскоре к сорокопуту присоединилась белка со вздорным характером, залезшая на верхушку ели и кидавшаяся шишками.

На ужин у нас был растворимый китайский суп с рисовыми макаронами, к которым меня приучила на работе коллега-китаянка, и банка сгущенного молока с чаем. Пришлось забыть на время о ресторанах. Примус работал как часы, ни до, ни после у нас не было к нему нареканий.
Несмотря на низкую температуру на улице, в спальниках было на удивление тепло, можно было даже лежать полностью раздевшись.

Национальный парк «Денали»: сердце Аляски

С утра позавтракав хлебцами с ветчиной и запив горячим сладким чаем, мы сложили все кемперское оборудование в рюкзак, который надел Илья. Мне пришлось тащить 7-кг фото-рюкзак со штативом. До автобусной остановки было 10 минут хода.

Ровно в 7 подъехал camper bus, уже почти заполненный. Водитель проверил билеты и сказал садиться, где хотим. Все рюкзаки-палатки нужно было сложить в специальную секцию в хвосте автобуса.
Познакомившись с народом, узнали, что почти все едут до конечной остановки Wonder lake (8 часов), и лишь некоторые до середины — Eielson visitor center, чтобы оттуда отправиться в тундру с ночевкой. Все были американцы без детей, за исключением одной пары из Чехии. В основном в парке мы видели именно семейные пары, объединенные общим хобби — фотографией и неравнодушием к природе.

Путь предстоял неблизкий, водитель попался отличный, много рассказывающий о здешних местах и животных. Камеры просил держать наготове, в любой момент могла появиться дичь. Водители автобусов держат связь по рации и предупреждают друг друга, где видели Dall sheep, карибу, медведей или даже волков.
Стоит ли упоминать, что все перечисленные, плюс еще кое-кто, попались нам на глаза. Если пассажиры первыми заметят кого-то интересного, то нужно завопить «Stop!», водитель обязательно свернет на обочину.
Самая высокая гора в США — Mount McKinley (6193 метра) не видна при въезде в парк. Вот и еще одна причина, по которой стоит ехать вглубь, даже если особо не интересуешься животными.

Как было написано в нескольких путеводителях, район в начале Park rd. очень любят лоси, т.к. здесь обильно растет их любимая еда ивняк. Но они по-прежнему нас игнорировали. Зато буквально через пару миль мы засекли карибу. Настоящие, дикие северные олени в паре десятков метров! С ума можно было сойти. Они спокойно паслись на сочном зеленом склоне, чуть ли не задевая друг друга раскидистыми рогами. Даже создавалось впечатление, что они дерутся.

Позже, в середине пути у инфо-центра Eielson, удалось подержать в руках лосиные и карибьи рога. Так вот рога карибу можно было поднять с трудом и пошатываясь, а ведь они их носят на голове :)
Народ прилип к правому борту с камерами, выходить из автобуса не разрешается.
Далее дорога спускалась в долину, образованную двумя реками: Savage river и Teklanika river. Вдоль них также было несколько живописных зон для похода с рюкзаками. Затем дорога круто забирается вверх на высоту около 500 метров и проходит через перевал Sable pass.

Здесь мы уперлись в хвост из других автобусов, т.к. народ рассматривал белые точки на склоне. Это оказались овечки Dall sheep, очень хорошо контрастирующие с окружающим пейзажем. Они всегда пасутся группами, имеют шикарные, завитые в колечки рога, причем как самцы, так и самки.
С другой стороны дороги кто-то засек сокола, спланировавшего на скалу, а затем показался первый хозяин этих мест. Медведь-гризли шел вдоль русла реки, периодически переворачивая лапами камни. Когда ему надоело это занятие, он косолапо взобрался на склон и ушел в заросли голубики и своей любимой ягоды вороники (soap-berry).

Затем начиналась наша зона #9 (East fork of Toklat river). Но по плану мы хотели доехать до конца дороги у Wonder lake, а уже на обратном пути высадиться здесь и отправиться в поход ближе к вечеру. Зона 9 плавно перетекает в Polychrome pass overlook, где была назначена остановка, чтобы можно было отдохнуть и нам, и автобусу.

Забравшись на небольшой холм, мы были потрясены открывшимися пейзажами. Справа возвышалась сама гора Мак-Кинли, огромная и снежная. Узенькая дорога только подчеркивала её величину. Прямо взгляд скользил по тундре и упирался в цветной и очень фотогеничный участок горной гряды Alaska range. Контраст цветов был изумителен, и чтобы не потерять его при съемке, мы накрутили поляризатор.
Да, для пейзажей использовали новый широкоугольник Canon EF 17-40mm f/4L; совершенно замечательный объектив, очень резкий и быстрый.

Дышалось легко, возникало восхитительное ощущение свободы, которое испытываешь только в горах.
Хочется заметить, что на протяжении всей дороги не будет места, где можно поесть (даже автоматов), поэтому рекомендуется взять с собой бутерброды, все-таки 8 часов в одну сторону.

После перевала дорога постепенно спускается вниз, в некоторых местах очень страшно, проходя по самому краю пропасти. Водитель не упустил случая подколоть пассажиров и сказал: «Ответ на вопрос, крутящийся у вас на языке — нет» :) Это он совершенно верно «угадал» типичный вопрос всех людей, проезжающих данное место: «Были ли случаи падения автобусов в пропасть в парке Денали?»

И вот вдали показался инфо-центр Eielson на фоне горной гряды Alaska range. Пейзаж вокруг удивительный: под ногами долина с разлившейся рекой, над ней горы и ледник Muldrow glacier, на противоположной стороне скалы подходят вплотную к дороге. И самое главное, величественная Мак-Кинли предстает во всей красе. Большее время года гора скрывается за облаками, и как нам объяснял водитель, нужно попасть в парк в правильное время, чтобы увидеть её целиком. Нам гора открылась, только сверху предпочла прикрыться облачком-шляпкой. Каждый год на гору пытаются забраться в среднем 1300 скалолазов, около 40% успешно.

Перерыв на отдых дали 40 минут, чем мы воспользовались и погуляли по окрестностям. Внутри инфо-центра стоял стенд со шкурами медведей, волков, черно-бурой и обычной лис и более мелкой живности. Можно было даже примерить такое своеобразное манто. Рядом лежали черепа зверушек. Особо страшно смотрелся черепок бобра с жуткими верхними резцами и череп волка с острыми клыками.
Также можно было пройти странноватый тест по определению «goo» различных животных. В банках были собраны примеры, нужно было угадать, кто конкретно наследил :)

Растянувшись на травке на склоне, мы слегка перекусили в обществе любопытных евражек, и вскоре после этого объявили посадку на автобус. Путешествие продолжается.
Автобус слегка опустел, т.к. часть путешественников сошла у инфо-центра и отправилась в сектор #10. Мы его рассматривали как страховку, на случай если бы не оказалось мест в первоначально запланированном.
Вдруг в кустах что-то зашевелилось, и на обочину выскочили одна за другой курочки-пеструшки. Ptarmigans, т.е. куропатки по-нашему, являются официальной птахой парка. Зимой абсолютно белые, с мохнатыми ножками. Летом же очень трудно различимые в траве из-за богатой окраски.

Остальной путь до «Чудесного озера» окружен болотцами, небольшими речушками и вкусными для лосей зарослями ивы. Наконец, мы его увидели. Лось стоял по колено в пруду, периодически опускал морду в воду, чтобы подцепить деликатесные водоросли. Потом он их с упоением медленно-медленно жевал, не обращая внимания на текущую по носу воду и лениво потряхивал рогами. Зрелище презабавное.

Через час мы уже были в окрестностях Wonder lake и любовались его гладкой поверхностью с высоты дороги. Кстати, многие наверное видели знаменитые фотографии, на которых гора Мак Кинли отражается в водах озера. Такая своеобразная визитная карточка парка. По ней создается впечатление, что озеро находится у подножия горы, так же как и кемпинг «Wonder lake». Мягко сказать, это не совсем так. Кемпинг находится в небольшом лесу на склоне в миле-полторы от озера. А чтобы получить знаменитое отражение, нужно отправляться в поход вокруг озера, лучше с ночевкой.

Мы поначалу тоже планировали остановиться в кемпинге «Wonder lake», но тщательно изучив масштабы и крупицы информации, забраковали идею. В дополнение к этому, места очень комариные. У нас был комплект накомарников на особый случай. Но не пригодился — в комарином сезоне был перерыв, по словам водителя автобуса.
В обратный путь автобус отправлялся через час. Мы решили провести его с пользой: приуменьшить свои запасы еды, поесть голубики, заросли которой были везде, и пофотографировать озеро.

Опустошив банку ветчины с хлебцами на одной из зон для пикника, отправились к берегу голубичными зарослями. Дорога была долгая и трудная, не только пальцы, но и губы и язык стали иссиня-черными.
Я уже и забыла, какое это наслаждение ходить по ягоды-грибы! Под Питером выбирались обычно в августе-сентябре за морошкой и клюквой на 68-72 км калищенской железной дороги. Но препятствие было успешно преодолено, и мы вышли на берег.

Озеро удивительной прозрачности слегка рябило, отражало темные леса по берегам и проплывающие облака. Вдали виднелся горный массив Alaska range; было тихо-тихо за исключением редкого жужжания комара, забывшего, что у них перерыв в сезоне :)

Ближе к назначенному времени побрели обратно на остановку. Назад ехало буквально три человека. Выезд из парка бесплатный, билеты показывать не нужно. Только желательно было предупредить водителя (на этот раз женского пола), где собирались сходить. Она обещала высадить нас у секретной тропки, не обозначенной ни на одной карте, на левом берегу Toklat river.
Столь длинные переезды и поход в один день мы могли себе позволить исключительно потому, что световой день был очень долгим. Темнеть начинало где-то в пол-одиннадцатого вечера. И конечно, мы вовсю пользовались таким преимуществом, ограниченные лишь собственной усталостью.

Пошел небольшой, 10-минутный дождик. Сразу небо прояснилось и выпустило радугу. Одним концом она упиралась в лужайку, будто специально подстриженную. Почему-то вспомнился мультик «Тайна третьей планеты»; тот эпизод, где корабль профессора Селезнева приземляется на аналогичной лужайке, оказавшейся крышкой подземного «чайника» :)

Миновав все обзорные точки в обратном направлении, мы наконец ступили в зону #9. Водитель действительно высадила нас на обочине, у еле приметной тропки, спускающейся в долину, и пожелала счастливого пути.
Склон сильно порос высокими кустами, не скажу, что было очень легко пробираться сквозь его цепляющие ветки. Но препятствие было успешно пройдено, и мы оказались на берегу. К вечеру вода в Toklat river серьезно поднялась, бежала с неслабой скоростью и даже бурлила. Питается в основном талой водой из ледников в сердце гор, плюс совсем немного из подземных источников. Совершенно естественно, что во второй половине дня ледники изрядно подтаяли, что и вызвало повышенный уровень воды в реке. Отсюда совет — речки переходить лучше утром.

Один из её притоков перегораживал нам путь к сухой тундре. И хотя был очень узкий и наполовину пересохший, перешли мы его с трудом, изрядно вымазавшись в серой, липкой грязи. Я даже умудрилась шлепнуться на колени, трясина моментально стала засасывать ноги. Ощущения не самые приятные. Вытащил меня за шкирку Илья и сказал впредь идти за ним след в след.
Через 15 минут мы прошли топь и оказались на сухом склоне, поросшем карликовой березой и многочисленными цветами. Мокрую грязь лучше не отряхивать сразу, чтобы не развозить по всей поверхности, а подождать, когда сама засохнет и отвалится. Ботинки и нижняя часть штанов походили на серые, бесформенные «тумбы», сильно прибавлявшие вес.

Немного отдохнув, пошли дальше. Троп действительно нет, иди где хочешь. Периодически со склонов гор к реке подходили каменисто-песчаные «трамплины» — пересохшие ложа рек. Из опыта: переходить их поперек жутко трудно, камни крупные и беспорядочно навалены. Лучше спускаться к самой воде и проходить по самому краю.

Где-то через милю пути мы увидели перед собой странный куст. Он возвышался над остальной карликовой растительностью и даже не думал шевелиться от ветра. Поглядев в бинокль, мы дружно рассмеялись, признав в «кусте» рога карибу. Животное явно спало, спрятавшись в траве, но рога-то не спрячешь :)
Стараясь двигаться тихо по возможности, мы решили его обойти слева. И в этом заключалась ошибка. Слева от карибу спала его жена-карибиха, не примеченная нами раньше. Двигаясь прямо не неё, мы привели в ярость её мужа, который моментально вскочил, опустил голову к земле, повернул к нам свои шикарные рога и грозно засопел. Мы совершенно не ожидали такой реакции, бочком-бочком стали обходить уединившуюся парочку. Карибу-он что-то крякнул самке, она грациозно поднялась и не спеша поскакала под прикрытие леса. Двигаются карибу удивительно легко, как бы танцуя с высоко поднятой головой и царственной осанкой. Очень грациозные животные!

По мере того, как мы обходили обороняющегося самца, он продолжал нагибать рогатую голову к земле, поворачивался на одном месте, держа круговую защиту. Когда мы ушли с прямой линии к лесу, что-то фыркнул и недовольно побежал в его гущу. Эмоции у нас били через край! Мы просто не представляли, насколько это интересно — встретиться с дикими животными на их территории.
Через милю пути устроили привал на одной из кочек. И только успели перекусить, как показался медведь. Шел он довольно далеко, по левому склону, опустив морду в ягодные кусты. Никакой потенциальной опасности не представлял, т.к. вокруг нас кустов с ягодами не наблюдалось, и медведю просто незачем было спускаться в долину. Понаблюдав за ним в бинокль, отправились дальше.

Ориентиром служила зеленая лужайка у подножия гор на горизонте. В том месте Toklat river резко поворачивала вправо, скрываясь между скал.
Оказывается, тундра — это совсем не однообразное «поле» мелкой растительности. На одном участке она может быть покрыта шелковистой травой-муравой, колышущейся на ветру, на другом — кочками евражек и карликовыми березками, на третьем — симпатичными цветами, фотогеничными, желтыми лишайниками и грибами. В некоторых местах почва пружинит, идешь как по батуту, спотыкаясь о грибы-дождевики-»пуховики» (когда на них наступаешь, они издают такой звук «пух»).

Уже было около 10 часов вечера, а солнце только-только начало опускаться, заливая все вокруг теплым, оранжевым светом. Приметив журчащий ручеек на живописном плато, мы решили, что место вполне подходит для ночевки: на высоком берегу над рекой, склон мягкий и ровный, и есть вода. Изучив все подходы к будущему лагерю на предмет наличия медвежьих или еще каких троп, остались вполне довольны. Как я уже упоминала, палаточный лагерь нужно разбивать по схеме равнобедренного треугольника; в одной вершине — палатка, во второй — кухня, в третьей — хранилище.

Мы умылись в ручейке, набрали воды для супа и, с удовольствием сняв ботинки, растянулись на лежанках в ожидании ужина. Вот уж действительно дикая природа, никого вокруг, и того и гляди из кустов вылезет медведь.
У нас с собой даже была бутылочка немецкого вина, но в противо-медвежий контейнер она не влезла, пришлось нести в рюкзаке. Штопор мы благополучно забыли, отработав на бутылке старый общажный способ по проталкиванию пробки внутрь. Завершив маленький праздник жизни, решили отправляться на боковую. День выдался долгим, и к этому времени за плечами было около 10 пеших километров.

Утром не осталось и следа от вчерашней усталости, и мы, не долго думая, решили налегке побродить в округе, может что (или кто) интересное попадется. И чутье не обмануло. Где-то в получасе от лагеря мы открыли... водопад. Да еще двойной!
Он не отмечен ни на одной карте, поэтому если бы мы знали о его существовании, то, конечно же, разбили бы лагерь рядом. Но с другой стороны, в том-то и прелесть парка «Денали», что он дикий, персонал секреты не выдает, на топографических картах отмечены только реки и рельеф, и никаких водопадов. Приятно ощущать себя первооткрывателями!

Вода из водопада промыла узкое русло через плато, получился самый настоящий каньон. Мы с удовольствием искупались в почти ледяной воде (не даром с ледника течет), пугая криками пятнистых евражек. По плану здесь была конечная точка пути. В этом месте река Toklat забирает вправо, чтобы продолжать путь в выбранном направлении, нужно её пересекать. Но как бы заманчиво это не звучало, у нас не было ни времени, ни соответствующей экипировки. Нас ждала обратная дорога.

Погода начала меняться, изредка накрапывал дождик. Продираясь через кусты карликовой березы и заросли таежной ягоды шикши, мы краем глаза уловили резкое движение. Приглядевшись, увидели замершую на месте куропатку и трех её цыплят. Прикрывая их крыльями, она уводила потомство под дальний куст, а сама так и замаячила перед нами, отвлекая на себя внимание. Двигалась она хаотично, то и дело кудахтая.
Оставив потревоженную птицу, мы спустились к реке буквально в 10 метрах от самки-карибу, развалившейся на берегу. С места она прыгнула через приток, и резво стала удаляться, кося на нас левым глазом.

Чередуя переходы по тундре и вдоль реки, мы не спеша продвигались к шоссе. Видели еще карибу-самца, но вдалеке. Долгое время он шел параллельно с нами, что-то искал на галечном дне, пока еще не прикрытым водой.

Когда до выхода на дорогу оставалось не более километра, пошел град, затем и дождь, окружающий пейзаж изменился в считанные секунды. Вот показался и тот самый лес на склоне, но где же тропинка? Отыскать её не получилось, зато нашлась медвежья.
Принадлежность тропинки косолапому определялась просто: по оставленным «сувенирам» и ободранным на всем протяжении кустам голубики. Медведи не церемонятся в еде и заглатывают ягоды вместе с листьями. На полпути вверх лес расступился, и перед нами раскинулась голубичная поляна. Шанса мы не упустили, наелись до отвала, надеясь, что мишка простит нас за непрошенное вторжение.

Наконец, через 15 минут мы уже стояли на обочине, сняв рюкзаки и голосуя проезжающим автобусам. Выезжать из парка можно на любом (не только кемперском), были бы места. Но, к сожалению, два первых автобуса были забиты под завязку. Водители все равно притормаживали, крича: «I’m full!», а могли бы и мимо проехать.
И вот за поворотом показался зеленый корпус туристического автобуса «Wilderness tours». Мы с удовольствием раскинулись на передних сиденьях, надеясь немного подремать. Но не тут-то было. Не успели мы отъехать, как народ закричал: «Стойте, волки!»

Прямо под склоном мы увидели «нашего» голубичного медведя, на которого нападали два волка. Медведь оставался наполовину скрытым деревьями, но волки были как на ладони, серо-коричневые и тощие. Они по очереди делали выпады в медвежью сторону, но близко не подходили. Медведь вел себя спокойно, лишь изредка прыгая вперед, после чего волки отлетали метров на десять.
Водитель автобуса с мощным биноклем увидел, что медведь стоит над какой-то тушей. Скорее всего, сделал он предположение, волки завалили молодого карибу, но пришел медведь и все отнял. Вот волки и бесились. Да, подумалось, а мы всего в паре десятков метров от того места проходили...

Поехали дальше, возбужденно галдя. Водитель заметил, что сегодня им особенно везет на встреченную живность. Его слова тут же подтвердились. Сначала мы увидели парочку Dall sheep достаточно близко, в районе перевала Sable pass. Они сидели на самом верху обломка скалы и меланхолично жевали.
А затем через пару миль показалась медведица с тремя медвежатами. Да не где-то вдалеке, а в 5 метрах от автобуса. Даже автобус, ехавший впереди нас, вернулся, т.к. наш водитель оповестил других о находке. Этикет у них такой.

По сравнению со своими детками, мама-гризли была похожа на огромную гору светло-коричневого меха. Холка даже отливала блондинисто-золотым. А все медвежата носили простые черные шубки, и лишь у одного было белое «ожерелье». Медведица не обращала никакого внимания на автобус, с упоением обдирая кусты вороники, погружая в них мощную голову по самые уши. Детишки играли рядом, периодически сворачиваясь в дерущийся клубок, иногда подкатывая к маме и кусая её за ногу. Зрелище было презабавное, народ умилялся.

Если бы медведица подняла голову и посмотрела на людей за стеклами автобуса с округлившимися глазами, тоже бы умилилась.
Медвежонок с белым воротничком был меньше всех и быстро уставал. Тогда он садился в кустах и, схватив лапами ветку, как букет цветов, рассматривал и кушал ягоды. Когда медвежата сильно досаждали медведице, она ласково отстраняла их лапой и открывала огромную пасть с клыками для острастки.
Обычно у медведицы рождается как раз три медвежонка, которые два-три года ходят с мамой, а потом живут своей жизнью. Однако помнят мать и изредка возвращаются к ней, выпрашивая еду. Как раз такое возвращение взрослого медвежьего сына мы увидим позже, в национальном парке «Катмаи».

Позади нашего автобуса скопился целый хвост из других, тоже желающих посмотреть на медвежью семью вблизи. Пришлось из вежливости отъезжать. Народ восторгался. Одно дело зоопарк или даже сафари, и совсем другое — дикая местность, где невозможно предсказать появление животных.
Вечер мы провели в кемпинге, укутанные туманом. Только раз пришлось съездить в ближайший магазинчик около Riley creek за бутылочкой рислинга. Там же можно помыться (правда, за грабительские 4 бакса) и постирать за $2. Но не будешь же грязный ходить, тем более после тяжелого перехода по тундре.

Ближе к ночи появилась знакомая нам парочка сорокопута и белки. Подкормив голодающих, мы замуровались в палатке, как следует утеплившись. В эту ночь ожидалось сильное понижение температуры.
На 5 утра назначили подъем. К половине первого дня мы должны были попасть в Анкоридж, сдать машину и пройти регистрацию на рейс, отправляющийся на полуостров Аляска, в сердце национального парка «Катмаи».

Национальный парк «Катмаи»: в окружении медведей

С утра над Денали парил туман, однако видимость улучшалась с каждой минутой. Бензина в машине оставалось на донышке, и нам ничего не оставалось делать, как остановиться на ближайшей к парку заправке с грабительскими ценами. На том и живут.
Справа, вдали, показалась Мак-Кинли, по обыкновению игриво прикрывшаяся шляпкой-облачком. До свидания, Денали!
Илья рулил, я разгребала фотки, создавая папки на жестком диске и рассортировывая наспех. Потом, дома разберемся. Вдоль дороги стояли стенды с изображением грустной лосиной морды и цифровым окошком, пока еще пустым. К сожалению, оно начнет заполнятся во время миграции сохатых, и будет показывать количество убиенных на дорогах. Господа, «give moose a brake!»

В том месте, где к дороге подступал лес со всех сторон, посередине сидел дикобраз. Здоровая туша ничуть не испугалась приближающейся машины и, лениво по-медвежьи переваливаясь, сползла в канаву с видом «ну ладно, проезжайте». Иголки у него длиннющие, покрывающие даже морду.
Сразу вспомнился эпизод из «Белого клыка» Джека Лондона, аудиокнижки, которую я слушала в самолете на Аляску для лучшего погружения в среду. Мораль его была такова, что дикобраза можно взять только измором (кто кого пересидит) или хитростью, но никак не силой. Животное сворачивается в плотный клубок, выставляя самые длинные иголки к носу противника и застывает надолго.

Оставив колючего в покое, помчались дальше. Время поджимало. В Анкоридж мы влетели на всех парусах, быстренько сдали машину, зарегистрировались на рейс авиакомпании «Pen Air» и тут же узнали, что вылет задерживается. Пассажиров было мало, в результате два рейса объединили в один. В основном летели бородатые, огромные мужики-рыбаки в массивных сапогах и свитерах, как у геологов в советских фильмах.
Конечная точка нашего полета называлась Brooks Falls в самом парке «Катмаи». Но обычные самолеты там приземляться не могут, только водные, поэтому нас ожидала пересадка в рыболовном поселке King Salmon.

Наконец, объявили посадку и открыли двери на летное поле, как в старые, добрые времена. Нас ожидал, кгхм... самолет. Первое впечатление от увиденного: «И эта штука всё ещё летает?» Маленький самолетик Saab 340 с двумя пропеллерами по бокам как будто был декорацией к фильмам 30-х годов.
Пройдя по трапу в 10 ступенек, мы оказались в узеньком салоне на 30 мест, расположенных по одному у каждого борта. Илья сел справа, я слева, стараясь не расшатывать хрупкую конструкцию. Бородачи тоже расселись, бодро подмигнув — «не боись, выдержит!». Будем надеяться.

Предстояло лететь полтора часа. Появилась стюардесса — молоденькая девчушка лет двадцати, набирающаяся опыта на региональных рейсах. Разгон был короткий, взлет плавный, и вот мы уже над облаками. На полпути стюардесса раздала напитки и закуски, и тут началась турбулентность.
Возможно, на большом самолете мы бы её даже не почувствовали, но нашу малютку трясло не по-детски. Сначала упали стаканы в проход, стюардесса металась, все подбирая. Косматые мужики похохатывали в бороды. После очередного рывка, капитан попросил сесть бортпроводницу в кресло и пристегнуться. Такая сильная тряска продолжалась минут 15. Я уже не могла смотреть по сторонам, обессилив полулежа в кресле. Но внезапно все стихло, небо прояснилось, и дальше летели как по маслу.

Рыбацкий поселок King Salmon и пункт нашего назначения Brooks Falls находятся на противоположных берегах озера Naknek lake, в сердце лесного массива. «Водопады Брукса» — это и название кемпинга, и инфо-центра, и собственно порогов на реке Брукс, куда приходят ловить лосось дикие медведи. А также это самый удобный пункт прибытия в национальный парк Катмаи.

В парке оперирует компания-монополист «Katmailand Inc.». Большинство путей в и из парка контролируются ей, а также гостиницы и экскурсии. Так что хочешь или нет, на каком-либо этапе путешествия нам пришлось бы обратиться к её услугам. В данном случае попасть из King Salmon в Брукс через озеро.
Ребята довольно жадные: перелет из Анкориджа в King Salmon (1,5 часа) и из King Salmon в Brooks (20 минут) стоит одинаково! База в «Королевском лососе» у них находится на озере, примерно в 10 минутах от аэропорта. Они обещали нас забрать по прибытию в поселок, но из-за отмены рейса пропустили. Пришлось позвонить и напомнить, что мы уже «здесь».
Через четверть часа по расхлябанной дороге прикатил ржавый пикап с деловым парнем за рулем. Окрестности смахивали на северную Россию: дороги в колдобинах, полуразвалившиеся машины, патлатые бесхозные собаки, пакостная морось и угрюмый народ. Класс! :)

В офисе «Katmailand Inc» нас уже ждали, спросили вес (для маленьких самолетиков очень важно), сколько багажа. Тут же повели к причалу, где на водных лыжах стояла красавица «Сесна». Кроме нас летели еще трое работников парка. Внутри крошечного самолетика очень прикольно, рубка с открытой дверью, было видно все приборы.
Оттуда высунулась небритая голова с сигарой в зубах и сказала: «Привет, я ваш пилот Бобби. Правила безопасности вы и так знаете, буклеты с картинками в карманах кресел, и самое главное — в салоне не курить», — закончил он, стряхивая пепел на пол.
Я очень рекомендую хотя бы раз полетать на водном самолете — ощущения совершенно другие, и почти не страшно.

Поднялись мы совсем не высоко. Внизу проплывала ровная, сине-зеленая гладь озера Naknek lake и небольшие сопки. Когда через 10 минут начали снижаться, моё внимание привлекла движущаяся точка на берегу внизу по левому борту. Приглядевшись, я радостно воскликнула: «Смотрите, медведь!» Ребята лениво покосились в указанную сторону: «Ага, медведица. Вон два медвежонка рядом. В этом году много медвежат народилось. Увидите сами».

Приводнившись на озеро как большой лебедь, наша «Сесна» плавно доплыла до берега у знака «Welcome to Katmai National Park!». Багаж сразу же отвезли в инфо-центр, куда позже подошли и мы для обязательной «ориентации». Таковы правила парка.
Тётя-рейнджер надавала нам буклетов и карт и посадила смотреть учебное кино про медведей, как с ними себя вести, если встретишь неожиданно в лесу.
Очень советую сразу настроиться на то, что вы на медвежьей территории. Даже мимо инфо-центра может пройти медведь (что доказывало попадавшееся на дороге goo), шансы встретиться с ними очень высоки. Убегать не надо, просто спокойно отходить в сторону, давая мишке главную дорогу, не махать руками и ни в коем случае не метаться в страхе.

Закончив ориентировку, поехали селиться в кемпинг. Багаж можно сложить в большие тележки (напоминающие строительные тачки) и, впрягшись как лошадь, тащить за собой. Кемпинг обнесен оградой под током, чтобы хоть там медведи среди палаток не бродили. Места в кемпинге заполняются очень быстро ($8 за ночь), резервацию лучше делать за несколько месяцев. Еще есть кабинки, но т.к. они принадлежат не государству, а монополисту «Katmailand Inc», то и стоят $300 за ночь.

Внутри кемпинга есть несколько зон для приготовления еды, с крытыми павильонами; сарай, куда надо сложить всю еду, и другой сарай для рюкзаков и снаряжения. Рядом расположен несгораемый шкаф, заполненный баллонами для примусов. Тут есть одна тонкость. Баллон стоит дешево везде, но не внутри парка. В самолет с ним все равно не пустят, поэтому заранее покупать ничего не надо. Нужно по приезду пойти к ящику и поискать неполный баллон от предыдущих посетителей (т.к. в обратный путь они всё равно его не могли взять), и спокойно пользоваться. Ну или платить жлобские $25 за баллончик в местном магазине.

Поставив палатку и покидав в неё спальники, мы тут же отправились к порогам на реке, сгорая от нетерпения. Обходя лагерь по берегу озера, не продвинулись далеко, т.к. навстречу нам шел... медведь. Все равно, сколько раз нам ни объясняли, что это дикая территория, что мы должны быть готовы встретить мишек на каждом шагу, к первому контакту невозможно подготовиться.
Мы застыли на месте, будто загипнотизированные этим зрелищем. Медведь был небольшой, шел неспешной, вихляющей походкой, поглядывая на нас исподлобья. За его спиной из кустов высунулся рейнджер и стал показывать знаками, чтобы мы уходили с медвежьго пути. Мы забились в жидкий лесок и так и простояли с разинутыми ртами, пока медведь шел мимо. Вот это я вам скажу адреналин! Кому не хватает острых ощущений в жизни — Катмаи вас ждет :)

Сверху с дерева, к которому мы прилипли, раздался цокот. Это молодая белка-красавица смеялась над людьми, испугавшимися медведя. Но что они, белки, понимают, в них мяса на один зуб, не то что в некоторых.
До порогов на реке, где медведи ловят рыбу, было около двух миль через лес. Путь может осложниться из-за так называемых «медвежьих пробок» («bear jam»). В одну мы как раз и попали, не успев выйти за пределы поселка. Медвежья пробка образуется, если обожравшийся медведь заснет прямо на тропе или близко от неё. Будить его нельзя, обойти тоже не получится, надо просто ждать, когда туша сама проснется.

Пробки длятся от 10 минут до нескольких часов. Бывали случаи, когда люди опаздывали на самолет из-за этого. Наша оказалась 30-минутной. В конце уже просто хотелось подойти к медведю, пнуть в бок, мол вставай, чего разлегся, ходить мешаешь. Но оно само вдруг проснулось, открыло крохотные глазки и ушло в лес.
Народу скопилось человек 20. Следующий отрезок пути — дойти до закрытого моста через речку. Весь путь именно такой, больше похожий на передвижение разведгруппы: огляделись, пригнувшись добежали гуськом до укрытия, отдышались, и по новой.
Отрезок до крытого моста слева ограничен рекой, справа лугом. Но не думайте, что речка безопасна. Медведи здорово плавают и могут быть не особо хорошо видны в воде.

Добежав до моста (он закрывается на засовы с боковых сторон), тут же увидели плывущего мишку, правда, далеко. Он игрался сам с собой, прыгал, поднимая кучу брызг, и явно был не в настроении нападать на кого-либо. Сама река переполнялась лососем. Прямо под ногами в воде сверкали чешуей красные горбатые и серые спины. Некоторые уже гнили заживо.

Как известно, лосось ничего не ест во время миграции, и отложив икру (самки) и выпустив на них молоки (самцы), умирают. Но делают это они ни где придется, а в строго отведенном месте, до которого трудно добраться. В виде препятствий выступают многочисленные речные пороги и медведи.

Сразу за мостом возвышалась вышка, тоже закрытая снизу калитками. В случае чего можно было залезть на неё. Далее тропа превращалась в относительно широкий тракт, по которому ездили автобусные туры в «Долину тысячи дымов». В планы она у нас не входила. Просто туда ехать ($90 на одного) смысла не много, нужно идти с рюкзаками, а время поджимало. Да и такое завлекающее название не отражает, увы, настоящей сущности. В начале 20-го века действительно земля дымилась из-за проснувшегося вулкана, но сейчас все тихо.
Дорога довела нас до развилки: налево — 1000 дымов, направо — лес с медведями. Через лес проходит очень узенькая тропка, щедро помеченная медвежьими «подарками». Да и примятые то тут, то там кусты указывали, что место отнюдь не заброшенное. На этом участке пути особо рекомендуется громко разговаривать, петь, нести любую чушь, главное вслух. Мы были настороже, и когда внезапно раздался треск слева, даже вздрогнули. Но это оказались всего лишь наши старые друзья куропатки.

По открытой тропе нужно пройти около 15 минут, потом начинается серия деревянных желобов-коридоров, высотой до пояса, через которые медведи вряд ли перелезут. Постепенно коридоры поднимаются на высоту в 2-3 человеческих роста и подкрепляются снизу столбами. Трава внизу была сильно примята, как медведь шел напролом, так за ним оставалась колея.
На всем протяжении коридоров есть два отсека, человеко-сборника. Это просто крытые ответвления со скамейками на случай избыточного количества народа. Когда так случается, рейнджер составляет списки (кто первым пришел, тот первым и уйдет) и пропускает людей дальше строго по ним. Но вечером обычно никого нет, особенно перед закатом.

Основная платформа, с которой лучше всего видно медведей и пороги, находилась прямо по пути. Но мы сначала проверили другую, чуть правее. Еще не доходя до реки, услышали бурление её вод и мощное звериное рычание. Два мишки стояли в воде друг напротив друга и пытались согнать оппонента с выбранного места. Все это выглядело настолько нереально, даже не верилось, что происходит у нас на глазах. Начиналось шоу «дикая природа», как она есть.
Мы так увлеклись зрелищем парочки, что не сразу заметили прямо у берега молодого мишку, в окружении чаек сидящего в воде и поджидающего добычу. Вдруг сверху по реке раздался такой грозный рык, потом еще и еще, что мы поспешили на главную платформу.

Дальше было что-то удивительное: сначала мы увидели двухметровые пороги на реке, а на них, под ними, около и в воде, сидели, лежали, ныряли, принимали ванны и жевали... 18 медведей!!! (сосчитали, конечно, потом). Не могу представить, на что были похожи наши лица при виде этого зрелища.
Кроме нас на платформе находилась парочка профессиональных фотографов с огромными линзами и массивными штативами. Но сначала о медведях.

Довольно скоро мы стали различать их «в лицо», поняли иерархическую систему и даже выбрали себе любимчиков.
Заправлял всем вокруг 500-килограммовый альфа-самец, прозванный нами «Винни-Пух». Он почти не двигался на коротких, толстеньких ножках, но даже когда ему приходило в голову повернуться, находящиеся поблизости медведи отскакивали от греха подальше. Его губа была порвана с левой стороны, что придавало физиономии еще более «бандитский» вид. Все тело покрывали раны, старые и не очень; патлатая коричневая шерсть свисала сосульками, а из полуоткрытой пасти капали слюни.

Сидел миша в основном под порогами, то и дело выхватывая из воды лососей. У него даже был обеденный стол. Альфа никогда не ел рыбу в воде, как другие медведи, а клал на ровный камень, торчащий из воды, и там уже разделывался с добычей.
Из-за своего размера Винни-Пух не мог легко забраться на пороги, и ловил ту рыбу, которая, сделав неудачную попытку перепрыгнуть их, падала назад по течению, прямо в медвежью пасть.

Наверху порогов было настоящее топ-класс место, но лишь при определенной сноровке. От медведя требовалось поймать лосося в полете. При прохождении препятствий лосось внизу разгоняется, мощно отталкивается хвостом и летит по касательной на высоту 1-2 метра, ничего не видя, надеясь заскочить на следующий уровень. Зачастую такой «заскок» заканчивается в медвежьей пасти.

Настоящим профи в этом виде ловли была очень красивая медведица, которую мы просто звали «Мать». У неё не было права на ошибку, т.к. в паре метров слева от неё ютились три голодных медвежонка, прижавшись друг к другу и дрожа. На это семейство мы потратили столько кадров, сколько и на всех Гавайях не снимали :) Уж очень забавны и трогательны были медвежата, и ловка и серьезна Мать. Конечно, и она упускала рыбу, несколько раз прямо из пасти уходил лосось, но по сравнению с другими медведями, поднимавшимися на топ-класс место, была вне конкуренции.

Медведи оказались довольно завистливыми существами. Если кто-нибудь из них видел, что у другого рыбка хорошо ловится, обязательно старались втиснуться на это место и прогнать предшественника. Невдомек им было, что дело не столько в «рыбном» месте, сколько в умении и опыте.
Особо этим страдала группа молодых двухлеток, которых мы прозвали «Гопники». Они появились на водопаде все вместе, двигаясь неуверенно и копируя повадки друг друга. Главарем у них был трехлетка со слегка отросшей гривой, придававшей ему на редкость хулиганистый и хипповый вид. Четверка «гопников» долго приглядывалась ко взрослым медведям, все не решаясь приблизиться.

У подножия справа охотился альфа-самец, туда им хода не было; слева практиковала группа медведей-подводников, о которых позже. А сверху на порогах стояла «Мать». Вот её-то они и выбрали своей целью, видя как ловко она цепляет лососей в полете и решив, что у неё самое лучшее место.
На несколько минут четверка пропала у нас из виду, а затем появилась слева, осторожно высунув четыре морды из кустов. Но они не учли, что трое маленьких медвежат были на пути к вожделенному месту. Мать решила, что «гопники» идут не место отнимать, а хотят обидеть её детей.

Гнев медведицы был страшен. Как только кто-то из малышей испуганно пискнул, она резко обернулась и прыгнула между медвежатами и группой лазутчиков. Они не ожидали такого отпора от всего-навсего одной медведицы и как-то сникли. Мать раскрыла пасть и стала издавать тяжелые, гортанные звуки, позже переросшие в угрожающий рев.
Мы наблюдали сцену сбоку, и четверка медвежьих голов для нас стала похожа на этакого змея-Горыныча, одновременно растерянного и испуганного. После того, как мать сделала еще один выпад, они кубарем слетели вниз с водопада.
Медведица вернулась на место, рыкнула сбившимся в кучу медвежатам, после чего они пересели к ней совсем близко. Поймав тут же на лету огромную нерку, она с остервенением разорвала рыбу на части, вымещая злобу за вторжение. Каждому медвежонку перепал кусочек, а самому хитрому (его мы звали «Левый») — целый хвост. Но медведица все равно беспокоилась, материнское сердце явно было не на месте, и вскоре семья покинула водопад.

Внизу, слева под порогами, практиковала группа медведей-подводников. Они были достаточно ленивы, чтобы как Мать в полете ловить рыбу, и не достаточно ловки, чтобы как альфа-самец ловить её с другой стороны. Эти халявщики просто опускали голову в воду, разевали пасть и ждали, когда мимо проплывет рыбка.
Т.к. дышать им все-таки нужно, то раз в несколько минут они вытаскивали мокрую, разочарованную морду из воды, вздыхали,и затем продолжали по новой.
Некоторые из них обладали продвинутой техникой — они двигались с опущенной в воду мордой, отчего получили прозвище «подводные лодки». Метод был неплох, периодически кто-нибудь из них нет, нет, да и вытаскивал зазевавшегося лосося.

Наиболее ленивой и в то же время везучей среди них была старая медведица, прозванная нами «Горилла» за узкую, вытянутую вперед обезьяноподобную морду. Она любила сидеть по самую шею в воде там, где было побольше пены, отчего казалось, что мадам принимает ванну. Периодически она опускала голову в воду, оставляя на поверхности лишь малюсенькие ушки, и вытаскивала рыбу. Ела прямо не отходя от места, сначала сдирая кожу, а затем откусывая куски от все еще дергающегося лосося. Подробности, конечно, нелицеприятные, но что поделать, именно так медведи обедают.
Иногда к Горилле подходил её взрослый сын. Этакий выросший маменькин увалень, не умеющий толком себя прокормить. Он медленно-медленно подползал к маман по шею в воде и уже чуть ли не у её пасти просяще рычал и забирал оставшуюся рыбу.

На порогах мы задержались почти до темноты, познакомившись с народом. В основном туда ездят профессионалы, по заданиям фотожурналов, но встречаются и любители типа нас. Особенно среди немцев. Мы уже давно приметили, что в любом национальном парке США из иностранцев чаще всего встречаются немцы-фотографы.
Справа на платформе было зарезервировано место для одного профи. Им оказался наш «земляк», Билл из Хьюстона. В палаточном лагере обнаружилась еще целая группа хьюстонских фотографов. Вот так сюрприз! Вечерние сборища у двух костров разделились естественным образом на германское и техасское :)
Поужинав колбасками с пюре, приготовленными на примусе, мы отправились отдыхать и набираться сил для последующих приключений.

Национальный парк «Катмаи» — 2: медвежьи разборки

На следующий день план был примерно таким же. Первую половину дня проводим на водопаде, наблюдая за медведями; затем поднимаемся по единственной в парке «облагороженной» тропе на гору Dumpling mountain, а вечер коротаем опять в обществе медведей.

Легко позавтракав в кемпинге, берегом озера мы отправились в уже знакомом направлении, но гораздо увереннее. У пристани разгружали только что прибывший самолет. Новенькие туристы переминались в нетерпении с ноги на ногу. Вдруг слева из кустов вылез медведь. Рейнджер быстро повел народ в сторону инфо-центра, мы самоустранились в жидкий лесок.

Мишка, видимо, только что проснулся и пришел принимать водные процедуры. Поплескавшись в воде какое-то время, он заскучал и стал оглядываться по сторонам. Увидев на водной лыже пришвартованной «Сесны» полотно синего брезента, не долго думая, схватил его, отодрал кусок и с ним в зубах стал бегать по линии прибоя. От смеха мы уже еле стояли на ногах. Затем мишка, сев на задницу и схватив всеми четырьмя лапами брезент, изорвал его на мелкие кусочки с явным выражением удовлетворения на морде.

Мы выбрались на тропинку и не спеша пошли к водопадам. По пути не встретилось ни одного медведя, в лесу царила тишина. А собрались мишки большой кучей на порогах. В то утро мы насчитали 21 штуку! Но день был явно не рыбный. К деревянным перилам рейнджер приколол график, показывающий количество лосося по дням. График представлял из себя сплошной вертикальный зигзаг: если в один день много лосося, на следующий его не жди. На рыбный ход влияют рыболовные суда в море, люди тоже хотят полакомиться.
Медведи стояли с разочарованными мордами, периодически почесывая репу и гадая, где же еда. Некоторые уходили обратно в лес, им на смену появлялись другие.
Ненадолго показалась «Мать» с тройней. Она сразу заняла свое любимое место на верху порогов, рядом с 6-летним самцом «Одноухим». Он совершенно спокойно подвинулся, даже не сделав попытки согнать медведицу; рыбы-то все равно не было.

Но медведице повезло. Через пару минут после появления она с детьми уже уплетала жирненького неосторожного лосося. Одноухий только завистливо косился. Лосось прыгал очень редко, медведям приходилось ждать довольно долго очередной попытки. Но Одноухий не терял надежды и правильно делал. Сначала он почти поймал большую красную нерку, которая вывернулась из пасти, явно раненая. А затем был совершенно классический момент, когда Одноухий стоял с раскрытой пастью, и прямо туда ему залетела ничего не видящая рыба. Народ на платформе даже зааплодировал.

Мать с детишками ушла, наверное, они не были сильно голодны и приходили только позавтракать. Вскоре на сцене появились Гопники. Вид у них был очень несчастный, и, судя по всему, они так и ходили голодными со вчерашнего дня. Растерянно смотря по сторонам и жавшись друг к другу, молодняк выбирал место. Медведей было много, рыбы мало, все хорошие позиции занимали взрослые самцы.

Тогда группа подростков решилась на отчаянный шаг: согнать с места альфа-самца. Несмотря на всеобщее безрыбье, альфа был единственным, кто с завидной регулярностью таскал рыбу из воды. Гопники обошли Винни-Пуха сзади и стали заходить справа. Трое из группы явно трусили, прижимали уши к голове и испуганно приседали.
Но их вожак был настроен решительно. Он начал делать ложные выпады на Винни. Тот лениво косил глазом, мол, что это за шавка там мельтешит, и неторопливо доедал рыбу. Трехлетка добавил рычание к прыжкам. Винни-Пух нехотя развернул свои телеса и так гаркнул на гопников, что трое мелких отлетели на берег.

Их нападающему главарю уже нечего было терять. Он прижал уши, подпрыгнул, подняв кучу брызг, и как-то заискивающе тонко заголосил на альфа-самца. Даже пытался замахиваться лапой, но сразу быстро отскакивал. Альфа спокойно стоял на месте, контрастируя своим огромным телом с субтильной конституцией старшего из гопников. Никаких ответных действий не предпринимал, понимая, что в медвежьем мире размер имеет значение, и только от него зависит исход поединка.
Он был сыт и поэтому великодушен. К нашему глубокому изумлению, Винни-Пух уступил свое место голодным подросткам. Это не было похоже на бегство, скорее — «ну так и быть, ловите, может повезет». Даже находящийся поблизости рейнджер заметил, что это довольно нетипичное поведение для медведя такого ранга и размера.

Окрыленные успехом, молодые медведи заняли место альфы. Но как и следовало ожидать, не в месте было дело, а в умении. Растянувшись в цепь, молодняк безрезультатно смотрел в воды водопада. Винни-Пух между тем вылез на островок посреди реки. В это время там пировал другой медведь, который с уважением посторонился. Винни с достоинством прошел мимо, не забыв по пути зацепить недоеденную предшественником рыбу.

Расположение солнца утром на водопаде невыгодное, прямо в объектив. Повернуться и изменить угол съемки можно лишь незначительно. Да и особой активности среди медведей пока не наблюдалось. Поэтому мы решили вернуться сюда ближе к вечеру, а пока сходить в небольшой поход на гору Dumpling Mountain (высота ~ 770 метров).
Тропа отходит прямо от северной окраины кемпинга. Начало её сплошь поросло травой, доходящей среднему человеку до пояса. Чем выше в гору, тем больше попадалось ягодных кустов и примятых медвежьих лежанок. Шныряют они там везде, но в основном рано утром, предпочитая к рассвету быть на водопаде.

По пути встречались лужайки, заросшие иван-чаем, белыми зонтиками псевдосельдерея, люпинами и многослойной бахромой зелени. Через полторы мили деревья расступились, прямо над головами мы увидели штатив на холме. Штатив принадлежал немцу Фрэнку, с которым познакомились днем раньше на водопаде. Сам Фрэнк лежал в сторонке под кустом, жуя травинку и слушая монотонный гул насекомых.
В последнее время европейцам стало очень выгодно ездить в штаты из-за высокой стоимости евро. Фрэнк, к примеру, объездил уже половину национальных парков США и останавливаться на достигнутом не собирался.

Проболтали с немцем полтора часа «за жизнь», периодически отвлекаясь на съемку красивейшего озера Naknek lake. Далее Фрэнк полез на вершину горы (еще 2 мили вверх), а мы просто решили побродить вокруг.
С другой стороны площадки открывался вид на акваторию Iliuk Arm, отделенной от озера Naknek лесной перемычкой. Весь склон горы усыпали цветы: примелькавшийся иван-чай, синие «башмачки» (Monkshood flower) и даже экзотичные арбузные кустики. Ягодки на них росли с равными промежутками и отдаленно напоминали ландыши.

Время было обеденное, и немудрено, что животы уже сильно проголодались. С самого первого дня на Аляске мы находились на подножном корму, питаясь только привезенными консервами и растворимыми супами. Пора было нарушить традицию.
Легко спустившись с горы, отправились в единственный в парке ресторан, находящийся в гостинице «Brooks Lodge» и специализирующийся на буфете all-you-can-eat-meal. За завтрак они хотели $12, за ланч $18. Ужин может быть чуть дороже, но по-моему лучше не стоит буфетничать вечером, а лучше просто сделать обычный заказ.
Не смотря на то, что было время ланча, с нас взяли денег как за завтрак. Может просто пожалели голодненьких и замызганных туристов, может потому, что мы заказали по бокалу вина. Все же американцы предпочитают напиваться вечером.

Столики в ресторане простые, деревянные, без изысков. К ним приставлены не стулья, а лавки на 10 человек. Народ все равно предпочитает сидеть отдельно, что поделать — privacy.
Вино бухнуло в голову моментально, ноги стали ватными, и на лице появилось придурковатое выражение осоловелой радости. В ресторане мы просидели очень долго, отдыхая от предыдущих походов и набираясь сил для следующих. В середине комнаты устроили камин, можно было переместиться туда, пересев с лавок в мягкие кресла.
За окном зашелестела трава, мимо ресторана прошлепал медведь. А, надоели, бродят тут всякие :)
Когда солнечный свет стал меняться в сторону золотисто-оранжевого, мы решили, что самое время возвращаться на водопад. Медвежьих пробок не было, а вот лосось буквально сошел с ума, чуть ли не выбрасываясь на берег. Речка бурлила от повышенной активности рыб, многие из которых даже «плавали» по спинам товарищей, совсем не покрытые водой. Медведи, наверное, жируют на водопаде. И точно.

Собрались и стар, и млад, и даже груднички. Первый раз мы увидели таких крохотулей. Их мама была тощая, замотанная жизнью медведица, но вполне успешно охотившаяся. Она был из «подводников», т.е. бродила по реке с погруженной в воду мордой. Один раз попыталась занять топ-класс место, но так сильно волновалась об оставленных на берегу малышах, что не могла сконцентрироваться на рыбной ловле.

А мелкие развлекались на полную катушку. В воду зайти не могли, поэтому шарили по всем ягодным кустам на берегу, кусали цветочки и друг друга, пытались ловить бабочек и вдосталь кувыркались. Очень часто медвежата вставали на задние лапы, всматриваясь в реку в поисках родительницы.

Прямо под платформой появилась «Мать» с тройней. Раньше они нам казались малышами. Но теперь, по сравнению с крохотульками урожая этого года, выглядели подростками. На этот раз Мать одна отправилась в воду, тройняшки бегали по окрестностям, косясь на грудничков. Тут же из воды возникла молодая медведица и увела их в высокую траву, подальше от посторонних глаз.
За ней на берег выполз другой медведь, уставший от рыбалки. Поворочавшись с боку на бок, он сел прямо на задницу, вытянул задние лапы, да так и застыл с выражением наслаждения на морде.

К вечеру медведи как очумели: кто с упоением носился по реке, кто, объевшись, валялся в сторонке под кустом, кто сбился в кучу и тусовался над и под водопадом, кто обламывал кусты на берегу, изредка поглядывая в нашу сторону. Были и индивидуалисты, повернувшиеся к нам совсем другой стороной и показывая полное пренебрежение к двуногим.

Когда на часах было уже около 9, господство медведей в реке нарушило появление волчицы. Высоко на противоположном берегу слегка качнулись кусты, и в проеме появилась она, волчица-мать. Кто-то из фотографов заметил, что во время утренней прогулки наткнулся на волчью нору. Просидев в засаде несколько часов, увидел, как волчица приходила кормить трех детишек, совсем маленьких, но уже выбиравшихся из норы.
По-видимому, это была та же самая волчица. Выглядела она ужасающе тощей, даже ребра проглядывали. Не знаю, могут ли волки поймать лосося, но украсть уже пойманного медведем, способны вполне.

Она подошла к порогам в тени берега, не замеченная скопившимися внизу мишками. Долго оглядывала их, выбирая подходящий экземпляр. Наконец её взгляд остановился на массивном самце, уже настолько обожравшимся, что он просто снимал сливки, т.е. ел только кожу лосося, не интересуясь остальным. Подкожный рыбий жир — настоящее лакомство для медведей, даже для сильно переевших.

Заметив на берегу половину недоеденной рыбьей туши, волчица стала медленно подбираться к цели, не сводя глаз со спины медведя. Стройные лапы скользнули по отвесной стене, серая тень мелькнула на берегу, и уже через 10 секунд хищница мчалась под прикрытие леса с трофеем в зубах.
Напоследок она остановилась, положила рыбу на землю и обернулась. Морда в тот момент у неё была хитрющая, казалась, что еще чуть-чуть, и волчица засмеется над косолапыми недотепами. В следующую секунду её и след простыл, только слегка колыхнулась трава.

Вот уж действительно — «как в кино сходил», как выразился один из читателей.
Время приближалось к 11, пора было идти в кемпинг. Через лес продвигались небольшой компанией, включая рейнджера, запирающего за нами желоба-коридоры. Над озером Naknek парили ночные облака.

В палаточном лагере мы сразу же запалили костер, зажгли примус и достали припасенную с материка бутылочку австралийского шираза «Yellow tail». К нам тут же присоединился Билл и еще один хьюстонский фотограф, помоложе.
Билл был пожилой дядечка, ездивший снимать медведей каждый год, очень консервативный в плане фотографии и немного заносчивый. Техника у обоих естественно Canon, снимают на слайды и редко цифровиками.
Под влиянием ночного воздуха и выпитого шираза у нас разгорелась нехилая дискуссия на вечную тему: пленка против цифры.
Консервативный Билл был очень агрессивно настроен против цифровиков, но в конце мы все же поняли основную причину недовольства. Заключалась она в том, что с Биллом, изучавшим фотодело по крупицам вот уже 50 лет, теперь запросто может конкурировать любой пупс, взявший камеру в руки пару лет назад и пройдя курс фотографии за несколько месяцев. Естественно, с его точки зрения это нечестно.

Но ведь прогресс не стоит на месте. Даже спутник Билла заметил, что теперь издательства не требуют слайды, а с удовольствием принимают просто файлы, т.к. те же слайды или негативы все равно будут переведены в цифровой вид в процессе верстки журнала.
Билл еще какое-то время отбрыкивался, говоря, что его вообще не интересует, что там творят в журналах. Уже давно его дело — просто «отстреляться» на месте. А что дальше будет с отснятым материалом — не его забота, он зачастую и не видит результатов своих трудов. Для этого нанят специальный человек, проявляющий пленки, печатающий, сканирующий, занимающийся переговорами с издательствами и т.п.

— И не путайте эти две профессии, — заявил он напоследок.
— Если будете заниматься фотобизнесом, то на съемку у вас останется 1% времени. Если будете ездить по миру и фотографировать «on location», на продажу не будет времени, нужен помощник. Выбирайте, ребятки, что вам ближе. А я пошел спать.
Есть над чем поразмышлять. Мы втроем еще посидели какое-то время, впитывая лесные запахи и дым костра, и за полночь разошлись по палаткам.

На следующий день был назначен обратный отъезд в Анкоридж, во второй половине дня.
Утро застало нас уже на водопаде. Медведи в такую рань ленились, рыбачили редко, предпочитая просто сидеть в воде. Это продолжалось недолго, до появления на сцене парочки драчунов. Они были примерно одного возраста и телосложения и хотели сидеть на одном и том же месте. В результате, разногласия привели к рукоприкладству, вернее лапо-, зубо- и когтеприкладству.

Противники расходились на пару метров, а затем со звучным шлепком схлестывали телеса, цепляясь когтями за шкуру друг друга и пытаясь дотянуться до ушей. Не зря у стольких самцов были пожеваны, выкручены, а то и вовсе отсутствовали ушки — дань кулачным боям.
Иногда драка переходила в вялотекущую борьбу. Обнявшиеся соперники кружили по реке, периодически натыкаясь на других медведей, отчего у тех на морде появлялось недоуменное выражение «совсем что ли очумели?». Все это сопровождалось гортанным рычанием, сопением и демонстрированием клыков. Дрались они как-то не зло, скорее дурачились.

Через час другой платформа вдруг заполнилась толпой японцев. Это прилетела экскурсия из Хомера, на три часа. Безусловно, лучше добираться своим ходом и провести в парке несколько дней, а не часов. Все-таки больше шансов застать самок с детенышами или просто интересные сцены из медвежьей жизни.

Японцам повезло, по крайней мере они увидели псевдо-драку. Совершенно не церемонясь, они пролезли во все щели между фотографами, и бац! — через минуту первый ряд имел азиатскую наружность. Как по команде, они достали камеры и стали снимать все вокруг с какой-то дикой поспешностью, оживленно сюсюкая. Каждая схватка медведей сопровождалась громким «А-аа!» или «Оу!» или «Look at that!» у особо американизировавшихся. Через 20 минут они будто по свистку развернулись, спрятали камеры и так же быстро исчезли, как и появились.

Медведи наконец угомонились и занялись своим прямым делом — накапливанием жира к зиме. Пришел Винни-Пух, за ним Мать показалась с тройней на противоположной стороне реки. Мамины медвежата по-прежнему держались все вместе, иногда сердито поглядывая на нас. Надоели мы им, наверное, за три дня :)
Накормив медвежат, Мать уселась на выступающий из воды валун, почесалась и звуком «Ы-ы-ы» подозвала к себе детей. Так получилась фотография «Медвежья идиллия».

Эти кадры мы снимали уже на бегу, торопясь успеть на самолет с учетом возможной медвежьей пробки. Все время казалось, что стоит только уйти, самое интересное и начнется. Ну это известная паранойя фотографов.
Как ни жаль, настал час сказать медведям «до скорого!», пожелать счастливой рыбалки им и удачной фотоохоты коллегам. Никогда раньше не приходилось нам быть свидетелями столь удивительных моментов, как на водопадах Брукса, и опыт, полученный там, совершенно бесценен. Всего за два с половиной дня в Катмаи сумели полностью отключиться от окружающего мира, забыть о каких-то проблемах и делах насущных и почувствовать себя отдохнувшими и растворившимися в природе.
Отпуск продолжался, впереди нас ждал полуостров Кенай. Обратно летели на еще более крошечном самолетике, поднимавшем только 7 человек и пилота. Илье досталось козырное место рядом с ним, прямо в рубке. Весь полет он следил за действиями пилота и разок даже щелкнул каким-то тумблером :) Остальные шесть пассажиров, включая меня, сидели в крошечном салоне по три в ряд, прижав колени к груди, а локти к бокам.

20 красивейших минут над зеленым озером Naknek, над лесными массивами и туманными сопками, и вот мы уже приземлились в Королевском лососе. В аэропорт на этот раз нас довезли на автобусе. Рейс в Анкоридж отправлялся через час, который мы провели в очереди на досмотр.

Нигде на территории США, ни в аэропортах крупных городов, ни в мелких, мы не видели такого шмона пассажиров, как в деревне King Salmon. Каждый второй «звенел», каждого третьего в сторонке обыскивали с ручными металлоискателями. Одна особо въедливая тетка-таможенница запустила мне в волосы руку — а не везу ли я чего в шевелюре. Хорошо хоть в перчатках работала, однако чувство мерзкой гадливости к ней у меня осталось надолго.
Одного мужчину отвели в отдельную комнату на раздевание, т.к. все что можно было снять при людях, он уже снял, но продолжал «звенеть».

Совершенно непонятно, чем были вызваны такие меры предосторожности в заброшенной где-то в лесу деревушке. Народ возмущался и тихо, и во весь голос, зачастую слышалось f-word по отношению к «блюдителям» безопасности. Но как бы там ни было, препятствие было пройдено, и нас выпустили на летное поле.
В отличие от прошлого раза, летели на большом Боинге, полным под завязку. Полет прошел легко, и через полтора часа мы уже снова были в Анкоридже. Начинался третий сегмент путешествия, среди ледников и заливов южной Аляски.

Национальный парк «Kenai Fjords»: ледники и заливы южной Аляски

Полуостров Кенай. В автопрокатной конторе «Budget» нам опять досталась серебряная «Киа». Дело было к вечеру, поэтому, не теряя времени, мы отправились в путь.
Гостиницу «The Farm B&B» заказали в 120 милях к югу от Анкориджа, в окрестностях городка Сьюарда. Можно представить, как мы хотели поскорее туда попасть, мечтая о настоящей кровати и горячем душе. Ведь с самого начала отпуска ночевали в палатке, в спартанских условиях. После такого сильнее начинаешь ценить комфорт и удобство, не замечаемое в повседневной жизни.

Основной путь на полуостров Кенай проходит по Seward Hwy, хорошей ровной дороге, прорезающей горы Chugach Mountains. Какое-то время она бежит прямо по берегу притока Turnagain Arm и щедро сдобрена обзорными площадками (Beluga Point, Indian point, Bird Point).
В пути сделали короткую 20-минутную остановку на 117-й миле, в местечке под названием Potter Marsh. Через болота пролегали деревянные настилы, можно было немного размяться и понаблюдать за гнездившимися птицами. Под ногами в ручье стояла стая лососей, помахивая серыми плавниками и хвостиками. Похоже, лосось на Аляске плавает везде, даже в канализации :)

Далее подъехали к подножью живописной горы Mount Alyeska, превращаемую зимой в горнолыжный курорт, и свернули на проселочную дорожку, ведущую в городок Girdwood. Городок, вернее ресторан «Jack Sprat», был выбран местом ужина.
По рекомендации мы заказали спагетти с копченым лососем, кремовым соусом и салатом, завершив это дело горячим чаем-кофе с таким же горячим фруктовым коблером. Жизнь сразу заиграла яркими красками. Сидеть можно как внутри, так и снаружи, если погода позволяет, и кроме еды наслаждаться прекрасным видом окрестных гор.
Было уже около половины десятого, мы поспешили в дорогу. По пути ни на что не отвлекались, тем более, что ехать большей частью приходилось через лес, где даже в белые ночи довольно темно.

Гостиница «The Farm B&B» находилась прямо напротив ответвления, уходящего к леднику Exit Glacier. Еще из дома я заказала не номер, а половину коттеджа, сойдясь с хозяйкой в цене $80 за ночь. Она обещала оставить конверт с необходимыми инструкциями и ключами на двери офиса, т.к. по традиции мы планировали приехать поздно. Хорошо, что такое практикуется во многих штатах США: для гостей очень удобно и добавляет лишний плюсик к впечатлениям.
Легко найдя офис, конверт, а затем и нужный коттедж, мы разгрузили вещи и с нетерпением побежали отмываться-отогреваться, чтобы затем с упоением заснуть на настоящем матрасе.

С утра пораньше «Киа» уже мчалась в живописный городок Сьюард, расположенный прямо на берегу залива Воскресения. Именно оттуда отправлялся наш круизный кораблик.
Как порт место было открыто русским торговцем мехами Александром Барановым в 18-м веке, но сам город Сьюард основали только в начале 20-го. Нефтяные денежки укрепили экономику, да еще подоспела железная дорога Alaska Railroad.
Город развивался и богател на глазах до 1964 года, когда шарахнуло жуткое землетрясение, повлекшее за собой цунами и взрывы нефтехранилищ. Сьюард был полностью разрушен; от гавани и системы железных дорог не осталось и следа. На какое-то время город был полностью отрезан от мира.

С тех пор его отстроили заново, включая доки, специально спроектированные таким образом, чтобы устоять при возможном землетрясении. В настоящий момент большинство жителей промышляет рыболовством и работой в туристическом бизнесе.
Город небольшой, четко разделен улицами на прямоугольники, как и большинство американских городов. Поэтому найти гавань (small-boat harbor) нам не составило особого труда, достаточно было просто доехать до конца 4-й авеню.

Из дома мы сделали резервацию на круиз компании «Alaska heritage tours». Круиз заточен в основном на любителей дикой природы и фотографов и проходит вдоль изрезанных берегов национального парка «Kenai Fjords». Огромным плюсом являлось ограниченное количество мест, всего судно брало 15 человек. Ни я, ни Илья не выносим шумных толп, от которых никуда не спрячешься на ограниченном пространстве палубы.
Несмотря на резервацию, круиз могли отменить из-за плохих погодных условий. Поэтому первым делом мы зашли проверить информацию в контору с громким названием «Harbormaster office», отмеченную огромным якорем перед входом.
Нас поджидало разочарование. По словам работников, море трехбально штромило, и в целом ожидалось ухудшение погоды. В таком случае предоставлялся выбор: либо мы обмениваем билеты на следующий день, либо нам возвращают денежки, либо мы рискуем и выходим в открытое море, если еще найдется хотя бы трое смельчаков.

По опыту мы уже знали, насколько «верны» погодные предсказания на Аляске. Поэтому не трудно догадаться, чем увенчался наш выбор. Выйдя на пристань, поглядев на абсолютно спокойную водичку в гавани и пушистые облака впереди, мы вернулись в офис и дружно сказали: «Едем!».
Дурной пример заразителен, набралась компания из 10 человек. Отплытие назначили через час, который мы провели в одном из многочисленных кафе, пытаясь согреться впрок с помощью кофе.

Команда на нашем кораблике состояла из четырех человек: капитана, двух стюардесс (бортпроводниц?) и механика. Капитан одновременно являлся гидом-биологом, очень интересно рассказывающим об окружающих нас красотах и морской фауне. Кормили бесплатно, в основном чипсами и газировками, но ближе к полудню обещали горячие сэндвичи.
Пассажиры расселись на палубе, приготовили камеры и как следует закутались — ветер с залива усиленно пытался пробраться до костей. Капитан объявил, что пока пойдем тихим ходом в надежде встретить морских обитателей. При выходе в открытое море нас должно быть поджидает серьезная качка, судя по метеосводке.
Кстати, многие круизные компании гордо называют свои туры «Wildlife Kenai Fjords tours», а на самом деле даже не выходят за пределы залива Воскресения и даже номинально находятся вне парка. Выбирать нужно осторожно, в основном ориентируясь на время: если круиз длится 8-10 часов — значит правильный.

Парк «Kenai Fjords» основали относительно недавно, в 1980-м году. Его главные особенности — сохранившиеся с древних времен ледники, включая огромнейшее ледовое поле Harding Ice field высоко в горах. Языки ледников часто спускаются очень низко, их удобно разглядывать прямо с воды. Но можно дойти и пешком, например, к леднику Exit Glacier, что мы и собирались осуществить на следующий день.
А пока тихо-мирно проплывали вдоль изрезанной береговой линии залива, фьордов, распугивая водоплавающих птиц. Из словаря: «фьорд» — норвежское слово, означающее просто морской залив; геологи приняли его для обозначения длинного узкого ущелья, вдающегося в сушу и затопленного морем.
Тучи на горизонте серьезно сгущались, но свет был хороший, настоящий стальной, северный.

Вдруг прямо по курсу я увидела короткое бревно. Когда подплыли ближе, рядом с ним из воды вынырнуло еще одно поменьше, перевернулось на спину и сложило лапки на груди. Это мама и дочка морские выдры (они же каланы) приплыли поглазеть на пришельцев.

Капитан упомянул, что большинство морских животных чрезвычайно любознательны и почти не боятся «железных корыт». Каланов мы никогда не видели в естественной среде; животное презабавное. Любопытные глазенки, нос как у кота, только больше, усики во все стороны (с их помощью выдры шарят по дну, как сомы) и неизменное выражение довольства на морде.

Большую часть времени предпочитают лежать на спине, в таком же положении обедают. Это был нам вскоре продемонстрировано: выдра-мать нырнула, и через несколько секунд появилась с синим крабом в лапах. Несколько движений клыками — и ужин на столе, вернее на пузе.
Подруливают каланы хвостом, полностью погруженным в воду, и даже не двигая лапами. Очень интересно наблюдать, как ни с того ни с сего животное отплывает в сторону, не шевеля ни единым мускулом (как кажется со стороны), — работает хвост.

Между тем, мы подплывали к выходу в открытое море. Вдали хорошо виднелась разграничивающая линия, где гладкая вода залива моментально покрывалась барашками.
За несколько минут до выхода капитан вдруг резко изменил курс и громогласно объявил, что на нас идут киты-убийцы (орки). Синий туман на горизонте развеялся и позволил нам рассмотреть лоснящиеся плавники, выстроившиеся в ровную линию.
Касаток было 7, шли они бок о бок параллельно друг другу, периодически выныривая почти полностью, показывая толстые бока, отмеченные белыми пятнами. Капитан не замедлил ввернуть, что встреча с касаткой считается большой удачей у моряков, а тут сразу семь — значит путешествие пройдет нормально.

Вместе с родителями в середине плыли три малыша, будто под охраной. Когда касатки проплывали мимо корабля, самец решил порадовать пассажиров и радостно выпустил фонтан воды. Данное событие разрушило один из романтичных стереотипов, сформированных в наших головах фильмами и книгами.
Это только со стороны хочется умиляться на фонтанчик, сидя где-нибудь дома перед телевизором. Нас обдало таким смрадом, что многие даже достали платки и закрыли лица. Капитан сквозь смех заметил, что если бы мы каждый день ели сырую рыбу и никогда не чистили зубы, от нас еще бы не так пахло. Но шмон действительно сногсшибающий, как если сунуть нос в бак с гниющей рыбой и протухшими яйцами. Теперь ведь не смогу спокойно смотреть кино про китов из-за нездоровых ассоциаций :)
Касатки обогнули судно в прежнем медленном темпе и направились в противоположную часть залива.

Мы вышли в открытое море — Gulf of Alaska. Минут 20 корабль сопровождало крохотное патрульное суденышко, страхуя на особо опасном участке. Капитан включил полный вперед, корабль просел и задрал нос. По-началу было довольно весело скакать поперек волн, но постепенно удары днищем становились все сильнее, и вот уже штормовые волны поднимались выше бортов нашей отважной лодочки. Палуба была мокрая, как и одежда от перекрестных брызг; ни о какой фотографии в таких условиях и речи быть не могло. Капитан попросил потерпеть еще минут 10, пока не войдем в очередной залив — Aialik Bay.
Со стороны моря вход в залив ограничивает двойной остров Harbor Island. Стоило нам только пройти между его двумя половинками, как шторм стих, качка прекратилась. Народ с удовольствием выполз на палубу из кают-компании, где прятался все это время.

Отвесные берега острова и фьорда облюбовали колонии сивучей (Steller’s sea lions). Толстенные коричневые туши лежали штабелями в совершенно немыслимых положениях, вплоть до вниз головой. Однако как по команде все дружно повернули головы, чтобы поглядеть на проплывающий корабль. Некоторые самочки даже специально сползли на самый край, элегантно свесив хвостик и тараща на нас большие, круглые глаза. Капитан-биолог встал на любимую стезю и еще долго рассказывал нам о различиях между сивучами, морскими котиками и прочими «тюленями».

Углубившись немного во фьорд, мы вскоре были оглушены птичьими криками. Узкое ущелье еще больше усиливало гомон. Все поверхности скал занимали гнездившиеся топорки (puffins) — симпатичные черно-белые птицы с красным клювиком в виде «топора». По повадкам топорки напоминают «спаниелей в перьях», у которых отсутствует чувство насыщения, т.е. наедаются они до такого состояния, что почти не могут взлететь. Питаются в основном рыбой, в частности песчаными угрями, которых зачерпывают целыми пригоршнями.
У Мигеля Ласы, одного из моих любимых фотографов, есть совершенно потрясающая фотография такого «обедающего» топорка.

Обогнув фьорд, мы наконец заплыли в следующий, Северо-Западный. Место достаточно удаленное, другие корабли, встречающиеся нам ранее, совсем пропали. Внутри фьорд заполнял туман, так низко стелившийся над водой, что его можно было потрогать при желании.

Когда мы вынырнули из тумана с той стороны, открылось удивительно зрелище: слева в воду спускался ледник нереального голубого цвета, прямо по курсу плавали льдины (в июле!) и небольшие айсберги, а справа по отвесным стенам струился водопад. Картина была какая-то фантастическая, да еще добавляли ощущений то тут, то там появляющиеся в воде головы морских обитателей.
Капитан настолько близко вел судно вдоль берега, что мы могли коснуться водопада, вытянув руки. А потом и вовсе погрузил нос корабля под падающую воду, заодно и освежились.

Стало ощутимо холоднее; мы все чаще бегали в кают-компанию заправляться горячим чаем. Так, двигаясь вдоль берега, доплыли до ледовой прослойки в воде. Капитан сбавил ход и предупредил, чтобы все мы постоянно держались за что-нибудь, т.к. льдины неминуемо будут бить по бортам.
Я нашла довольно удобный вертикальный поручень снаружи рубки, через который можно было просунуть левую руку, оставив свободной правую — для фотографирования. Льдины подходили все плотнее и плотнее, на некоторых передвигались чайки, изображая из себя хичхайкеров.

Прямо по курсу на нас надвигался огромный ледник ярко голубого цвета. Почему-то раньше при просмотре фотографий не верилось, что это реальный цвет, лед ведь должен быть белым. Ничего подобного, ледники на самом деле голубые. Нижняя часть, та, что у воды, может быть еще и коричневатой от соприкосновения с землей.
Нереальный цвет ледников объясняется просто: составляющий их лед поглощает все цвета спектра, за исключением голубого, который отражается. Наиболее насыщенный цвет можно увидеть только в пасмурный день, еще лучше — под дождем. Если на улице ясно — забудьте.

Совсем вплотную подплывать опасно, мы остановились метрах в 20. И правильно сделали. Спустя минуту, в воду обрушился большой кусман льда, подмытый подледниковой рекой. На свет народился новый айсберг. Его выход в мир сопровождался так называемой «родильной волной», но добравшись до нас, она не причинила никакого ущерба, уже изрядно успокоившись по пути.
Характерно, что сивучи, отдыхавшие на одной из льдин, даже не шевельнули плавниками — вот что значит многолетняя закалка.
Небольшие куски льда постоянно съезжали в воду, но большого обвала больше не случилось. Да и запечатлеть его очень трудно. Как выразился капитан: если вы услышали где-то треск и всплеск, можете не поворачиваться, уже поздно.

На сегодняшний день на Аляске насчитывается около 100 тысяч ледников. Самый большой из них — ледник Беринга, протяженностью 100 миль. Как я уже упоминала, лучше всего за ледниками наблюдать с воды. Самые интересные для этого места: Kenai Fjords NP, Glacier Bay NP и залив Prince William Sound. Но будьте осторожны: среди туристов встречается заболевание «glacier fatique» («усталость от ледников»), когда их слишком много попадается по пути. Это, наверное, один из самых приятных видов усталости :)

Проведя в гостях у ледника в Северо-Западном фьорде около полутора часов, наш небольшой корабль собрался в обратный путь. Выплывали почти тем же путем, идя вдоль берега. Снова нас сопровождали топорки, сивучи, пару раз дельфины и редко пролетающие орлы-рыболовы.

Вдруг в небольшой бухте мы заметили кита. Он плескался совсем недалеко от берега, на мелководье. Это была не касатка, а настоящий большой кит-горбач, humpback whale. Нас он тоже заметил и решил поиграть, выплывая то справа, то слева, махая по очереди хвостом и плавниками. Увлекшись, кит и не заметил, что уже находится в открытом море, и вскоре его унесло от нас подводным течением.
Все больше времени мы проводили в кают-компании, изрядно разморенные после целого дня на свежем воздухе. В какой-то момент я даже умудрилась заснуть, чему Илья был поражен до глубины души: «На море шторм, корабль трещит по всем швам, я захожу в каюту, а она спит, свернувшись в уголке калачиком» :)
Заканчивался 10-й час круиза. Мы подплывали к гавани в заливе Воскресения. Несколько замысловатых маневров вблизи океанских кораблей-монстров, и вот уже через борт перекинуты канаты. Приехали!

Поблагодарив капитана и команду за замечательный и почти индивидуальный круиз и оставив чаевые, ступили на берег. Срочно нужно было купить бутылочку красного вина для профилактики простуды и где-нибудь поужинать.
Вдоль всего побережья в гавани рядом с доками выстроилась целая обойма ресторанов и отелей. Судя по всему, многие имели шикарный вид из окон. Прочитав в одном из буклетов о местных едальнях, наш выбор пал на один из лучших на полуострове (по отзывам посетителей) ресторан «Ray’s Waterfront». И не прогадали.

Сверхлюбезный официант посадил нас прямо у огромного окна с видом на гавань и залив Воскресения. Заказали как всегда морепродукты — разные виды палтусов, приготовленных в травках, сыре и с тушеными овощами ($17-25 за блюдо). От вина решили пока отказаться; одним бокалом дело бы не ограничилось, а нам еще нужно было доехать до гостиницы целых пять миль. Мы лучше там и уговорим бутылочку, предварительно заскочив в местный liquor store.
А вот на десерты соблазнились, чего обычно не делаем. Уж больно хорошо сиделось в расслабленной обстановке после целого дня морской качки.
Осуществив в коттедже алкогольную мечту, рассортировали фотки, количество которых уже приближалось к 3 тысячам, и глянув одним глазом телевизор, отправились на боковую.

На утро выписавшись из гостиницы (завтрак, кстати, включен в стоимость, но не очень съедобный, как и любой continental breakfast), мы отправились вглубь полуострова Кенай. На этот день планировали пешее знакомство с ледником Exit Glacier, включая подъем в горы к ледовому полю Harding Ice field.
К леднику ведет Exit Glacier road, отходящая от Seward Hwy на отметке 3,7 мили, т.е. почти сразу от местоположения нашей гостиницы. Параллельно дороге вьется река Воскресения (Resurrection river), на дальней стороне которой и свешивается язык ледника.
По пути можно заглянуть в очень симпатичное местечко «Resurrection Roadhouse», позавтракать хоть яичницей, хоть французскими хлебцами с сыром, а хоть и жареной картошкой с беконом ($7-10). Выбор большой, плюс варят очень вкусный кофе.

Примерно через 8 миль от начала дороги расположен инфо-центр и большущая парковка перед ним. Туда можно заглянуть за картами-фотками-полезной информацией, переодеться в комнате отдыха и обязательно натянуть хайковые ботинки.

По ходу рассказа я много чего рекомендую; что-то из этого можно принять к сведению, что-то пропустить. Но вот ниже описанную тропу игнорировать ни в коем случае нельзя, вы себе такого не простите.
Как угодно, ползком ли, на четвереньках, отдыхая хоть на каждом шаге, но пройдите 5 миль по тропе к ледовому полю Harding Ice field. Да, она не из легких, особенно на первой части, но относится к категории «one in a lifetime experience». Обычно походы в подобные места доступны только скалолазам, а здесь нужно пользоваться моментом и не упустить уникальный шанс постоять на «вершине мира».

Подняться придется с отметки -7 ft до 3500 ft. Большей частью тропа идет параллельно леднику, благодаря чему можно сделать интересные фотографии лета и зимы в одном кадре. Также ледник можно использовать для ориентации, особенно на начальном участке, проложенном в лесу.

Признаться, при старте мы немножко испугались; приходилось забираться на огромные валуны, а в бодром темпе этого не сделаешь, даже при хорошей подготовке. В особо крупных камнях было обозначено подобие ступенек, иначе совсем пришлось бы туго. Но стоит потерпеть буквально полмили, как камни кончатся, и тропка побежит с небольшим уклоном по альпийским лугам, заросшим разнообразными цветами.

За очередным поворотом наткнулись на парочку старичков-одуванчиков, отдыхавших на спуске. Им, конечно, пришлось несладко, по их словам подъем занял около 6 часов. Но ради того, что они увидели на вершине, идти несомненно стоило.
Деревья постепенно сменялись кустарником, а вскоре и он исчез, уступив место луговым травам и каким-то кочкам. Они походили на домики евражек, виденные нами в Денали, но только были гораздо больше. Хозяин кочек не замедлил показаться.

На изгибе тропы мы заметили пушистого серого зверя, стоящего на камне на задних лапах, вытянув передние, и настороженно водящего носом. Со зрением у животинки были явные проблемы, нас он упорно не видел. Достав определитель животных и птиц, опознали в звере мармота (или байбака), причем не простого, а «почтенного». Hoary marmot переводится как «серый», «седой», но нам больше пришелся по душе вариант «почтенный». Сурок здоровый, больше метра в длину, с длинными когтями, приспособленными для копания тех самых нор.
Еще до того, как мы сдвинулись с места, мармот насторожился и быстро ретировался в траву.

Тропа забиралась все выше, становилось холодно. Внизу показалась долина, из которой мы начали свое восхождение. В неё с разлета врезался ледник Exit Glacier, уже изрядно подтаявший внизу. Каждый год он укорачивается на 13 метров из-за глобального потепления. При подходе к нему стоят таблички: «здесь ледник был в 1950 году, ... в 1975 году...» и т.д.

Спустившись с пригорка, с которого рассматривали долину, мы взглянули на противоположный склон горы, и... увидели медведя. Это был черный медведь (Black bear), имевший гораздо более скромные размеры, нежели виденные нами ранее туши гризли в парке Катмаи. Он скорее напоминал большую собаку, то и дело оглядывавшуюся по сторонам.
Нас медведь так и не заметил, а вот мы его хорошенько рассмотрели в телевик, как в подзорную трубу. Структура шерсти, форма морды и строение тела совершенно отличное от гризли. Даже странно, что родственники.

Все выше и выше по тропе. Цветы мельчали на глазах, превращаясь в маленькие версии самих себя, что хорошо отражалось в названиях: карликовый кизил, карликовые лилии, карликовые ландыши... Еще выше цветы сменились мхом, зачастую ничуть не уступавшим им по красоте, а потом и он пропал.

Голую землю покрывал щебень и снежные лужайки. Снег почему-то не лежал полотном, как ему положено, а образовал красивую белую мозаику на темной земле. Свешивающиеся с гор ледники казались теперь совсем близко, а сам Exit Glacier принял горизонтальное положение и вливался в ледовое поле Harding Ice field.
Это ледовое поле является самым протяженным на территории США (936 кв. миль); было открыто сравнительно недавно, в начале 20-го века группой картографов. Многие ледники, виденные нами во время круиза по заливу Воскресения, берут свое начало именно отсюда.

На финальном участке тропы встретилась избушка, используемая спасателями в случае непредвиденных ситуаций, с приделанным сбоку устройством по измерению количества осадков. Обогнув её и забравшись еще метров на 200 вверх, мы остолбенели.
Под ногами у нас разлеглась ледовая равнина, просто ужасающих размеров, без конца и края. Слово «равнина» можно было применить лишь условно, т.к. поверхность её была отнюдь не гладкой, а испещренной многочисленными моренами, в каждую из которых легко бы провалился автомобиль. В центре поле взрезывали нунатаки (эскимосское слово, обозначающее горы, окруженные льдом со всех сторон), частично скрывавшиеся в снежной дымке.

Откуда-то снизу раздался легкий гул. Приглядевшись, мы увидели крошечный красный самолетик, нанятый туристами для облета ледового поля. Двигался он прямо над ледником, повторяя все его изгибы.
Потихоньку мы начинали замерзать. До этого шли без курток, даже по снежной мозаике. Стоило только отдышаться и прекратить подъем, как холодрыга не заставила себя долго ждать. Разместившись на краю утеса, мы достали бутылочку сока, пару бутербродов и устроили легкий пикник с «миллионным» видом. За все время на плато поднималось всего несколько человек. Представляю, во что бы превратилось место, если бы сделали «цивилизованную» площадку обзора (на ум приходят толпы на краю Гранд Каньона в Аризоне).

До неба, казалось, можно было дотянуться рукой. Его покрывали легкие облака, неизменно кучковавшиеся около вершин нунатаков. Благодаря тени, создаваемой ими, можно было нормально фотографировать снег. Но поляризатор все равно необходимо использовать.
Проведя на краю ледового поля около часа и окончательно замерзнув, решили спускаться.
В вечернее время живность активизировалась. На обратном пути опять встретился медведь, не исключено, что тот же самый; мармоты, а также произошла забавнейшая встреча со снежной козой.
К тому времени мы шутили, что всех, кого хотели, увидели на Аляске, разве что snow goat осталась. Но это уже рассматривалось как почти невозможный бонус. И тут наш «бонус» выруливает из-за поворота.

Коза не будь дурой, шла по тропе (чего копыта зря стирать по бездорожью) прямо на нас. Вид у неё был... э-э-э... задиристо-бомжеватый, коза линяла. Голова и плечи уже покрывала новенькая, короткая, белоснежная шерстка, но дальше коза походила на большую швабру, причем после уборки. Клочья серой, свалявшейся шерсти свисали в беспорядке до земли, зачастую оставаясь на придорожных растениях. Один клок мы забрали себе на память. Козья морда выглядела на редкость хулиганистой, да и обломанный где-то рог подтверждал отнюдь не ангельский характер животного.
До нас коза не дошла пяти шагов, встала, посмотрела, и с видом «я так и хотела» полезла в кусты иван-чая, объедать самые верхушки. Косясь коричневым, веселым глазом, коза обошла нас сзади, перешла тропу и стала взбираться на склон горы, контрастируя своей белизной на фоне полевых цветов.

Только мы успокоились после встречи с козой, как под ногами метнулся мармот. Проследив его траекторию, мы обнаружили в стороне от тропы нору с забившимся зверьком. Илья отошел подальше, я засела в паре метров с камерой. Пять минут ничего не происходило, а затем из норы показался принюхивающийся нос. Постепенно мармот вылез до половины, упершись лапкой в землю, смотря на меня в упор.
Смотря, но не видя. Хотя как можно было не заметить что-то красное, держащее в руках вот та-акенную «трубку» в нескольких метрах от себя? Недостаток зрения мармотам заменяет первоклассное обоняние. Он водил носом туда-сюда, то и дело раздувая ноздри, и решив, что все-таки кто-то невидимый рядом есть, поостерегся вылезать полностью.

Дорожные отвлечения на козу и мармота заняли у нас еще добрых полчаса, вечер был в разгаре. Спускались в быстром темпе, остановившись еще только разок, чтобы полакомиться дикой малиной с придорожных кустов. И через 20 минут снова ступили на твердую поверхность асфальта.
Для тех, кто не смог забраться в гору к ледовому полю, внизу есть две легкие тропы к леднику: Lower и Upper loop trails, каждая протяженностью не больше мили. Нижняя ведет от инфо-центра к самому кончику ледникового языка, а верхняя — к его стенке, и затем к тому же кончику. Очень интересные ощущения возникают, когда стоишь рядом с синей, многометровой толщей льда. От него веет таким странным, «сухим» холодом.

Залезать на ледник категорически запрещено, хотя народ все равно усердствует. В парке уже были несчастные случаи в связи с излишней любознательностью туристов. Как цинично написано в одной из брошюр: «Ледник Exit Glacier — идеальное место, чтобы проиллюстрировать детям, что такое естественный отбор» :)
Дойдя до кончика ледника, мы теперь могли смело утверждать, что прошли вдоль него целиком, от самого истока. Кое-как дотащившись до инфо-центра, сполоснулись в прилегающих restrooms, переоделись и уселись в машину. Надо было что-то решать с ночлегом.

Утром следующего дня у нас была запланирована экскурсия на каяках по заливу Kachemak Bay, находящемуся с противоположной стороны парка. Поэтому решено было двигаться в ту сторону и остановиться в первом попавшемся кемпинге, когда устанем.
Единственная дорога, ведущая на западную сторону полуострова Кенай, называется Sterling Highway. С северной стороны она окружена лесом Chugach National forest, с южной — проходит по границе заповедника Kenai National wildlife refuge. Всего 60 миль поперек полуострова, и мы вынырнули из леса на побережье знакомого нам по Анкориджу залива Cook Inlet.
Далее путь отвесно уходил вниз в Хомер, но мы, конечно, уже были не в состоянии ехать. Поэтому просто свернули на пляж в районе городка с русским названием Kasilof. Процесс постановки палатки прошел в свете фар на полном автомате, в тот момент мы уже просто спали.

Аляска: Хомер и залив Качемак. Сплав на каяках, возвращение домой

Хомер и залив Качемак. Утром нас разбудили крики чаек. Выбравшись из палатки, застали просыпающееся солнце, встающее из воды, и отплывающие на рыбный промысел суденышки. Быстренько умывшись в близлежащем ручье, покидали палаточные прибамбасы в машину и взяли курс на Хомер.
Рыбацкий городок Хомер расположился на юго-западной окраине полуострова Кенай. Подъезд к нему удивительный: по самому краю залива Cook Inlet, периодически забираясь на сопки. Где-то за пару миль до въезда дорога выводит на наивысшую точку одного из холмов, с которого открывается чудесный вид на раскинувшийся внизу поселок и залив Качемак с убеленными снегом вершинами гор по берегам.

Хомер получил свое имя в честь одного любителя приключений, Хомера Пенокока, высадившегося здесь в конце 19-го века в поисках золота. Золотишко он так и не нашел, позже уехав с той же целью покорять Клондайк, а имя закрепилось.
Первую местную дорогу проложили относительно недавно, лишь в 1951 году, завершив период почти полной изоляции городка от окружающего мира.
Как ни странно, но Хомер живет не только за счет рыболовства и туристов, но и знаменит... картинными галереями. Кое-кто даже считает город художественной столицей центральной Аляски. Царящая вокруг расслабленная атмосфера притягивает оригинальных личностей, свободных художников и хиппи. Помнится, на Гавайях было совсем не удивительно их встретить, сама природа располагала, но на Аляске... Тем не менее, хиппи в Хомере живут в самодельных вигвамах прямо на берегу залива и большую часть времени проводят сидя в раскладных креслах у линии прибоя.

Климат в регионе — один из самых лучших на Аляске. Летом температура держится около 20 С, а зимой почти не опускается ниже нуля. К тому же горы Kenai Mountains защищают городок с северо-востока от континентальных холодов.
С вершин холмов также можно заметить узкую песчаную косу, вдающуюся в залив Качемак. Коса называется Homer Spit, протяженностью чуть больше 4 миль. Всё её пространство просто напичкано ресторанами с возвышающимся по сторонам лесом из мачт. Гавань очень обширная, к докам приписано около 700 кораблей. В основном, конечно, промышляющих туристическим извозом и рыболовством.

С хозяевами одного судна у нас была договоренность на 9 часов утра. Компания «St. Augustine’s kayak and tours» занимается турами на каяках по заливу Качемак в сопровождении гидов. Опыт иметь не обязательно; каяк, весла и прочий скарб выдают. В группе на одного гида может быть до 6 человек; места лучше резервировать заранее. Доступны туры как на пол- так и на полный день.
С трудом найдя свободное место на парковке в гавани, мы сходили на пристань к нужному причалу, убедились, что судно еще не приплыло, и решили скоротать время за чашечкой кофе. В Хомере популярны такие маленькие «кофейные избушки», где помещается только прилавок с продавцом и один посетитель. Очень уютные заведеньица, почти домашние. К тому же и выпечка обычно свежая и вкусная.

Минут через 15 мы заметили небольшой кораблик, приплывший в доки и называющийся нужным нам именем «St. Augustine».
Хозяева компании — семейная пара опытных каякеров. Муж выполняет роль капитана и гида. Кроме них на корабле присутствовал пожилой джентльмен и молоденькая девушка, тоже гиды. Набралось около 15 человек пассажиров. Но все они заказали круиз на полдня, мы же — на полный ($130 на одного). Поэтому нам достался персональный гид Рон, тот самый дедушка. Приятное и неожиданное событие.
К тому же Рон не страдал распространенной болезнью большинства шоуменов, как то «словесным поносом» в виде нескончаемых скучных и банальных шуток, и идеально подходил нам по характеру.
По плану мы должны были пересечь залив Качемак, оставить судно у причала на другой его стороне, и там уже разделиться на группы и отправиться в плавание на каяках, каждый в свою сторону.

На корабле плыть совсем недалеко, где-то с полчаса. В середине пути обогнули Остров Чаек (Gull Island), представляющий из себя огромную скалу, выступающую из вод залива, и находящуюся в полном распоряжении птиц. Используется ими как своеобразная «база», место, где безопасно строить гнезда и выводить птенцов. Там умудряются уживаться сразу несколько видов птиц, от чаек и топорков до большущих бакланов. Зачастую их птенцы смешиваются в кучу, образуя такой «многонациональный» детский сад.

Еще не доплывая до острова можно услышать разноголосый гомон и почувствовать своеобразный запах, присущий местам скопления птиц или животных. Да чего уж там — не «своеобразный», а откровенно тошнотворный дух от птичьего помета.
Всю поверхность скалы занимали орущие чайки-моёвки (kittiwakes). В основном они предпочитали тусоваться парочками, на некотором расстоянии друг от друга. По краям скалы сидели черно-коричневые бакланы (cormorants) с длинными шеями. Эти любили раскинуть крылья, задрать голову и смотреть на всех свысока. Их дети, полные копии взрослых, только меньшего размера, были собраны в кучки, охраняемые двумя воспитателями. Иногда в кучки проникали чаинки (как мы называли птенцов чаек), ставившие всех на уши.
У острова мы не останавливались, просто проплыли мимо на замедленном ходу. Позже в этот день нам выпал шанс оказаться у Острова Чаек еще раз, но тогда мы даже и не помышляли об этом.

Пришвартовавшись на противоположном берегу залива Качемак, мы все выгрузились на деревянный пирс и стали выбирать каяки. Нам достался длиннющий морской двойной каяк с педалями управления в днище. Под руководством гида Рона научились правильно садиться в каяк (проделывать это нужно в строго определенной позиции, иначе можно перевернуться), синхронно махать веслами и давить на педали. Давить учился Илья, как сидящий сзади. Меня педалями обделили, но выдали в распоряжение непромокаемый мешок для камеры, который я удачно пристроила впереди, засунув под тугие резинки на каяке.

Еще на нас надели спасательные жилеты и такие брезентовые «юбочки», которые пристегивались по окружности отверстия, в котором каждый из нас сидел. Таким образом достигалась полная герметичность; ни одна капля воды с работающих весел не должна была попасть внутрь каяка.
С успехом попрактиковавшись вокруг причала, нам уже не терпелось выйти в большое плавание. Рон дал добро, ловко забрался в стильный одиночный каяк с потрясающей ловкостью для человека его возраста и встал во главе нашей маленькой экспедиции. Греб он экономными движениями, почти без всплеска и очень профессионально.

По-началу держались недалеко от берега, в 7-10 метрах. Мы приноровились работать в паре, стараясь не создавать друг другу помех в виде перекрещивающегося махания веслами. Основная нагрузка досталась Илье; я зачастую просто клала весла поперек каяка и фотографировала окрестности, жутко боясь уронить камеру в воду. Но кто не рискует — тот не плывет :)
Заплыв за очередной мыс, наши каяки заскользили по абсолютно ровной зеленой воде небольшого залива. Звенящая тишина нарушалась лишь всплесками весел и редкими криками пролетающих мимо белоголовых орлов. Рон рассказывал нам о местной флоре и фауне, указывал на орлиные гнезда на верхушках массивных деревьев. В одном из гнезд торчали две головы птенцов, еще не умеющих летать; их мама с папой охотились где-то неподалеку.

Прямо по курсу на нас плыл ком шерсти. Мы двигались так тихо, что даже не спугнули заснувшую выдру. Только метрах в двух она открыла один глазок, удивленно поглядела, зевнула и, не меняя позы и не двигая ни единым мускулом, отплыла в сторону с нашего пути. Как мы уже знали, просто под водой заработал выдрий хвост.

Тем временем мы доплыли до берега. Рон вылез первым, помог нам выбраться и вытащить каяк. Со всем оборудованием предстояло перейти полоску земли, чтобы продолжить плавание в следующей, еще более удаленной заводи.

А пока Рон предложил сводить нас на вершину местной горы, размять затекшие мышцы, и полакомиться ягодами. Голубика росла повсюду, наесться можно было до отвала, как нам, так и мишкам, следы которых виднелись везде.
С высоты утеса оглядели заводь, в дальнем конце которой предстояло выгрузиться и устроить обед. Нам все больше и больше нравились и экскурсия, и гид. Чувствовалось, что человек знает в этих местах каждый камешек и травинку, и с удовольствием делится этими секретами с заезжими гостями. Да и не удивительно. По словам Рона, живет он здесь уже около 50 лет, и ни за что не хочет переезжать.

Спустившись с холма, Илья и Рон стали перетаскивать каяки на противоположную сторону перешейка. Я под предлогом «слабый пол» носилась с фотоаппаратом по окрестностям.
Процесс залезания в каяк на этот раз прошел гораздо легче, стал накапливаться опыт. Спокойно и без приключений переплыв заводь, мы вдруг обнаружили юрту. Самую настоящую, круглой формы, с лежанками внутри. Рон сказал, что иногда в ней ночуют рыбаки.

Берег покрывала мелкая галька, водоросли и бегающие по ним черные крабики. Метрах в десяти от воды начинался высокий лес, в основном хвойный. И тут мы заметили, что были не одни.
На верхушках деревьев, словно статуи, застыли белоголовые орлы, пристально следящие за каждым нашим шагом. Периодически кто-нибудь из них пикировал к воде и выхватывал плеснувшую рыбину. Наевшись, орлы-охотники принимались чистить перышки, смешно раздуваясь чуть ли не в два раза больше своего обычного размера. После этой процедуры вниз летела невообразимая пыль и мелкие перья, орлы походили на коричневые пуховые подушки. Но по-прежнему сохраняли высокомерный и неприступный вид. Ну очень гордые птички! :)

Рон стал доставать припасы из своего каяка. Усадил нас на подушки, расстелил скатерть и сервировал стол. Все было просто и мило: сэндвичи-барбекю, йогурты, сок, сыр, печенье и фрукты.
Поговорили о жизни на Аляске и в России. В силу возраста, у Рона могли быть неприятные ассоциации с русскими. Но он оставался предельно корректен, вспомнив, что в 60-х годах действительно люди готовились отсиживаться в подвалах на случай атомной войны с Советским Союзом. Мне такая информация была уже не новинку; на работе приходилось слышать нечто подобное от пожилых докторов. И противогазы их учили надевать в школе, и пользоваться аптечкой, и ходить строем в убежище. Один в один как и у нас на уроках гражданской обороны, а позже обж (основы безопасности жизнедеятельности). Так и воспитывались с промытыми пропагандой мозгами.

Мы в свою очередь расспрашивали Рона о жизни на Аляске. Зимой им тоскливо и скучно приходится, многие бизнесы работают только сезонно. Народ выпивает. Мы также заметили, что в ликерных магазинах представлен огромный выбор крепких спиртных напитков (водки, виски, джина) и всего несколько наименований вина.
Завершив замечательный пикник, засобирались в дорогу. Рон уже заметил, что у нас наблюдается небольшой «сдвиг» по части дикой живности, и сказал:

— А давайте-ка я вас, ребятки, проведу к тому самому Острову Чаек, который мы видели с корабля. Этого нам делать, конечно, не положено, будет отклонение от маршрута, но зато у вас будет редкая возможность увидеть гнездящихся птиц в упор. Как вам такое предложение?

Стоит ли говорить, как мы обрадовались. Но хитрый Рон не сказал, что на каяках надо будет пресечь штормовой залив. До этого-то мы плавали в безмятежных водах у берегов, где никакого волнения, а вода похожа на зеленый, струящийся шелк.
В счастливом неведении мы радостно махали веслами, приближаясь к открытому морю. Рон стабильно держался впереди и, похоже, намеренно не оборачивался. На горизонте показался Остров Чаек, облепленный птицами. Но путь преграждали таакие волны...
Я решила спрятать камеру в непромокаемый мешок. Рон уверенно повел каяк под углом 45 градусов к волнам, мы за ним. Первая волна ударила по касательной, покачнув нашу хрупкую лодочку и заложив сомнения в собственные силы.

— Ээээ… Рон? Рон! Р-ооон!!!
Наконец, он обернулся.
— Рон, безопасно ли пересекать штормовое море на таком каяке?
Рон улыбнулся.
— Во-первых, он у вас так и называется — «морской». Во-вторых, двойные каяки очень устойчивые, и надо приложить немалые усилия, чтобы его перевернуть.
— Но ведь так страшно качает…
— Хотите повернуть?
— Нет! — возопили мы, и налегли на весла.

20 минут до острова стоили нам многих нервов. Бравада здесь ни к чему, было реально страшно. Бум — волна ударяет в бок со всей силы и отбрасывает нас влево; перекрестная волна бьет чуть ли не в нос, отбрасывая назад. Так и плыли: шаг вперед, два назад, серьезно отклонившись от курса и пристав к Острову Чаек с левой стороны вместо запланированной правой.

Вблизи земли волнение уменьшилось, и я осторожно достала камеру трясущимися руками. Вылезти на остров нельзя (он представляет собой скалу с отвесными стенами), поэтому мы следили за птичьими колониями снизу с воды. Шум-гам-шмон стоял невообразимый. Птички нас не боялись, но сидели настороженно.
Вода вокруг каяка вспенивалась от ныряльщиков. Прямо со скалы в воду пикировали небольшие черные птицы с красными лапами, под углом уходя под воду. Выныривали они где-то метрах в 30 от точки захода. Прямо какой-то птичий артобстрел.

Чайки-моёвки тоже подлетали к воде, склевывая с её поверхности кусочки водорослей, неосторожных мальков и разный мелкий мусор. С помощью веточек они строили гнезда, достаточно большие, около 30-40 см в высоту, и просторные. В некоторых сидели птенцы, в других еще лежали яйца (обычно два). Насиживают оба родителя, сменяясь через сутки. Тот, кто свободен, кормит сидящего. В целом процесс достаточно организован, на то они и инстинкты.
Рядом со скалой находились два небольших каменных островка, используемых взрослыми птицами для обучения молодняка искусству летания. Было интересно наблюдать птенцов, выстроившихся клювами по ветру и ждавших команды на взлет. Они неуверенно взмывали в воздух, делали круг и снова возвращались в конец очереди. На одном острове тренировались преимущественно чайки, с другого учились летать бакланы.

По-началу мы хотели сделать полный круг и обойти скалу Gull Island целиком. Но с северной стороны поднялось такое волнение, что даже наш отважный гид не решился туда соваться, не говоря уже о том, чтобы пустить нас. Да и вымотались мы все уже изрядно, силы были явно на исходе, а бедные уши стали побаливать от нескончаемого птичьего гвалта.

Взяли курс на берег. Опять борьба с волнами, опять преследующий нас страх перевернуться. Вода играла разными цветами, от светло-зеленого до иссиня-черного. Да и характер волн различался: на зеленом участке — меленькая рябь, на синем же поднимались настоящие монстры, увенчанные барашками.
К концу заплыва мы уже приноровились достаточно ловко вписываться между волн и даже развили хоть какую-то скорость. Рон страховал нас сбоку и чуть позади. Через 20 минут мы благополучно вылезли на берег для передышки. Ноги ослабели от долго сидения, первые минут ходили на полусогнутых.
Берег занимали колонии мидий. Они заполняли собой буквально все поверхности камней и скал, поднимаясь на высоту выше человеческого роста. Во время прилива их целиком покрывала вода; сейчас же подводные сокровища были выставлены на всеобщее обозрение.

А сколько крабов резвилось вокруг! Маленькие черные бестии разбегались прямо из-под ног, прятались среди ракушек и выброшенных на берег водорослей и зорко следили за каждым нашим шагом.
Настала пора возвращаться. Передышек больше не ожидалось, мы поплыли прямо к базе. Но, конечно, не прямым путем. Рон вел нас вдоль берегов, заглядывая во все малюсенькие пещерки. Одна была особо интересная, с сухим островком внутри. А в соседней жил молодой морской котик-одиночка Джонатан, приятель Рона. Мы заплыли к нему в гости без приглашения, но хозяина не оказалось дома. «Наверное, на рыбалку ушел», — пошутил наш гид.

К вечеру тучи сгустились, заморосил дождик. Причал был уже совсем рядом. Весь остальной народ давно разъехался. Рон связался по рации с капитаном, обещавшим скоро пригнать судно. За это время мы успешно разэкипировались, вытащили каяки для просушки, сфотографировались с Роном на память и даже увидели котика Джонатана, возвращающегося в свое логово.
До Хомера плыли тем же путем, изрядно притихшие и засыпающие на ходу. Успешно пришвартовавшись в порту, заплатили за экскурсию (принимают только чеки или наличные), оставили щедрые чаевые нашему профессиональному гиду и не спеша направились в город.

Время ужина было в разгаре, коса Homer Spit ломилась от туристов. Во многие рестораны было не попасть или приходилось очень долго ждать. Мы зарулили в симпатичное местечко «Captain Pattie’s», расположенное прямо напротив гавани. Народу внутри — не протолкнуться, но сервис очень организованный, благодаря чему мы сидели за столиком уже через 10 минут.
В ожидании заказа (как всегда палтусов в различных вариациях и супа) разглядывали таблички на столах с разновидностями рыб, встречающихся в водах Аляски. Одних лососевых было пять видов. Илья, как эксперт, переводил: sockeye (он же red salmon) — нерка, king (он же chinook) — чавыча, pink (он же humpie) — горбуша, coho (он же silver) — кижуч, и chum — кета. Такое рыбное изобилие вызвало у нас повышенный аппетит, и мы уже с трудом дожидались заказа. Еда была превосходна, особенно блюдо с гордым названием «Палтус Олимпия».

После ужина поехали заселяться в гостиницу «Driftwood Inn», расположенную между косой Homer Spit и границей города. Гостиничка небольшая, очень уютная, с таким особенным старинным шармом, скрипучими лестницами, узкими коридорами и стенами, увешанными фотографиями и картинами животных.
На первом этаже — окошко регистрации и замечательная кухонька с большим выбором чая (бесплатно) и выпечки-хлопьев за символическую плату. Свободных мест не было (туристический сезон), поэтому резервировать надо заранее. При нас дали от ворот поворот нескольким людям, путешествующим в стиле «walk-in». Мы со своей распечаткой легко получили комнату в правом крыле здания.
Можно заказать как огромные апартаменты со всеми удобствами, так и малюсенькие каморки с душем на двоих-четверых ($55-130). Также на территории есть места под палатки и RV. Наше пристанище оказалось чем-то средним: небольшая, очень светлая комната с высоченной кроватью, окошком над ней и телевизором на полочке под скошенным потолком. Мы так устали за день плавания на каяках, что сил хватило лишь на ополоснуться-переодеться и выпить по глотку вина. Даже фотки были не в состоянии смотреть, оставив это занятие на утро, на свежую голову.

Настал день возвращения домой. Рейс в Хьюстон отправлялся вечером из Анкориджа. Не спеша мы собрали рюкзак, замечательно позавтракали на первом этаже гостиницы чаем-кофе-кексами и взяли курс на север. Из запланированного у нас осталось невыполненным лишь посещение русского поселения.
Деревня Нинильчик располагалась по пути, на 135-й миле дороги Sterling Hwy. Нинильчик — старейшее поселение на полуострове, сформировавшееся еще в 1820-м году из работников Русско-Американской компании. Сейчас там живут их потомки.

Для начала можно заглянуть в магазинчик сувениров Village Cache Gift shop и взять брошюрку-путеводитель по деревеньке «Tour of Ninilchik village». Прямо от дверей начинается тропа на самый верх утеса, на котором расположена русская православная церковь, построенная сто лет назад.
Не стоит ожидать чего-то помпезного в стиле «русский китч». Здание простое, деревянное, стены покрашены в белый цвет, а крышу увенчивают златоглавые маковки. К церкви примыкает кладбище. Многие могилы с покосившимися крестами заросли травой. Фамилии на надгробиях большей частью русские, зачастую члены семьи похоронены все рядышком. В целом, место вызвало такую легкую, светлую грусть, да еще легкий дождик добавил ощущений.

С вершины утеса открывался чудесный вид на залив Cook Inlet и вулканы на том берегу. А с противоположной стороны тоже раскинулось море, только цветочное. Розовые волны иван-чая так и колыхались под порывами ветра, донося до нас сладковатый аромат. Окинув взглядом деревню Нинильчик на прощанье, мы стали спускаться.

По пути в Анкоридж сделали еще одну остановку в городке Солдотна. Там есть совершенно изумительная пекарня со смешным названием «Moose is loose». Выпечка настолько разнообразна, вкусна и дешева (от 20 центов), что с трудом верится, что заведение не работает себе в убыток. Продают сами повара, румяные, в белых колпаках, сменяя друг друга на кухне и за прилавком. К выпечке можно взять кофе, чай или соки и устроить замечательный перекус по-домашнему.
Далее до Анкориджа добирались той же дорогой через лес, только раз свернув к озеру Skilak lake по круговому объезду. Место вполне можно пропустить, ничего примечательного мы там не обнаружили. При подъезде к городу появился какой-никакой трафик, дорога разделилась на несколько полос.

Самолет в Хьюстон улетал в 6 вечера. У нас оставалось еще около трех часов до отправления. Путешествие по Аляске решили завершить красиво — поужинав на прощанье в фешенебельном ресторане «Orso» на 5-й авеню. Ресторан гурманский, где аляскинские стандартные блюда возведены в высшую степень. Обстановка внутри роскошная, в бордово-золотых тонах; белоснежные скатерти на столах, официанты в черных сюртуках, кресла в викторианском стиле. Цены выше средних, около $30 за блюдо. Начали ужин с креветочных коктейлей, запивая их алкогольными :)
В качестве основного блюда Илья выбрал филе палтуса, завернутое в прошутто (ветчину) и вымоченное в белом соусе секретного состава. Меня потянуло на пельмени, но не простые, а с дикими лесными грибами. Гурманствовать, так на полную катушку! Стоит ли говорить, что еда оказалась изумительно вкусной, оформленной на тарелочках с разными декоративными финтифлюшками. В целом, очень рекомендую заведение, особенно если нужно отпраздновать какое-то важное событие или срочно потратить лишние денежки :)

За полтора часа до вылета мы отправились в аэропорт. Без проблем сдали машину, зарегистрировались на рейс, спокойно прошли проверку безопасности, в отличии от шоу, утроенного в деревне King Salmon. Уже сидя в салоне и готовясь к отправлению, выяснилось, что наш самолет забыли заправить :) В результате еще 40 минут мы наблюдали за действиями команды, закачивающей топливо в крылья самолета. Наконец, все помехи были устранены, и мы взяли курс домой.

Через шесть часов уже стояли на техасской земле. Наше путешествие по Аляске благополучно завершилось, оставив в памяти прекрасные картины голубых ледников, искрящихся озер, тундры, забавных медведей гризли, нерестящегося лосося, полей иван-чая, морских просторов и еще много-много удивительных моментов.
Аляска околдовала нас своей природной магией и стала местом, куда тянет вернуться еще и еще.

/The End/

Катерина Андреева. © www.andreev.org


Дром

Комментарии

   
Якутск
Сообщений: 917
завидую автору белой завистью.
С одной стороны хорошо что Аляска досталась США. Хоть природу сохранили. Была бы в составе России было бы как на Оймяконе: заброшенные поселки, гулаговские лагеря, куча мусора, бутылок и т.д.
176
38
Ответить
zz-den
Иркутск
Зачет!
Красиво!
Спасибо!
57
1
Ответить
 
Бердск
Сообщений: 6028
очень увлекательно, фотки - класс! Спасибо!
45
1
Ответить
     
Новосибирск
Сообщений: 85
Места красивые, смесь Горного Алтая и Камчатки.
25
5
Ответить
New York City
Здравствуйте.
Отлично написали!) Тоже планируем, а в какое время вы там были точнее, тоже хотим попасть на голубику:)
10
1
Ответить
Евгений
Владивосток
Классно!
Только описываете много интересных моментов, а фото к ним не прилагаете....
12
2
Ответить
    
Бердянск
Сообщений: 1710
boruh:
завидую автору белой завистью.
С одной стороны хорошо что Аляска досталась США. Хоть природу сохранили. Была бы в составе России было бы как на Оймяконе: заброшенные поселки, гулаговские лагеря, куча мусора, бутылок и т.д.
Cогласен полностью, а медведей давно бы всех перестреляли.
86
17
Ответить
 
Сообщений: 4241
Нет слов, шикарный отчет! Места практически первозданные, очень красиво. Столько мишек, здорово! и неплохо они там надо сказать живут;))
Это наша зима! ;)
40
1
Ответить
     
Большой
Сообщений: 4049
Буду очень не патриотичным как повезло природе Аляски и животным, что их продали за копейки.
Вот тот случай когда нет худа без добра.
Русские цари, Любители балов , светских раутов, их жёны покупавшие платья стоимостью в несколько деревень всегда жили не по средствам!
Переговоры по продаже территории Аляски поручили барону Эдуарду Андреевичу Стеклю, посланнику Российской империи в США. Ему назвали приемлемую для России цену – 5 миллионов долларов золотом, но Стекль решил назначить американскому правительству более высокую сумму, равную 7,2 миллионам долларов. Идея о покупке северной территории, пусть с золотом, но и с полным отсутствием дорог, безлюдной и отличавшейся холодным климатом, была воспринята американским правительством президента Эндрю Джонсона без воодушевления. Барон Стекль активно интриговал, подкупая конгрессменов и редакторов крупнейших американских газет, с целью создания благоприятного для земельной сделки политического климата.

Итог СУПЕР В КАВЫЧКАХ ВЫГОДНАЯ ПРОДАЖА Аляски.
То что Россия приобрела в 17,18 ВЕКЕ ПРИ царствовании династии Романовых, заслуга великих полководцев и русского солдата.
Похоже история в наше время повторяется НАДЕЮСЬ МЫ НЕ ЛИШИМСЯ КУРИЛЬСКИХ ОСТРОВОВ А ВМЕСТЕ С НИМИ И КРАСНОЙ РЫБЫ, И РЕДКОЗЕМЕЛЬНЫХ МЕТАЛЛОВ, И ПРЕКРАСНОЙ ТУРИСТИЧЕСКОЙ ЗОНЫ КОТОРУЮ МОЖНО БЫЛО БЫ ОБУСТРОИТЬ НА ДЕНЬГИ ПОТРАЧЕННЫЕ НА ЧЕМПИОНАТ МИРА ПО ФУТБОЛУ.
Добрый хозяин в минус 30 жену под одеяло выгоняет:)
67
12
Ответить
     
Иркутск
Сообщений: 2786
Супер!!!
5
1
Ответить
  
Кемерово
Сообщений: 474
Шикарно! Рассказ и фотографии настолько хороши, что, кажется, и сама там побывала!:-) Спасибо:-)
15
1
Ответить
Павел
Красноярск
Сколько денжищ то ушло, хотелось бы узнать? :)
12
6
Ответить
 
Buenos Aires
Сообщений: 6299
Фото обалденные!!! Места суперклассные!!!
Toyota Sprinter/Premio/Camry/Land Cruiser 100/200/ Ford Focus/ Excursion 7.3/ Volkswagen Sharan 2012
16
1
Ответить
 
Buenos Aires
Сообщений: 6299
boruh:
завидую автору белой завистью.
С одной стороны хорошо что Аляска досталась США. Хоть природу сохранили. Была бы в составе России было бы как на Оймяконе: заброшенные поселки, гулаговские лагеря, куча мусора, бутылок и т.д.
Приятно читать грамотные выкладки!
Toyota Sprinter/Premio/Camry/Land Cruiser 100/200/ Ford Focus/ Excursion 7.3/ Volkswagen Sharan 2012
14
6
Ответить
     
юрга
Сообщений: 66
Странно, совсем не валяются бутылки, пакеты, полторашки:)
39
5
Ответить
Kaastar:
Странно, совсем не валяются бутылки, пакеты, полторашки:)
А что странного? Вот ты, лично ты, выезжая на природу, берёшь с собой мусорный мешок? Или на худой конец закапываешь мусор, кострище?
21
5
Ответить
     
Сообщений: 83
Красотища!!!! Спасибо за отчет!!!
Мой отзыв: Nissan Tiida 2009
7
 
Ответить
Я рад за нынешнюю Аляску в составе США. Будь бы нашей - давно бы ******* и понастроили дворцов для первых...
50
14
Ответить
Я рад за нынешнюю Аляску в составе США. Будь бы нашей - давно бы зас..ли и понастроили дворцов для первых...
30
15
Ответить
   
Воронеж
Сообщений: 881
Большое спасибо за отличный и познавательный рассказ! К тому же получился отличный путеводитель!
Интересно, когда появятся комменты типа "да у нас в Магаданской области ничуть не хуже"? :)
13
3
Ответить
Martyn36:
Большое спасибо за отличный и познавательный рассказ! К тому же получился отличный путеводитель!
Интересно, когда появятся комменты типа "да у нас в Магаданской области ничуть не хуже"? :)
А ты там был? Я был. Действительно не хуже.
13
23
Ответить
Петропавловск-Камч.
Martyn36:
Большое спасибо за отличный и познавательный рассказ! К тому же получился отличный путеводитель!
Интересно, когда появятся комменты типа "да у нас в Магаданской области ничуть не хуже"? :)
А на Камчатке даже лучше! Тут отзывы о Камчатке есть. А лучше приехать и самому убедиться.
17
13
Ответить
Петропавловск-Камч.
Да, отзыв действительно отличный. Интересно, дорого такое путешествие получается в штатах?
3
2
Ответить
 
Сообщений: 200
А какие там зарплаты? Хотя бы приблезительно.
3
4
Ответить
   
Санкт-Петербург
Сообщений: 776
Удивительные места, что и говорить. Здорово, что дали нам возможность заглянуть в них.
7
1
Ответить
     
Большой
Сообщений: 4049
Шрек Третий:
А на Камчатке даже лучше! Тут отзывы о Камчатке есть. А лучше приехать и самому убедиться.
И на камчатке, и на Сахалине, и в Магадане очень красиво!
Лично был на курильских островах - Итуруп, КРАСОТА СЛОВАМИ НЕ ОПИСАТЬ!
Но при этом нет ничего, о чём выше написал автор прекрасного рассказа про замечательный край, где созданы ВСЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ ТУРИСТОВ!
Нет дорог, нет гостиниц, нет сервиса, бешеные цены на продукты, вобщем ДИКИЙ ТУРИЗМ.
А ЕСЛИ НЕТ НИКАКОЙ ТУРИСТИЧЕСКОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ, МОЖНО ГОВОРИТЬ ТЫСЯЧУ РАЗ ПРО ДОРОГИ, СУПЕР ДОРОГИЕ ГОСТИНИЦЫ, ОТСУТСТВИЕ СЕРВИСА, НО ПоКА ГОСУДАРСТВО НЕ БУДЕТ ВКЛАДЫВАТЬ МИЛЛИАРДЫ, ПРИ ЭТОМ ЖЁСТКО КОНТРОЛИРУЯ ЭТИ ВЛОЖЕНИЯ.
Эти края будут посещать богатые единичные туристы.
А государство не хочет наводить порядок, наказывать воров бюджетных средств. Если при строительстве стратегического объекта космодрома "Восточный",ЕЩЁ РАЗ СТРАТЕГИЧЕСКОГО УЖЕ НАШЛИ ЧТО УКРАДЕНО БОЛЬШЕ 5 МИЛЛИАРДОВ.
А сколько украдено при этом процессе:
Р-Спорт, Елена Соболь. Все траты на подготовку и проведение чемпионата мира по футболу 2018 года в России составят более 10 миллиардов долларов, заявил журналистам генеральный директор оргкомитета "Россия 2018" Алексей Сорокин.
Согласно данным, размещенным в конце апреля на портале правовой информации, расходы на подготовку и проведение чемпионата мира по футболу в России составят 617 миллиардов 167,6 миллиона рублей. Матчи чемпионата мира пройдут на 12 стадионах в 11 российских городах: Москве ("Лужники" и "Спартак"), Санкт-Петербурге, Казани, Нижнем Новгороде, Самаре, Екатеринбурге, Волгограде, Ростове-на-Дону, Сочи, Калининграде и Саранске.
ВОТ КАКОЕ ОТНОШЕНИЕ К СПОРТУ ИМЕЕТ 10 СТАДИОНОВ КАЖДЫЙ ИЗ КОТОРЫХ СТОИТ ПО 500 МИЛЛИОНОВ, Я НЕ ПОНИМАЮ!
Крытый ледовый стадион в провинциальном городе, хорошо оборудованная площадка во дворе дома, школьный спортзал с современными тренажёрами бесплатно работающий до 22 вечера для школьников ЭТО МАССОВЫЙ СПОРТ.
А ОГРОМНАЯ АРЕНА, АНАЛОГ РИМСКОГО КОЛИЗЕЯ ДЛЯ РАЗВЛЕЧЕНИЯ ТОЛПЫ ГДЕ ОРУТ ПИВА И ЗРЕЛИЩ, КАКОЙ ЭТО СПОРТ?????????
Что случилось с зажравшимися римскими императорами И ВЕЛИКИМ РИМОМ, думаю все в курсе.
Добрый хозяин в минус 30 жену под одеяло выгоняет:)
63
9
Ответить
    
Земли Алтайские
Сообщений: 1236
среди моих приятелей не все понимают зачем я начинаю мусор который лежит вокруг нашего пикника собирать в нашу мусорку - ну типа не мы же его разбросали пусть валяется. это очень грустно, осознания нет и таких кажется большинство, а еще больше тех кто его разбрасывает изначально незаморачиваясь
крутим двиги, давим лыбы, -
как в мутном аквариуме рыбы
54
 
Ответить
Prefer Nottosay
Наконец-то опубликован достойный внимания отчет. Но и он не про автопутешествие.
15
8
Ответить
     
Барнаул
Сообщений: 66465
Такую красоту *******и(
5
12
Ответить
красноярск
Сообщений: 1
а я за, то что аляска принадлежит америке. Как сказано выше, была бы в составе россии, ******* бы все и животных мне кажется было бы меньше. Дебилов в нашей стране хватает, которые медведям взрыв пакеты в рот засовывают, то на поезде сбивают, так чтобы "чисто поржать", либо на джипах переезжают.
37
11
Ответить
     
юрга
Сообщений: 66
Ты знаешь я даже в округе хожу собираю все за свиньями!
Marat Lazarev:
А что странного? Вот ты, лично ты, выезжая на природу, берёшь с собой мусорный мешок? Или на худой конец закапываешь мусор, кострище?
20
 
Ответить
 
Новороссийск!
Сообщений: 7431
Молодцы! Вот это путешествие!
Subaru Forester '11, 2.0 XT MT (God bless JDM)
Tempora labuntur tacitisque senescimus annis
3
 
Ответить
  
Мурманск
Сообщений: 365
Талантливые фотографии! Места волшебные!

Про мусор в России - это катастрофа. Поездки по России на машине превратились в путешествие по свалкам. У нас на севере тоже потрясающая природа, с каждым годом превращается в свалку. Люди!!! Опомнитесь!!! А по ТВ только и говорят про загнивающую Европу и США...а после таких отчетов задумаешься, кто загнивает....
45
5
Ответить
   
Санкт-Петербург
Сообщений: 785
Про медведей классно! Добраться бы до них. Или хотя бы до Камчатки. Фотографии сильные!
https://travel.drom.ru/73374/
https://www.instagram.com/igorivanov6184/
4
 
Ответить
  
Железногорск - КМА
Сообщений: 475
Попробал осилить, но тщетно, очень много букв и как то тяжеловато читается. Фотографии пересматрел два раза и на том спасибо !
7
23
Ответить
    
Оренбург
Сообщений: 36982
отлично
5
 
Ответить
  
Ангарск
Сообщений: 14463
Зачёт, Катерина!
Огромный вам респект, что потратили не одну неделю дабы абсолютно безвозмездно выложить на всеобщее ознакомление столь познавательный отчёт!
Как будто сам на Аляске побывал. Вживую один хрен не светит..
Рено Дастер 2л АКП
16
3
Ответить
     
Новосибирск
Сообщений: 2131
Kaastar:
Странно, совсем не валяются бутылки, пакеты, полторашки:)
Всё зависит от нас самих.
8
2
Ответить
     
юрга
Сообщений: 66
Никола-48:
Всё зависит от нас самих.
Если только руки отрубать
7
 
Ответить
  
KJA - WRO
Сообщений: 14175
насыщенная поездка, красиво.... завидую))))))
2
1
Ответить
Просмотрела на одном дыхании.Как я вам завидую, по хорошему! Это какая радость всё увидеть своими глазами! Вся природа: величественные животные, растения, мир вокруг -как в сказке! Вот то круто! не перестаю восхищаться этой красотой! Великолепное путешествие..........
7
2
Ответить
 
Сообщений: 136
Здорово!Жалко, что подробно читать нет времени.
 
3
Ответить
 
Магадан
Сообщений: 4879
Martyn36:
Большое спасибо за отличный и познавательный рассказ! К тому же получился отличный путеводитель!
Интересно, когда появятся комменты типа "да у нас в Магаданской области ничуть не хуже"? :)
Не скоро, но мы работаем над этим, в меру своих скромных сил и возможностей..
-Хорошо жить!
-А хорошо жить- ещё лучше!..
3
6
Ответить
   
Хабаровск
Сообщений: 23
Martyn36:
Большое спасибо за отличный и познавательный рассказ! К тому же получился отличный путеводитель! Интересно, когда появятся комменты типа "да у нас в Магаданской области ничуть не хуже"? :)
Магаданская область и Аляска совсем разные географически регионы,чего не скажешь о Камчатке. А там действительно не хуже, я бы сказал для жителей России намного выгодней(дешевле) путешествовать. Горы мусора на кордонах вы там тоже не увидете, да и другие посещаемые места в хорошем экологическом состоянии. Кстати, данный рассказ о путешествии к медведям вдохновил меня на посещение Камчатки в 2015г. https://travel.drom.ru/39294/
2
8
Ответить
     
Нижний Тагил
Сообщений: 2338
отличнейший отчет, просто образцовый - однозначно достоин Золотого фонда
шикарные фото, прекрасная природа, интересный текст
на Аляске созданы все условия для нормального путешествия и человеческого отдыха (аэропорты, отели, туристические info-центры, view-поинты, различные трейлы и т.д.) - нашей Камчатке до этого очень далеко
еще раз убедился, что США - страна, идеальная для путешествий
спасибо
You'll never walk alone!
22
2
Ответить
     
Нижний Тагил
Сообщений: 2338
Marat Lazarev:
А ты там был? Я был. Действительно не хуже.
не смеши людей
You'll never walk alone!
21
3
Ответить
     
Нижний Тагил
Сообщений: 2338
Шрек Третий:
А на Камчатке даже лучше! Тут отзывы о Камчатке есть. А лучше приехать и самому убедиться.
где ты там лучшее увидел?
You'll never walk alone!
18
3
Ответить
    
Москва
Сообщений: 1453
круто
Prius 20,
Leaf Azeo S Mark II JZX-100 Mark II JZX-90 Vaz 2112
2
 
Ответить
 
Усть-Каменогорск
Сообщений: 173
boruh:
завидую автору белой завистью.
С одной стороны хорошо что Аляска досталась США. Хоть природу сохранили. Была бы в составе России было бы как на Оймяконе: заброшенные поселки, гулаговские лагеря, куча мусора, бутылок и т.д.
Если бы Аляска не досталась США, там сейчас стояли бы С 400, дальше продолжаем фантазироать на тему сколько стоили бы запчасти на всем нам любимые машины и т.п.
7
3
Ответить
   
Кемерово
Сообщений: 596
Молодцы, умеют хранить и охранять природу. У нас бы в такой доступности все истребили, такое конечно можно наблюдать, но только реально в непролазных уголках России куда ещё человек не добрался.
10
2
Ответить
     
москва
Сообщений: 2163
Чисто, красиво, автобусы, кемпинги, дороги, Аляске повезло, что оказалась в составе США.
У нас бы это была свалка!!!
Мой отзыв: Mercedes-Benz M-Class 2009
17
2
Ответить
 
Усть-Каменогорск
Сообщений: 173
Перечитываю Ваше путешествие внимательно, и хочу сказать огромное спасибо, очень интересно! Мишки классные, сам постоянно хожу в горы, встречался с ними, пока зла от них не видел, да и они всегда предупреждают заранее, если к ним в дом идешь, у нас они живут везде в 20 км от города
4
2
Ответить
  
Красноярск
Сообщений: 16079
Отличный рассказ
ЗАКАЗ АВТОБУСА/МИКРОАВТОБУСА//т.251-28-28 КРАСНОЯРСК.
Могу глянуть что- нибудь для Вас у нас.
 
 
Ответить
Александр
Улан-Удэ
Отличные фотокадры, продуманные и хорошо обработанные! Хотелось бы узнать, каким фотоаппаратом пользовались и какими объективами? Удачных вам путешествий и отличных вам кадров!
2
 
Ответить
    
42-78
Сообщений: 1910
Интересна не только природа и животные-но и профессиональный рассказ с воодушевлением и азартом об происходящем вокруг.
Хорошо ценить настоящее и смотреть в будующее, оставляя светлое потомкам! Вот такая память должна оставаться после нас.
На самом деле жизнь проста, но мы настойчиво ее усложняем. Конфуций.
Мой отзыв: Honda Stream 2001
1
 
Ответить
 
Барнаул
Сообщений: 4485
Отличное путешествие получилось,молодцы.
Mazda MPV 2001г 2.0 FS
Mazda MPV 2007г 2.3 LY3P 23C
HYUNDAI SANTA FE 2.4 АТ 2012г
1
 
Ответить
     
Москва
Сообщений: 3294
Паркера видели и драгу Тони? :)))
1
1
Ответить
    
Сообщений: 38708
Мишутки на фото клёвые!)))...оченЬня понравились..)))
....да и ваще фото хорошие...*)))
2
 
Ответить
   
автор
Хьюстон, США
Сообщений: 19
Александр:
Отличные фотокадры, продуманные и хорошо обработанные! Хотелось бы узнать, каким фотоаппаратом пользовались и какими объективами? Удачных вам путешествий и отличных вам кадров!
Спасибо!
Снимали на Canon 10D, и парой объективов Tamron SP AF 90 и Canon EF 17-40.
США http://travel.drom.ru/39879/
http://travel.drom.ru/41349
Марокко http://travel.drom.ru/40392/
1
 
Ответить
   
автор
Хьюстон, США
Сообщений: 19
Спасибо большое всем за отзывы!!!
США http://travel.drom.ru/39879/
http://travel.drom.ru/41349
Марокко http://travel.drom.ru/40392/
1
 
Ответить
Апплодирую стоя!
Скоро поеду с аналогичными целями на Курильские острова,но такой отчет не осилю.
 
 
Ответить
AntoshaF
Тверь
Фотки большого Медведа доставили! Зачетный Медвед! Отзыв на 5+, видно что готовились. Ненавязчивая реклама присутствует, но в рамках. Молодцы, профи. Вот так надо отзывы писать, а то у некоторых мадам туша в каждом фото на весь кадр, будто кому-то это интересно и рассказы о "Димульке", которого просто жаль. Пишите еще, фотки супер!
 
 
Ответить
О! У нас только что стартанула экспедиция "Байкал Аляска" сначала от Байкала до Якутии.. а потом до Охотского и Аляски )) http://ozero.ru/article/relax/2016/05/27/nachalo-puti-do-alyaski.html
 
 
Ответить
   
Саратов
Сообщений: 28102
Круто. Впечатляет.
Если трезво взглянуть на жизнь, то хочется напиться.
 
 
Ответить
   
Благовещенск
Сообщений: 913
Очень понравился отчет!!!
1
 
Ответить
Молодцы!

Хорошо что американцы владеют Аляской, вот это порядок, все для людей, чисто, убранос дороги хорошие, животные, отели все есть

У нас бы уде вырвали бы с корнем и загадили бы мусором
 
 
Ответить
Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter
Добавить путешествие