Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
От Тихого до Байкала и Обратно на Жигулях! 2005 год.

От Тихого до Байкала и Обратно на Жигулях! 2005 год.

21.07.2007 | 8234 просмотра

Вглубь Сибири

Давно мечтали съездить в Сибирь «прочувствованно», на своих колёсах, и не просто проехать-проскрестись по нашей славной федеральной трассе, самой длинной из «диких» трасс мира, а с остановками в достойных интереса местах, с заездами в глубь проезжаемых сибирских областей. Этому намерению способствовал и тот факт, что жена моя сибирячка, а посему нелишне навестить давно не виденных родственников, друзей и знакомых.

Решили и собрались летом 2005 года, прослышав, что сквозная трасса в районе Талдан – Большой Невер, Сковородино – Мадалан и Ерофей Павлович – Амазар уже проходима.

Не буду скрывать, отчасти представляя, что нас может ждать, знали, что готовиться нужно основательно, но как всегда лишнего времени на сборы не было и мы собрались экспромтом. Однако для моей основательной супруги экспромт все же представлял собой «хорошо подготовленный сюрприз», и поэтому к началу поездки мы были вооружены идеологией, моральной поддержкой местного отделения Русского географического общества (Общества изучения Амурского края), чьим действительным членом моя супруга является. Т.е. имели на руках письменные рекомендации призывающие все областные и краевые отделения РГО, другие организации и органы власти нас поддерживать. И не просто нас, а экспедицию «От Тихого до Байкала», состоящую из трех экологов – нас и нашего сына, только что закончившего факультет прикладной экологии ДВГУ.

Мы имели Программу, включающую в себя экологические, краеведческие и отчасти научные цели. Моя половина, приступив к осуществлению экспромта сварила литров пятнадцать клубничного варенья для сибирских родственников, закупила приморского мёда, лимонника, ящик уссурийских бальзамов и много ещё чего, в том числе более основательных, а главное довольно объёмных подарков, не говоря о ящике провизии для нас, куче вещей, включающей теплые одеяла…

В общем, когда мы загрузили машину, а выбрали мы для путешествия с целью безопасности свою почти нетронутую за почти четырнадцать! (из них 10 лет – в запасе ) лет эксплуатации белую «Жигу», оставив вэдовую тойоту дома, ещё резонно посчитав, что «раритет» почти со всеми заводскими гайками при необходимости может быть продан сибирским аборигенам, вдруг обнаружили, что нам самим места в машине не осталось.

Ситуацию осложнил огромный чемодан с полупрофессиональной видеокамерой «Панасоник», т.к. мы жаждали всё запечатлеть не только на фото. Этот чемодан занял два сидения сзади. Пришлось всё, что можно утрамбовывать и втискиваться в салон машины.

Наш победный выезд был оттянут до обеда.

Наконец выехали из Арсеньева и через Буссевку взяли курс на Кировский район Приморья. Победно донеслись до Шмаковского источника набрав там в дорогу минеральной воды, призванной поддерживать наши силы на жаре, тем более в автомобиле без особых удобств. Экстрим есть экстрим.

Да, в бювете источника встретили местную молодую семью с ребёнком, которая грустно поведала, что гонит с уссурийского авторынка иномарку. И с них местных, без зазрения совести в дороге взяли «подать» за проезд.

В первый день путешествия мы проехали лишь пятьсот двенадцать километров, прибыв поздно вечером в п. Вяземский соседнего края. Здесь и ночевали у сестры наших друзей, с непростительным для сибирских путешественников комфортом.

Впрочем мы знали, что комфорта нам теперь долго не видать.

На следующий день мчались по пути на Хабаровск ещё до шести утра, в сумерках. Шёл дождик, который нас очень порадовал, т.к. давал надежду на начало пути без пыли. Асфальт похуже, чем под Владивостоком, но вполне приемлем. Приятно удивляли неплохие дорожно-защитные полосы, добротные автобусные остановки.

В половине восьмого утра мы въезжали в столицу Приамурья, где задержались более чем на два часа, посетив главные соборы города – Успенский и Свято-Преображенский.

Местный рынок впечатлил ценами на такую дешёвую в Приморье ягоду, зато нас вполне утешил лосось с икрой. Совесть экологов бунтовала, но т.к. рыба свободно лежит на рынке в центре города навалом, то надо полагать это легально…

Бодренько проскочив Смидович, заехали в малое сельцо с названием Бригада им. Трунова (вспомнили телефильм «Бригада», посмеялись). Впрочем село оказалось довольно симпатичным и патриархальным; набрав воды из колодца ближнего сельчанина и обмыв багажник машины, на нём и засолили амурского лосося. Здесь же и приготовили свой обед на походной газовой плитке.

 

 

Часа через два после Биробиджана началась такая грунтовка, что мы поняли - испытания начались. Просто грунтовка и перевалы, это ладно, впечатлило чрезвычайно активное движение КамАЗов, но у нас тоже есть запас прочности, патриотизма и риска. Можно понять – идут мощные дорожно-строительные работы, но пошла вязкая и желтая, как детская неожиданность глина, на которой мы крутились как на мыле, заботясь как бы не попасть под проходящий КамАЗ.

Не зная, как долго ещё придётся скользить, остановились по нужде. Лучше бы мы терпели! На обувь налипли комья глины, водоёма рядом никакого, чем-то её скребли, забрались в машину; проходящие мимо КамАЗы со смаком уделали нас окончательно и со всех сторон.

Мы как обычно отнеслись ко всему по философски, посмеялись, уверяя себя, что ничто нам не испортит этого путешествия.

Впечатлил массовый лет хвостоносца Маака. Махаоны долго кружили по трассе, а мы-то считали их видом, типичным для юга Приморья… При этом кругом цвёл северный кипрей.

Двигаться можно было лишь со скоростью 30 километров в час, было время налюбоваться на окрестные ландшафты. Только после Облучья пошла более менее сносная грунтовка. Встретили знак «Чита - 1780 км», нам тогда показалось, что это расстояние до Луны. Наивные, если бы мы знали, что накрутим по Сибири более 10 тысяч километров, мы бы только усмехнулись, говоря о таком «детском расстоянии».

К вечеру выпала большая удача наблюдать редкое природное явление - закат «Красный луч», когда Солнце слепяще краснело, а мы в восторге взирали на него, как увидевшие впервые прозревшие слепцы.

Несмотря на большие задержки в течение дня, проехали мы в этот день более восьмиста километров.

Время перевалило за полночь и мы встали на ночёвку в районе поворота на Екатеринославку, у поста ГАИ, хотя давали себе зарок держаться подальше от наших «слуг народа», но усталость взяла своё. Поднялись затемно, ещё до пяти утра, с интересом загадывая, что приготовил нам день грядущий. Через час мы уже проезжали по грандиозному мосту через великую Зею. Утро было так прекрасно, солнце выглядывало из-за тумана. По ходу начали вести видеосъёмку.

Перед Желтояровским районом грунтовка начала чередоваться с асфальтом. Настроение отличное, аппетит зверский. Малость подгорает прикуриватель, на который через тройник мы умудрились навесить переходники видеокамеры, кофеварки, сотового и детектора.

Пошли сосновые боры, березняки. Дышаться стало значительно легче, чем в родном, тёплом и сыром Приморье. Через пару часов мы были в районе «закрытого» Углегорска и могли только полюбоваться на знак Свободненского космодрома. Благодаря ему, более ста километров посчастливилось проехать по асфальту. Всё понятно - пыль и космодром несовместимы. Однако несовместим с ним оказался и лес, те самые восхитительные сосняки и березняки, массово усыхающие видимо от воздействия на них ступеней ракет, которые как известно отваливаются, скорее всего немало повышая естественный радиационный уровень, а может быть и ещё чего-нибудь. В этом я как эколог уверен.

Заправившись и посокрушавшись над судьбой леса, доехали до п. Сиваки, название которого наш сын, с упоением изучающий японский язык, перевёл как «морщинистое дерево». Здесь, в местном магазине кроме всего прочего мы обнаружили вареники с капустой и с мясом почему-то не с фирменным названием «сиваки».

Заехав за посёлок, сделали привал в красивом месте между ж/д и гравийкой, наварили сосисок, тех самых вареников и неплохо подкрепились.

Незаметно добрались до п. Магдагачи, где отдыхали и обедали у моей двоюродной сестры. Дороги хорошей здесь не было никогда, ж/д всегда всех местных вполне устраивала, но после приличного отдыха моё настроение подтолкнуло меня к необдуманным гонкам по неровной дороге. На этом моё легкомыслие не закончилось: почему-то не заправились в Магдагачах и далее еще в двух местах, встечает перекресток, где строятся сразу две или три бензозаправки, но бензина нет и никто не продает даже 76. Пришлось проехать 65 км на 5 литрах бензина, разумеется, выключая двигатель на спусках и молясь Николе Чудотворцу-покровителю путешествующих по сложной трассе и насыпь из скальника перед Большим Невером. Далее таких ошибок не совершал.

Вкатились таким образом в Большой Невер и машина еще не заглохла у бензоколонки! Гонки по тряской дороге не прошли даром и не доезжая п. Бамовского проявился результат производства брака и вялого дорожного строительства в стране – как-то вдруг полетела нижняя шаровая опора.

И, что самое интересное, – на совершенно безлюдной, вечерней трассе как чёрт из табакерки показались два пьяненьких аборигена, с интересом полезших в машину и под неё. Потребовалось пол-часа, чтобы без конфликта (памятуя, что мы ещё при деньгах и на данный момент беспомощно стоим в какой-то глуши и здесь нам нужно провести ночь). Предлагаемая аборигенами помощь оценивалась почему-то в сто сорок тысяч и была перенесена на утро. Сложно отсчитать во мгле сумму, изрядно превышающую стоимость жучки пусть и весьма «живой». Употребил домкрат по назначению после отчаливания изрядно потерявших имидж, похожих на человеков существ. Выровнял положение машины домкратом, укрепил. Ремонт перенесен на утро. Сон в машине.

Снова нам помогли молитвы, трудно поверить, но притормозившие на «Ниве» отец и сын азиатской или восточной национальности продали нам б/у шаровую старого производства, предупредив, что в окрестных магазинах продается «современное» качество. К слову шаровая не подвела даже на хребте Улан-Бургасы, отработала почти 10 тыс. км. Основные з/ч есть во всех встреченных авто и хозмагазинах, но ездить не щадя а/м на них опасно. При мне хозяин магазина просил знакомого при замене нового, купленного в его магазине рулевого редуктора ставить старую тягу.

 

 

Воспрянув духом, что более в машине деталей сомнительного качества нет (оказалось, что это казалось), вскоре мы победно проехали злополучный Бамовский по трассе-трясогузке и к обеду подъехали к знаку «Федеральный Дальневосточный округ», образно говоря въехав на территорию Сибири.

Поднялись на взгорок к часовне Николая Чудотворца, мудро расположенной на границе регионов, помолились. Как и многие, положив у иконы монеты, с умилением обнаружили бесхитростные детские подношения – конфеты, печенье, горстку орехов. Доконала стопка сигарет. Видимо она была единственной ценностью в кармане предстоящего перед святым. Как говорится, не судите…Никто не проезжал равнодушно мимо этого символического места. Супруга, припудренная пылью, но неунывающая, поправив шляпу, ещё больше приободрилась, почувствовав приближение родины.

Трасса в этом месте находится в якобы сданном состоянии, где-то здесь её показали недавно президенту. Возможно, что и показали, здесь она весьма широка, по городским меркам – шестиполоска, но прибыл он видимо на вертолёте, а жаль. Трасса отсыпана скальником, по которому весело ехать километров десять, но не сотни. Однако и она нас радовала своей не только шириной, но и прямотой.

Солнце жарило вовсю – ведь конец июля. Ни одного населённого пункта сотни километров. Мы конечно рады, что федералку прокладывают не по-традиции, т.е. не по центру какого-нибудь несчастного притрассового посёлка, но и когда из часа в час ты один, как на неведомой планете, возникает странное чувство особенности и громадности России. И, ей Богу, даже гордости.

Только к вечеру встретили первое поселение – п. Семиозёрный, заправились. Часа через два показалось, что заправились маловато и понёс нас не иначе, как сам чёрт в сторону п. Ключевского.

Предупреждения из Интернета не подействовали. Невинного вида милый посёлок, правда перевал перед ним будь здоров. От такого напряга, почти наверху перевала, впервые за многие годы потёк тосол через нижний патрубок. Спуск на сотню метров, обнаружение открытого багажника и забытой сумки с подарками. Естественно кросс в гору и с горы с сумкой. Движение в этом месте к счастью редкое. И «лесные люди» не любопытные. Патрубок заменен на запасной, новый известного качества со снятием радиатора.

Отдых с ремонтом в этом посёлке часа полтора, полное равнодушие владельцев свежих прадика и сюрфа, поглощающих спиртное в гараже, в глуши, за массой перевалов, на фоне вопиющей убогости.

Начались «американские горки», спуск с одной из которых привёл нас в ставшую легендарной среди перегонов Давенду.

Далее всё как нам рассказывали – снятый указатель поворота, пацаны-детдомовцы, зарабатывающие на лохах попавших в западню. Раздали горсть монет за указанное на Читу направление, перепроверили с заездом к магазину и недоумённо выехали к каким-то огородам на узкую петляющую дорогу в огромных лужах. Жалкая потрёпанная стрелка на каких-то пряслах гордо указывала – «Чита».

Совершенно охреневши от сознания, что это была, и в какой-то мере в настоящее время и есть федеральная трасса (о качестве строящейся рядом мы узнали лишь на обратном пути), в сумерках мы двинули в неизвестность за лихо мчащимися минивенами с обвесом! Я ранее за пять лет эксплуатации УАЗа так по бездорожью над техникой не издевался и сейчас не смог- это автородео, мотошлемов не хватает. Не жалко машину- себя бы сберечь. Насторожило отсутствие машин и деревень, стало не по себе и покрутившись по узким перевалам до полуночи, рискуя в темноте куда-нибудь свалиться, едва живой съехал вниз к притулившейся к дороге колонне мостостроителей. Здесь и ночевали, едва найдя силы раскидать из салона вещи и разложить сиденья. Спали аки младенцы. Утром мостостроители, лукаво улыбаясь пеняли на дорожников, травили байки и желали нам хороших мостов.

Наступил пятый день путешествия. Проехали 2430 километров, потратив всего 170 литров бензина АИ-92. Далее трасса была не менее впечатляющей. Что значит хороший настрой, с которым мы отправились в путешествие! Мы всё, что давал нам грядущий день принимали с благодарностью, это здорово помогало.

Добравшись до придорожного кафе в районе Сбеги мы уже веселились, ели домашний борщ и котлеты, загорали едва не нагишом (кстати менее чем через месяц, на обратном пути, остановившись здесь же на трапезу мы долго смеялись вспоминая тот день, т.к. теперь были в свитерах и куртках на синтепоне – Сибирь)

Перевалы стали менее крутыми, нашемарка уверенно держала трассу, правда на добром мишлене 155. После полудня были в Чернышевске. Здесь мы планировали сойти с федеральной трассы и перейти на забайкальскую, т.к. держали путь на самый юг к границе с Монголией и Китаем, в город Краснокаменск, к родным. Прикинув, что опаздываем на один день, дали родным телеграмму. Сотовый, несмотря на заверения Мегафона, что всё будет хорошо, «сдулся» уже за Биробиджаном.

 

Мы слышали о красоте этой трассы, но не ожидали, что она так хороша. Зелёные сопки, синие, чистые реки с добротными мостами. Впечатлил мост через Нерчу и сам город Нерчинск симпатичен. И это места самой страшной каторги в начале прошлого века! Конечно на областной «внутрянке» был асфальт и неплохой. Угнетали редкие, но глубокие ямки скрытые тенями от деревьев. Спасали надежные тормоза и запас прочности отечественного автопрома. Думаю, что только убитыми стойками на Карибе бы не отделался.

Ослепительное солнце создавало необычайно радостное настроение. Мы сразу начали видеосъемку прямо из машины. Мост через реку Шилку, да и сама река оказались очень величественными.

Не заметили, как докатили до города Балей. Были весьма о нём наслышаны, но вот в каком контексте, никак не могли вспомнить. Остановка, милый городок, карьеры, позируем, запечатляемся. И тут услужливая память «подсовывает» информацию из доклада читинских коллег об экологической обстановке в Забайкалье, который мы просмотрели перед отъездом. Вспомнили, что в этом невинном с виду городке несколько десятилетий добывали радиоактивный торий. Открытым способом! Загрязнение территории колоссально. Официально все твердят о невинной добыче здесь золота.

Погрустнев поехали дальше. Асфальт тем более после него закончился, и остановившись в п. Ундино Поселение; расспрашиваем о дороге на Улястуй. Время было к полуночи, как-то быстро потемнело, Улястуй остался в стороне, прокричав «гип-гип-ура» преодолённым 3 тысячам километров, свернули к придорожному кафе, заночевав у него же.

Шестой день путешествия начался радостно. Яркий и солнечный, он манил надеждой встречи с большим количеством родных. Едва позавтракав, двинули далее на юг. В стороне остался большой посёлок Бырка.

Снова красивейшая река с большим мостом – Турга. Начались бескрайние, безлесные забайкальские степи. Дружно пели «По диким степям Забайкалья, где золото моют в горах…»

Скоро беспечное настроение пошло на нет, стали встречаться брошенные посёлки, гарнизоны, улицы «мёртвых» пятиэтажек с пустыми «глазницами» окон – Мирное, Безречная, Хадабулак… Везде следы разрушения. Так сказать результаты конверсии.

Этого оказалось мало, поразили бесконечные составы с сибирской лиственницей, шустро катившиеся по областной жд в сторону Китая. И это среди степей, где нет ни кустика, ни деревца. Можно снимать фильм ужасов о будущем России, как сырьевом придатке всех паразитов мира.

Город Борзя, центр крупного гарнизона ещё держится. Заправились и двинули на Харанор. Неслись с ветерком, но вдруг металлический звук- загремело колесо. Болты крепления на одном из заднем правом колёсе срезало, как бритвой, три из четырёх. Вернее они были порублены, как колбаса на 2-3 мм шайбы. Думаю, что это импортные диски и неправильная развесовка сыграли с нами злую шутку. Или качество болтов? Застопорились.

Дрели для высверливания остатков шурупов разумеется не было и вооружившись зубилом и ангельским терпением я начал их потихоньку выкручивать. И это в какой-то сотне километров до цели. Мы ещё не знали, что это будет за сотня. Убив два часа и немало сил решили проблему. Поели. Свернули в сторону села Степное и пошли на Краснокаменск. Поганее грунтовку представить было сложно. Тряслись, еле передвигаясь, остановились под селом Красный Великан. Все трое как по команде прямо сидя уснули на полчаса. Встречали мёртвые в прямом смысле озерца, ни птиц, ни насекомых. Неужели страна Полынь?

Думали, что едем по степи вечность, к вечеру дотряслись до долгожданного Краснокаменска. На подъезде к нему появилась живенькая зелень, так сказать фазенды горожан. Город чист, утопает в зелени и фонтанах, жилфонд города содержится в весьма хорошем состоянии, а его обитатели платят символическую плату за его содержание и комуслуги. Учитывая то, что жить мы здесь не собирались, город нам очень понравился. Кстати именно здесь нам предложили весьма приличную цену за наш «раритет», но в наши планы расставание с ней в середине путешествия не входило.

Не буду описывать тёплое гостевание в кругу родных, в зелёном оазисе среди забайкальских степей. Через три дня мы уже спешили к Чите.

До Читы от Бырки ехали уже по другой трассе, очень живописной. Кстати отъехав от Краснокаменска пару часов от стресса прощания с родными мы невероятно проголодались, отложив то, что нам дали в дорогу на потом, свернули к симпатичной позной в селе Семиозёрье.

Позы – это бурятский вариант среднеазиатских мантов. Две милые молодые буряточки оперативно слепили нам прямо при нас позы, испекли блинчики, которые подали с домашним вареньем и «белёным», т.е. с молоком чаем.

 

 

Хозяйки этого приюта для странников, стараясь создать нам уют, включили музыку, причём так громко, что лежа в закрытой машине и на расстоянии она меня разбудила и на дала поспать. Поев и воспрянув духом мы довольные вышли из очаровательной и на самом деле хорошей позной и обнаружили целую стаю голодных индюков. Наш походный хлеб они ели, как впервые в жизни. Может быть, это просто прожорливая птица? Так как с виду они были неплохо упитаны.

К обеду мы были у большой и красивой реки Онон. Вели видеосъёмку. Заехали в административный центр Агинского бурятского национального округа Агинское. Нам очень здесь понравилось. Чисто, красиво, достраивается силами китайцев (!) золотокупольный православный Храм, посвящённый Николаю Чудотворцу, по заказу бурятов. О как! Это нас потешило, но больше конечно порадовало. Здесь хорошо развита местная пищевая промышленность, мы её оценили в прямом смысле.

Дорога в пределах округа выше всяких похвал. Местные объяснили, что позаботился свой «главный чукча», депутат в ГосДуме от этого округа Иосиф Кобзон. Порадовали встреченные повсеместно тучные стада коров. Фотографировались у памятников местных героев – бурят-монгольских батыров. Памятники необычные и очень красивые.

Как-то быстро проскочили знаменитый курорт «Дарасун» и к вечеру были в Чите, где буквально свесившись с балкона нас ожидали родные.

Здесь мы были целый день и две ночи. Успели посетить местное отделение Русского географического общества, местных краеведов в музее декабристов, расположенном в древнем лиственничном 1776 года постройки Михайло-Архангельском храме, в доме-библиотеке княгини Е. Нарышкиной и других интересных местах. Время неслось вскачь. Конец июля, но нужно спешить, сибирское лето коротко.

Держим курс на Улан-Удэ. Есть асфальт, средней паршивости. Тайга имеет множественные следы пожаров, увы в основном верховых, которыми так печально известно Забайкалье.

Снова заезжали в позные, но уже не столь колоритные, как в Семиозёрье.

Выезжая за пределы Забайкалья с краеведческой целью заезжали в г. Петровск-Забайкальский, исторически более известный как Петровский Завод, место каторги декабристов. Отношение к ним конечно неоднозначно у думающих русских людей, но они были, а история не знает сослагательного наклонения. Хотели сами увидеть это место. Нынче это город, правда до сих пор более похожий на большой посёлок. Перспективы у него ныне сомнительные, в связи с тем, что горнодобывающая промышленность Забайкалья потихоньку приказывает долго жить. Население увы не озадачивает себя знаниями о прошлом, никто толком не мог и показать, где были известнейшие на всю Россию Петровские свинцово- серебряные рудники, на которых и работали декабристы. При этом горнодобывающее предприятие работало до позапрошлого года, правда как утверждают старожилы здесь добывали не свинец, и не серебро, а железо. Впрочем явление Иванов-не-помнящих-родства мы встречали повсеместно.

 

 

Музей декабристов, расположенный в доме княгини Е.И. Трубецкой был закрыт. Посетили место, где прежде стояла знаменитая тюрьма, а также кладбище, где нашли склеп Муравьёвых, надо отметить в хорошем, ухоженном состоянии, могилы декабристов И.И. Горбачевского, А.С. Пестова, могилы детей декабристов - Фонвизина, Анненкова, Муравьёва, Ивашова. Плата за ошибки молодости (у большинства из них) была воистину высокой. Сейчас суд потомков над ними почти не властен, их судит сам Господь Бог, вот и мы воздержались от суждений.

К вечеру мы были в Бурятии. После села Хошун-Узур (бывший колхоз «Знамя Ленина») началась горная складчатость, пошли перевалы за перевалами, иногда чередуясь с тайгой.

Около десяти часов вечера мы въехали в станицу Верхнеудинскую, ныне город Улан-Удэ, когда уже темнело. Самое бы время переночевать у дальних родственников, да когда их искать, когда нас уже неодолимо влечёт к Байкалу.

С присущим нам авантюризмом и оптимизмом мы не глядя на ночь рванули на Баргузинский тракт. Впрочем, если бы мы знали, что ждёт нас впереди, мы бы вряд ли это сделали. Почти сразу начались крутейшие перевалы хребта Улан-Бургасы. Честно сказать, перед ними меркнут все перевалы федеральной трассы, даже в районе Давенды.

Причём ночь уже вступила в свои права, и это нужно прочувствовать, когда в темноте ты лезешь на крутейший перевал, а он всё выше и выше (это уже позже мы узнали, что здесь более двух тысяч метров над уровнем моря), что уже начинают травить газовые баллончики, причём всерьёз, мотор раскален, а дорога устлана камнями размером с кулак, по краям трассы вроде обрывы; туман и пыль, пыль, и неизвестность, да еще почти полное отсутствие машин...

Те сорок три километра мы как-то пережили часа за полтора, но запомнили навсегда. В конце долгожданного спуска мирно дремал посёлок Турунтаево, административный центр одноимённого района. Мы были рады ему в любом его месте, поэтому на ночёвку остановились почти у первого попавшегося забора.

Утро следующего дня было воскресным, в тишине мы проспали едва ли не до восьми часов. Разбудили аборигены, громко требующие продолжения банкета почему-то в обычном доме. В местном магазине пополнили продуктовые запасы и уже далее по довольно ровной и местами асфальтированной трассе покатили дальше.

Оказывается, уже давно существует объезд перевалов хребта Улан-Бургасы через Прибайкальский район, на пароме по Селенге. Мы, зная, что ни о чём нельзя сожалеть, как дети радовались тёплому, солнечному дню, ни с чем не сравнимому прибайкальскому ландшафту, предвкушая появление Байкала. Часа через три заметили знак «Школьный заказник», а на самом деле уютный уголок природы на берегу знаменитого Котокельского озера.

Два бивуака, один из которых свободен. Мы вольготно расположились на длинном столе вместе с газовой плиткой, достав накопившиеся съестные припасы. Соседи на «Жигулях» скоро покинули нас.

Почитав немудрёные детские плакаты, типа «Папы и мамы! Лесные пожары опустошительны, шалость с огнём пресекайте решительно!» и потешив свою экологическую натуру приступили к активному отдыху. Сын многократно зажигал плитку загораживая её от ветра, жена хлопотала с кастрюлями, а я зашел в лес, прошёлся вдыхая хвойный запах, глядь под ноги – грибы, белые. Набрал сразу с полведра в подол рубахи. Потом все долго восхищались грибами, обсуждая, как Сибирь умеет удивлять.

Отлично пообедали. Душу согревало предвкушение, что вот-вот выйдем к побережью Байкала, которым жена моя, родившаяся и выросшая на его берегу, уже просто грезит, тем более уже совсем рядом был посёлок Гремячинск. Проехав его мы, преодолев 4777 километров и семьсот метров (!), наконец увидели синий простор Байкала. Эмоции, съёмка. Асфальт, то исчезал напрочь, то появлялся, полузасыпанный байкальским песком.

В посёлке Турка купили у аборигена, прямо на трассе несколько свежих омулей. Так, что помимо всего прочего мы ехали со своей рыбой и грибами.

 На берегах Байкала полно отдыхающих, чего ещё десяток лет назад не было. Не выдержав искушения водой, остановившись у села Катково, мы прыгнули в Байкал едва раздевшись. Лето было необычайно тёплым и вода тоже. Плескались, как дети. Набрали «сахарных» камней, немного, жена моя истинная патриотка озера рассказала нам о судьбе бухты Бабушка, камешки-самоцветы из которой в рюкзаках были развезены по Союзу ещё говорят в 60-е годы! Вскоре свернули к излюбленному месту отдыха всех приезжающих, в село Максимиха, фактически курорт местного значения.

Не понравилось обилие туристов, кстати мы как экологи просто ненавидим это слово, и туризм, как явление, резонно усматривая в туристах вредителей и загрязнителей природы. Мы воспринимаем его почти как оскорбление.

 

 

Меньше, чем через час мы были у цели, въезжая в посёлок Усть-Баргузин. Сразу дали телеграмму родным на Дальний Восток. А далее встречи, воспоминания, посещение школы, которую закончила моя жена и в которой ещё ученицей была директором народного краеведческого музея. Целый день посвятили отдыху в несравненном Баргузинском заливе. Раскладывали традиционный костёр, готовили на рожне омуль, уже местной баргузинской популяции. Этого нам показалось мало, ещё сварили целую кастрюлю царь-рыбы. Варёный и свежий омуль особенно нежен, а бульон его сытен, как куриный.

 Накормили и пришедшую собачку. Купались, отдыхали. Сын, как-то сразу впавший в детство, начал рыть в золотом баргузинском песке, посвящённый счастливой и обалдевшей на родине маме, залив имени Лоры.

На следующий день мы навестили уважаемую нами реку Баргузин. После Селенги и Верхней Ангары, это третий по величине приток Байкала. Много десятилетий по нему осуществлялся молевой сплав леса, сильно загрязнивший эту великую реку. Досталось и Байкалу. Сейчас река отдыхает. Закрыт даже последний в Бурятии рыбокомбинат, расположенный на её берегу. Мы бродили по его территории с грустью. Теперь здесь работает только холодильник, принимающий рыбу, преимущественно омуль, от уцелевшего рыболовецкого колхоза и от местного населения, читайте – потенциальных браконьеров.

Покидая Усть-Баргузин мы навестили местный Храм Рождества Иоанна Предтечи, где нам подарили икону забайкальского местно-чтимого святого, недавно явившего свои нетленные мощи, Авраамия Чикойского.

Выехав к вечеру, мы мечтали заночевать где-нибудь на берегу Байкала. Остановились в Гремячинске. Чудный берег, рядом большой православный крест. Вечер был тих, загадочен. Прямо на капоте накрыли стол, напитком было подаренное усть-баргузинцами козье молоко с крупной малиной. Так мы отметили Ильин день. Наблюдали потрясающий байкальский закат. Это ни с чем не сравнимое зрелище. Солнце стремительно уходило за горизонт, а за ним исчезала и дорожка на воде, причём солнце было малиновым.

Разбудили нас приставшие к берегу рыбаки у которых мы сразу купили парных омулей, довольно крупных, возможно ещё баргузинской популяции. Выбуксировав из песочка, двинули без остановок до села Батурино. Здесь мы познакомились с чудным Сретенским женским монастырём, который ещё восстанавливается. Его нижний Сретенский Храм, чудо архитектуры начала 18 века, уже действует, верхний, посвящённый Георгию Победоносцу почти готов и в нём установлен беломраморный иконостас, на который собирали средства всей Забайкальской епархией. На территории монастыря навестили могилу декабриста, жившего здесь на поселении и умершего молодым.

На пути к уже знакомому нам Турунтаево, встретили огромный табун лошадей, ведомый умным вожаком. В табуне было трое крохотных жеребят, один из которых почти новорожденный был размером чуть больше собаки. Оторопев от умиления вышли из машины и любовались табуном.

  

Отменно отобедав в столовой посёлка Турунтаево, зашли в редакцию районной газеты «Прибайкалец», пообщались; нам подарили пачку газет и мы поспешили к увиденному нами Храму Спаса Нерукотворного, почти копии батуринского, тоже древнего по сибирским меркам.

Заказали разные требы, в том числе и традиционный молебен о путешествующих и двинули в обход, так впечатлившего нас хребта, и вышли на простор долины реки Селенги. Влетели на паром за минуту до отправки! Нам казалось, что мы несёмся по реке. Паром тянул игрушечного вида буксир, с победно развевающимся российским флагом на мачте. За чисто символическую плату. На другой стороне переправы нас ждало вполне приличное шоссе.

 

Обратили внимание, что в Прибайкалье, как и в Забайкалье вдоль дорог встречаются так называемые «деревья счастья», обвязанные ленточками из ткани и обсыпанные монетами, в восточных традициях.

На пути к трассе на Иркутск, ещё на бурятской стороне, сделали суточный отдых в с. Кабанск, административного центра одноимённого района, у знакомых.

Трасса на Иркутск не идеальна, но всё же лучше, чем от Читы до Улан-Удэ. Большое количество речек, впадающих в Байкал, пересекало нам дорогу. Начиная где-то от Выдрино, шли в основном по высокогорному плато хребта Хамар-Дабан, вдоль южной оконечности Байкала. Заехали в печально известный г. Байкальск. Целлюлозо-бумажный комбинат, главный отравитель Байкала всё ещё действует, как заколдован. Однако в городе появился Свято-Троицкий величественный православный храм.

У любого более-менее крупного поселения есть рыночек. Торгуют копчёным омулем, варёными шишками, ягодами. Однако самым популярным, и самым известным для всех путешественников остаётся рынок у посёлка Култук, раскинувшийся на возвышении над озером, на самой его южной оконечности. Здесь есть омуль во всех видах, продают и язей, хариусов, и всё, что можно встретить только в Сибири. Рискнули купить омуля горячего копчения, но для надёжности действительно горячего, свежеприготовленного. Самые крупные особи его стоили полста рублей. Увлекшись варёными шишками и омулем не заметили, как перед Иркутском перевалы стали всё круче и круче. Далее пришлось это замечать почти до самой сибирской столицы. Въехали в неё к вечеру. Не веря своим глазам, катились по её неповторимым улицам.

Поселились в самом идеальном для отдыха месте, на окраине города, в коттедже–новостройке среди берёз. Посёлок коттеджей вроде бы так и назвали – Берёзовый. Родственники наших друзей встретили незваных гостей тепло, отдав в наше распоряжение весь второй этаж.

Целых два дня знакомились с Иркутском, который давно как-то подзабыли, да толком и не знали. Отметили отстроенный пару лет назад на набережной Ангары грандиозный гранитный памятник императору Александру III, с большой надписью на постаменте – «Благодарная Сибирь». Отстроен в основном средствами железнодорожников в благодарность за строительство Транссиба, который фактически и обеспечил освоение России за Уралом. Рядом, по площади вокруг памятника и в сквере на набережной Ангары гуляло допоздна много отдыхающих, что вызвало у нас удивление, вспомнили, что набережные нашей приморской столицы, Владивостока после восьми пусты, как в Чикаго 60-х годов.

Посетили областной краеведческий музей, его филиал, посвящённый природе, где проходила выставка лилий, художественные салоны и лавки. На третий день, а это был понедельник, зашли к своим коллегам в управу Прибайкальского национального парка, где были тепло встречены. Получили нужную нам информацию и их предложение присоединиться к плаванию в бухту Песчаную, на Байкале. Поблагодарив, отказались, т.к. готовились к более грандиозному плаванию по морю-озеру.

Поспешили в Академгородок, где в институте географии СО РАН были тепло встречены соратниками по Русскому Географическому обществу.

В этот же день удалось съездить в Листвянку, где мы не были одиннадцать лет. Успели посетить Музей Байкала, в котором не далее как год-два назад установлены большие аквариумы с живыми обитателями Байкала, в том числе и с нерпами. Экспозиция музея практически не меняется.

Получили приглашение на Дни Байкала, которые здесь теперь проводят ежегодно в середине августа, подарили свою статью - вклад в защиту озера, опубликованную в одном из региональных вестников Приморья.

Как завороженные проехали по некогда очень скромному посёлку, теперь сплошь застроенному дворцами, дачами, кемпингами. На всем отпечаток бизнеса – завлекательные кафе, гостиницы, большой рынок вдоль побережья и даже Нерпинарий. Впечатление таково, что местному населению устроен «мягкий» террор. Посетили славный своей историей местный Храм Николая Чудотворца. Возвращались в Иркутск в сумерках. Дорога между ним и Листвянкой настоящее скоростное шоссе, с прекрасным асфальтным покрытием.

На следующий день с утра мы были на пристани «Ракета», откуда два раза в неделю отправляется судно через весь Байкал до Нижнеангарска. Оставив в Иркутске машину мы неслись на быстроходном теплоходе «Восход» до Порт-Байкала. Там стремительная пересадка на ещё более быстроходную «Комету» на подводных крыльях и головокружительная гонка в течение дня по дивному морю-озеру. Не повезло с погодой, которая до сих пор нам благоприятствовала, шёл дождик, но он не испортил нам удовольствие от плавания. Немного раздражало обилие иностранцев под завязку занявших теплоход. Америкосы даже сидели на полу, среди своих рюкзаков, что доставило нам небольшое удовольствие. Из сотни с небольшим мест в трёх салонах теплохода соотечественники вряд ли занимали четверть. Иностранцы оккупировали среднюю, относительно закрытую палубу, а заднюю открытую, тем более, свесившись в борта судна в восторге от живописного побережья озера, его скал, мысов, синей глади воды. Снимали без устали всё подряд на фото и видео. Я со своим видео тоже не терял времени зря.

Настроение было отличное, места наши у окна-иллюминатора. Аппетит навалился зверский, судовой буфет пользовался бешеной популярностью. Честно сказать, это большое удовольствие пить горячий чай посреди холодного, синего Байкала. В обед коротенькая остановка на острове Ольхон, где часть туристов покидает судно и снова несёмся вперёд. И так более шестиста километров. К вечеру пришли к городу Северобайкальск, где не были с десяток лет, и где сошла основная масса пассажиров.

В Нижнеангарск прибыли затемно, с опозданием в час. Жена сильно волновалась при виде родного посёлка, откуда её увезли десятилетней, но любовь к которому она сохранила поистине фанатическую. Родных здесь давно никого нет, спешили в село Верхняя-Заимка, где ещё живо родовое поместье бабушки и дедушки, хотя уже и чужое.

Сильно повезло, нас захватила шедшая туда машина встречающих. Не успев прийти в себя, в полночь мы сидели за накрытым столом в доме подруги детства моей жены. Одиннадцать лет назад мы здесь уже гостили и нас прекрасно помнят. Встретили отлично.

За два дня, что мы здесь были, обошли побережье славной могучей реки Верхняя Ангара-второго по величине притока Байкала. Обошли село, его красивые окрестности, на двух весельных лодках сходили вверх по реке на горячие источники. С удовольствием належались в импровизированной ванне одного из них, над носом кружили полосатые комары и красивейшие стрекозы.

Вода чистая, как слеза, не замерзает, даже зимой- Земля Санникова, да и только. Побережье Байкала славится своими горячими источниками. Их сотни. Со всей страны многие приезжают отдыхать-лечиться на них. Вспомнили свой прошлый приезд и потрясающе продуктивную рыбалку. Сейчас рыбачить было некогда, но омулем нас откормили вдоволь. В это же время наступал запрет на его лов, начинался нерест и мы не взяли греха на душу.

Наотдыхавшись и сняв всё самое интересное на фото-видео, на третий день мы уже спешили в Нижнеангарск. Ещё день здесь, и нужно успеть на «Комету», тем более недешёвые билеты на неё взяты заранее.

Посёлок Нижнеангарск, административный центр Северо-Байкальского района Бурятии, имеет славную историю. Ещё в семнадцатом веке казаки поставили здесь в устье реки Верхнезаимский острог. Коренными жителями этих мест были доброжелательные и трудолюбивые немногочисленные эвенки. Долгое время посёлок был малонаселённой столицей северного Прибайкалья. Активно действовал порт, рыбокомбинат и даже собственный аэропорт. Жизнь текла неспешно, пока не пришёл БАМ. Посёлок стал его важным транспортным центром.

Помните, «в царстве снега, соболей, да ёлок, где Байкал торосами звенит, жил да был застенчивый посёлок…». Впрочем, к бамовскому нашествию знающие люди отнеслись более, чем скептически. Увы, с лихвой сбылись все мрачные предположения. Природу поуродовали в удовольствие, с размахом, пожрав миллионы народных денег, экономически дорога себя не оправдала, перспективы её неясны.

Посетили в посёлке старую школу на берегу Байкала, где сейчас располагается очень хороший краеведческий музей, местный художественный салон, тоже весьма приличный, где приобрели кое-что из эвенкийских сувениров, альбомы самого знаменитого в стране и расположенного рядом Баргузинского заповедника. В его контору мы опоздали. Успели съездить на идущих каждые двадцать минут микриках в Северобайкальск, посмотреть достраивающийся Казанский Храм. Городок, надо сказать, питерцы отстроили себе, здесь на берегу Байкала очень красивый, необычный, с домами ступенями спускающимися к побережью, построенными по антисейсмическому проекту, с красивым ж/д вокзалом, отделанным местными горными породами, уютный и тихий.

Мы быстро вернулись в Нижнеангарск. Посёлок сильно вытянут вдоль побережья Байкала, пройдя вдоль него километра два, к вечеру добрались до дома подругиной сестры, где и ночевали. Утром в предвкушении обратного путешествия по Байкалу, рано утром мы стояли на пирсе. Дождик снова подкараулил нас. «Комета» стремительно несла нас в обратном направлении. Снова нашествие иностранных туристов в Северобайкальске, снова скалы обрывистого западного побережья озера, причём никогда не надоедающего, снова зверский аппетит и ощущение полёта.

Пересев по-традиции в Порт-Байкале на теплоход речного класса «Восход», мы почувствовали, что набирая скорость тут же её гасим. Заинтересованно обозрев Ангару, обнаружили, что участвуем в гонках с ещё одним таким же судном, но более тихоходным, то позволяя ему нас догнать, то с легкостью устремляясь вперёд. Это позабавило пассажиров, все заметно оживились. В Иркутск наш соперник пришёл почему-то изрядно нас опередив. Шёл дождь, но настроение было боевое.

На следующий, воскресный день мы решили ознакомиться с самыми главными Храмами города. Посетили совершенно уникальный Богоявленский Собор, сплошь покрытый снаружи фресками, имеющий две колокольни, одна из которых редкая, шатровая, а в ней висит сибирский Царь-колокол, весом 13,5 тонн; кафедральную Знаменскую церковь, в бывшем женском Знаменском монастыре, в которой хранятся мощи святителя Иннокентия Иркутского.

Кроме того, мы не миновали первую церковь города, в прямом смысле слова первую, Спасскую. В ней пока размещается филиал областного краеведческого музея. Здесь хранится собрание уникальных икон из разных храмов города, а также праздничные облачения иркутских епископов. Поднявшись на её колокольню мы имели возможность насладиться видом Иркутска сверху и всё поснимать на видео.

После полудня выехали из Иркутска, ещё с трудом представляя, что нам предстоит снова пройти федералку в обратном направлении.

О продаже машины всерьёз не думали, перегрузившись покупками и привыкнув к ощущению того, что находишься пусть не в бронированной, но в своей крепости и можешь снова и снова заезжать туда, куда душа просит.

В районе Култука пошёл ливень такой силы, что напомнил родной муссонный приморский климат. Скоро выглянуло солнышко и подкатив к знаку «Республика Бурятия» привлекли внимание бурятского гаишника, который неожиданно, впервые за всё наше путешествие спросил права, мы от неожиданности растерялись и не смогли их найти сразу. Не удивительно, от впечатлений забыли даже пароль с биоса от ноутбука, на котором набираю данное сообщение. Нашли, успокоились, купили туесок черники и покатили к селу с претенциозным названием Боярское, где попрощались с Байкалом. Станцию Посольскую с отворотом на мужской Посольский монастырь к сожалению проезжали уже в восемь вечера, не заехали, а проскочили до знакомого нам Кабанска, где и заночевали вторично.

 

 

Прикинув, что до конца отпуска осталось ровно шесть дней, поспешили в обратный путь.

В девять утра были в бурятской столице. Заехали в неё, т.к. спеша к Байкалу в прошлый раз, мы её просто проскочили. Успели на утреннюю службу в кафедральный, Свято-Одигитриевский Собор, почти ровесник первых иркутских храмов и такой же великолепный.

 Напротив храма обнаружили автомастерскую, где нам оперативно заменили масло в коробке и провели диагностику ходовки. Всё окей. Пройдено по Сибири 6573 километра. Работники мастерской удивились приморским номерам и наличием в нашем регионе такого вида автостарины. Успокоили, соврали, что последняя. Экстрим с элементами шоу.

Отметились в местном супермаркете, обнаружив здесь приличный выбор мясо- и молокопродуктов местного производства. Набрали на обратный путь наиболее калорийных продуктов, не забыв и об экзотике, типа конских колбас, сибирских орешков в фирменной упаковке, местного бальзама «Бурятия».

Вспомнив о некогда популярном республиканском рынке, двинули туда. Рынок по-прежнему хорош. Был большой выбор таёжных ягод, поспевших к середине августа: голубики, черники, смородины и начинающей созревать брусники; были и орешки, и сера, как просто варёная, так и копчёная. В местных павильонах обнаружили омуль в разных видах, но понимая, что на жаре его далеко не увезёшь, с сожалением от него отвернулись.

Обнаружили много интересной кулинарии, а также фирменный киоск местной кондитерской фабрики «Амта». Хорошо здесь отметились и поспешили в центр. Нашли, что пресловуто известная голова стоит на месте. Зашли в любимый геологический музей. Музей очень примечателен, особенно уникальными минералами, которых почти нигде не найти, в первую очередь это байкалит и уваровит. По пути обнаружили музей Природы, единственный в своём роде за Уралом, но к сожалению закрытый.

Через час-полтора в селе Шалуты не выдержав искуса, в последний раз купили солёных омулей, планируя растянуть их вкушение на пару дней. Выйдя к Мухоршибири, районному центру одноимённого района, вспомнили о горке после неё, на которую теперь пришлось залезать. Не сколько крутая, сколько затяжная. Видимость с неё километров сорок-пятьдесят.

Через пару часов уже пересекали границу Бурятии и Читинской области. Снова проехали по тихому Петровскому Заводу, и снова нам не повезло с музеем декабристов. Также как и в прошлый раз мы опоздали сюда на двадцать минут.

Проехали знаменитую и текущую в Монголию реку Хилок. Встречали во многих местах выгоревшую тайгу, на которую стремясь к Байкалу не обратили серьёзного внимания. Были немало наслышаны о знаменитых озёрах Забайкалья Арее и Арахлее, известных своей красотой и мистической силой. Найти и заехать к ним, увы не было времени.

К ночи остановились у придорожного кафе с Арей. Здесь мы провели самую холодную ночь. Утром клацая зубами и благодаря мысленно сибирских родственников, доукомплектовавших легкомысленных приморцев ещё одним одеялом и тёплой одеждой, поспешили размяться и согреться в дороге. Через два с половиной часа остановились на завтрак и небольшое техобслуживание у реки Кука. Через час прибыли в Читу.

К полудню были в кафедральном Соборе Казанской Божией Матери, где обнаружили недавно обретённые мощи местночтимого святого Варлаамия Чикойского. Приложившись к святыням Храма и заказав перед дальним бездорожьем необходимые требы, мы поспешили на выезд.

Через час уже начались перевалы, которые не кончались часа полтора, как-то редкими стали жилые поселения. По окончании перевалов сделали привал у реки Талача. Речка оказалась красивой и чистой, помылись, заварили картофельное пюре, которое с удовольствием намяли с солёным омулем. Было жарко и тихо, покопался в карбюраторе. Проблемы со снятием, т.к. накидной на 13 пошел в уплату в Иркутске за рекогносцировку хорошим молодым людям. Спасибо, через весь Иркутск провели, как лоцманы. Двигаясь за ними следом, подрезал какую-то жигу на кругу перед плотиной вроде, извиняюсь. Хотя по Владивостокским меркам - никакого криминала. Но в Иркутске - каюсь, виноват.

К вопросу качества бензина - нагар снизу карбюратора 3 мм. Счищал ножом. Заправлялся в основном 92 бензином на приличных, с вида, заправках.

Ранее, въезжая с Амурской области в Читинскую, встретил попутчика, десять лет отработавшего на сборке в Тольятти. Купил Таун-Айса 88 года проблемного. Дважды просил насос, что-то там продувал, но все равно был доволен и ехал. В Чите снова встретил тольяттинца - и снова не патриот автопрома. Хотя капитан, пограничник – вроде по службе положено.

К вечеру резко похолодало, асфальт закончился, снова начались перевалы. Тряско и пыльно. Заправку встретили уже в девятом часу вечера у села Богомягково. Дорога- сплошная гребёнка. До Чернышевска оставалось 175 километров, которые мы преодолели лишь к полуночи, где и заночевали, обнаружив ночёвку перегонов на местной заправке на выезде из города.

Итак,18 августа мы проснулись около шести утра в милом городке Чернышевск. Шёл 31-й день нашего путешествия. Впереди был самый тяжёлый и длинный, а кроме того и безлюдный участок северо-сибирской трассы.

К десяти утра мы были у уже знакомой нам закусочной «Багульник», у поворота на п. Сбега. Конкретно стоящих на трассе посёлков теперь долго не будет. Подкрепившись, выехали на уже знакомую нам трассу. Перевалы, «языки», объезды, «горки», скальник, всё как и месяц назад.

В этот раз миновали Давенду, объехав её по новой, строящейся трассе. Сделали отворот на восемь километров, заехав в Могочу. Заправились, с тоской в душе отметили деградацию ранее процветавшей станции; не нашли даже приличного магазина, все какие-то забегаловки, да киоски. Без сожаления, не задерживаясь уехали.

Через час проезжая поворот на Топтугары и Часовинку отметили что проехали уже 8000 километров. От Читы отмахали уже почти 700 километров. В сторону Дальнего Востока практически никого не встречали, перегоны неслись нам навстречу, а так как новая трасса отсыпана в основном скальником, то не раз прилетели нам камни в лобовое стекло, из под проходящих навстречу машин, да пыль была вся наша. Впрочем, мы отнеслись к этому стоически.

Вскоре у ручья Жанна сорволо ниппель на колесе, а ведь когда в Сибирь ехали ни разу подобного не было. Сказали об этом одному недоброму человеку, видимо «сглазил», или резина подносилась. Давление поднял до 2.2.

К вечеру этого же дня были на границе Читинской и Амурской областей. Издалека поклонились часовенке Николая Чудотворца.

Часа через три у поворота на ст. Ерофей Павлович встретили шиномонтаж с кафе. Перебортировали два колеса. Напились чаю с натуральным персиковым экстрактом. Был с собой. Около полуночи проехали поворот на Мадалан, в первом часу ночи обессиленные были в Тахтамыгде, где и заночевали под забором брошенного дома.

Наутро быстро доехали до Сковородино. Городок очень понравился, приветливый, симпатичный, хорошие магазины. Нашли много полезного для себя. Сфотографировались у памятника первому паровозу. На шиномонтаже заменили камеру. Запаслись хорошими продуктами и свежей местной прессой. Прошли по гольному скальнику мимо Большого Невера. Шутка ли до позапрошлого года этой трассы здесь не было.

После обеда миновали Магдагачи. В этот раз сюда не заезжали, спешили. К вечеру у запомнившихся нам Сиваков накупили свежих овощей. Шутка ли, ещё два дня пути.

 К вечеру в городе Шимановске снова пользовались услугами шиномонтажа, опять сорвало ниппель. Заметил, что при движении на Восток бетонные мосты имеют плохую подсыпку, т.к. слышен удар. Давление – до 3 и далее порывы прекратились. На управление не повлияло. 155 мишелен уверенно держал и щебень и песок.

Заночевали среди перегонов под телевышкой. 20 августа проснувшись, обнаружили, что ночью уже не мёрзли, значит скоро дом. Бодро промчались подаренные Свободненским космодромом 150 километров асфальта, размышляя, что бывают где-то такие трассы и целиком, без скальника.

Снова дышали сосновыми борами, перемежающимися березняками и трасса открывалась нам всё новыми интересными гранями. Названия речек и станций звучат, как песня – Ледяная, Разливная, Чудиновка, Старица, Белая…

У отворота на Благовещенск отметили, что прошли 9 тысяч километров. До дома нас отделяет не менее полутора тысяч километров. Значит будет ещё одна ночёвка.

К обеду были в милом городе Завитинске Амурской области. Честно говоря заблудились, и почувствовали это, слыша стуки стыков бетонки. Городок более похож на деревню.

Местные не без юмора справляли чью-то свадьбу, вовлекая в её празднование абсолютно всех. При этом удивило, что восстанавливающийся после пожара (поджога?) Храм никого не интересовал. Удивительно светлая, деревянная церковка стояла одиноко пустая. Её обгоревшие луковки куполов с крестами сиротливо темнели на подворье. Едва удалось узнать, что Храм посвящён архистратигу Божию Михаилу… Устыдить никого не удалось, купив на местном рынке ведро голубики, поспешили уехать.

 

 

После обеда победно проехали знак федеральной трассы Москва-Владивосток (для нас - наоборот) и вышли к реке Бурее.

Какое -то время гравийка перемежалась здесь с асфальтом, но через пару часов начались крутые перевалы, и так до самой ночи. Трасса в этом месте сложная. Названия соответствующие – ручей Чёртов палец, река Чертёнок…После кошмара тряски к одиннадцати ночи вышли на отличный асфальт. Вскоре въезжали в Биробиджан. Снова привычная схема – шиномонтаж, на этот раз прокол, в центре города, в час ночи – не ожидал такого. Ночной магазин, проверка документов на выезде, удивление или недоумение гаишника.

В два ночи остановились на ночёвку среди перегонов в Ауре.

Наступил 34-й, последний день нашего путешествия. Нужно за день добраться до центра Приморья. Завтра на работу! Проехали 9591 километр. В 9-30 спокойно объехали Хабаровск, не разобрался с выездом в город и свернул в спешке не туда.

Благодаря этому повидали новые, интересные места: Князе-Волконское, Георгиевку. Кстати в последней мы встретили магазин «Горячий хлеб», где впервые купили действительно горячий хлеб, большие душистые булки. Вскоре на трассе прибавили к хлебу местных арбузов у явных архаровцев, отрабатывающих схему с сонным продавцом. Угостили их помидорами, чтоб добрее были. Потеплело значительно, что значит «южнеет».

Вскоре, на севере Приморья прикупили ещё ведро голубики, пока совсем не «поюжнело». В седьмом часу вечера подъезжали к приморской святыне – Свято-Троицкому Шмаковскому мужскому монастырю. Забрались на сопку, где восстанавливается Преображенский храм монастыря, уже действующий. Видом своим он напомнил нам старые сибирские храмы, хотя размерами он скромен, зато в нем резной деревянный иконостас.

Подъезжали к дому, вокруг родное Приморье, и не верилось, что накручиваем мы на колёса одиннадцатую тысячу километров! Голова полна впечатлениями и воспоминаниями, и что странно почти никакой усталости.. Значит путешествие удалось.

По техническому состоянию практически только прошедшей обкатку жиге:

Один раз капитально, со снятием очищен карбюратор, причем на трассе.

Датчики уровня бензина, температуры отказывали постоянно, давления масла не работал с момента покупки - так что экстрим. Почти постоянный отказ автовключения электровентилятора, и это при не работающем указателе температуры на приличных перевалах - экстрим. После ночевки на окраине Чернышевска, при движении в Приморье, через два часа догнал и обогнал ТЛК-80. Закрытый ж/д переезд. Выходят два изумленных земляка - 25 регион. Тоже типа экстремалы - их запаска как оказалось не подходит по дыркам. Договариваемся, что если будут проблемы у них, то помогу с доставкой на шиномонтаж. Ну, типа, давай за нами потихоньку. И только пыльный шлейф от «покровцев», гостивших в Чернышевске. ТЛК, Сафари как специально задуманы для сибирского экстрима, на какое-то рафинированно- стерильное путешествие получается по моему мнению, малая зависимость возможности преодоления от данных конкретного индивидуума. Новый японец на эту имитацию трассы, это как «парижескую тень на толстую мордень».

При движении оторвались на ходу, подлетели выше капота ( ну проглядел ямку) и разбились очечники на фары пластмассовые – заменил. Импортные диски хорошие, спору нет, но при скорости и ямах болты колесные не выдерживают, т.к. садятся со стягом. Варенье необходимо вести в полиэтиленовой или подобной, не стеклянной таре; ЗА ГАЗОВЫМИ БАЛЛОНАМИ СЛЕДИТЬ НА ПЕРЕВАЛАХ. Детектор радаров по-моему бесполезен на федералке, до Иркутска не сработал ни разу.

Расход бензина – до 7 литров на 100 км. Масла частично протекло через лопнувшую теплоизоляционную проставку бензонасоса, но незначительно – 200 гр. Скоростной режим поддерживал средний, не жалел машину и старался, чтобы никакая нашемарка на сложной трассе не обгоняла.

Удивили очень опасные обгоны пары новых волг в районе Култука, которые в Приморье на заряженных машинах спокойно воспринимаются. Но у нас нет такой гребенки, где тормоза практически бесполезны. Ездил на волге, работая в транспортной инспекции, в т.ч. по зимнему Приморью и Владику, знаю ее характеристики: норов и инертность и считаю, что нет смысла рисковать жизнью ради обгона жиги даже с 25 регионом и 700 номером.

Много навезли иномарок, аварийность уменьшилась, расслабились, забыли такое понятие, как закрытый поворот. А левый руль – это еще не панацея.

С номером вообще анекдот: стою на Фадеевском рынке во Владивостоке. Номер - е 700 ем.

Подъезжает мерс с конкретными пацанами, лет по 20. Номер - е 500 ем. Моему сыну 20. На лице у них раздумье: что-то в этом мире не так, что же надо подправить, разрулить ситуацию, но домыслили, что в данном случае важнее содержание, чем форма.

Жигули продал-подарил с большим удовлетворением, чем это бы сделал бы в предыдущие до поездки годы. Планирую для сравнения поездку до Питера на этот год с заездом в ранее намеченные места, возможно, как сахалинцы на маджесте с посещением Ольхона.

С авто еще не определился, но настрой в этом деле главное! Всем удачи на дорогах и хороших машин!


Дром

Комментарии

Интересно написано, с умом и творческим подходом, зачитаешься...
Странно одно - ЖИГУЛИ :)
3
2
Ответить
Вы отчаянные люди, но на "Жигулях" по федералке...
Есть еще люди в русских селеньях...
3
2
Ответить
Москва
Ух ты из Арсеньева:))) Довелось мне там проживать в 1994-1996 годах, потом уговорила мужа переехать в Подмосковье, но все равно очень люблю Приморье и все что с ним связано, а особенно Арсеньев. Муж пару раз пригонял машины из Владика самоходом, даже как то собирались вместе поехать, но не сложилось... Молодцы, такое путешествие, завидно, тоже хочу.
2
2
Ответить
"""Спасали надежные тормоза и запас прочности отечественного автопрома. Думаю, что только убитыми стойками на Карибе бы не отделался."""&q uot;

Улыбнуло!:)))

"""Не понравилось обилие туристов, кстати мы как экологи просто ненавидим это слово, и туризм, как явление, резонно усматривая в туристах вредителей и загрязнителей природы. Мы воспринимаем его почти как оскорбление"""& quot;.

Так вы если такие правильные экологи так ездили-бы на ПРАВельных электромобилях, а то загрязняете атмосферу нашего байкала без зазрения совести! А иностранные туристы немалые деньги оставляют в нашем крае. Это большое подспорье месному населению такие города как Байкальск уже-бы вымерли без туристов!
7
1
Ответить
А вы кстате приехав на Байкал тоже туристами считаетесь междупрочим!
6
1
Ответить
Леха боханский
Мда, про туристов, это Вы погорячились... Экологи...
Я сам эколог , и турист еще по совместительству. По -Вашему получается что я "плохой" эколог? А может наоборот "хороший турист"?
А-а!, Понял, по - вашему мне ни в коем случае нельзя туризмом заниматься, - это противоречит кодексу эколога.
А то, что я вожу несколько раз за сезон с десяток "экологических туристов" по "экологической тропе", и делаю их них не губителей, а любителей природы - это ничего?
Если уж есть такое явление - как туризм, то экологам нужно активно вмешиваться в этот процесс, учить людей бережно относиться к природе, не быть "потребителями".
Очень жаль, что Вы этого не понимаете. Наверно в кабинетиках работаете светлых? И цифирки все хорошо знаете.... что и как загрязнено..... Читаете гос.доклад о состоянии ОПС и вздыхаете.... как же плохо все....
А Вы залезьте на трубу БЦБК и заткните ее своей ж....ой.
Вот тогда будет толк!

Да, и пожалуйста, больше не приезжайте к нам на Байкал на машине, не соответствующей нормам Евро2. И не покупайте в Култуке на смотровой вкусный "горячий" омуль, выловленный браконьерами.

Если обидел чем, извиняйте, уважаемые АВТОМОБИЛЬНЫЕ ПУТЕШЕСТВЕННИКИ...
6
2
Ответить
fareast
А . что вы на экоглогов набросились.
сьездите в Листвянку посмотрите,понюхайте и сразу на их сторону втанете.
Если бы у нас каждый турист за собой весь свой хлам увозил а не бросал на месте, то тогда и отношение у экологов другое было.

"Вы отчаянные люди, но на "Жигулях" по федералке...
Есть еще люди в русских селеньях..."
А , что тут странного,машина как машина.Да и с железом по крайней мере проблем нет.
1
1
Ответить
Отчёт гуд! А вот фотки лоховские:-((
3
 
Ответить
Ребята повесте карту и отметте свой маршрут ну что бы по наглядней....
2
 
Ответить
Интересный отчет
2
1
Ответить
Да уж, памятник вам поставить чтоли. Такую дорогу на этом корыте проехать. Огогогоооо.
2
5
Ответить
автору приз за отчет о путешествии на самом экстравагантном средстве перемещения!
2
2
Ответить
Gogia
Читал с удовольствием, и завидовал белой завистью, как-будто дома побывал (сам родом из Иркутска).Молодцы!!!
2
1
Ответить
Kim92
Один из самых культурных отчетов на этом сайте. Хороший язык без коверканий. Из недостатков - плохие снимки
3
1
Ответить
Извиняюсь, фотки пережал сильно, чтобы трафик сэкономить. Наверное, выложу их отдельно где-нибудь, или перешлю заново.
-
Приезд на Родину - не туризм в полном смысле слова!
-
А вот про Жигу не надо улыбаться, у моего отца руки прямые, между прочим! Корыто? Обидно, никакого уважения, если не к русавтопрому (сам тоже не ценю), то хотя бы к нам.
-
Про евро-2, кстати, правильно написано, но что поделать - не в Европе живем. Да и смысл был - продать ее в Сибири, ан нет, не срослось.
-
У культурных людей часто бывают культурные отчеты :)
2
2
Ответить
экстрим на тазе! у меня духа нехватила на тазе прокатится. Автор респект.
1
3
Ответить
Мне вот что понравилось...
"В общем, когда мы загрузили машину, а выбрали мы для путешествия с целью безопасности свою почти нетронутую за почти четырнадцать! (из них 10 лет – в запасе ) лет эксплуатации белую «Жигу», оставив вэдовую тойоту дома, ещё резонно посчитав, что «раритет» почти со всеми заводскими гайками при необходимости может быть продан сибирским аборигенам,..."
Я, представитель сибирских аборигенов (г.Ангарск), категорически заявляю, что наш народ, в состоянии покупать нормальные авто. Мы не нуждаемся в полуразвалившемся мусоре...
4
2
Ответить
Нам отчёт понравился.Молодцы!С большой любовью к стране написан.Всё видно сразу,хорошие и добрые люди писали.Граждане России любите свою страну ! Не хайте понапрасну.И вам той же монетой всё вернётся. А Жигуль нормальная тачка.Сам проверял в автопробеге **Москва-У-УДЭ**,летом 2006г.Тоже поколесил по России более 7500км.И все мы остались довольны и машиной,и страной,и главное дорогами России.Живем уже 8 лет за границей и поверьте есть что с чем сравнивать.Работаю в **ШЕВРОЛЕТ**,на гарантии и такой лажы за это время насмотрелся ,что **ВАЗ** достоен уважения.
2
1
Ответить
samrjiko
To Андрей:
Сибирские аборигены в Прибайкалье - это в первую очередь лица бурятской национальности, живущие не в административных центрах, они то и покупают для деревень такие машины, потому как их ремонт обходится гораздо дешевле. Все прекрасно знают, что Хаммеры и Лексусы встречаются по всей России.
2
2
Ответить
nazar261285
Муторно читать это 1. Маршрут сырой 2. И про коренной народ Прибайкалья (хотя сам русский) зря 3.
2
4
Ответить
   
Сообщений: 738
жаль с фотом напряг...5+
1
 
Ответить
     
Улан-Удэ
Сообщений: 106
отчет нормуль. фотографий мало. сейчас дорога изменилась, можете еще раз проехать и описать ощущения.
Мой отзыв: Mitsubishi Outlander 2014
1
 
Ответить
    
автор
Арсеньев
Сообщений: 63
Проехали в 2007 году на ипсуме от Тихого до Балтики (Питера) с заездом в Воронеж и обратно. 55 дней в пути Не выкладываем, опасаясь критики. но под впечатлением до сих пор.
https://comicslate.org
 
 
Ответить
    
Сообщений: 38765
Нормально...
2
 
Ответить
 
Сообщений: 236
На жигулях-КРУТО!!!
Мой отзыв: Toyota Avensis 1999
 
 
Ответить
Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter
Добавить путешествие