Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Перу: на автомобиле по стране Инков. Часть 2

Перу: на автомобиле по стране Инков. Часть 2

01.11.2017 | 8664 просмотра

Продолжение перуанского рассказа. Начало здесь.

Содержание:

День 1-й: подготовка к путешествию; практическая информация; прилет в Перу
День 2-й: перуанское побережье
День 3-й: Наска и южная Панамерикана
День 4-й: ущелье Colca
День 5-й: Андские кондоры
День 6-й: озеро Титикака
День 7-й: Куско; Священная долина Инков
День 8-й: Саксайуаман и Писак
День 9-й: заперты в Куско
День 10-й: Мачу-Пикчу
Окончание: шоссе из Куско в Наску; возвращение домой

День 5-й. Маршрут: Cruz del Condor — съемка Андских кондоров — дорога по краю каньона Colca — перевал на 4800 м — альтиплано — Хулияка — ночевка в Puno.

Перуанский каньон Colca — второй в мире по глубине (3191 м), уступающий лишь своему соседу, каньону del Cotahuasi около сотни метров. Оба они почти в два раза глубже знаменитого Гранд каньона в США. Еще с до-инкских времен в Колке проживали народы Collagua и Cabana, успешно приспособившие крутые склоны под сельскохозяйственные террасы-ловушки для ледниковой воды, стекающей с окрестных вулканов. Много позже, когда каньон стал частью цепи между шахтами по добыче серебра в Боливии и побережьем Перу, испанские колонизаторы насильно переселяли местных жителей для работы на рудниках. Но с постройкой железной дороги через Арекипу, всё вернулось на круги своя — фермеры, вернее их потомки, снова оказались в родном каньоне и были благополучно забыты.

Второе «открытие» Колки произошло сравнительно недавно, когда властями рассматривалась возможность повернуть русло реки Colca для ирригации пустыни. Из затерянной во времени бездны, Колка превратился в одно из самых посещаемых мест на юго-западе Перу, в том числе и из-за птиц. На стенах каньона гнездится внушительная колония Андских кондоров, самых больших наземных летающих птиц на Земле, с размахом крыльев около 3 метров. И было бы странным предположить, что мы, со своей тягой к фотоохоте за пернатыми, сможем пропустить столь интригующее место.

В половине седьмого утра позавтракали в гостинице в обществе любезного управляющего. Он очень сокрушался, что мы уже уезжаем, не отходя от нас ни на шаг буквально до последней минуты. На прощанье попросил с ним сфотографироваться, помог загрузить багаж в машину и с выражением светлой грусти на лице отпустил.

До Креста Кондора — самой высокой точки каньона, с которой лучше всего снимать птиц, было около 20 км. Жители Кабанаконде тоже направлялись к мирадорам, но, естественно, не с целью охоты за птичками, а за туристами. На тележках они везли многочисленные баулы с сувенирной продукцией, а также вели молодых лам с кисточками в ушах, укрытых разноцветными попонами. Один товарищ так даже нес новорожденных, беленьких детенышей альпак в тряпичном слинге через плечо.

К 8 утра уже были на месте, с трудом втиснув машину между большими туристическими автобусами; место явно пользовалось популярностью.

От парковки к обзорным площадкам вела хорошо утоптанная тропинка, раздвоившаяся прямо на краю каньона.

Ждать решили под крестом, свесив ножки в пропасть. Ох, и намерзлись же мы за это время, несмотря на куртки с гортексом и толстые горнолыжные штаны!

Люди одетые в обычную джинсу явно страдали от жуткого колотуна, и было похоже, что им уже не до кондоров, а хочется поскорее отсюда смотаться.

Кондоры летали очень редко, где-то внизу, в темноте каньона; мы даже не хватались за камеры, бесполезно.

Через час на площадке появились гиды, принявшиеся сгонять свои группы обратно в автобусы. В этом, конечно, большой минус организованных экскурсий: у них, мол, расписание, программа, а то, что люди приехали через полмира посмотреть на чудесных птиц, в расчет не принималось.

В результате осталось пара десятков самых стойких. И вскоре мы были вознаграждены прекрасным зрелищем вылетающих из каньона кондоров.

Без 15 десять, когда воздушные потоки более-менее прогрелись, птицы выплыли на охоту.

По другому и не скажешь — кондоры очень редко делают взмахи крыльями, используя энергию воздушных масс и тем самым экономя свою собственную.

В свое время Чарльз Дарвин, наблюдавший за парением кондоров в Патагонии, отмечал, что за полчаса они не взмахнули крыльями ни разу.

Забыв всё на свете, в порыве какого-то безумного экстаза, сравнимого с детской радостью от магазина игрушек, я вышла на самый край каньона, за ограждение. Присутствовавший смотритель окрикнул: «Сеньорита, там опасно, нельзя!» А через 5 секунд уже радостно указывал в направлении мимо летящего кондора :)

400 мм даже было многовато, настолько близко проносились птицы. В общей сложности мы снимали стаю из 10 кондоров около 40 минут двумя камерами — 5D с 100-400 и 10D с 70-200 + конвертер. Результаты съемок вылились в фоторепортаж «Полет кондора».

Всё это время в голове крутилась знаменитая сарсуэла «El condor pasa», красивейшая музыка Роблеса, как нельзя лучше подходящая для созерцания этих величественных созданий.

Стая кондоров постепенно расширяла круги, всё реже появляясь над мирадорами, и в какой-то момент совсем растворилась на фоне белоснежных пиков.

Надо было видеть лица людей, кто, как и мы, уходили от Креста кондора с чувством полного удовлетворения. Чуть ли не самая главная часть путешествия завершилась полнейшим успехом, теперь было бы не жалко и уехать из Перу! :) Хотя вру — впереди нас ждали не менее интересные сокровища страны, озеро Титикака и Мачу-Пикчу.

Дорога до крайнего поселения Chivay на краю каньона запомнилась сильной тряской и неким подобием горной болезни, хотя мы оба не особо ей подвержены. В висках постепенно стало ломить, голову как будто сжимал стальной обруч, с каждой минутой становившийся всё теснее; накатывала тошнота. Проблему решили банальным приемом двух таблеток аспирина и частыми остановками.

На наиболее фотогеничных участках, где количество террас на склонах просто зашкаливало, предприимчивые фермеры развернули торговлю.

Продавцы, в основном женщины, в красивых, расшитых национальными узорами костюмах, предлагали связанные своими руками изделия — шапки, носки, одеяла, сумки. Зачастую они даже могли сказать несколько простых слов по-английски (числительные), что большая редкость для сельских перуанцев.

Перед Чиваем дорога издевательски ухнула вниз, чтобы за поворотом снова выйти на подъем. Этакий роллер-костер по-перуански, призванный окончательно добить тех, кто выстоял в схватке с «горняшкой».

Но, к счастью, горки быстро закончились, мы оказались на развилке с погранзаставой. Если ехать сюда из Арекипы, то на этом пункте собирают деньги «за просмотр кондоров» (около $10 с человека); на выезде, естественно, с нас никто ничего не требовал.

Перед дальней дорогой к Титикаке не лишним было заправиться на всякий случай. Расспросив несколько встречных человек на предмет где находится библиотека gasolinera, не получили вразумительного ответа. И тут до меня дошло, что надо использовать не общее название «бензозаправка», а торговую марку «Griffo». Дело пошло, первый же человек махнул в нужном направлении:
— Гриффо? Воон туда.

За заставой поджидал приятный сюрприз. Во всех отчетах, что я читала до поездки, упоминалось, что дорога до Арекипы долгая, тряская, местами грунтовая. Каково же было наше удивление, когда колеса Сузуки коснулись новехонького, идеального асфальта, еще даже не выцветшего, а почти черного. Обновление этого участка явно произошло недавно (на картах еще нет), и конечно, позволило сэкономить значительное количество времени в пути. Ехали больше 100 км/ч, что в Перу удавалось только на Панамерикане, и то не везде.

Отсчет высоты на GPS постепенно карабкался вверх: 4 тысячи, 4200, 4600, 4800…

На обочине показалась обзорная площадка-мирадор с видом на два вулкана. Здесь останавливались перевести дух практически все водители, чем, конечно же, пользовались торговцы. Ассортимент стандартный — одеяла, подушки, свитера, шапки, гольфы, плетеные украшения. Познакомились с пареньком — велосипедистом-одиночкой, едущим в Колку; подкормили его немножко своими запасами. Дыхалка у человека была нереальная: в горку, на велике, на такой высоте, при разреженном воздухе. Монстр, что ни говори.

Миновав высшую точку перевала, на спуске обнаружили… ледник. Огромная толща льда свисала вертикально с небольшой скалы, упираясь концом в кромку дороги.

А чуть выше, где лед немного подтаял, активно промышляло стадо лам с ламчонками. Видимо, травка, орошенная талой водой, представляла для них особое лакомство.

Наконец, показался долгожданный перекресток — правая ветвь к Арекипе, левая — нужное нам направление на Хулияку (Juliaca, 145 км). Да, да, из песни слов не выкинешь, именно так назывался промежуточный контрольный пункт по пути к Титикаке :) Дорога моментально испортилась, асфальт хоть и был, но очень дырявый, старый; оценили на 3 балла из пяти. Подозреваю, что раньше так же выглядел отрезок до Чивая.

Пейзаж довольно сильно изменился. Во все стороны простиралось альтиплано, знакомая еще по Чили огромная высокогорная равнина, поросшая пышной травой. Дорожные знаки с изображением лам всё чаще встречались по курсу.

И не напрасно — то там, на склоне, то сям, в долинке, паслись и ламы и более хорошенькие альпаки. Присматривали за ними собаки-пастухи. Частенько, еще не видя стада, но заметив собаку на обочине, мы догадывались, что их подопечные где-то недалеко.

На этом альтиплано также расположен заповедник с одноименным озером Lagunas Salinas. В сухой сезон оно превращается в гигантскую соляную равнину, но летом это водоем, наполненный тягучим солёным раствором, в котором так любят копаться фламинго.

Некоторые группы спали, спрятав головы под крыло; другие — разминались, паря над самой поверхностью. Подозреваю, что к озеру можно спуститься поближе, но мы просто снимали с обочины.

Вскоре дыры в асфальте сменились «колейностью», как будто по горячему покрытию прошло нечто тяжелое. Несмотря на это, туристические автобусы ездили довольно шустро, с частыми обгонами по встречке. Наша Сузуки тянула в горку тяжеловато, напрягаясь всеми деталями своего нутра; 4 тысячи метров как никак, и покрытие не ахти. Местный же люд передвигался на велосипедах и мотороллерах.

На горизонте замаячила та самая «страшная» Хулияка. Городишко транзитный, заполненный транспортом по всем направлениям. Дома с торчащей арматурой, какие уже видели в Наске, и автобусы, автобусы, автобусы… Миновав 5-6 круговых развязок на главной дороге, пристроились за одним с надписью «Puno» на табло, в надежде, что выведет в нужном направлении. Минут через 10, смотрим — водитель остановился, вылез, и побежал к нам. Засек, значит, в зеркало заднего вида. Подбежал, и указал пальцем: «Пуно — это туда!» Забавно получилось :)

И действительно, не обманул. Оставшиеся 60 км до Титикаки прошли чуть быстрее, дорога балла на 4, даже встретили платильню (3,90 соля). К 6 вечера почти полностью стемнело, но город был неплохо освещен, поэтому довольно быстро нашли заказанную из дома гостиницу «Totorani». Сплав по Титикаке назначили на следующее утро, а этот вечер мы планировали посвятить различным хозяйственным делам, сходить в ресторан, погулять по городу…

В гостинице нас ожидали, встретили очень любезно, поселили в хороший уютный номер на втором этаже. Машину посоветовали отогнать на платную стоянку за углом (la cocheria, 6 солей). Местные водители, кстати, не включали фары до последнего, хотя было уже довольно сумеречно. Более того, они даже нам мигали, чтобы выключили. Непонятно, что за странная манера вождения в городе; больше с таким в Перу не встречались.

В номере гостиницы стоял большой обогреватель (очень пригодился ночью); бесплатный интернет был доступен в лобби. Нас угостили традиционным mate-de-coca, а также посоветовали пару мест, где можно неплохо поужинать. Кстати, для постояльцев была доступна еще одна услуга — бесплатный кислород из баллона. Тем, кто не успел акклиматизироваться, прилетев с побережья (Пуно расположен на высоте 3860 метров) — очень помогает, по словам хозяев.

В центре Пуно, в 10 минутах от гостиницы, расположена пешеходная зона, она же улица Lima, забитая ресторанами, сувенирными лавками, интернет-кафе. Среди местных особой любовью пользовались заведения под названием polloteria, или «курочная», как мы их окрестили. В этих лавках предлагали исключительно куриц-гриль, причем можно было брать частями: 1 цыпленок (pollo) — 20 солей, 1/2 pollo — 10 солей, и т.д. вплоть до восьмушки за три соля ($1).

Пока дошли до площади в конце улицы, на которой музицировал оркестр в форме НАТО, устали отбрыкиваться от торговцев сувенирами. Обращались они к нам с помощью вкрадчивого «Амиго, купи…», предлагая всё те же вязаные шарфики-шапочки.

Для ужина выбрали просторное заведение «La casona», где с удовольствием умяли кремовые супы из помидор и кукурузы, форель, приготовленную на гриле с картошкой и петрушкой, обильно сдабривая это дело изрядными порциями pisco sour и очень неплохим светлым пивом Cusqueña. Также в наших обязательных гастрономических планах фигурировала экзотика под названием «куй», но с ней мы познакомимся чуть позже, в Куско. За ужин оставили 54 соля ($18), что по штатовским понятиям — сущие копейки.

В гостиницу вернулись немного другим маршрутом, по оживленному проспекту. Позабавили местные маршрутки, вернее процесс посадки в них. Маршрутки целым караваном медленно двигались вдоль тротуара, в то время как рядом с каждой шёл контролер, он же зазывала с «толстой сумкой на ремне», активными жестами и речевками приглашавший прохожих воспользоваться их услугами. Тактика работала отлично, народ то и дело запрыгивал внутрь.

В попутном магазинчике купили перекусов, воды, полюбившееся Gato Negro за 10 солей, и отправились отдыхать в гостиницу.

День 6-й. Маршрут: озеро Титикака — плавающие острова (Islas flotantes) — рынок в Пуно — дорога из Пуно в Куско — перевал Abra la Raya — ночевка в Cusco.

Принято считать, что озеро Титикака — самый высокий судоходный водоем в мире (3820 м). В Тибете и Непале расположены озера и повыше, но ни о каком коммерческом судоходстве там речи нет, поэтому Титикака держит пальму первенства по праву.
Озеро является естественной границей между Перу и Боливией, привлекая как иностранных туристов, так и местное население. По легенде, из вод Титикаки появился первый инка — Manco Capac, сын бога солнца, положив таким образом начало Инкской цивилизации.

С детства забавное название было, конечно же, на слуху, и кто бы мог подумать, что через n-ое количество лет удастся поплавать по этой самой «титикаке». Но поплавать не просто туда-сюда, а посмотреть еще на удивительные плавающие острова из тростника, на которых до сих пор обитает племя индейцев Aymara. Таким оригинальным способом мирные Аймара спаслись от жестоких Инков много веков назад, да так и остались жить на озере с тех пор. Признаться, ни о чем подобном раньше слышать не приходилось, и было очень любопытно взглянуть на экзотические поселения.

Титикаке присуще две погоды: прохладно-дождливо и прохладно-сухо. В день нашего посещения небо было абсолютно безоблачным, контрастируя яркой синевой с тёмными водами озера.

Утром хорошо позавтракали в гостинице, заплатили за номер $30 (сделали скидку $5 со счета, просто так :) и, оставив большой походный рюкзак на хранение, пешком отправились к озеру. Машина продолжала отдыхать на платной стоянке и ждать нашего возвращения. Маршрутки в этом направлении практически не ездили, в отличие от рикш, зазывающих прохожих на разные голоса. В порту нашли кассовую будку, где купили 2 билета на двухчасовую лодочную экскурсию по 10 солей ($3). Рядом с кассой дежурили сами капитаны, тут же провожающие туристов к себе на борт. Как набирается у них 10-15 человек, так и отправляются.

У самого берега Титикака не производит впечатление — мутная, цветущая вода, ржавые катера на приколе, да еще довольно обшарпанный Пуно на пригорке.

В тростнике у берега прорублены довольно широкие каналы, по которым мы около 20 минут выбирались к чистым водам озера.

И вот, наконец, Титикака развернулась бескрайней гладью с довольно ощутимыми волнами от проносящихся мимо лодок.

Показались первые острова с обзорными вышками. Местные жители только-только просыпались, но, тем не менее, приветливо махали пока еще редким катерам с туристами.

Каждый остров состоит из многочисленных слоев высушенного тростника, нижние из которых постепенно вымываются течением, а верхние постоянно обновляются.

Поверхность островов мягкая и пружинистая, вода местами просачивается сквозь тростниковый покров. Хижины на островах и лодки для передвижения по озеру, которые еще называют «бальса де тотора», индейцы также делают из тростника.

Каноэ из туго перетянутой тростниковой соломы может прослужить до 6 месяцев, прежде чем начнет подгнивать.

На островах существует довольно развитая инфраструктура. На самом большом расположена почта, школа, даже краеведческий музей. Часть индейцев не живет постоянно «на воде», уезжая на ночь в свои городские дома со всеми удобствами. Но есть и такие, кто всю жизнь провел на озере, обзавелся семьей, вырастил детей…

Первый остров, на который высадились, оказался совсем малюткой, шагов 100 в длину. Ходить по тростнику очень весело; он слегка пружинит, как водяная кровать, и похрустывает. Местные, кстати, даже употребляют его в пищу, самую нижнюю сочную часть; получается прямо безотходное производство.

Усадив всю группу приехавших на тростниковые (а какие еще?!) лавки, нам прочитали короткую лекцию на испанском об истории островов и об озере Титикака.

Затем пошла торговля: предлагали купить соломенные модели лодок, подвески на счастье, вышитые полотенца, сумочки… Всё очень ненавязчиво, никто за руки не хватал, не хочешь — не покупай, да и детишки не висли на ногах у туристов, как я читала в каком-то отчете.

Через полчаса отплыли на другой остров, гораздо солиднее предыдущего. Тростниковые дома на нём уже были не просто в качестве антуража, а представляли собой реальное жилье, даже с солнечными батареями на крыше.

На острове обитало около 50 человек, которые вели нехитрое хозяйство, занимались рутинными делами, чистили картошку, играли с детьми, немного торговали сувенирами.

Женщины одевались очень ярко, в пышные разноцветные юбки и кофты, на голове — традиционная для Перу шляпка-котелок (bowler hat, называемая здесь «bombin»).

Традиция эта привнесена извне британскими железнодорожными рабочими в 1920-х годах, и с тех пор поддерживается среди женской половины индейцев Кечуа или, как в данном случае, Аймара.

Если девушка не замужем, то она носила две косы, куда вплетала помпоны огромных размеров.

У замужних две косы обычно связаны внизу, и помпончики поменьше. Маленьких детей дамы носили в тряпичных слингах на спине, и по виду это было удобно и для младенца, и для мамы.

Держались индейцы на значительном расстоянии от туристов, даже не поглядывали в нашу сторону, за исключением тех, кто торговал сувенирами на берегу. Если видели, что их фотографируют, не закрывались, но и не позировали специально, просто продолжали заниматься своими делами. Удобнее всего оказалось снимать на среднем зуме 90-120 мм, чтобы не нарушать их частное пространство.

В какой-то момент ко мне сбоку подошла молодая девушка и знаками позвала за собой в хижину. Представилась Аной, говорила нараспев, плавно, певуче, как бы оглаживая каждое слово голосом. В домике у неё было устроено что-то вроде текстильного производства. Ана показывала свои товары с большой любовью, рассказывая о том или ином орнаменте. С особым почетом она относилась к вышивке с изображением Виракочи, одного из богов в инкской мифологии. За покрывало из шерсти альпаки размером метр на метр хотела 100 солей ($33), торговалась незначительно, но с другой стороны, им же надо на что-то жить…

Вернувшись к группе, я застала всех с интересом наблюдающих за свадебной церемонией Аймара. Оркестр из местных музыкантов играл что-то торжественное, развалившись прямо на тростнике.

А в центре на небольшом пятачке топтались молодожены, свидетели и несколько родственников.

У жениха из нагрудного кармана торчали долларовые купюры вперемешку с солями, очевидно, туристы понапихали. «Свадьба», скорее всего, была постановочная, но посмотреть забавно.

К острову постоянно подчаливали новые «катера» с туристами.

Кто хотел, мог нанять тростниковые лодки, украшенные оскаленными головами пум, для водной прогулки вокруг островов.

Индейцы чрезвычайно ловко управлялись с вёслами, даже дети; мы аж залюбовались. У них, наверное, этот навык передается по наследству :)

Детишки очень симпатичные: с мулато-азиатскими чертами, коричневой кожицей с лёгким румянцем и черными глазами-щелочками. У девочек — традиционные две косы с вплетенными помпонами.

Время нашей экскурсии подходило к концу. Капитан позвал всех в катер, после чего взял курс обратно в порт Пуно.

Воскресенье в Перу — рыночный день. В другие дни, конечно, рынки тоже функционируют, но по воскресеньям их количество просто зашкаливает. Рядом с портом мы застряли на сувенирном базаре, уж больно цены были заманчивые на изделия из нежнейшей шерсти альпак, да и торговались продавцы с большой охотой. А затем нас занесло на продуктовую часть рынка.

Прилавки ломились от гор мандаринов, бананов, папай, винограда, черемойи и дынь. Цены — более чем демократические. К примеру, за 25 апельсинов просили 2,5 соля (это меньше $1!).

Тут же стояли массивные жбаны со специями и листьями коки. В США их ввозить запрещено (хотя есть умельцы ;-), поэтому просто поглазели-пощупали-понюхали. Да, фрукты лучше покупать те, что в кожуре, а то неизвестно с чем они соприкасались, кто их трогал какими руками, да и к перуанской воде из-под крана стоит относиться настороженно.

Не обошли вниманием и центральную часть рынка, картофельную. Где, как не в Перу, можно было оценить то количество сортов, что предлагали продавцы! Фиолетовые, желтые, розовые, даже клубни «в крапинку» — всё шло на продажу. Большой популярностью пользовалась и кислица (ока), конкурент картошки в здешних краях, имеющая продолговатые плоды с «перевязочками». Её варят, жарят, пекут так же как и картофель.

Удовлетворив здоровое любопытство и прикупив разных фруктов в дорогу, мы забрали рюкзак в гостинице, загрузили машину и взяли курс на север, в Куско (386 км).

В деревушках придорожные базары шли один за другим, аж глаза разбегались. Шоссе до поселения Pucara качеством не блистало, в заплатках, оценили на 3 балла. К счастью, сделав поворот, дорога превратилась в шикарную прямую 5-бальную трассу, сравнимую по качеству с Панамериканой, и побежала очень резво через Альтиплано. По обочинам бродили стада лам и альпак с детёнышами, под присмотром собак-пастухов. Эти собаки настолько чувствовали себя хозяевами здешних мест, что зачастую сидели прямо на дороге. Мол, тебе надо, ты и объезжай, так что осторожнее.

Показатель высоты на GPS плавно пополз вверх и остановился на отметке 4340 метров наверху перевала Abra la Raya. Признаков горняшки не наблюдалось; мы решили чуток передохнуть от езды, прогуляться по смотровой площадке.

Она сделана в том же стиле, что и та, по пути из Чивая. Прямо по курсу, в горах красиво свешивался ледник, внизу в долине бежала железная дорога в Куско, а предприимчивые продавцы раскладывали на каменных ограждениях свои цветные товары. Даже альпаку привели, чтобы туристы могли с ней в обнимку фотографироваться. Здесь останавливаются практически все, и коммерческие автобусы, и индивидуалы типа нас; уж больно место фотогеничное.

В окрестностях деревни Marangani пошли очень ухоженные дома с огородами, красиво украшенные плодовыми деревьями и кустами. Все жители деревни стекались на обширную площадь, уставленную киосками по периметру, играла веселая музыка.

Пока я наводила легкий порядок в машине, Илья сходил на площадь, где за 3 соля (входной билет, обмениваемый на еду) прикупил стейк из мяса альпаки со специями, и вареной картошки. Сказал, что был там единственным белым, но никто даже не кинул косой взгляд. Пообедали прямо на берегу небольшого ручья под звуки, доносящиеся с площади.

В составленном маршруте у нас был дополнительный пункт на этот день: «Если останется время, посмотреть Inka bridge». Этот самый Puente de Inka находился в районе поселения Sicuani, примерно в 140 км не доезжая Куско. Светлого времени оставалось около 2 часов, и мы решили, что успеем. А вот и зря, до места так и не доехали.

На главной площади Sicuani шла активная торговля, люди перемещались по всем направлениям; было настолько тесно, что окна в машине изрядно заляпали руками снаружи. В этом же хаосе разворачивались автобусы, чуть ли не под колесами у них в пыли копошились дети (у меня реально сердце ёкнуло, когда колесо одного остановилось в полуметре от сидящего на дороге малыша). Куча рикш; в дупель пьяный мужик (впервые видели в Перу!) пытался справить нужду прямо перед машиной, пришлось посигналить.

Когда мы выбрались из этого ада, было уже довольно поздно. Проехали еще всё-таки в направлении моста, спросив дорогу у встретившихся мальчишек. Они захихикали, махнув куда-то совсем не туда. Другая группа, состоявшая из двух бабушек-кечуа (по-испански не говорили) и сопровождавшей их девочки, указали в правильную сторону, но мы быстро поняли, что не успеем доехать по светлому времени. А поездку в темноте по горным дорогам Перу и врагу не пожелаешь. Эх, еще бы лишний часик!

И тут у нас отвалилось зеркало заднего вида :) Надо сказать, что с машиной обращались не самым ласковым образом, передвигаясь и по грунтовке, и по булыжникам. Вот и настал момент расплаты. Мало того, что в недрах Сузуки постоянно что-то позвякивало и покряхтывало, руль немного бил, так теперь и вовсе остались без центрального зеркала. Решили, что купим в Куско клей, попробуем прицепить на него, а пока так и поедем, ориентируясь только по боковым.

На шоссе выбрались, когда уже практически стемнело. По обочинам много голосующего народа, три платильни (в нашу сторону бесплатно, via libre); застава с патрулем, вооруженные Калашниковыми, останавливали на досмотр все грузовые машины.

В Куско въехали в районе 7 вечера, и очень быстро нашли заказанную из дома гостиницу «Inkarri Inn» по схеме, распечатанной с их сайта. Нас встретили как хороших знакомых с возгласом: «Катрин! Добро пожаловать!» Машину отогнали в охраняемый гараж на соседней улице. Гостиница после реконструкции, блистала чистотой. Номер тоже оказался как с иголочки, с большой хорошей ванной комнатой; в лобби — бесплатный интернет.

Для ужина менеджер порекомендовал пиццерию «Libertad» за углом. Место настолько понравилось, что заходили туда и в последующие дни. Оно чем-то напоминало чешские таверны: тяжелые добротные столы с лавками, полумрак и соблазнительные запахи, витающие в воздухе. Пиццу, как и положено, делали в печи, подавая на толстом, деревянном круге. Взяли 20 см в диаметре especial chicca pizza, чичаррон, papaya con leche и хорошее местное пиво Cusqueña, заплатив за всё 36 солей ($12). Теперь можно было и расслабиться, отдохнуть от дороги. Больших переездов не намечалось в течение трех дней, лишь по окрестностям, да поездка на Мачу-Пикчу.

Но успокоились мы зря, так как через день в Куско произошла мини-революция, серьезно помешавшая нашим планам.

День 7-й. Маршрут: утренний Cusco Regional History museum — Кафедральный собор — дорога в Священную долину — Moray — соляные террасы Salinas de Maras — возвращение в Куско — дегустация куя.

Проснувшись около 7, и неплохо позавтракав гостиничной едой, включенной в счет проживания, мы отправились покупать так называемый «туристический билет», он же boleto turistico. С этим билетом можно посетить 17 музеев и археологических памятников как в самом Куско (карта города), так и в прилегающей Священной долине.

При стоимости 130 солей на одного ($44, студентам и перуанцам — в полцены), и учитывая, что не все покрываемые им достопримечательности интересны, boleto turistico представляется довольно-таки грубой обдираловкой. Отдельно заплатить за вход только в интересующие музеи и места не получится, вот и приходится переплачивать за совершенно «не те» attractions, чтобы иметь доступ к нужным. Справедливости ради, есть еще половинные билеты по 70 солей, но только по очень ограниченным маршрутам. Например, только по церквям и музеям Куско; или только по руинам. Хочешь комбинировать — плати полную цену. Подробнее о маршрутах, покрываемых билетом, можно прочитать на официальном сайте. Довольно странная система, нигде с таким раньше не сталкивались.

Купить boleto можно у турагентов, на входе в некоторые музеи, а также в конторе OFEC (Oficina Ejecutiva del Comite), дочернюю ветвь которой мы и выбрали. Расположена она была недалеко от центральной Plaza de Armas, рядом с краеведческим музеем. На той же улице есть банкомат; хорошая возможность пополнить карман. На деле оказалось, что ни в какую контору даже не надо идти, билеты нам с радостью продали в кассе музея, тут же пробив дыроколом отметку о посещении на соответствующей картинке.

Museo Historico Regional в планах не значился, но теперь пришлось идти. На удивление, он оказался довольно интересным, с неплохой коллекцией доисторических орудий труда и глиняной посуды, раскрашенной тремя цветами — черным, красным, и охрой. В зале, посвященном инкским временам, выставлялись изделия из драгметаллов — браслеты, колье, тяжелые даже на вид, миниатюрные фигурки животных и людей. Многочисленные керамические церемониальные вазочки, тарелки, кубки были уже более искусно выполнены, хотя цветовые сочетания оставались прежними.

На втором этаже были представлены произведения художников так называемой «кусканской школы живописи». После победы над Инками испанцам нужно было как-то завоевать доверие простого народа, обратить их в католическую веру. Поэтому они импортировали в больших количествах европейские картины и гравюры религиозной тематики. Образы Мадонны, Христа, святых, распятие на кресте — всё использовалось священниками в качестве пропаганды на проповедях.

Прием сработал, две культуры очень тесно переплелись, что не замедлило отразиться в картинах местных художников, но довольно своеобразно. Фигуры Христа и святых были искусно вписаны в горные Андские пейзажи; Дева Мария изображалась с тёмными прямыми волосами, как у перуанских женщин, была облачена в треугольную юбку с отделкой из кукурузных листьев, а Иисуса держала в приспособлении, очень смахивающим на разноцветный слинг. На другой картине, Христа вели под конвоем люди в экипировке конкистадоров, в присущих им шлемах и кольчугах.

Кроме того, сильно бросалась в глаза непропорциональность фигур, создавалось впечатление, что картину рисовало несколько человек. Как выяснилось позднее, это так и было на самом деле, рисовальное дело в Куско было поставлено, что называется «на поток». Один человек отвечал за руки и лица, другой — за пейзажи и фон, третий — за животных, и т.д. В целом, кусканская школа живописи удивляет своей необычностью и самобытностью. Увидев «это» хотя бы раз, вы ни за что не перепутаете её ни с какой другой.

Продолжить музейное настроение решили в Кафедральном соборе (вход бесплатный), ступени которого — излюбленное место посиделок туристов. Но спокойно отдохнуть вряд ли получится, торговцы достают. Довольно навязчиво суют в руки акварели, вязаные вещи, предлагают сфотографироваться с альпаками, почистить обувь (даже если вы в шлёпанцах :) А уж листья коки нам пытались сбагрить раза три за десять минут.

В основе собора, который строили 100 лет, лежит фундамент дворца восьмого Инки, Виракочи. К слову, это была довольно типичная практика среди испанцев — разбирать инкские постройки, а потом из тех же костей камней строить своё на том же месте. La Catedral показался довольно необычным для католиков: очень богатый, даже помпезный интерьер, много золота, серебра, около 400 картин. Верующие на коленях молились перед распятой статуей Господа Землетрясений (El Señor de los Temblores), абсолютно черной от копоти свечей. Куско расположен в сейсмически опасной зоне; землетрясения не раз его серьезно повреждали.

Большой интерес вызвала картина «Тайная вечеря», копия фрески Леонардо да Винчи, выполненная перуанским художником Маркосом Запата (18-й век). Можно было заметить, что на столе перед Христом и апостолами на блюде лежит морская свинка (куй), в инкских кубках налита чича (кукурузное пиво), по тарелкам разложены экзотические папайи и перуанский сыр. Местные художники не просто копировали известные произведения, а добавляли к ним детали, окружающие их в повседневной жизни.
Сфотографировали контрабандно; съемка запрещена как со вспышкой, так и без.

Завершив таким образом небольшую утреннюю прогулку по городу, мы забрали со стоянки машину и поехали исследовать окрестности Куско, а именно — Священную долину Инков, она же — долина реки Урубамба.

В пределах Sacred Valley находится несколько поселков и крепостей, яркими представителями которых являются Sacsayhuaman и Ollantaytambo (с одноименной ж/д станции уходит поезд на Мачу-Пикчу), красиво вписанные в горные пейзажи. Городок Pisac притягивает туристов аутентичным рынком (разводилово, по нашим впечатлениям), и красивейшими террасами, сравнимыми с теми, в каньоне Колка. Но на этот день у нас были запланированы другие террасы, расположенные в самом сердце Священной долины: сельскохозяйственные Moray, откуда пошел гулять по свету картофель и соляные Salinas de Maras.

Морай расположен примерно в 50 км к западу от Куско. Выезжали строго по GPS, без него пришлось бы туго; направление на поселение Poroy (шоссе №3, west).

Сверху Куско показался огромным городом, размазанным ровным, розово-коричневым слоем по дну долины.

За Пороем, не доезжая Анты, ответвление на Chinchero; дороги горные, извилистые, часто перемежались лежачими полицейскими, покрытие очень хорошее (на 5 баллов). На большинстве заправок исчез нужный нам 90-й бензин, с трудом отыскали одну. Такси/маршрутки гоняли сильнее, чем обычно.

По сторонам раскинулись горы, поля, пасторали; на свободном выпасе бродили коровы, свинюшки, ослики… Проезжая мимо осликов, топчущих колосья с зерном, спросили разрешения сфотографировать (не у осликов, у крестьян :) Нам махнули рукой.

В качестве дальнейшего ориентира удобно использовать деревню Maras. На пересечении шоссе №3 и дороги, уходящей к деревне, тусовались таксисты, здесь же сгружали безлошадных пассажиров автобусы. Еще километров 5 по грунтовке в гору, по серпантину; приходилось гудеть перед закрытыми поворотами.

Показался въезд в Moray, шлагбаум поднят. Стригут по 10 солей ($3) с человека; у нас сработал boleto turistico. Оставили машину на парковке, от неё метров 10 до обрыва, где собственно и раскинулись террасы.

С первого взгляда Морай очень напоминает античный греческий амфитеатр. Исследователи установили, что это была своеобразная сельскохозяйственная лаборатория Инков, где опытным путем подбирались наилучшие условия для тех или иных зерновых культур и овощей.

Всего в Морае четыре таких комплексов-террас; самая большая уходит на 45 метров в глубину. Высота каждого уровня составляет 2 метра, что создает температурный перепад между верхней и нижней частью «колодца» в 5-6°C.

Разные уровни террас получали разное количество солнечного света и осадков. Образцы почвы показали, что она была завезена из других регионов Перу, из джунглей, субтропиков, Анд. Таким образом, инки-технологи на практике определяли, какой вид семян более пригоден для тех или иных условий. Затем, выращенные супер-зерна рассылались по регионам, чтобы улучшить качество урожая. Предполагается, что это была одна из привилегий, предоставляемых империей Инков соседним племенам, для поддержания мирных отношений.

На торцах каждого из уровней террас расположены ступени. Издалека и с высоты кажется, что ничего необычного в них нет; ну лестница и лестница. Однако стоит только спуститься по этой «лестнице Инков» (а еще лучше — подняться), как начинаешь понимать, что древние люди были не в пример тренированнее современных.

Расстояние между ступенями такое, что посередине можно воткнуть еще парочку. Колени приходилось задирать до уровня пояса, сгибая под прямым углом. Вот так походишь с недельку по этой псевдо-лестнице, и любые тренажеры на выносливость покажутся детским лепетом.

Изучив в подробностях главную террасу, минут 15 поднимались обратно к парковке и инфо-центру. В этой же половине дня решили заскочить еще в одно интересное место — соляное месторождение Salinas de Maras.

Ехать не сложно, даже есть знаки. Сначала вернулись на шоссе (к развилке с таксистами), затем 3 км на север до ответвления «Salinas» и еще 7 км по грунтовке через поля.

На сегодняшний день соляные шахты принадлежат частному кооперативу, поэтому берут въездную плату по 5 солей с каждого. Туристический билет, понятное дело, там не действует.

Спуск к террасам представляет собой крутейший серпантин по краю обрыва; ехать страшновато, но красиво. Показались сотни террас (на самом деле их там около 3 тысяч).

Для фотографов обязательное для посещения место: потрясающий контраст белых резервуаров с темными горами, плюс особая ритмика линий. Обязательно накручивайте поляризатор, а также рекомендуется не снимать солнечные очки, если попадете в ясный день. Солнце бьет по глазам беспощадно.

Припарковавшись в тупике, через сувенирные лавки вышли на обзорный мост, от которого вниз отходила узкая и скользкая тропинка, прямо к «ваннам». Это соляное месторождение было известно Инкам еще в до-Колумбовую эпоху.

Из-под горы там бьет естественный горячий соленый источник. Спускаясь по склону, водичка задерживается в сделанных людьми ловушках-резервуарах, где постепенно испаряется на солнце, оставляя после себя кристаллы соли.

Когда соль подсохнет, её сгребают в небольшие пирамидки, и затем расфасовывают по мешкам.

После чего, работники кооператива выносят мешки на собственном горбу, складывают под навес для дальнейшей транспортировки. Выход соли с каждой террасы — примерно 150 кг в месяц.

Соль, сплошная соль вокруг, под палящим сверху солнцем. Ходили очень осторожно, не потревожив четкий узор ни одной террасы, но в конце было ощущение, что будто поплавали в соленом растворе; ужасно хотелось ополоснуться обычной, пресной водой.

Не представляю, как там трудятся работники кооператива изо дня в день. Если вы думаете, что у вас тяжелая работа — подумайте об этих ребятах.

До Куско добрались по своим же следам и, оставив машину в гараже при гостинице, вышли на вечерний моцион.

Plaza de Armas — довольно удачное место в плане фотографирования как архитектуры, так и праздно гуляющих людей.

Вечернее солнышко умиротворенно действовало на туристов, склоняя к ничего-не-деланию. Да и местные жители, казалось, никуда не спешили, ведя задушевные беседы на лавочках, приглядывая за детишками.

За исключением торговцев — те не теряли ни минуты в погоне за прибылью, навязывая уже опостылевшие вязаные изделия, картины, кокаин, листья коки, детенышей лам и альпак для фотографии.

Ненадолго заглянули на пешеходную улицу Calle Loreto, знаменитую тем, что с двух сторон её обрамляет нетронутая испанцами инкская каменная кладка. Похожа на предыдущую и другая улица, с непроизносимым называнием Hatunrumiyoc, с огромным 12-гранным камнем, идеально вписанным в стену без единой капли раствора. Вообще, всё на этой улице — превосходный пример мастерства инков-строителей, умевших с удивительной точностью подгонять друг к другу многоугольные глыбы. Торговцы не упустили шанса и здесь, поставив напротив 12-гранника пару столов с сувенирами. Зачем гоняться за туристами, когда они сами слетаются на «мёд».

Для Куско характерны очень узкие тротуары, шириной на одного человека, поэтому, если идти компанией, передвигаться приходится гуськом.

Иногда встречались нищие. Интересно, что когда они просили милостыню, то не употребляли знакомое «подайте на пропитание», а говорили конкретно — «на картошку» («para papa»). В Перу всё-таки она всему голова.

Передохнули с часик в гостинице, и настало время «страшного», а именно — дегустация перуанского национального блюда «куй», оно же — морская свинка. Помня, что нам очень понравилась забегаловка Libertad за углом, порекомендованная управляющим гостиницы, решились довериться ему и на этот раз. Он нас отправил на, кгхм, куй, в один из лучших ресторанов города по соотношению цена-качество, в «KusiKuy». Критерий был такой, чтобы в меню присутствовали аутентичные блюда вроде мяса альпаки, тот же куй, местная форель, утятина и поменьше туристов.

Ресторан понравился с первого взгляда: очень дружелюбные и улыбчивые работники, уютная атмосфера, свечи на столах, полумрак, потрескивающий в углу камин… Заказали, естественно, cuy el horno (whole roasted guinea pig), шашлык из альпаки, пиво Cusqueña, вино. Нам сказали, что готовить куя будут около 45 минут («сначала поймать нужно» — шутка), но это даже было на руку — появилось время записать впечатления, да и просто хорошо было отдыхать за бокальчиком любимого Gato Negro в приятной обстановке.

Морских свинок, разводимых в Перу с гастрономической целью еще с до-инкских времен, держат наравне с курицами, свиньями и прочими овцами. Их мясо богато белком, в кормежке неприхотливы, размножаются, как кролики, да еще и места почти не занимают — идеальное для разведения животное! Домашних куев можно встретить в любом доме индейцев Кечуа, где свинки перемещаются совершенно свободно под ногами, пока не придет время обедать. У Инков даже была поговорка: «вырастил куя = хорошо поел». В год перуанцы потребляют около 22 миллионов куев. Цена в ресторане — от 20 до 50 солей, в зависимости от места ($1=3 солям). Готовят куя просто: натирают солью, перцем, поливают pisco (перуанский алкогольный напиток), после чего запекают на барбекюшнице, или жарят в большом количестве масла.

По прошествии заявленного времени, нам принесли целую тушку куя, со зверским оскалом возвышавшуюся на клубнях картошки, и украшенную помидорной шапочкой. Работники ресторана настолько привыкли к реакции туристов на это блюдо (редко кто откажется от возможности сфотографировать экзотику), что совершенно спокойно стояли в сторонке и ждали, пока мы плясали с камерой вокруг куя :)

Затем они забрали его на кухню, отрезали голову и, разделав на порционные куски, вернули на стол. На вкус очень похож на костлявого кролика и, в принципе, это тот случай, когда внешний вид блюда впечатляет гораздо больше вкусовых ощущений. Признаться, так простое мясо альпаки с розмарином понравилось больше. Но попробовать куя в Перу, безусловно, стоит, хотя бы ради самого процесса.

Отлично поужинав, отправились отдыхать в гостиницу. Завтра предстояло дальнейшее исследование Священной долины и вечернее отправление на Мачу-Пикчу.

Продолжение следует…


Drom.ru

Комментарии

     
Сообщений: 3498
Южная Америка это мечта...
18
2
Ответить
 
Барнаул
Сообщений: 7967
Клева!
Моторное масла ELF, Castrol.
10
2
Ответить
  
Оренбург
Сообщений: 419
Очень классные фотографии, необычное путешествие, хороший отчёт.
Спасибо 5+.
13
1
Ответить
  
Ingolstadt
Сообщений: 11380
нифига сибе куя, если это увидела моя жена, то всё, хана, она бы вообще больше ничего не ела в этот день, а мне пофиг, я бы попробовал.
Мой отзыв: Hyundai i30 2014
5
1
Ответить
 
Санта-Клара
Сообщений: 4412
Лучше один раз накопить денег и съездить в такое путешествие, чем три раза в турчию.
Молодцы. Интересно, конечно, цена вопроса.
12
2
Ответить
   
Хабаровск
Сообщений: 21
Ваши отчеты одни из самых прикладных по ЮА.
Спасибо.
4
1
Ответить
    
19-я республика
Сообщений: 57931
В детстве у друга дома было дофига этих куёв, не знал, что им можно было жрать )))

А отчет и поездка как всегда прекрасны!
3
1
Ответить
    
Барнаул
Сообщений: 1166
Вспомнил, что привозил оттуда семена кукурузы, посадил - выросли высотой под 5 метров, но без початков.
не тот сорт походу взял))
Здесь Русь, здесь русским духом пахнет
2
1
Ответить
  
Канада
Сообщений: 8250
Интересный, подробный отчет с хорошими фотками про экзотическую страну куда большинству из нас не суждено попасть. И только 4000 просмотров и 8 коментариев. Авторша на будущее рекомендую заглавной фотки ставить себя в бикини, на дроме это безпроигрышный вариант - 100 000 просмотров и 120 коментариев обеспечены :)
сочувствующий
4
1
Ответить
 
Москва
Сообщений: 229
egorlike
Интересный, подробный отчет с хорошими фотками про экзотическую страну куда большинству из нас не суждено попасть. И только 4000 просмотров и 8 коментариев. Авторша на будущее рекомендую заглавной фотки...
Это точно - хоть в отчетах глянуть на те края! Молодцы, здорово!
5
 
Ответить
10336148
о
 
1
Ответить
CSir
Всё круто, но не хватает фото самой сеньориты. Извечная беда фотографов?
1
 
Ответить
   
Санкт-Петербург
Сообщений: 610
Прочитал с удовольствием. Эта часть особенно удалась. Спасибо! Жизнь непредсказуема. Вдруг, когда-нибудь и туда доберусь? Уже буду знать, что хочется посмотреть. =) А если нет, так хоть у вас почитать и фотографиями полюбоваться.
2
 
Ответить
   
Саратов
Сообщений: 24706
Интересное место. Если подкопить тогда лучше в Перу, чем по избитым Турциям.
Если трезво взглянуть на жизнь, то хочется напиться.
 
 
Ответить
Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter
Добавить путешествие