Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Очерки о Калужской области: Угра, Никола-Ленивец, Дубровка, Дольское

Очерки о Калужской области: Угра, Никола-Ленивец, Дубровка, Дольское

12.08.2022 | 7043 просмотра

В этом отчете собраны три рассказа о коротких одно- и двухдневных поездках в Калужскую область и осмотре тамошних любопытных мест. Все поездки были осуществлены из Подмосковья на автомобиле Ssang Yong Kyron.

Природа и искусство Угры. Весна 2022 г.

На первые майские праздники удалось реализовать интересное двухдневное путешествие формата «рядом с домом» — вело-пеше-автомобильную поездку по соседней Калужской области. Еще раз убедилась, что много крутых вещей можно увидеть, не забуряясь в глубокие глубины и не отчаливая в дальние дали, и что поездки «в соседний квартал» имеют право на жизнь. Изучать то, что находится «под носом» может быть не менее занимательно, чем то, что находится в нескольких тысячах километров.

В качестве ключевой точки путешествия был выбран известный арт-парк Никола-Ленивец, находящийся на территории национального парка Угра в Калужской области.
Автомобильную часть маршрута осуществили на Ssang Yong Kyron'е, велосипедную — на ждущих скорейшего открытия велосезона двухколесных агрегатах, а с пешей и так всё понятно.

Никола-Ленивец.

В первый день встали пораньше и из Подмосковья долетели за несколько часов до Калужской области, прибыв в арт-парк Никола-Ленивец. Заезжали со стороны Медыни, откуда прибыли в Кондрово, затем — в деревню Галкино, затем — в Острожное, из которого свернули в нужном направлении и оказались в деревне с крайне занимательным названием Звизжи. Дорога до Звизжей представляла собой трясуче-ямочную грунтовку, полную страданий и боли, но мне она показалось ерундой после тех тысяч километров грунтовок, которые я проехала до этого. Всего лишь очередные ямы и канавы.

На месте были около 10 часов утра.

В Звизжах мимо арт-парка промахнуться сложно: на перекрестке стоят стилизованные деревянные указатели, а непосредственно перед въездом в парк — здание информационного центра, где покупаются билеты (450 руб. с человека, пребывание на территории нацпарка входит в эту стоимость) и можно взять карту-схему расположения объектов в парке. Мы карту брать не стали и пользовались Османдом, а такая же карта в электронном виде есть на сайте арт-парка, можно скачать в JPG и ориентироваться по ней, открывая ее в телефоне в оффлайне.

На въезде в парк.

Что такое Никола-Ленивец, понятно из названия. Арт-парк под открытым небом — собрание современных произведений искусства на огромной территории посреди красивейшей природы. Нам показалось, что наиболее удачный вариант осмотра такого парка — это велосипеды. Создатели парка, видимо, посчитали так же — на территории организован прокат велосипедов, но мы взяли свои.

Ездить на авто между скульптурами не получится, до них идут только пешие тропинки (пунктиры по Османду), единственная автомобильная грунтовая дорога пересекает парк насквозь и делит его на две части. Мы оставили Кайрона на одной из ближайших к въезду парковок, возле Бобура, чтобы большую часть маршрута откатать на великах. По парку многие ходят пешком. Можно подъезжать по грунтовке на автомобиле до той или иной парковки и с нее ходить осматривать группу разных скульптур.

Мы собрались, закинули с собой перекус и воду, немного подкачали на велах колеса и отправились на 5-часовую велопрогулку. Как выяснилось позже, в парк мы прибыли крайне удачно — был выходной день и позже народу приехала тьма, в 10 утра же мы оставляли Кайрона на совершенно пустой парковке, не считая пары-тройки авто, которые там стояли. Когда 5 часов спустя мы из парка уезжали, машины парковались на крышах друг у друга. Так что место популярное, и в выходной день лучше приезжать пораньше. Или ехать в будний при наличии такой возможности.

И первый арт-объект — Бобур.

Прикинули по карте маршрут и покатились в сторону реки Угра, решив сначала осмотреть тамошнюю часть парка.

Арт-объект Угруан на берегу Угры.

Я сначала подумала, что он сделан из каких-то проводов, но нет, его поразительность заключается в том, что это всё — тысячи покрашенных веток лозы.

Рядом — берег живописной реки Угры. Не знаешь, куда ехать за красивой природой, — езжай в любой национальный парк или заповедник, никогда не ошибешься.

От Угруана спустились в низину, пересекли небольшой бродик и поехали в сторону лесного массива, оставляя реку по левую руку. Изначально я думала, что это будет лайт-покатушка — мы будем кататься по крепким грунтовым дорогам, особо не напрягаясь, но реальность недавнего перехода природы от зимы к весне оказалась суровее.

— Мы планируем покататься по Никола-Ленивцу на великах, — сказала я накануне своему товарищу из Калуги.
— Если там всё высохло, то это хорошая идея, — задумчиво ответил он.
— А что не так?
— Да у нас половодье было. А Никола-Ленивец — это арт-объекты рядом с рекой посреди полей. Нет, там нет дорожек.

Нам повезло: поля и открытые солнцу участки суши к началу мая подсохли и Угра вернулась в пределы своих берегов, но внутренности леса продолжали оставаться мокрыми, а местами подтопление осталось и на полях. Так что покатушка получилась вовсе не лайтовой; не как велотрейл Bike-Off-Road, конечно, но слои грязи на раме и других частях велосипеда, требующие вмешательства моечного керхера, мы с собой после 5 часов покатушки до Кайрона довезли. Позже грязь засохла и отваливалась кусками.

Небольшие, не бросающиеся в глаза элементы арт-парка.

Весенняя природа Угры.

Дорога в лес, между Угруаном и следующей группой объектов, находящихся непосредственно в деревне Никола-Ленивец.

Березовая роща.

Снова живописная Угра.

Попав в лес, поплавали в каких-то лужах, перелезли через парочку каких-то бревен, пару раз попытались заплутать, но не смогли, а вскоре вышли к Бесконечной Лестнице, нет, это не арт-объект, это продолжительные бетонные ступеньки, врезанные в склон крутого холма. Всё бы ничего, и я бы не переживала по поводу того Бесконечного Подъема, пешком он проходится на раз-два, но у нас с собой были велосипеды, и мой велик весит четверть, а то и треть меня, и на высокие бетонные ступеньки он заползал очень плохо, так что приходилось его тащить сбоку от лестницы, а холм был очень, ОЧЕНЬ, просто НУ ЖЕСТЬ КАКОЙ КРУТОЙ. С одной стороны, я очень порадовалась, что здесь эти ступеньки сделали, потому что подниматься в лоб по голому склону холма было бы на грани реальности. С другой стороны, я вновь задавалась философским вопросом, почему в любой велопокатушке обязательно случается момент, когда не ты едешь на велике, а велик начинает ехать на тебе, и почему велик я себе купила такой тяжелый.

Это лишь малая часть той Бесконечной Лестницы, почти возле вершины, до этого еще несколько «пролетов» было.

Ух ты, почка. Весна. Срочно фотик. Сфотографировать почку и полюбоваться ею — отличный повод остановиться и отдышаться после успешной покатушки велика на тебе. Контрольная проверка, что всё окей и ты счастлив — это когда заколебался после подъема, но всё равно находишь эмоции, чтобы восхититься приходом весны.

С погодой нам невероятно повезло: солнце, тепло, нет осадков.

Где-то там в лесу встретили группку людей, которые выглядели заблудившимися, но весело хохотали, после этого мы и сами попытались заблудиться, но не смогли. Позже встретили непреодолимое препятствие и преодолели его.

Лесная дорожка бежала дальше.

На карте Османда обозначалось, что в лесу находится некое городище и парочка арт-объектов, но мы их не нашли, от них остались только старые, немного перекошенные таблички с описаниями. В дальнейшем эта фишка с несовпадением карт объектов и реальности встречалась регулярно: Османд и реальность не совпадали совершенно, более-менее совпадали карта парка с сайта и реальность, но не всегда, а порою нам внезапно встречались объекты, которых не было ни на одной из карт. Зато не соскучишься!

Не найдя ничего в лесу, выползли в цивилизацию — на настоящую, более-менее не грязную грунтовку, по которой ходили люди.
— О, Cарай.
— Да, там какой-то сарай.
— И выглядит, как сарай.
— Вы внутрь зайдите, не пожалеете! — заглянула в наш разговор проходящая мимо женщина, идущая от сарая.

А сарай и вправду оказался поразительным. Тот случай, когда не нужно судить по внешности, а нужно заглянуть внутрь, в душу.

Снаружи — неказистое, типичное сарайное строение. Внутри — звезды космического неба со всех сторон.

И, главное, какая простая и изящная идея. Смотрели старый мультфильм Балто? Там северное сияние творили из осколков разноцветных битых бутылок. А здесь звездное небо — это отверстия в досках. Космическая вселенная и простейшие вещи ближе друг к другу, чем кажутся. Внутри каждого объекта, кажущегося незначительным, расположена целая вселенная.

От Вселенной, спрятанной внутри неказистого Сарая, вновь выехали к берегу Угры.

Тактильная модель объекта Николино Ухо. Такие модели есть не везде, но встречаются.

Арт-объект Маяк.

Он же — внутри. Во многих объектах есть лестницы, можно подняться наверх.

Церковь в деревне Никола-Ленивец. Тоже элемент общего пейзажа. Красота арт-парка заключается не только в объектах как таковых, но и в их расположении и том, как они сочетаются с пейзажами вокруг. Здесь всё гармонично: современное искусство, природа, старая церковь.

От Маяка мы попытались совершить преодоление, поднявшись в уклон к церкви на великах, но сдулись на первых же метрах подъема и дальше пошли пешком. Суровая реальность беспощадности лайтовых велопрогулок.
Возле церкви нашли крутой дом. Он не арт-объект, а вроде частный. Меня в нем очень впечатлили деревянные колонны — такая пародия на старые монументальные стили с портиками классицизма. Или нет, не пародия, а современное видение старых добрых портиков.

Огромное миролюбивое насекомое.

Внутри церкви.

Здесь же расположилась мастерская с примерами работ по дереву.

В Никола-Ленивце мы немного поплутали, съездили к очередному сараю (Сарай Сараев), который нас не впечатлил, потому что был похож на типичную избу любого этнографического музея деревянного зодчества. Вернулись обратно, нашли указатель в сторону Разума, но осознали, что не видели шишек, и поехали искать шишки. Когда на въезде в арт-парк мы покупали билеты, девушка на рецепции сказала, что карты нам не понадобятся — в парке везде стоят указатели в огромных количествах. Знайте, это замануха в трудности и приключения! Карта нужна! Потому что указатели редки и находятся только в особо популярных местах, на остальных тропинках и в лесу придется ориентироваться по карте, а при отсутствии таковой — по звездам и мху на деревьях. Либо по шишкам. По Павильону Шишек. Который мы нашли посреди подтопленной полянки на входе в лес.
Все стены сделаны из шишек, которые толпой заточены за сетчатый забор. А деревья? А что деревья. Стоят, бдят.

Шишки указали дальнейший путь, и колесами велосипедов мы ступили на ненадежный деревянный узкий настил, переброшенный через протяженный подболоченный участок леса. Настил был узким (ровно на одного едущего велосипедиста), а попадающиеся иногда поломанные, торчащие вверх доски заставляли решать сложную дилемму: слезать с велика и аккуратно проходить пешком или проявлять чудеса велоакробатики с риском в эту доску воткнуться и свалиться в воду по бокам настила. В какой-то момент я предпочла пойти пешком, плюс надо было как-то расходиться со встречными людьми.

На выходе из леса нас встретила лесная избушка — Дом над лесом, в который мы с удовольствием поднялись, полюбовавшись панорамой стволов деревьев вокруг. А дальше мы нашли разум. Вселенский Разум.

Вселенский Разум — это одна из самых знаменитых скульптур Никола-Ленивца. Но он нас не поразил бы так сильно, если бы не одна потрясающая деталь…

Это Разум. И он находится в аварийном состоянии. Это очень символично. Теперь я знаю, в какой момент в этом мире что-то пошло не так. Его срочно, срочно нужно чинить!

Я понимаю, что задумка было совсем другой. На табличке потом прочитали, что это воплощение мега-компьютера, некоего средоточия всех вычислительных операций (я вспомнила «Автостопом по галактике» Дугласа Адамса и знаменитый ответ «42»), но в данный момент времени, в этот период жизни планеты, этот арт-объект стал символизировать совсем другое. Это — разум, и он в аварийном состоянии. У меня больше нет вопросов «что происходит на этой планете, черт возьми?!»
Бедный маленький вселенский разум, не болей.

Остаётся надеяться, что колонны — это пробиваются ростки другого, нового и молодого разума, который обязательно придёт на смену старому и больному. Или это выращивают запчасти для починки.

Пожелав разуму оставаться здоровым и сильным (чёт не верится), выехали к Позолоченному тельцу (интересная интерпретация Ноева Ковчега) и Функциональному мычанию, в котором, в первую очередь, нам понравилось само по себе название, а потом уже заморочки с теоретическим проектом по созданию идеального сарая, который полностью бы соответствовал всем своим функциям. Что бывает, если реализовать на практике некоторые теоретические выкладки. Кажется, в этом арт-объекте художник пытался показать, что практическая реализация с ее многофакторностью далеко не всегда способна соответствовать выверенной и вылизанной теории.

Рядом находилась широкая грунтовая дорога, по которой в большом количестве сновали автомобили. К этому времени автомобили столпотворили, и перед нами встал сложный выбор: катиться на низких передачах по неудобному влажному полю, подпрыгивая на кочках, или дышать поднимаемой пылью на грунтовой дороге, но зато набрать скорости. Выбрали второе, тем более, что участок нужно было проехать небольшой.

По дороге мы добрались до местных гостиничных поселений. Гостевые дома на территории Никола-Ленивца — это тоже арт-объекты.

Когда я планировала сюда маршрут (а я очень поздно озаботилась этим маршрутом, за полдня до выезда), обнаружила, что все номера во всех возможных домах на территории парка распроданы, остался только вариант аренды места под свою палатку. Я была слишком наивна, понятно, что в таком популярном месте на выходные и праздники жилье бронируют за длительный период времени, а не с бухты-барахты. В принципе, я не расстроилась, потому что вряд ли жить здесь дешево. Так что на гостиницы посмотрели только снаружи.

Арт-объект Русское Идеальное. Написано, что художник тут реализовал неординарные решения в части формы и дизайна. Я вспомнила приют Бочки на южном склоне Эльбруса. Кажется, там до Русского Идеального додумались сильно быстрее.

В жилом городочке арт-парка шла жизнь и веселье: бегали дети, гуляли люди, кто-то созерцал пруд, кто-то слушал звуки, а кто-то — тишину. Неплохое место, чтобы заехать сюда на выходные и просто отдыхать.

Здесь же обнаружилось кафе, зашли, осознали, что не настолько богаты, чтобы покупать картофельное пюре за 400 рублей, и отправились дальше в дорогу. Мы такой вариант предполагали, поэтому у нас с собой был сухпай.

В северной части парка нашли Футбольное поле (так было написано на картах).

Преодолев очередные грязевые преграды, добрались до Удаленного офиса — домика в глухом лесу. Из названия всё понятно.

Понравился вид из окна — живая картина природы.

Здесь народу стало побольше, а дорожки оставались такими же запутанными. Мы поехали искать Уранографию с Геомантикой, но наткнулись на деревянные конструкции, которые были похожи на Мостки, но, согласно мху на деревьях и Османду, это были не Мостки, а что-то неидентифицируемое, пришлось возвращаться к Штурму неба, но выехали мы не к нему, а к Вавилонской яме.

Родилась идея, что к центру глубина ямы становится самой большой, метр-два-три, мы потыкали воду палочкой и оказалось, что это не так. А жаль, хорошая была бы задумка.

Вавилонской яма названа не просто так, организаторы парка задумали всё очень тонко (нет, просто так получилось). Именно в этом месте концентрация людей была максимальной, все столпились на дороге возле ямы и пытались понять, где они находятся. Люди стояли с картами, телефонами, велосипедами, озирались по сторонам и снова смотрели в карты, пытаясь разобраться, куда дальше идти. Настоящее столпотворение! Так вот в чем задумка арт-объекта и вот почему так неочевидно стоят указатели!

Мы тоже не могли понять, куда надо ехать, и поехали частично наобум, попав к Скорости звука, которая вовсе таковой не являлась и в английском варианте звучала более приближенно к сути — Sound of Speed. Дальнейшая Скорая тропа напомнила полосу препятствий в виде бассейна (с крокодилами?). Кроме того, мы всё еще не понимали, как мы сюда попали. Пытаясь всё-таки попасть обратно к Штурму неба, мы случайно наткнулись на очень классный арт-объект, который не был обозначен ни на одной карте — Непроходимой чаще. Вот чаща впечатлила сильно и очень понравилась.

Вся фишка в том, чтобы пройти по ней. Можно с закрытыми глазами, чтобы слушать, как ветви бьются друг о друга. Если углубиться в чащу подальше, закономерно, что и вправду окажешься в чаще: вокруг будут только ветви. Задумка, реализация, ощущения — класс!

Здесь можно заблудиться на маленьком пятачке, но вдруг понимаешь, что хочешь тут заблудиться, ведь ветви так мелодично бьются друг о друга, создавая свой отдельный особенный мир.

После чащи мы всё-таки попали к Штурму неба. Идея и реализация очевидны.

Следующий объект, стоящий посреди поля.

Я вспомнила Хайнлайна и его повесть «Дверь в лето» — он описывал помещение с 11 дверьми (кажется, такое число), каждую из которых главный герой был вынужден открывать, чтобы показать коту, что лето еще не наступило и за порогом зима. Мне представлялось, что дом был круглым и двери располагались по кругу. Может, художник впечатлился идеей именно этого рассказа? Нет, оказалось, что дверей — 20. Но мне показалось, будто я увидела в реальности что-то, что в моем мозгу сидело очень давно. Забавное ощущение. А место и вправду идеально для того, чтобы долгой зимой ходить вместе с котом по кругу и бесконечно искать ту самую заветную дверь, открывающуюся в лето.

Арт-объект Пьяный забор. Забор настолько пьян, что отказывается фотографироваться вертикально.

Где-то там же мы наткнулись на указатель на Обитаемое вещество и срочно захотели его посмотреть (его тоже не было на картах). К тому моменту степень упоротости от велопокатушки начала ощущаться, а потому, когда мы увидели крутой спуск вниз, решили оставить велики на вершине, чтобы не тащить их потом наверх, и добежали до вещества (существа?) пешком. Вещество определенно того стоило.

Это что-то вроде стеклопластика или стекловолокна, и по лестнице можно забраться внутрь. Изучая вещество снаружи, ты думаешь, почему же оно обитаемое, кто в нем живет, отправляешься внутрь на поиск обитателей и, оказавшись внутри и никого не найдя, вдруг понимаешь, что обитатель этого вещества — ты сам.

В Никола-Ленивце есть самые разные арт-объекты, одни не цепляют совершенно, одни нравятся больше, другие меньше, но определенно есть такие, которые очень западают в душу и цепляют до самых абстрактных глубин мозга. Обитаемое вещество — скульптура как раз из этой серии. Позже, по завершении прогулки, я подумала, а какие объекты в этом парке впечатлили меня больше всего? Понравились — почти все, впечатлили — многие, а самый большой восторг вызвали Непроходимая чаща, Обитаемое вещество и Вселенский разум в аварийном состоянии. И Сарай, который оказался со звездами внутри. В этом парке каждый найдет для себя что-то свое, цепляющее и переворачивающее понимание реальности.

Позже мы бежали в горку обратно к великам, я негодовала, что мне тяжело и чего мы каждый раз пытаемся так упороться. Продолжала я это вещать, обгоняя других людей, поднимающихся на эту гору. Штурман бежал сзади и не мог ничего ответить — запыхался.

Дойдя до велика, я втопила по грунтовке, продолжая вещать о тяжести своей спортивной судьбы. Когда штурман всё-таки сумел меня догнать, он предложил немного снизить темп и тогда, может быть, станет чуточку легче? Задумалась. Да не, ерунда какая-то, поехали лучше искать дятлов и долгоносиков.

Но дятлов, ведущих борьбу с долгоносиками, мы не нашли. Их увезли. Карты опять нас обманули. Видимо, объекты периодически отчаливают на реконструкцию. Или с концами, кто их знает.

В конце маршрута мы обнаружили Белые ворота. Вероятно, они должны были открывать нам путь, но встретить ворота на окончании пути — это тоже символично. Этакий дуализм. На вершине ворот красуются покрашенные ветки лозы от Угруана.

Засим наш маршрут по Никола-Ленивцу был успешно завершен — парк мы объехали весь. Может быть, мы не попали на несколько каких-то спрятанных объектов, но тут уж вопросы к картам и мху на деревьях, который вырос не с той стороны.
Кайф получили невероятный: такие места — раздолье именно для велопрогулок. Перед создателями парка снимаю шляпу: на территории красивейшей природы они создали потрясающий комплекс, доступный для всех: любителей пеших прогулок, велосипедистов, созерцателей, любителей природы, художников, просто тех, кто желает спокойно отдыхать в одном месте, никуда не торопясь. Для каждого есть нужная инфраструктура. Ну и сами арт-объекты заставляют работать мозги.

К моменту нашего возвращения парковка была забита до самого небесного потолка, поэтому поспешили загрузить велики в багажник и вернуться в деревню Звизжи. Там по указателям добрались до кафешки «Картошкино», организованной, видимо, местными жителями. Здесь кафешка оказалась по-настоящему «народной» — картофельное пюре стоило 100 рублей, блюда были простейшими и максимально вкусными. А встретившая нас женщина оказалась невероятно душевным человеком. Это те маленькие герои, которые каждый день с душой и максимально хорошо делают свою работу, о них не будут слагать легенды, петь великие песни и сочинять книги, но каждый, кто здесь побывает, запомнит доброту и слова «конечно, нужно вас, путников, вкусно накормить».

Еще там оказались бутерброды с вкуснейшим салом, протертым с чесноком. Я таких обалденных бутербродов в жизни не ела. И остальная еда, самая простая, была какой-то невероятно вкусной — даже банальное картофельное пюре было приготовлено именно вкусно. И стоимость полноценного обеда составила рублей 800 на двоих.
Когда мы приехали сюда, никого не было, за нами стали подтягиваться другие люди. Не знаю, как кормят в кафе на территории парка, но я советую всё-таки выбрать «Картошкино» в Звизжах: и вкусно, и недорого, и люди душевные.

Время было за 16 часов.
— Здесь недалеко есть экотропа на болото, она недлинная, ну километр в одну сторону, давай сгоняем, это много времени не займет.
— Ну давай.
Я, конечно, ошиблась, и реально мы находили километров 4-5, но смена физической активности на другую — это тоже отдых, а потому пешую прогулку после велопокатушки мы перенесли вполне нормально. Наоборот, действительно отдохнули от того, чтобы педали крутить.

Галкинское болото.

От Никола-Ленивца по разбитой грунтовке мы выбрались в Острожное. Экотропа на Галкинское болото берет свое начало недалеко от окраины деревни Галкино, от арт-парка до Галкино — километров 15 по автомобильным дорогам.

Доехав туда, оставили на обочине машину и стали собираться на прогулку. Нас увидел местный житель и спросил:
— На болото?
— Ага.
— Не пройдете. Там всё затопило. Многие сегодня приезжают, проходят вон туда до поля, возвращаются и уезжают. Только в сапогах можно пройти.
— Ну, сапоги остались дома.
— Ну, тогда точно без вариантов, без сапогов там делать нечего.

Я, конечно, местному не поверила — мало ли, кто там приезжает, разворачивается и уезжает. Может, там люди в туфлях.

— У нас вот тут даже бегемот застрял, вытаскивали всем селом, — местный показал на что-то джипоподобное, так что его словам я начала верить еще меньше: это ж кроссовер, а не ТЛК с лебедкой, такой в городской луже может засесть.
Я пошла на разведку, сунулась в одну часть поля, там действительно было всё затоплено. Местный житель продолжал кричать вслед, что я нигде не пройду и нужны сапоги, чем начал откровенно бесить. Ну ок, сказал один раз, мы тебя услышали, всё, дальше сами разберемся, без твоих советов.

Посмотрела в навигатор на телефоне, прошла дальше по дороге, с другой части поля. Местный к тому моменту начал говорить с кем-то из своих по теме «вот упрямая, ну нельзя там пройти, ну сейчас вернется скоро». На другом участке поля была обнаружена здоровенная лужа неправильной формы с удобным узким перешейком на сухую часть, в котором лежали удобные бревна. Прошли по ним со штурманом и попали на вполне просохшую, плотную тропинку, ведущую в лес.
Забегая вперед, скажу, что в дальнейшем мы нигде не намочили ноги, будучи в обычных треккинговых ботинках. Для меня осталось непонятным, чего местный так разорался по части непроходимости и непролазности. Жалко, что люди на болото ходят, что ли? Ну сорян, это не твое личное болото.

Если же его предупреждения были вызваны псевдозаботой о сухости наших ног, то не на тех напал. После тех мест, в которых мы побывали и по которым мы лазали, какая-то несчастная лужа на поле, да еще и с бревнышками для перехода, — это не препятствие, а нормальная обычная дорога.

На стыке леса и поля нашлась информационная табличка со схемой экотропы.

Первая часть экотропы ведет на Галкинское болото. Информация о нем.

На подболоченных участках леса проложен деревянный настил.

От таблички нужно пройти метров 700, на краю болота сделана наблюдательная вышка, на которую можно подняться и посмотреть на местность сверху.

Место обалденное! Никого нет, звуков цивилизации нет, но в огромном количестве есть звуки природы — здесь вовсю орал птичий базар. Само болото — красивейшее.

Стоишь на высоте и любуешься болотной панорамой. Те, кто поверил местным жителям и развернулся, очень многое потеряли, не попав сюда.

Здесь действительно очень-очень красиво: между собой сочетаются кустарники, деревья, птицы, мох сфагнум, островки земли и травы на поверхности воды. Живая природная картина. На той вышке мы зависли и долго стояли и просто молча созерцали природу.
Потрясающее место.

Продолжение экотропы — вид сверху.

Попытка рассмотреть птиц — в таких случаях очень радуюсь, что на фотоаппарате есть хороший зум.

А это вид на болото с нижней смотровой площадки — до нее мы дошли по настилу, спустившись с вышки.

Настил идет дальше, к еще одной оборудованной смотровой площадке.

Несколько фотографий болота и птиц с разных ракурсов.

Сполна насладившись видами, вернулись обратно к начальной табличке со схемой экотропы. По пути встретили двух местных женщин, которые снова взяли нас в оборот и стали рассказывать местные ужасы. При взгляде на их обувь, мне всё стало понятно. «Сапогами» они, оказывается, называли маленькие резиновые сапожки высотой с мои треккинги. Для меня сапоги — это, блин, забродники, это нечто, что мы использовали в Монголии при проверке бродов в горных реках, нечто высотой хотя бы до бедер. Там, где они пройдут в своих «сапогах», я легко пройду в обычных треккингах даже без гортекса. Если другие приезжали сюда в кроссовках, то понятно, чего они были напуганы и никуда не пошли, но, в целом, здесь можно было и в кроссовках ходить, просто рассчитывать на то, что ноги, скорее всего, останутся немного мокрыми.
— А вы откуда вообще? — спросила женщина после рассказа о том, что по второй части экотропы мы не пройдем.
— Из Подмосковья.
— И чего вас сюда принесло?
— Болото посмотреть.
— Не, ну мы-то сами тоже москвичи, а сюда приезжаем на выходные в деревню, мы-то поэтому понятно, зачем здесь, а вы-то?

После этого женщина-москвичка нам, нерадивым подмосквичам, незнакомым с ужасами и лишениями калужских лесов, рассказала о том, что в лесу водятся такие существа — клещи, и они очень опасны, и размером они метр на метр, и нападают стаями, повисают на одежде гроздьями, а потом сжирают человека целиком. Я очень впечатлилась и покивала головой.

После этого пожелали друг другу хороших праздников (судя по запаху алкоголя от женщины, у нее праздники шли вовсю) и разошлись по своим дорогам. Всё-таки не понимаю, что это было. Хотя ежели женщина из Москвы, то всё становится более понятным, это желание поучать и преувеличивать.

Замечу, что в тех случаях, когда в других поездках информацию о состоянии местности нам давали реальные местные жители, которые именно живут подолгу в этих краях, такая информация была объективной, насколько это возможно. Никто не пытался запугать или преувеличить. Если попа полная, то так и говорили, если более-менее проезжаемо, то тоже сообщали об этом. Они старались давать максимально объективную информацию, которой обладали сами, а дальше решение было полностью на нас. Здесь же мы столкнулись с какой-то потрясающей попыткой нас всячески запугать. Похоже на один из вариантов самоутверждения.

Вторая часть экотропы ведет к Бучкиному болоту.

Тропа идет по краю леса, повторяя его изгибы, в качестве ориентира можно использовать неглубокий противопожарный ров, который точно повторяет маршрут тропы. На тот момент дорога была сухой, изредка встречались поваленные маленькие деревца или ветки.

Галкинское болото и Бучкино болото — два совершенно разных места на фактически одной территории, разных как по внешнему виду, так и атмосфере. Бучкино болото представляет собой два прямоугольных озера с земляной бровкой посередине. Здесь велась добыча торфа. Бучкино болото сопровождает тишина и полное умиротворение. Если на Галкинском болоте происходит безостановочное движение — птицы орут, кричат, летают, — то на Бучкином болоте не происходит ничего. Вода озер покрыта легкой рябью, деревья спят, иногда слегка покачивая кронами, лес молчит.
Чтобы попасть на Бучкино болото, от противопожарного рва нужно немного углубиться в лес, где начнется деревянный настил. Тут нам немного не повезло — вокруг настила оказалась топь, и чтобы на него перебраться, пришлось применять гениальные инженерные решения, созданные по принципу эко-технологий. То есть построить мост из валяющихся вокруг палок и бревен. Благодаря этому мы попали с твердой земли на твердый настил и вышли на оборудованную смотровую площадку.

Настил по лесу, вид от обзорной площадки.

Одно из двух озер.

Бровка посередине.

Бучкино болото стало прекрасным завершением этого долгого дня. От него в деревню мы вернулись той же дорогой, какой пришли, — по условной тропе вдоль противопожарного рва по краю леса. Согласно схеме экотропы, она кольцевая, и возвращаться нужно другой дорогой через поле, но на местности мы намек на дорогу не увидели, а на карте тропка через поле обозначена не была. Решили, что самый короткий путь обратно — тот, который знаешь.

Вернувшись к Кайрону, взяли курс на Калугу, где была забронирована гостиница. Завтра мы планировали продолжать кататься по здешним местам, а потому не было смысла кататься туда-сюда домой в Подмосковье.
От Галкино до Калуги доехали чуть больше, чем за час, мимо населенных пунктов Полотняный Завод и села им.Льва Толстого. Пересекли Киевское шоссе и заехали в Калугу со стороны Мстихино.

Жилье накануне я нашла чудом. Вообще, изначально на первые майские мы планировали уехать в Майкоп дней на пять, но случился форс-мажор, поездка отложилась, и из всех выходных осталось дня два, так что соображать новый маршрут пришлось вечером накануне отъезда. Я понимаю, что сложно найти жилье в популярных городах в праздники, но не ожидала, что Калуга — это тоже популярный город. Наверное, я недооцениваю Калужскую область в целом и Калугу в частности по количеству достопримечательностей и мест, которые там можно посетить.

Плюс сейчас не работает Букинг, к которому я очень привыкла, что осложняет быстрый поиск жилья. Думала, что сервис Островок легко заменит Букинг, но, почитав отзывы о нем, решила пока отказаться от использования этого сервиса (стандартная проблема — кто-то забронил жилье на Островке, приехал, а гостиница об этой брони не в курсе). Задачку пока решила таким образом: смотрю список по карте гостиниц, там же смотрю рейтинг (по 5-балльной шкале) и читаю отзывы, после чего нахожу сайты заинтересовавших гостиниц, звоню им напрямую и делаю бронь по телефону. Способ более длительный, чем простая бронь через Букинг, но надежнее, чем через Островок и подобные ему сервисы.

Таким способом забронировала номер в гостинице «Калита», находящейся на северном выезде из Калуги, на Тарутинской улице. Номер у них оставался единственный и не самый дешевый — 3500 в сутки за двоих. Ну, на безрыбье… Хорошо, что хотя бы такой нашла, а то там еще были предложения в других гостиницах по 15-30 тысяч рублей за сутки.

Гостиница расположилась рядом с обувной фабрикой «Калита» и очень порадовала: здоровенная огороженная парковка, приятные администраторы, очень душевные, огромный номер со всем необходимым, соответствующий своей цене. Всё супер, гостиницу рекомендую, а себе запоминаю ее на будущее.

Заселившись в гостиницу, сгоняли до центра города, посидели там в местной кофейне, скушали по кусочку тортика, в очередной раз осознали, какой классный и крутой получился день, и отправились в номер отсыпаться. Ведь завтра нам опять предстояло ездить, ходить и кататься на великах.

Усадьба Степановское-Павлищево.

Утром выехали около 9 часов, заехали в Калуге на заправку и вновь углубились в хитросплетение местных дорожек и природу.

Калугу покинули через Мстихино, проехали небольшой участок по Киевскому шоссе и свернули на местную двухполосную дорожку в сторону Щелканово. Участок ничем особенным не запомнился: обычная асфальтовая дорога нормального качества. Хотя нет, есть, что отметить: любоваться по сторонам было в удовольствие. Просыпающаяся весенняя природа радовала взор.

Не доезжая Щелканово, свернули в деревню Павлищево, где за мостом через реку с живописным перекатом расположилась внушительная территория заброшенной усадьбы Степановское-Павлищево.
На территорию можно заехать (всё заброшено). Припарковавшись возле одной из построек усадебного комплекса, отправились на прогулку.

Вкратце про усадьбу: известна со второй половины 17-го века, владельцем был Виктор Степанович Степанов, по наследству она перешла к его сыну, а затем — к его дочери Елизавете Платоновне, которая во втором браке была замужем за Василием Александровичем Ярошенко. С двумя их именами и связана наиболее интересная часть истории усадьбы. В интернете можно найти довольно подробные описания их жизней.
Окончательный облик усадьба приобрела в конце 19 - начале 20 веков. Стиль эклектичен и асимметричен. Усадьба делалась на средства Елизаветы Платоновны, а вот автором проекта, видимо, стал ее муж Ярошенко.
После революции усадьба была национализирована, в советский период в ней располагались санатории и разные лечебные учреждения, в 1980-х годах ее пытались законсервировать, но после пожара забросили. Сейчас разрушается.
Сколько я таких усадеб видела, а не надоедают. Это как заброшенные церкви — в каждой можно найти что-то новое и неожиданное для себя: то ли новый кусочек истории, то ли необычный архитектурный стиль, то ли небывалую эмоцию. Пора бы, наверное, глазу замылиться, а всё равно тянет в такие места ездить и осматривать их вживую.

Приусадебный парк огромный. Бывший фонтан.

Одна из множества хозяйственных построек. Мы походили по этому зданию — вероятно, в 19 веке здесь было некое хранилище продуктов, амбар. На стенах там сейчас типичные цвета советской краски (желтый и сине-зеленый). В одной из комнат нашли старую бумагу — бланки библиотеки. Здесь была библиотека при пансионате или санатории? Я поначалу подумала, что здесь был пионерлагерь или школа, но интернет говорит другое.

Кайрон на фоне дома управляющего усадьбой. Раз такое здание было у управляющего, это ж каким был главный усадебный дом?

На этот вопрос легко получить ответ, развернувшись на 180 градусов и пройдя в ворота — а вот и здоровенная главная постройка, центральная фигура архитектурного ансамбля. Как всегда, впечатляет масштабом, стилем, элементами.

В первую очередь, зашли внутрь и изучили здание внутри. Оно пустое, не осталось ничего, лишь остовы да намеки на былые присутствовавшие здесь вещи. Высокая прямоугольная выемка в стене — явно под печь. Канавки и желоба в стенах — видимо, трубы печного отопления. Отверстия в стене в длинном прямоугольном помещении — как будто ряд рукомойников, но тут странная плитка на полу, вряд ли такую клали на пол в 19-м веке, наверное, это помещение переделали в санузел санатория в советское время. Совсем другая плитка на крыльце, красивая, с узорами — хм, а, может, она осталась оригинальной с тех времен? Своды в подвале — особенности инженерных решений или придомовая церковь? Вот это помещение существовало изначально или здесь возводили дополнительную стену в советское время? А вот тут в подвале легко угадываются очертания кухни, скорее всего, здесь жили слуги, а вот и лестница черного хода.

Подвал здания.

Когда ходишь по разрушающимся и заброшенным залам и лестницам, выходишь на разлагающееся крыльцо, к осыпающимся колоннам, всё равно продолжаешь восхищаться величием строения, видимом даже сквозь архитектурную смерть. Физически здесь остался только остов, но воображению этого достаточно. Сквозь время и разрушение становятся видны отдельные комнаты, печи и трубы отопления, кухня прислуги, возможный интерьер, хранимые продукты…

И как один-единственный оставшийся предмет из прошлого: лепнина на потолке. Последняя связующая нить физической реальности и воображения.

У здания почти целиком обвалился второй этаж, остались только лестницы, да и те разрушаются. Из-за отсутствующего второго этажа пространство внутри кажется нереально огромным.

Планировка здания мозгосломная, абсолютно асимметричная и, по первому впечатлению, нелогичная, зашел, быстро заблудился и забыл, где выход. Ну, в крайнем случае, можно вылезти через окно.

Колонны внутри одного из залов.

Асимметрия усадьбы — с одной стороны расположился балкон-ротонда.

С другой — высокая прямоугольная пристройка, как будто колокольня.

По лестнице внутри здания можно подняться на свой страх и риск на верхний этаж в небольшую каморку, из нее вылезти никуда не получится — вокруг полов нет. Но зато можно посмотреть на приусадебный парк из окна с высоты.

Осмотрев усадьбу, вернулись к Кайрону и двинулись дальше в дорогу — в сторону города Юхнова.

Национальный парк Угра.

Проехали Юхнов, пересекли мост, оценили масштабы разлива Угры, свернули в сторону деревень Кувшиново и Подборье. Доехали до деревни Мокрое, где оставили Кайрона. Здесь уже территория нацпарка, и дальше нам хотелось покататься по местной природе на велосипедах. В качестве маршрута взяли тропку, идущую вдоль реки Угры.

Теоретически, судя по карте, это интересный длительный веломаршрут на целый день, а то и пару дней — тропка идет вдоль Угры от района Юхнова через Беляево и через реку Воря до Кобелево, из которого можно выбраться в Замыцкое, а оттуда — в Тёмкино, это ближе к Минскому шоссе. Там, наверное, можно уехать домой на электричке.
Но мы чисто по окрестностям хотели немного покататься, так что от Мокрого вдоль Угры проехали не столь далеко, но чудесными видами нацпарка насладились сполна.

Начало маршрута.

Мимо нас проехала пара автомобилей — позже заприметили их на берегу реки, расставляющих лагерь. Видимо, сюда часто приезжают на отдых на несколько дней.

Тропинка вышла на берег Угры и пошла вдоль нее. Пейзажи Угры очень симпатичны, едешь и любуешься безостановочно.

В нацпарке невероятно чисто, ни бумажки, ни окурка. То ли люди сюда приезжают сплошь культурные, то ли здесь регулярно проводится уборка. Тут и там оборудованы места для отдыха и стоянок.

Тропинка то ныряет в лес, то снова выходит на берег реки.

Половодье, кажется, тут было масштабное: эта трава, нападающая на деревья, находится в нескольких десятках метров от берега. Это ж как сильно разливается Угра? И как это она так быстро успела вернуться в свои берега?

Из сухой травы природа создала свои арт-объекты. Как люди творили и творят в парке Никола-Ленивец, так природа, не заморачиваясь, творит в любом подходящем месте.

От речки тропинка ушла в лес, где было не столь сухо. Нам стали регулярно попадаться лужи и грязевые участки. Один раз сняла со штанины здоровенного клеща (перед этим еще один пытался сожрать мои штаны возле машины). Клещи были ленивыми и еле ползали, то ли не проснулись после зимы, то ли антиклещевые репелленты реально работают, то ли и первое, и второе одновременно.

Природа просыпается. Цветы в лесу.

В лесу опять началось преодоление, за лужами последовали длительные подтопленные участки, из-за которых выглядывали поваленные деревья. Подумали, что, в принципе, преодолением мы занимались вчера, а сегодня нам достаточно просто покататься, поэтому развернулись и поехали обратно. На одном из участков остановились — на высоком холме было оборудовано место для стоянки и открывались прекрасные панорамные виды.

Суммарно покатались часика два, после чего вернулись к Кайрону.

Кинокомплекс-музей Военфильм-Медынь.

Из нацпарка знакомой дорогой вернулись в Юхнов, где нашли кафешку «Карамболь» рядом с гостиничным комплексом «Айсберг Угры» (штурман сначала не поверил в это название и думал, что я прикалываюсь, говоря что-то про айсберги на калужской реке). Кафешка оказалась дешевле, чем в Никола-Ленивце, но дороже, чем в Звизжах (за оценочную величину мы взяли стоимость картофельного пюре, здесь оно стоило 200 руб.). Обед был вкусным, до кучи я открыла для себя новое блюдо: бефстроганов из говядины с грибами на драниках. Как недавно сказала одна моя знакомая, «если в этот день ты узнал хоть что-нибудь новое, день прошел не зря». Ну, сегодняшний день точно вновь был не зря, и дело не только в бефстроганове на драниках, ведь после кафешки мы взяли курс на музей под Медынью.

Юхнов — Медынь — это около 50 километров по Варшавскому шоссе (не то Варшавское, которое в Подмосковье, а то, которое в Калужской области) через Мятлево. Дорога опять же ничем особенным не запомнилась, обычная асфальтовая двухполоска с симпатичной природой по обочинам.

В Медыни свернули на окраину и приехали на местность, обозначенную на некоторых картах как аэродром, уткнулись в шлагбаум, через который добрый охранник после небольшого разговора нас пропустил.

Собственно, здесь находится музей киностудии Военфильм, филиал в Медыни. Место подсказал штурман, я про него не была в курсе. Это что-то вроде «загашника» или «запасника» музея Задорожного в подмосковном Красногорске. Вот только про музей техники Задорожного в Подмосковье знают почти все, а про Медынь — в разы меньше народу. А ведь здесь есть, что посмотреть.

Билет для прохода на территорию стоит 500 рублей с человека. Наверное, это не совсем полноценный музей в классическом его понимании, это хранилище и ремонтная зона техники и территория для съемок, здесь редки информационные таблички, а техника, в основном, находится в состоянии реставрации, ремонта, восстановления. Я надеюсь, что не естественного разложения, просто ее много и, видимо, всю делать не успевают.

По территории проводятся экскурсии, если экскурсовода нет, то из охраны назначается сопровождающий, который направляет ваши перемещения и иногда поглядывает, чтобы вы не утащили какой-нибудь валяющийся поршень из какого-нибудь валяющегося двигателя или не спрятали за пазуху воздухозаборник с истребителя.

Музей состоит из трех частей: музея автомобильной техники, музея авиационной техники и деревни.
Сначала осмотрели автомобили. Всякие разные раритетные модели.

Я вот возмущаюсь, что сейчас автомобили стали очень похожими друг на друга, одну модель/марку от другой модели/марки не отличишь, они все сплошь кроссоверообразные, сними с них значки, поставь рядом — фиг разберет, в чем отличия, все на одно лицо. В этом смысле в музее старых автомобилей меня ждало фиаско: я перебрала все возможные варианты, что это за автомобиль, а это оказался Кадиллак.

А рядом такое же чудо — ГАЗ. Ладно, может, тогда тоже народ возмущался, что все автомобили слишком похожи между собой?

Штеер делал автомобили? Рядом черный — Мерседес.

Какое чудо чудесное!

И не одно!

На улице стоял ряд грузовой военной техники: всякие ГАЗы, ЗиЛы. Меня больше всего заинтересовал вот этот мотор, я такую компоновку вживую не видела никогда.

Второй ангар с автомобилями. Два Форда.

Здесь же обнаружились несколько танков, всякие автомобили-амфибии, бронетехника. Вся техника в разном состоянии и разной степени сохранности. Не вся восстановлена. Но всё равно техника вызывает неподдельный интерес и живой восторг.

От ангаров с автомобилями по указанию охранника проехались до деревни. Ненастоящей. Это декорации деревни, созданные для съемок фильмов.

Мы сначала подумали, что мост — тоже декорация, но потом рискнули по нему проехаться. Оказалось, настоящий.

А какая красивая березовая роща рядом.

Дальше мы посетили самую интересную часть музея — авиационную. В ней мы зависли на час, а то и на все полтора часа. Да, техника в авиационной части находится в совсем грустном состоянии, но если ходить там в компании знающего человека (каковым оказался мой штурман), то это невероятно интересное место. Надеюсь, что до восстановления этой техники доберутся и когда-нибудь она засверкает свежей краской…

Думаю, тем, кому больше хочется визуального восприятия, посмотреть на самолеты как таковые, здешний музей не очень зайдет — самолетки старенькие, ржавенькие. А вот кто интересуется историей авиации или кому хочется вживую увидеть те или иные технические решения — это место подойдет на 100%.

В кабины некоторых самолетов можно заглянуть сквозь фонарь (и удивиться, как у летчиков не развивается клаустрофобия). Есть образцы с интересным профилем крыла — и если отсутствует само крыло, то профиль на фюзеляже отчетливо виден. Можно поразиться размеру болтов для крепления крыла к фюзеляжу. Можно заглянуть непосредственно в реактивные двигатели, обойдя самолет со стороны хвостового оперения. Можно рассмотреть самые разные элементы вблизи, вплоть до заклепок обшивки.

Макет Бурана, один из тех, который создавался для испытаний при разработке этой космической машины.

Непосредственно авиация.

Образцов техники не просто много, их вообще до фига!

Можно заглянуть внутрь воздухозаборников истребителей.

Вот это змея.

Самолеты находятся в разном состоянии, какой-то целый, от какого-то только фюзеляж на боку лежит, какой-то просто без консолей.
А какой-то — и покрашен красиво, и на постамент водружен.

Интересный образец с нетипичной конструкцией шасси и крылом с изменяемой геометрией.

Образец беспилотника.

В автомобильной части я видела двигатель с расположением цилиндро-поршневой группы по окружности, и он взорвал мне мозг. А здесь — такой же, только окружность двухрядная… Мозг попросился в отпуск минут на 10.

Есть несколько моделей вертолетов.

У колпака тормозного парашюта, как выяснилось, рабочая гидравлика.

Мобильный КДП.

Образцы ракет. Самые неинтересные были свалены кучей в углу. Действительно, чего там. Но мы там всё равно поковырялись и нашли любопытные. Недалеко от них валялся подвесной бак — удобная обтекаемая бочка.

Кайрон и Буран. Где он только не побывал, каких только фоток у него нету! Это я про Кайрона.

Осмотр музея мы закончили только в 19 часов — в это время он закрывался. К тому же, пошёл дождь. Так что поспешили вернуться в машину и взять курс домой.

Всего лишь два дня в соседней области — а столько впечатлений.
Всего километраж поездки составил немного больше 600 км.

Усадьба в Дубровке (Калужская область). Весна 2017 г.

В одну солнечную тёплую апрельскую субботу мы с коллегой отправились в город Калугу по спортивным делам, я — на Кайроне, коллега — на Шкоде Фабии. Встретились мы на Киевском шоссе, домчали до Калуги, пробыли там необходимое время и засобирались домой. На улице вовсю радовал солнечным светом разгар середины дня — ну разве можно в этом случае просто взять и поехать домой? Нельзя. Вот и мы решили, что по пути в Москву надо как-то культурно просветиться.
Интересная достопримечательность была обнаружена километрах в 40-50 от Калуги в сторону столицы.

Выехали обратно на Киевское шоссе, промчались по платнику, ушли на старую дорогу до Калуги, с которой затем съехали на Детчино по хитрой развязке и попали на раздолбанную региональную дорожку, очень ямистую и кочкообразную. Бухая колёсами и подвеской, я почувствовала, как на меня нападают радость приключений и дух авантюр, ведь именно такие глухие, тихие, безлюдные и разбитые региональные трассы дают понимание, что мы не какие-то паркетные туристы, катающиеся только по асфальту, а настоящие путешественники, которые специально ищут трудности и успешно их преодолевают.

С разбитой дороги, бегущей в Детчино, мы свернули на ещё более глухое и пустынное шоссе, ведущее в деревню Пнево. На удивление, деревенская дорожка оказалась в разы ровнее и лучше, чем более крупная трасса на Детчино.
Проехали Пнево. Дорога крутыми поворотами виляла вправо и влево. С неба светило солнце, и пейзажи вокруг приобретали живописный лирический вид. В сочетании с извилистой и очень узкой дорожкой эти пейзажи точно сообщали нам о том, что мы едем в правильном направлении — за кусочком мини-путешествия.

Довольно скоро мы прибыли в деревню Дубровка. Там расположилась интересующая нас достопримечательность — усадьба с одноимённым названием Дубровка, она же в некоторых источниках — Дубровка-Мансурово. Именно на неё мы и планировали потратить немного светового дня.

Навигатор уверенно сказал, что в деревне необходимо ехать прямо, а затем повернуть направо. Нет-нет, здесь направо не надо, дальше езжайте, дальше. Да, а вот здесь можно и нужно повернуть.

Заехав в поворот, я увидела перед собой поднимающуюся вверх грязевую колею. Ни об асфальте, ни о грунтовом покрытии речи не было. Тем не менее, наверху, метрах в 100 от низа, стояла обычная Волга.

— Саша, тут полный хардец для твоей Шкоды, но я вижу Волгу, поэтому можно попробовать, — сообщила я в рацию.
— У Волги клиренс больше. И вообще — это ВОЛГА.
— Ну да. Поэтому я и решила тебя предупредить, прежде чем туда ломиться.
— Давай я просто оставлю Шкоду здесь и сяду в твой Кайрон.

В Кайроне мы, включив сразу и полный привод, и пониженную передачу, поползли наверх. Я была уверена, что рядом с Волгой начнётся асфальт или грунтовка, однако за поворотом дорога продолжала идти выше, и там случался маленький грязевой апокалипсис. Но навигатор продолжал нам твердить, что это — путь к усадьбе. И тут все ездят. И легковушки тоже!
Я поехала вперёд в разрез колеи, но быстро в неё свалилась, поскольку колёса скользили, протектор забился и наверх Кайрон ехал только за счёт тяги дизеля и нашей веры в его задатки настоящего внедорожника. Впереди прямо над дорогой высился двухопорный столб, колея ныряла под ним. Покрываясь холодной испариной, я проползла под столбом, физически ощущая, как его бетонные ноги нацеливаются на кузов моего автомобиля — чуть соскользнёт Кайрон вбок, и всё, точно впечатаюсь в опоры, расстояние минимальное. Но колея оказалась глубокой, так что Кай прошёл в ней, как по рельсам, особо не дёргаясь в стороны.

Дорога продолжала идти в подъём, затем делала поворот, грязь становилась грязнее, а колея — глубже. Выехав на травку, я остановилась, попыталась тронуться — всё логично, Кайрон встал шлифовать и копать планету до мантии. Подъём же. Вся земля вокруг — один сплошной подъём. Наклонная поверхность в радиусе пары километров.

Назад Кайрон легко катился, я попробовала откатиться, а затем снова штурмовать подъём. Автомобиль делал это с трудом, ещё больше выкапывая колею. Мы с Сашей решили, что не стоит устраивать тут джиперские покатушки и лишний раз месить дорогу — вообще-то вокруг деревня и местные жители вряд ли будут рады, если и без того размешанную дорогу им размешают ещё больше. Поэтому я откатилась немного вниз и припарковалась на травяной площадке. Оставим и вторую машину здесь, а до усадьбы дойдём пешком, тем более что до неё осталось метров 800.

Новый тип протектора шины — полностью шоссейный грязетравяной.

Площадка для парковки. Нам повезло в том, что земля оказалась довольно твёрдой в этом месте. Хундай Галопер, стоящий позади, — это местный. Помимо Галопера, мы заприметили на одном из участков Ниву. Легковушек тут почему-то не наблюдалось.

Структура дорожного покрытия.

В принципе, в теории мы могли бы попробовать ехать дальше, чуть приспустив колёса или же одев мои эрзац-цепи. Но спора разума и духа авантюр даже не возникло — разум победил сразу же и безоговорочно. Стоят ли 800 метров того, чтобы окончательно расквасить тут дорогу, засадить машину, героически её вытаскивать, а затем осмотреть усадьбу в темноте? Нет, не стоят.

Заброшенный деревенский дом вызвал в душе лирические чувства.

Атмосфера деревни, её тишина и отрезанность от цивилизации дали нам какой-то отрешённый от мировой суеты настрой. Несколько брошенных и разваливающихся домов, деревянные жилые дома на огороженных небольшими заборами (не сплошными) участках, грязевая колея — обычная весенняя дорога в деревне… потерянный среди полей тихий жилой уголок Калужской области.

Оставили Кайрона, прошли наверх пешком, дорога сначала превратилась в полный ад, затем, по мере подъёма, становилась всё более сухой и проезжей. Когда подъём закончился и дорога побежала по прямой, на участках появились и легковые автомобили. Занимательно, как состояние дороги можно оценить по автомобилям вокруг: на самом верху — легковые, в середине подъёма — кроссоверы, внизу — что-то наиболее внедорожное… и Волга.

Усадьбу мы заприметили издали — сложно не заметить такую махину.

Усадьба находится на реставрации и закрыта снаружи металлическими листами. Конечно, жаль, что листы несколько портят общий вид, однако их временное присутствие можно пережить, ведь самое главное тут то, что здание восстанавливают. Далеко не каждой усадьбе дарован такой подарок судьбы — реставрация и сохранение.

Мы пролезли за металлические листы, где увидели занимательное зрелище — непосредственно процесс восстановления отдельных элементов.

На фото — колонны, «упакованные» в деревянные доски. Это, видимо, консервация, чтобы колонны с минимальными потерями дожили до того момента, когда их начнут делать. Справа видна кирпичная квадратная опора — явный новодел, может, подпорка, чтобы конструкция не рухнула, ведь из четырёх необходимых колонн осталось только три. Интересно, в дальнейшем эту кирпичную кладку как-то стилизуют под общий вид здания? Или это вообще временное решение? Хотя для временного решения опора выглядит крайне монументально.

Старый камень и куча деревянных опор.

Очень похоже на то, что в настоящий момент восстановительные работы не ведутся, а наиболее разрушенные элементы здания законсервировали, чтобы приступить к реставрации позже.

Усадьба датирована концом 18-го века, её строительством занимался Ф.И. Мансуров, представитель древнего дворянского рода. Где-то находила информацию, что Мансуровы владели территорией, на которой в дальнейшем был возведён комплекс, с 17-го века. Усадьба сменила много владельцев, среди которых были В. Ланской, Г.А. Чаплыгин, С.И. Жихарев, В.А. Ильин, а затем перешла к наиболее известному человеку — сыну писателя Л.Н. Толстого — И.Л. Толстому. Якобы тут частенько бывал и Пушкин.

В советское время усадьбу постигла вполне закономерная судьба. Сначала — национализация. Затем она использовалась как дом отдыха, школа-интернат, пионерлагерь. Подобно другим архитектурным ансамблям старых веков, в 90-е годы Дубровка была заброшена и стала разрушаться. Но ей повезло больше остальных — её передали под юрисдикцию музея-усадьбы Ясная Поляна. Якобы планируются восстановление и создание музейной экспозиции. Было бы очень здорово.

Памятник Зои Космодемьянской. Слева — флигель, он белого цвета, это современная покраска. Главное здание пока ещё в «оригинале».

Украшательства на главном здании. Все окна закрыты. Всё указывает на грядущие перемены и даёт надежду.

Судя по многочисленным отчётам других любителей путешествий, внутрь главного здания когда-то можно было легко попасть, но лишь до того, как начались восстановительные работы. Мы пролезли под листы к главному крыльцу — всё закрыто и заколочено. Вполне ожидаемо.

Залезли и под третий лист. Повезло — вход в здание оказался открыт.

Мы не могли не воспользоваться такой возможностью. Вдруг такой шанс выпадает раз на тысячу! Или просто кто-то из строителей забыл закрыть дверь.

Внутри здания стояла кромешная темнота (ещё бы, все окна заколочены), из него веяло холодом. Включили фонарики и пошли внутрь.

Внутри здания не было мусора. Вообще. Да, кое-где лежал строительный материал, где-то осыпалась штукатурка, но вот этого отвратительного современного мусора — банок, бутылок, использованных презервативов, целлофана — не было. Мы попали именно в старую усадьбу, а не на свалку. Вероятно, всё вычистили и вывезли реставраторы.

В здании стояла кромешная, полная, мёртвая тишина и царила какая-то удивительная атмосфера. Не злая и не добрая. Какой-то усталый сон ленивого старого здания, которое давно не обращает внимания на суету людей и поколений, сменяющих друг друга, а лишь стоит и стоит веками, запоминая своей бесконечной памятью лица и поступки…

Внутри, в первую очередь, нас встретил дедушка Ленин. Это пережиток советского прошлого здания. Забавные ощущения, когда заходишь в кромешную темноту, постепенно начинаешь освещать фонариком лестницу, а затем из тьмы на тебя проступает портрет.

Надпись слева от портрета вовсе не выглядит вандализмом. Наоборот, ещё один слой истории определённого периода в жизни усадьбы. Теперь — след от поколений 90-х годов 20-го века.

Коридоры, двери, комнатки. Этажи, огромные залы, маленькие каморки. Усадьба огромна! Если начать там бродить, можно заблудиться и потеряться.

Аккуратно пошли по лестнице наверх. Не знаю, то ли это лестница 18-го века, десять раз переделанная, то ли опять же поделка советского времени, уж больно цвет у неё характерный для учреждений типа школ. Скорее всего, её кучу раз перекрашивали и временами латали прогнивающие доски.

Тишина стояла такая, что я поначалу говорила шёпотом. Казалось, что сейчас из-за угла на нас выскочит либо привидение — привет из столетней давности, — либо кто-нибудь из злых реставраторов и с возмущением нас прогонит. Мы жутко смутимся и придётся делать ноги. Однако тишину ничего не нарушало. Дом спал. Привидения и реставраторы, видимо, тоже. Поэтому мы осмелели и поднялись повыше.

Усадьба многое пережила и вряд ли она сохранила исключительно оригинальный вид конца 18-го века. Но всё равно — здание старое, ему больше 200 лет. И 200 лет назад оно тут стояло. Внутри была отделка, интерьер, находилась мебель. В ней жили совершенно разные люди. По этой лестнице ходили те, кого давно нет в живых. К этим перилам прикасались руки разных владельцев. Стены помнят десятки и сотни лиц. А теперь, спустя 200 лет, по этому же самому зданию идём мы, жители 21-го века. Прошло столько времени, эпоха сменилась другой эпохой, которая сменилась следующей эпохой. А здание стоит. Может быть, это и есть связь настоящего с прошлым. Ты ощущаешь себя не в современной реальности, а как будто шагнул на пару сотен лет назад.

Есть такая книга, называется «Меж двух времён» автора Джека Финнея. Книга посредственная, однако в ней рассказывается об интересном варианте-идее путешествия во времени: некие учёные создают полные и аутентичные декорации определённого места определённой эпохи, человек-путешественник-во-времени начинает жить в этих декорациях, вокруг него ходят актёры-представители определённой эпохи, человек носит одежду тех времён, питается едой того времени и так далее. В конце концов, путешественник во времени в какой-то момент покидает эти декорации и вдруг оказывается не в своём веке, а в том, который был декорирован.

Бродя по усадьбе Дубровка, я словила подобное чувство, описанное в этой книге, — как будто сейчас я закрою глаза, а потом открою, а передо мной будут дворяне и старинный интерьер, дом оживёт, а из окна будет видна чья-то карета… И Пушкин тут тоже будет.

Такие забавные мысли заставили улыбнуться, однако чувство всё равно осталось. Доброе, светлое, приятное.
Хотя есть другая опасность. Судя по коричневой краске и Ленину на стене, можно закрыть глаза, а потом открыть их и очутиться в пионерском лагере СССР, а не в желаемом 19-м веке.

Ходить по этажам было немного страшно — а вдруг что-то обвалится или всё-таки привидение выскочит? — но пересиливали восторг, желание осмотреть как можно больше и желание подольше сохранить чувство физического прикосновения к истории.

Поднялись на самый верх.

Нашли проход на чердак, однако тамошнее состояние полов вызвало вполне логичные опасения, поэтому не полезли.
Ещё немного побродив по дому, заглянув в очередную огромную залу, спустились вниз и зависли возле вот этой голубой опоры.

На облупившихся частях краски можно было увидеть слоёв, эдак, восемь минимум! Мы с интересом их рассматривали. Вот самый старый слой — ну-ка, что за цвет краски, ну-ка, что это за штукатурка? Это у нас середина 19-го века, это, предположим, конец 19-го века, а это, небось, перекрасили в начале 20-го… совсем как годичные кольца у деревьев. Слои краски — как десятилетия истории здания.

Получив порцию совершенно новых впечатлений, вышли обратно на улицу, пролезли в неудобный лаз под листами. Прошли через открытый правый флигель, внутри которого валялись кирпичи, но, на радость, без мусорной свалки. С интересом посмотрели, как побелили здание прямо по контурам обваливающегося кирпича и разрушающихся стен. После главного здания флигель впечатлил намного меньше.

Сразу за флигелем начинались деревенские участки, поэтому вернулись на территорию усадьбы и направились к главному входу, чтобы увидеть панораму целиком.

Главное здание старой усадьбы и памятник Зои Космодемьянской. Разные эпохи, а вполне сочетаются.

Главные ворота усадьбы.

Выйдя за ворота, увидели асфальтовую дорогу, убегающую вниз. Ага, вот всё и понятно. Сюда есть нормальный пузотёрочный подъезд, по которому все и ездят. А мы верим всяким навигаторам. Надо было повернуть направо не в конце деревни, а где-то за километр до этого.

Усадьбу в Дубровке я не могу назвать идеалом красоты. Но мне очень понравилась её геометрически рассчитанная точность, верное и абсолютно правильное расположение всех зданий, её пропорции и синхронность. Входя на усадебную территорию через главные ворота, чётко понимаешь задумку архитектора.

Посередине — главное здание, справа и слева — флигели. Интересно, а сколько раз за 200 лет красили главное здание? Оно кирпичное. Может быть, сначала так и стояло в кирпиче. На единственной найденной мною фотографии семьи Толстого на фоне этого здания цвет определить сложно — фотография-то чёрно-белая. Может быть, оно было белым. А потом уже стало жёлтым…

Раньше к главному зданию вела аллея — стояли два ряда высоких деревьев. Проходишь между ними — и попадаешь… что там было раньше вместо советской скульптуры? Может быть, ничего и не было. Может быть, фонтан — его контуры проглядываются сквозь слой травы и земли. А, может быть, фонтан был сделан в советское время.
В любом случае, после аллеи попадаешь к главному зданию, где случается крайне интересная акустика. Два флигеля создают эхо, отражая голоса, даже негромкие.

Предположили, что аллею вырубили во времена СССР, но нет. Деревья росли здесь не так давно — я находила фотографии буквально трёхлетней давности, на них деревья ещё были. Непонятно, зачем вырубили, ведь они были неотъемлемым элементом усадебной территории.

Обошли усадьбу по кругу.

За усадьбой раньше был парк. Но его запустили, он зарос и стал полноценным лесом.

Узоры на окнах.

День клонился к вечеру, посему отправились в обратный 800-метровый путь к оставленным машинам. Сухая вершина, постепенно превращающаяся в «упс-ой4х4» грунтовая дорожка, и вот, теперь отсюда надо как-то выбраться, не засадив Кайрона и не размесив дорогу местным жителям.

Вариантов было два — сдавать задним ходом или развернуться и спокойно соскользнуть вниз к асфальту. В первом варианте меня смущал столб, опасно стоящий возле грязевой колеи. Поэтому выбрали второй вариант.

На траве было относительно сухо: машина сразу не тонула и могла хоть за что-то зацепиться колёсами, сорвать верхний слой из растений при включении режима аккуратности было сложно. Под руководством Саши переехала через разбитую дорогу с одного травяного участка на другой в пару заходов. Встала как раз возле старого развалившегося деревенского дома, так что получился удачный фотокадр с Кайроном.

Ну а дальше всё было проще простого.

Мы с Кайроном прыгнули в колею, дали немного газу и поскользили вниз по жидкой скользкой грязи. Несколько раз я зацепила какие-то комья и выступы днищем, Саша немного напрягся по этому поводу.
— Не переживай, — сказала я ему, — у меня там три защиты днища стоят.
— А толстые? — усомнился Саша.
— А я не знаю, честно говоря. Сталь. Толщину не помню, но каждая весит 15-20 килограмм.
— Тогда всё отлично! — обрадовался Саша и после этого даже не среагировал на громкий и уверенный «шарк» какой-то кочки по днищу.

На асфальте Саша пересел в Шкоду, и мы поехали обратно на Киевское шоссе, некоторое время ехали вместе, общаясь по рации, а затем разлетелись по домам.

Дольское и дальше — снова в Калужскую область. Весна 2017 г.

В очередной дождливый и пасмурный майский день я вместе с Кайроном потратила три часа на дорогу, приехав в Калугу из своей уютной подмосковной деревни. Потратив 20 минут на калужскую медицинскую бюрократию и официальность, подумала, что это неправильно — тратить 3 часа на дорогу ради такой ерунды. И надо бы, раз я сюда приехала, вновь что-нибудь посмотреть. Тем более, что в Калужской области интересности найти не сложно.

Из Калуги выехала на трассу и через несколько десятков километров свернула в Детчино. Оттуда взяла курс на Дольское.
Переехав через железнодорожный переезд, я попала на грунтовую дорогу в самом её неприятном качестве — «лунную поверхность».

Ехать по грунтовке надо было недолго — каких-то 10 километров — но благодаря ямам эти километры тянулись тягучими минутами, которые неожиданно стали состоять не из 60 секунд, а где-то так из пары сотен секунд каждая, причём и эти секунды тянулись слишком медленно, заставляя меня в очередной раз поверить в то, что управлять временем вполне возможно и доступно любому человеку.

Хорошенько встряхнув спящую и привыкшую к асфальту подвеску, я прибыла в населённый пункт Дольское и с дороги увидела интересующую меня достопримечательность — старую церковь с колокольней. Не сдержала восторг, в очередной раз сказав Кайрону «вот это она крутая, ты посмотри! Не зря тряслись по ямам!». Съехала с грунтовки и припарковалась возле осыпающегося здания.

И, оставив машину, пошла осматривать красоту.
Колокольня впечатляет даже больше, чем основное здание церкви! Взмывает ввысь во всей своей старинной кирпичной красе.

У старых церквей — естественная красота, без прикрас и слоёв косметики. Они честные и настоящие, стоят с обнаженной душой и не покрыты тем вариантом сверкающей внешности, когда непонятно, что таится внутри, то ли глубокие мотивы, то ли пустота.

Всё очень просто, строго, аккуратно и от этого — столь великолепно.
Вдали виден белый обелиск — он установлен в честь 200-летия со дня смерти В.И. Баженова, который родился именно здесь, в Дольском.

Колокольня внутри, взгляд наверх.

Снаружи. Да, разрушается, да, осыпается. Но своей особенной атмосферы не теряет.

Рядом с колокольней расположилась непосредственно церковь. Тут же обнаружилась информационная табличка: храм Успения Пресвятой Богородицы был построен в 1729 году на средства лейтенанта морского флота Г.И. Белкина, а колокольня — в 1826 году его внуком А.М. Белкиным.

По всему зданию церкви тянутся окошки.

Насыщенная зелень очень сочетается с красным кирпичом старой постройки.

Трава и деревья, выросшие на кирпичах, — стандартный атрибут таких зданий. И вроде привыкла их видеть, а всё равно каждый раз поражаюсь, как они там растут и чем питаются их корни.

Нашла вход в здание церкви, внутри всё заросло травой. Старым зданиям очень идут зелёные одежды природы. Естественная красота здания гармонично вплетается в естественную красоту природы.

Когда выходишь из церкви, то вновь упираешься взглядом в высоченную колокольню и невольно задираешь голову. Видимо, так и было задумано при строительстве. Она затмевает собой даже огромный храм, так что больше всего внимания уделяешь именно колокольне. Получается, что это храм, скорее, дополнение к колокольне, а не наоборот, хоть он и был построен раньше.

Оба здания стоят в лесах. Осмотру это не мешает.
Фотография для понимания масштабов храмового комплекса — два огромных здания и мой маленький-маленький Кайрон, который аккуратно притулился сбоку.

От церкви прогулялась по грязной разбитой дороге вглубь леса, где обнаружилась старая заброшенная усадьба.
Усадьба Дольское — бывшее помещичье имение, известное примерно с 12-го века и принадлежавшее в разное время роду Лопухиных, затем Белкиным, Храповицким, Гончарову. Сохранившееся здание построено в конце 18-го века.
В советское время здесь располагалась школа. Ну а потом история стандартная — забросили, стало разрушаться.
Здание не очень впечатляет, просто длинная кирпичная коробка.

Здание веет стариной и историей, приятно радует здешнее место — тихо, спокойно, вокруг лес и нет людей. Можно побродить, погулять. Правда, осматривать особо нечего.

От начавшегося мелкого дождя спряталась в Кайроне и поехала к своей следующей цели.
Из Дольского поехала по грунтовой дороге дальше, в сторону селения Прудки, где свернула направо, а за Голухино — налево.

Автомобилей и людей вокруг не было. Дорога сменила лунную поверхность на более мягкую и влажную землю, стала совать под колёса лужи. Зелёный лес по обочинам, уединение и морось с неба — все эти вещи настраивали на философию и задумчивость. Что пешком, что на автомобиле — а мы любим такие дороги. Чтобы то грязно, то сухо, то болото, то твёрдая почва, то поля, то деревья, то прямая стрела убегающей в горизонт дорожной ленты, то крутые повороты, за которыми не знаешь, что ждёт, то ли красивый пейзаж, то ли очередная яма, настраивающая уже не на созерцание и философию, а на интеллигентную брань и применение навыков скоростной техники руления.
Я всё равно люблю такие дороги. И люблю далёкие и близлежащие уголки страны.

Очередной приятный участок грунтовки. Просто обычная дорога между калужскими деревнями. УАЗик на панели приборов смотрит на это дело и пытается наколдовать побольше дождя и более крутые подъёмы, чтобы всё к чертям размыло и пришлось, например, хотя бы включить полный привод. Ничего у УАЗика не получилось. Но он старается. Когда-нибудь у него обязательно получится.

Удалившись от Дольского ещё километров на 10, я приехала в село Соловьиные Зори, где расположилась Гурьевская сельскохозяйственная школа.

Где-то в этих уголках Калужской области у генерал-майора С.Г. Гурьева, потомка графского рода, располагалось имение. Он завещал его после своей смерти (вместе с капиталом) государству с целью строительства с/х школы, здание которой и было построено в конце 19-го века. Школа готовила зоотехников, молочников, агрономов. Поначалу тут учились жители Калуги и окрестностей, постепенно сюда стали приезжать и из других губерний.

В 1930-м году школа была преобразована в Гурьевский технологический техникум молочной промышленности. Были открыты новые отделения: экономическое, технологическое, химико-бактериологическое, механическое. Сюда приезжали учиться со всей страны. Техникум функционировал в этом здании до 1975 года, а затем переехал в Калугу. Видимо, с той поры и началось запустение. К 2000-м годам всё было заброшено и разрушено.

На проезде к зданию расположились шлагбаум и будочка, однако шлагбаум был открыт, в будочке охранники отсутствовали, запрещающих знаков или надписей я так же не нашла. Единственная надпись сообщала о том, что я въезжаю на частную территорию какой-то агрономической фирмы и меня просят двигаться исключительно по дорогам общего пользования и не скатываться с них в кусты.

А вот и здание школы-техникума.

Рядом — живописные природные пейзажи, лес, речка.

Главный вход в здание был открыт нараспашку, приглашая спрятаться внутри от дождя. Решила воспользоваться столь заманчивым предложением.

Внутри, что приятно, оказалось довольно чисто (не считая «естественного» мусора от разрушения стен и потолков). Видимо, сказывается удалённость от цивилизации. Ходить было немного страшно, особенно по верхним этажам, — а вдруг что-нибудь сейчас рухнет прямо мне на голову или пол из-под ног убежит? Спасать-то меня некому, вокруг ни души, только пара собак в чьём-то дворе лает да Кайрон с любопытством поглядывает на мою мелькающую в разбитых окнах фигуру. Я прогулялась по коридору первого этажа и увидела надпись, которая легко разрешила мои сомнения — раз здание так заманивает, как же отказаться от скитаний по лестницам?

Со второго этажа открылся шикарный вид на зал в неоготическом стиле. Изучая историческую справку этого места, я натыкалась на недавно сделанные фотографии, на которых пол тут был. Сейчас куда-то делся.

Оформление зала очень красивое, оно сохранилось ещё с 19-го века. Не считая, конечно, жуткой зелёной советской краски — этакой насмешки над историей архитектуры.

Обнаружив отсутствующий пол, я стала передвигаться по зданию ещё аккуратнее. Иногда из разных уголков здания доносились странные звуки, которые не сразу представлялось возможным идентифицировать. Это нагнетало таинственность и загадочность: привидение ли это? Маньяки ли это? Или соседняя стена школы сейчас радостно рухнет вниз со всем своим содержимым?

Хорошо, что окна в здании не были заколочены и внутрь проникал солнечный свет — в кромешной темноте с такими звуками передвигаться по заброшенной школе было бы жутковато.

Обнаружила крохотную, но крутую лестницу, забралась наверх, нашла лишь небольшую комнатку-сторожку и разочарованно отправилась обратно вниз.

Из окна одной из комнат хорошо просматривалась противоположная часть здания.

Оживить бы всё это… по-моему, это круто — ходить в школу и учиться в таком красивом здании.

Вычитала, что Гурьевская с/х школа выстроена в стиле неоготики.

Некоторые комнаты внутри выглядят вот так.

А из нашего окна… конечно, виден мокнущий под дождём Кайрон. На заднем плане — белое здание-общежитие, советская постройка (примерно 1950-е годы). Напротив него стоит второе такое же. Оба здания так же заброшены, внутрь них не ходила.

Правое крыло школы разрушено намного сильнее, чем вся остальная часть здания. Уже не помню, каким именно путём я сюда попала — куда-то я забиралась с улицы, а куда-то — через дырку в заколоченной двери, обнаруженной в другом конце коридора.

Если до большей части школы природа не добралась, то в правом крыле она медленно, но неотвратимо захватывает территории. Вот уже и по лестнице не поднимешься…

Выбравшись из здания на улицу, немного побродила вокруг него.

Напротив школы — мемориал ВОВ.

За сим я забралась в уютный салон Кайрона. Моя машина — моя крепость. И мой передвижной домик на колёсах. Так бродишь, бродишь по осыпающемуся под гнётом природы историческому зданию, а потом возвращаешься домой — в салон автомобиля. В нём тепло, мягко и уютно: играет радио, шуршит двигатель, тихонечко выдумает свою собственную температуру климат-контроль да иногда взбрыкивает двухмассовый маховик, отдавая на сиденье повышенную вибрацию. Фишка автомобильных выездов и путешествий, вероятно, заключается как раз в том, что у тебя с собой есть свой четырёхколёсный уютный домик, в который всегда приятно вернуться. И который, как правило, в дальнейшем возвращает в большой уютный домик. Стационарный.

Из Соловьиных Зорь я вернулась обратно на грунтовую дорогу, которую продолжал легонько размывать дождь.
Оттуда — в Прудки.

Из Прудков — в Дольское и обратно в Детчино. А в Детчино после железнодорожного переезда появился асфальт и сильно порадовал агрегаты Кайрона.
Ну а дальше стандартно — скоростная трасса и путь домой.


Дром

Комментарии

kirychnn
Отлично!
26
2
Ответить
Karafut
Южно-Сахалинск
мозоль на пальце натер об колесико мыши...
40
5
Ответить
Тип
Калуга
Великое стояние на реке Угре год 1480.
Музей-диорама во Владимирском скиту.
Вам бы там побывать на Кайроне
12
2
Ответить
     
Omsk
Сообщений: 142753
Без слез смотреть невозможно.
27
 
Ответить
 
Сообщений: 158
Настолько хорошо написано и показано, что, после прочтения, робкое желание посетить, когда-нибудь, эти е....ня, пардон, места, сразу пропало.
27
4
Ответить
 
Сообщений: 158
Кстати, на одной из полянок самое место было бы пермской букве "П"
20
1
Ответить
ДИВАНИО Диванный X Перд
Сколько ж у нас еще таких заброшенных мест в стране!
18
 
Ответить
МАКСим
Абакан
Зачем покупать замок в чужой стране и быть всегда там богатым гастером и чужим, когда куча мест ждущих толкового мужика в своей стране, где можно жить в тишине и единении с природой и не так далеко от столицы Москвы и МО.

Смотришь фото и грусть, тоска, безлюдье!
27
 
Ответить
17934670
Там запарожская атомная электростанция рядом. И вообще. Вологодские кружева и Костромской сыр теперь ближе и роднее
6
4
Ответить
13958256
В основном заброшки-развалины, разбитые просёлки и плохая погода.
Внутренний туризм.
14
3
Ответить
fizzeg
Владивосток
17934670
Там запарожская атомная электростанция рядом. И вообще. Вологодские кружева и Костромской сыр теперь ближе и роднее
Ну когда выбирать не из чего, то да ;)
7
 
Ответить
fizzeg
Владивосток
МАКСим
Зачем покупать замок в чужой стране и быть всегда там богатым гастером и чужим, когда куча мест ждущих толкового мужика в своей стране, где можно жить в тишине и единении с природой и не так далеко от столицы Москвы и МО.

Смотришь фото и грусть, тоска, безлюдье!
Когда есть деньги на замок, то глубоко до одного места за кого ТАМ тебя считают: чужого, хищника, аль кого еще.
9
4
Ответить
21683437
Чита
Респект!!!
9
 
Ответить
Александр
Кодинск
Замечательно, что есть люди, умеющие видеть удивительное рядом! Здорово!
12
1
Ответить
 
Самара
Сообщений: 253
Александр
Замечательно, что есть люди, умеющие видеть удивительное рядом! Здорово!
Согласен. Всегда с удовольствием читаю ее рассказы.
12
 
Ответить
Елена
Рязань
Спасибо! С удовольствием окунулась в ваше очередное приключение-путешествие. Сама люблю такие заброшки.
Смакую каждый рассказ автора Vuvazik))
6
 
Ответить
Александр
Кодинск
Верный Вилли
Согласен. Всегда с удовольствием читаю ее рассказы.
Точно! Они не скучные и любопытные!
6
 
Ответить
Алексей -
Ура! Текст боевой девушки с кайроном. Один из лучших авторов дрома!
11
 
Ответить
  
Липецк
Сообщений: 437
Как всегда очень интересно почитать и посмотреть.
10
 
Ответить
Очень хороший отчет об интересных, нехоженых местах.
1
 
Ответить
Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter
Добавить путешествие