Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Хабаровск — Халхин-гол (июнь 2019 г.)

Хабаровск — Халхин-гол (июнь 2019 г.)

24.02.2020 | 5856 просмотров

День первый, второй, третий

Мысль посетить Монголию, а именно места боёв в районе реки Халхин-гол, зрела давно в связи с тем, что мой дед принимал в них участие, за что был награжден монгольской медалью. Окончательно мысль сформировалась к апрелю 2019 года, и только тогда началась более-менее осознанная подготовка к путешествию в виде поиска информации в интернете о местах и особенностях пересечения границы на автомобиле, предполагаемых местах ночёвок, фиксирования координат «целей», скачивания оффлайн-карт и т.д. и т.п. Ехать решили вдвоем с двоюродным братом на моём Сузуки Эскудо, 2013 г.в., в кузове TDA4W, с двигателем J24B объемом 2,4 л.

Первоначально при поиске информации смутило упоминание в некоторых источниках о необходимости получения в Монголии разрешения на въезд в пограничную зону с Китаем, в которой располагалась часть планируемого маршрута и сами места боёв. Ехать «на авось» за несколько тысяч километров в надежде, что как-нибудь прорвёмся, не хотелось. Очень выручила размещенная на сайте Министерства международного сотрудничества и внешнеэкономических связей Забайкальского края информация об оказании содействия частным лицам в согласовании с монгольской стороной поездок на Халхин-Гол в связи с предстоящим празднованием 80-летия победы в боях. После написания письма по электронной почте, нескольких созвонов со специалистом Министерства Дмитрием (отдельное ему спасибо) и направления сканов документов, мы были обрадованы, что после пересечения границы с Монголией в местной областной администрации нам выдадут необходимое разрешение. Ближайшим к цели поездки автомобильным пунктом пропуска являлся «Соловьевск — Эрэнцав», через него решили и ехать, продвигаясь затем в город Чойбалсан, а от него к Халхин-голу. После осмотра местных достопримечательностей на Халхин-голе планировали также остановиться у озера Буир-Нур, над которым в 1939 году произошёл один из самых массовых за всю историю авиационных боёв с участием более 200 самолетов с обеих сторон (советской и японской).

Для поездки было выбрано начало июня, т.к. установилась сухая и тёплая, но не слишком жаркая погода, и что самое важное — этот период совпадал с периодом отпуска обоих путешественников.

Автомобиль как-то по-особому к поездке не готовил, за исключением того, что планово, в связи с износом, была заменена летняя резина. Так как часть пути предполагалась по некоторому бездорожью, предпочёл купить А/Т-шную Yokohama, размером чуть пошире стандартной — 235/65/17. Также купил радар-детектор, так как буквально за месяц до этого сгонял в Биробиджан и наловил по дороге туда-обратно 4 штрафа. Проверил жидкости, поменял салонный фильтр, на всякий случай купил ручную лебёдку (давно хотел, в дачном хозяйстве тоже сгодится), закинул в багажник в качестве запаски колесо на зимней резине, пару канистр, и всё, к поездке готовы! Также «на всякий случай», несмотря на то, что планировали цивилизованные ночёвки в гостиницах, взяли с собой палатку и пару спальников (как выяснилось, не зря).

Тронулись в путь из Хабаровска 4 июня. В первый день первоначально планировали ударно пройти более 1300 км и заночевать в мотеле в районе поселка Ерофей Павлович в Амурской области. Но, как обычно, сборы подзатянулись и из Хабаровска мы выехали уже около 9 утра. На гашетку давил, не жалея, но к исходу дня поняли, что наши планы были слишком оптимистичными, поэтому решили остановиться на ночь в придорожном мотеле «777» в районе села Магдагачи, расположенном на расстоянии чуть больше 1000 км от Хабаровска. Вечерний анализ пройденного пути показал, что поддержание весьма бодрого темпа движения в районе 140-150 км/ч ожидаемо ведёт к такому же бодрому расходу топлива — что-то около 15 литров на 100 км. Поэтому на следующий день старался держать стрелку спидометра в районе 110 км/ч, что ощутимо повлияло на снижение расхода топлива — получилось около 11 литров.

Целью второго дня являлся город Борзя в Забайкалье, расположенный на расстоянии 80 км от границы с Монголией. От места ночевки до Борзи надо было пилить еще около 1100 км, поэтому выехали пораньше. По совету гугл-карт с федеральной трассы свернули после г. Чернышевска, не доезжая с. Новоберезовское, ориентируясь на г. Нерчинск. Вот только гугл не уточнил, что после Нерчинска асфальт кончается и порядка 150 км путь пролегает по весьма отвратительной грунтовой дороге. Ко всему прочему, еще и дождь начался... К вечеру наконец добрались до Борзи, где и заночевали в гостинице.

Проснувшись утром отдохнувшие и посвежевшие, с твердой решимостью двинулись в путь к российско-монгольской границе, к которой вела грунтовая дорога, местами обильно посыпанная битым скальником. И вот, когда до желанного пункта пропуска оставалось буквально километров восемь, с задней левой стороны автомобиля раздался подозрительный хлопок. Остановившись, мы увидели, как с печальным свистом из бокового пореза на новеньком заднем левом колесе вырывается воздух. Поставив запаску, затеяли небольшое совещание, в котором поучаствовал и проезжавший мимо водитель грузовика, сообщивший, что в приграничном Соловьевске шиномонтажек нет, а что творится на той стороне границы, ему неведомо. Прикинув, что после пересечения границы до ближайшего островка цивилизации — города Чойбалсан — ехать предстоит ещё около 250 км по незнамо какой дороге и что без запаски это сродни авантюре, решили-таки вернуться в Борзю, чтобы заклеить колесо.

Обратная дорога, вулканизация покрышки (в которую ещё для страховки вставили камеру) и возвращение в Соловьевск заняли почти весь день, и в итоге к пропускному пункту мы подъезжали уже около 16 часов местного времени, где убедились в том, что если день не задался с самого начала, то так ему суждено и закончиться. Так, по заверениям интернет-источников и местных жителей, очереди для данного пропускного пункта — большая редкость. Тем не менее, подъехав к нему, мы упёрлись в зад монгольскому Пробоксу, водитель которого, улыбчивый монгол, на ломаном русском радостно сообщил, что на монгольской стороне в очереди стоят два автомобиля, которые будут досматривать сначала, а потом уже будут пропускать нас. Хмурый пограничник возле ворот, окинув нас тяжелым взглядом, сразу заявил, что сегодня мы проехать скорее всего не успеем, так как пункт пропуска работает до 18 часов. Так как терять нам было нечего, решили всё-таки подождать, понадеявшись на оперативную и слаженную работу наших государственных служб.

Разочарование в оперативности стало постигать нас после того, как с монгольской стороны проехал второй автомобиль, на досмотр которого, как и предыдущего, ушло 40 минут. Поэтому заехавший примерно в 20 минут шестого на территорию пункта пропуска монгольский Пробокс не оставлял нам никаких шансов просочиться в этот день на территорию дружественной и вожделенной Монголии.

Вышедшие ровным строем в 18 часов (как по заводскому гудку) пограничники подтвердили наши опасения, а командир с капитанскими погонами вкрадчиво посоветовал покинуть нам до утра пограничную пятикилометровую зону во избежание проблем.

Отъехав от Соловьевска, мы по-браконьерски углубились на территорию находящегося рядом заповедника, где и воспользовались пригодившейся амуницией в виде палатки и спальников.

Не мудрствуя лукаво, подогрели на газовой плитке в кастрюле воду и запарили лапшичку, коей и поужинали, а затем, налюбовавшись закатом, улеглись спать.

День четвертый, пятый, шестой, седьмой и восьмой

Около 8 утра мы уже вновь были у ворот пропускного пункта, где радостно, попивая под моросившим дождём чай, желали доброго утра всем особо не торопящимся на работу сотрудникам пограничной и таможенной служб.

В 9:05 ворота наконец-то услужливо были открыты, и мы проехали внутрь, где персонал пропускного пункта со всей пролетарской ненавистью принялся нас досматривать, заставив, несмотря на дождь, выкладывать из салона и багажника все вещи, включая компакт-диски и домкрат. Сотрудница таможни пожурила, что вместо положенных на 1 автомобиль 10 запасных литров бензина, у нас с собой полная 20-литровая канистра, но мы искренне пообещали вылить её в бак сразу после проезда пропускного пункта (хотя перед этим уже вылили почти до полного бака 10-литровую). По истечении положенных 40 минут, оформив все документы и будучи обсмотренными и обнюханными собаками со всех сторон, мы и автомобиль оказались за воротами нашего пропускного пункта.

Через примерно 100 метров мы подъехали к монгольскому пропускному пункту, где местный пограничник, торжественно отсалютовав нам воинским приветствием, открыл ворота и пригласил жестом внутрь. Не вдаваясь в подробности, могу сказать, что процесс досмотра и прохождения монгольской границы занял в общей сложности около 15 минут. Самым сложным в процессе всего досмотра оказалось не засмеяться, когда монгольская пограничница, доверительно заглядывая в глаза, полушёпотом спросила, нет ли у нас с собой наркотиков. А после того, как на вопрос о цели визита, мы ответили, что хотим посетить места боёв на Халхин-голе, в которых участвовал наш дед, внешняя доброжелательность увеличилась в несколько раз и после нескольких формальных вопросов нас выпустили с миром на территорию гордой Монгольской республики.

Окрыленных успешным переходом государственной границы, нас нисколько не смутил ожидаемый убогий вид монгольской деревеньки под названием Эрэнцав, мало чем внешне отличавшейся от подобных полузабытых деревень, которые мы проезжали по дороге в Борзю. Гугл проложил нам маршрут до Чойбалсана, пообещав, что следующие 237 км мы одолеем за 3 часа и 40 минут. Воодушевлённые этой информацией, вдохнув влажного и насыщенного парами конского и коровьего навоза воздуха, мы двинули в путь, старательно пытаясь придерживаться проложенной гуглом на карте синей полоски, что удавалось с трудом, учитывая, что дорога представляла из себя несколько наезженных идущих рядом прямо по степи колей, некоторые из которых через некоторое время плавно расходились в разные стороны. Состояние дороги, а также хлещущий почти горизонтально дождь, редко позволяли развить скорость чуть более 40 км/ч. Следуя истеричным зовам гугла о том, что мы сбились с маршрута, периодически приходилось останавливаться и искать колею, следующую, согласно мнению гугла, в нужном нам направлении. Также приходилось быть внимательными, так как в колеях периодически попадались обрывки колючей проволоки, которую, видимо, притаскивали на своих рогах всюду пасущиеся коровы, от заграждения идущей параллельно железнодорожной ветки.

В целом же монгольские дороги оставили весьма удручающее впечатление. Степь, да степь, и ни одной живой души на десятки километров вокруг. Принцип формирования монгольских дорог стал понятен через некоторое время. Когда наезженная колея через какое-то время становится слишком глубокой и машины начинают тереться о землю брюхом, проезжающие автомобили просто перемещаются чуть в сторону и начинают накатывать новую колею. Пару раз, в низинах, когда следовали по размокшей степи и форсировали небольшие сформировавшиеся от ливня ручейки, возникало ощущение, что сейчас забуксуем, но выручали полный привод и полугрязевая резина.

Таким манером, проклиная погоду, дороги и гугл-карты, за 7,5 часов (против обещанных 3:40) мы добрались до Чойбалсана, гордо именующегося столицей Восточного аймака (области). Город по нашим меркам небольшой, в основном состоящий из пятиэтажных панельных советских хрущёвок, население около 40 тыс. человек.

Заехав в город, первым делом мы стали искать банк, чтобы поменять деньги, так как рабочий день подходил к концу и надо было чем-то хотя бы заплатить за гостиницу. Сначала таким стало отделение «Голомт банка» возле местного рынка. Мы отстояли очередь, но специалист, монгольский парнишка, посмотрев наши 5-тысячные купюры, отказался их менять, показав жестами, что обмену подлежат только купюры, выпущенные после 1997 года, а на предъявленных нами купюрах стоит 1997 год. Сбитые с толку, вернулись в машину и, просмотрев имевшуюся наличность, убедились, что 1997 год стоит на всех 5-тысячных купюрах. Поискав другой банк, обратились в отделение «Хаан банка», в котором без проблем поменяли деньги, сразу став миллионерами.

В это же время позвонил Дмитрий из Министерства внешнеэкономических связей Забайкалья, обеспокоенный нашим длительным отсутствием (сотовой связи ни в Соловьевске, ни по дороге в Чойбалсан не было), который сказал, что нас уже заждались. По его совету мы поехали в местную областную администрацию искать нужного нам человека. Этим человеком оказалась очень добродушная и приветливая девушка по имени Загда, хорошо говорящая по-русски, которая вручила нам документ под названием «ХИЛИЙН ЗУРВАС, БҮСЭД НЭВТРЭХ ЗӨВШӨӨРӨЛ» — разрешение на въезд в приграничную зону, помогла заселиться в гостиницу «Хэрлэн» и показала рядом расположенное кафе по типу столовой, где мы, усталые, но довольные, плотно пообедали, а заодно, учитывая наступающий вечер, и поужинали. Узнав, что на следующий день мы планировали пошарахаться по городу, посетив местные достопримечательности, несмотря на то, что это был выходной день, Загда радушно предложила нас проводить по этим самым местам.

На следующий день, при помощи Загды мы посетили музейный комплекс Халхин-Гола, включающий краеведческий музей, мемориал монгольским воинам и памятник маршалу Х. Чойбалсану.

Съездили на мемориал советским летчикам.

Для получения впечатлений от местного колорита походили по местному рынку, потом заехали в гипермаркет (Хэрлэн Номин), на АЗС фирмы Петровис залили полный бак 95-го бензина.

К вечеру также заглянули в местный центральный парк отдыха — Парк дружбы народов, но в это время повсюду летало безумное количество пуха с обильно насаженных, видимо, ещё нашими земляками тополей, к тому же снова начала портиться погода, и мы поторопились вернуться в гостиницу, где я предался дегустации местных сортов пива.

Утром следующего дня, собравшись, выехали в сторону Халхин-гола, руководствуясь уже не Гуглом, а Яндекс-картами, так как они предлагали более короткий маршрут, практически вдоль границы Монголии с Китаем, а Гугл выдавал крюк по дороге южнее километров на 50 длиннее. Правда Яндекс повёл нас на выезд из Чойбалсана с южной стороны города, где мост через речку Керулен, которую предстояло пересечь, оказался закрыт. Логично предположив, что должен быть и другой мост, мы двинулись на северную окраину города, где и его обнаружили. Более того, после проезда по мосту, оставив позади мемориал с установленной на нем СУ-100, мы обнаружили указатель с наименованием «Халх-гол» и расстоянием до него (что-то около 300 км).

Поняв принцип движения по монгольским дорогам при помощи навигатора — главное придерживаться не линии со стрелкой, а нужного направления (так как идущие в одном направлении колеи в большинстве своём рано или поздно пересекаются), мы тронулись в дальнейший путь. Некоторое расстояние от Чойбалсана в сторону Халхин-гола даже покрывала отсыпанная гравием дорога, но проехав по ней немного, из-за многочисленных ям предпочли переместиться в одну из многих рядом идущую колею. Ярко светило солнце, проложенные по степи колеи позволяли продвигаться по ним достаточно интенсивно, поэтому и я и мой штурман чувствовали себя относительно расслабленно, изредка отвлекаясь на встречающиеся и пересекающие наш путь стада коров и табуны лошадей.

Условия дороги потихоньку позволяли периодически наращивать скорость до 80 км/ч. В один из таких отрезков, двигаясь достаточно уверенно и быстро по степи, отъехав от Чойбалсана уже километров 70, увидели установленный прямо посреди степи дорожный знак в виде треугольника, без всяких изображений (как перевёрнутый знак «Уступи дорогу»). Не успели мы посмеяться по поводу того, что это первый знак, который мы увидели в степи, а также, к какой именно из десятка идущих колеей он относится, как прямо перед носом у нас возник небольшой перерезающий путь овражек, до которого оставалось уже не более 5-10 метров. Кое-как успел притормозить и повернуть руль влево, в результате в овражек мы влетели под углом, правым передним колесом. Бухнувшись в яму и самортизировав, машина выпрыгнула из овражка и как лягушка успела до полной остановки ещё попрыгать пару раз на другой стороне. Оба мы головами при этом испробовали твердость потолка, а всё, что было в салоне и багажнике, перевернулось с ног на голову. Заглушив двигатель и выдохнув, вышли осматривать возможные повреждения. Итог осмотра оказался не радостным, но и не критичным. Лопнула пластиковая губа под передним бампером, лопнул задний левый брызговик и лопнула внутренняя пластиковая обшивка задней двери (багажника), видимо, от удара плотно сложенным грузом. Повезло, что остались на месте все детали двигателя и подвески. В общем, сравнительно легко отделались, хотя история событий в установленной на автомобиле сигнализации однозначно у себя отфиксировала данный инцидент, как «АВАРИЯ». При внимательном рассмотрении места, где мы плюхнулись в овражек, поняли, что другим автомобилистам в этом месте везло меньше, так как его дно обильно было посыпано различными пластиковыми и стеклянными осколками и обломками, а недалеко валялись порванные в хлам покрышки.

Приведя с горем пополам свой нехитрый скарб в порядок, двинулись дальше, снизив скорость и внимательно смотря вперед. Через некоторое время дорога привела к пограничной заставе и закрытому шлагбауму, возле которого нас встретил монгольский пограничник. Ему я передал наши паспорта и свежеполученное разрешение. Он сбегал внутрь заставы, потом записал нас в какой-то журнал, отдал документы и, козырнув, показал рукой, что мы можем ехать дальше.

Проехали чуть больше половины пути, мимо нас стали мелькать стоящие прямо в степи многочисленные нефтяные вышки. Поразило, что они никак огорожены не были, никем не охранялись и дорога проходила прямо через нефтяное поле.

Сразу после этого дорога резко испортилась. Все относительно ровные шедшие рядом колеи превратились в одно большое широкое разъезженное и весьма неровное направление, на котором скорость пришлось снизить чуть ли не до 10 км/ч. Объяснение этому встретилось чуть позже, в виде поднимающих клубы пыли, едущих в попутном направлении груженных бензо- (нефте-) возов, и порожних — навстречу, с китайскими номерами. Следующие 50 с лишним километров оказались самыми муторными, так как двигались с черепашьей скоростью, периодически пытаясь не врюхаться в продавленные бензовозами глубокие колеи и погружаясь в клубы оставляемой ими пыли.

Привыкди к специфике монгольских дорог, и открывшаяся нам через 50 километров картина в виде идущей наперерез современной асфальтированной автострады поначалу показалась миражом. Однако бензовозы пыхтя на неё забирались, после чего, довольно урча, уносились по ней на север. Позднее местные жители рассказали, что эта дорога построена монгольскими специалистами и ведёт к границе с Китаем. Такая же дорога в настоящее время строится до Чойбалсана. Нам же предстояло пересечь эту автостраду и ехать дальше на восток по привычной степной колее, что мы и сделали. Ближе к вечеру наконец подъехали к деревне под названием «Халх-гол», которая находится в низине, на берегу искомой речушки. В общей сложности дорога от Чойбалсана до Халх-гола заняла порядка восьми с половиной часов.

По совету Загды мы сразу же поехали в музей Победы (единственное крупное учреждение в деревне), директор которого нас ждал и должен был помочь с размещением на ночлег. Нас действительно встретил директор музея (Л. Мягмарсурэн), хорошо говорящий по-русски дядька почтенного возраста, который организовал нам ужин («цуйван» — лапша с мясом), разместил на ночлег в комнате при музее, а также, не откладывая в долгий ящик, пока не стемнело, проводил нас по близлежащим к поселку памятным местам — месту расположения командного пункта Г.К. Жукова, фортификационным укреплениям, мемориалу погибшим пограничникам и советским воинам, павшим в боях на реке Халхин-гол.

Утром следующего дня к нам в комнату нагрянула целая делегация — директор музея, ещё один щупленький мужичок и двое солидных мужчин в костюмах, одним из которых был губернатор Восточного аймака (как оказалось — сын директора музея, видимо, приезжал на выходные проведать отца), а второго представили депутатом, по нашим меркам, местной областной думы.

После милой беседы на тему важности сохранения памяти о предках, истории и т.п. слуги монгольского народа отъехали по свои государственным делам, а мы с директором отправились осматривать экспозиции музея. Еще один из наших собеседников, выступавший в роли переводчика (к сожалению, так и не запомнили его имя), должен был после осмотра музея показать нам дорогу до расположенных в окрестностях Халхин-гола памятников, а также проводить до базы отдыха на озере Буир-Нур.

Надо отдать должное директору, несмотря на то, что музей довольно старый, все экспонаты поддерживаются в хорошем состоянии, в музее везде чистота и порядок, а возможность подержать в руках некоторые экспонаты, как например, пулемет, вызвала у нас детский восторг.

Больше всего впечатлила панорама битвы за Халхин-гол, при осмотре которой проникаешься масштабом прошедших боёв и понимаешь, почему эта относительно непродолжительная война (по сравнению с Великой Отечественной) имеет такое огромное значение для небольшого монгольского народа.

После осмотра внутренней части музея переместились на улицу, где стоят советские и японские пушки, а затем, тепло попрощавшись с директором, взяв на борт нашего проводника, заправились на местной единственной заправке 92-м бензином (95-го там нет) и поехали к стоящему рядом с поселком величественному монументу Победы высотой 54 метра.

Затем двинулись в северную сторону вдоль левого берега реки Халхин-гол, где поочередно осмотрели Мемориал воинам-героям, Памятник бойцам монгольской армии, Памятник танкистам-«яковлевцам» на горе Баян-цаган, а также посетили местную буддийскую святыню «Их Бурхан» — выложенную из камней на склоне холма фигуру буддийского божества.

В послеобеденное время добрались до туристической базы у озера Буир-Нур, где сняли одну из установленных там национальных юрт. Само озеро большое, гладкое и красивое. Когда смотришь вдаль, складывается впечатление, что водная гладь сливается с небом. Дно озера очень пологое, чтобы более-менее окунуться, пришлось отойти от берега метров сто пятьдесят.

Наплюхавшись в озере, вернулись в юрту, где поужинали предложенным гуляшом с рисом и занялись перевариванием набранных впечатлений.

Поутру проснулись рано от раскатов грома и, памятуя сложную дорогу под дождём от Эрэнцава до Чойбалсана, решили дождя не дожидаться, а быстро собрали вещи и достаточно резво стартовали в Чойбалсан, куда прибыли уже к обеду. Обратная дорога ничем особенным не запомнилась, за исключением того, что неизведанная кривая монгольских дорог в этот раз провела нас уже через два пограничных пункта, один из которых до этого по дороге в Халхин-гол нам, видимо, удалось каким-то образом объехать. В Чойболсане разместились в той же гостинице, ещё раз заехали в гипермаркет, где прикупили всякие сувениры-безделушки, заправились, прогулялись по парку Дружбы и поменяли в банке оставшиеся тугрики на рубли. В гостинице нас вновь навестила Загда, распросившая о поездке и пожелавшая напоследок хорошей дороги.

День девятый, десятый и одиннадцатый

Из гостиницы выехали рано утром, часов около 5, и провожаемые восходящим солнцем бодро двинулись к границе. Доехали относительно быстро, часов около 11 (по монгольскому времени) подъехали к пропускному пункту. Также без каких-то особых проблем, минут за 15 прошли монгольскую границу и примерно в 11:20 (12:20 по забайкальскому времени) подъехали к нашему пропускному пункту. Учитывая, что перед нами стояла монгольская машина, осмотр которой предполагал как минимум 40 минут времени, после которого наступал обеденный перерыв, мы приготовились к долгому ожиданию. Однако в этот раз фортуна нам благоволила, и подъехавших было к шлагбауму монголов, пограничники, посмотрев документы, развернули и по какой-то причине отправили обратно, пригласительно махнув рукой нам.

По сравнению с прошлым досмотром, в этот раз нас досмотрели быстрее (наверное, потому что торопились на обед) и отпустили с миром на родные просторы. До Борзи добрались часам к трем, пообедали, заехали на мойку, где смыли накопившуюся пыль монгольских степей и устроились на отдых в гостинице. Следующие два дня прошли в дороге домой, в той же, что и ранее, только обратной последовательности, с поправкой маршрута от Борзи до федеральной трассы, который мы самостоятельно проложили вопреки мнению гугл-карт, по преимущественно асфальтированным дорогам через населенные пункты Могойтуй, Первомайский и Богомягково.

По возвращении в Хабаровск, машину загнал на подъемник, ожидая найти в результате многочисленных и постоянных трясок по монгольским степям какие-нибудь неисправности ходовки, но осмотр порадовал и таковых обнаружено не было, только пришлось слегка подправить немного прогнувшуюся металлическую защиту днища автомобиля. Через некоторое время также были заклеены губа, брызговик и внутренняя обшивка багажника и, можно сказать, что поездка прошла для автомобиля относительно безболезненно.

Ну и небольшие итоги:

1. Пока в Монголии не построили полноценные дороги, ехать туда (по крайней мере на восток страны) лучше всё-таки на машине с чуть повыше клиренсом, так как периодически при езде по колее приходилось чиркать по земле брюхом.

2. В Монголии бензин дорогой. По дороге на территории нашей великой и необъятной бензин дороже всего на заправках в Забайкалье.

3. «Не так страшен чёрт, как его малюют». То есть ничего страшного и невыполнимого в подобной поездке для неподготовленного и неопытного путешественника нет. Главное захотеть. Ну и, конечно, огромная благодарность за помощь в поездке главному специалисту-эксперту аналитического отдела Министерства международного сотрудничества и внешнеэкономических связей Забайкальского края Дмитрию Сухареву, работнику администрации Восточного аймака Цэдэндорж Загдсурэн и директору Музея Победы Халхин-гола Ламжаа Мягмарсурэн.


Drom.ru

Комментарии

Марк
Кавалерово
Смайлики вместо лиц не самая удачная придумка автора.
Рассказ, на мой взгляд, получился каким-то нудноватым и читать целиком не получилось.
97
8
Ответить
  
Уссурийск
Сообщений: 276
Марк
Смайлики вместо лиц не самая удачная придумка автора.
Рассказ, на мой взгляд, получился каким-то нудноватым и читать целиком не получилось.
Публиковать сэлфи или смайлики это дело автора. Подробностей полезных для других автопутешественников хотелось бы побольше. Про купюры в 5000 руб реально указаны, они все 1997г.
17
16
Ответить
    
Кемерово
Сообщений: 36
Тоже мечтал на Халкингол съездить. Тоже дедушка там воевал. Автор молодец. Спасибо за отзыв.
23
3
Ответить
 
Сообщений: 5
ужасный отзыв! Если автор боится что его узнает кто-нибудь и закрыл лица смайликами, зачем тогда нужно было выставлять фото?!
58
13
Ответить
   
Германия
Сообщений: 804
Всегда прежде чем читать, пролистываю текст, смотрю фотографии. Автор, что за дурь со смайликами? От кого прячешся, от благодарных читателей? Нельзя было просто фотографии без себя любимого выложить?
65
3
Ответить
Владимир
Бетонные памятники, степь переходящая в пустыню, красные тряпки, старый пулемет в руках полуобезумевшего в камуфляже и танк на постаменте.
Все, как обычно.
25
14
Ответить
Занудно. Не дочитал. Или дромище, или автор трет комменты. Смайлы вместо лиц отстой. Фото не смотрибельны.
39
6
Ответить
    
Кемерово
Сообщений: 36
А А
Занудно. Не дочитал. Или дромище, или автор трет комменты. Смайлы вместо лиц отстой. Фото не смотрибельны.
Да ладно, может автор сглаза боится. Маршрут интересный, цель поездки благородная. Факты переданы, а по стилистике не все же пером владеют.
10
13
Ответить
Сергей Иванов
Любой навигатор лучше чем гугл карты... Совсем не читали об этом перед поездкой?
5
3
Ответить
  
Магадан
Сообщений: 369
Что за истерика по поводу смайлов. . . по мне так отчёт интересный, и кому то пригодится. Фото вполне смотрительное.
mcv25
17
18
Ответить
Саша
Оренбург
Фото их разыскивает полиция!
9
2
Ответить
14517769
Владимир
Бетонные памятники, степь переходящая в пустыню, красные тряпки, старый пулемет в руках полуобезумевшего в камуфляже и танк на постаменте.
Все, как обычно.
И комментарии тоже
7
3
Ответить
    
Санкт-Петербург
Сообщений: 1319
Зачем нужно было затушевать номер машины? Она краденая, угнанная, или на госномере - нецензурное сочетание букв?
Зачем закрывать смайликами физиономии участников? Трудности в личной жизни? Прыщи, или врожденные дефекты внешности?
Не надо останавливаться - сделайте размытыми изображения автомобиля, это усилит интригу :-))
Кто бы мне объяснил, с чем связаны подобные меры безопасности..
Subaru Outback 3.0R 2005 - VW Touran 2010 - VolvoXC70 2014
20
2
Ответить
9853484
Новосибирск
Служил в середине 80-х под Чойбалсаном. Сколько смотрю современные фото- ничего с тех пор не изменилось. Может это и хорошо... Мечтаю съездить в эти же места. Молодцы ребята, что отважились поинтересоваться историей. Не судите строго их!
7
 
Ответить
   
Германия
Сообщений: 804
JokerSL
Зачем нужно было затушевать номер машины? Она краденая, угнанная, или на госномере - нецензурное сочетание букв? Зачем закрывать смайликами физиономии участников? Трудности в личной жизни? Прыщи, или...
Тараканы в голове посоветовали так сделать.😜
7
1
Ответить
  
Краснодар
Сообщений: 12506
Koreec4
Да ладно, может автор сглаза боится. Маршрут интересный, цель поездки благородная. Факты переданы, а по стилистике не все же пером владеют.
сглаз?
кто то еще помнит эту чепуху?
Все действия выполняет сознание
А вот направление этим действиям задает подсознание
2
1
Ответить
Любомирович
Калуга
Маски шоу. Даже не стал читать.
3
2
Ответить
 
Краснодар
Сообщений: 6
класс. А контакты этого Дмитрия есть?
 
 
Ответить
4069141
Хабаровск
Aleksandr0584
класс. А контакты этого Дмитрия есть?
Насколько я понял, Министерство международного сотрудничества и внешнеэкономических связей Забайкальского края в сентябре 2019 года было реорганизовано и не уверен, что Дмитрий там работает или остался связан с международным сотрудничеством. Если интересует получение разрешения на въезд в приграничную зону в Монголии, то, по заверению Загды (Цэдэндорж Загдсурэн), можно обращаться напрямую в администрацию Восточного аймака по электронной почте dornodmongolia@gmail.com (в свободной форме, на русском языке).
1
 
Ответить
Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter
Добавить путешествие