Сахалин — Санкт-Петербург на российском Nissan X-Trail T31. Возвращение Икса на родину

Сахалин — Санкт-Петербург на российском Nissan X-Trail T31. Возвращение Икса на родину

04.12.2014 | 72764 просмотра

Маршрут

Южно-Сахалинск — Ванино — Хабаровск — Чита — Улан-Удэ — Байкал — Иркутск — Красноярск — Кемерово — Новосибирск — Омск — Курган — Челябинск — Уфа — Казань — Нижний Новгород — Москва — Санкт-Петербург

Предисловие

Здравствуй, читатель. Вот и у меня появился долгожданный повод внести лепту в свой любимый раздел Дрома. Повод протяженностью в 10 000 км через всю страну с востока на запад. С присущей мне основательностью, я нырнул с головой в этот писательский омут, а когда вынырнул, понял, что получился рассказ гораздо больший, чем я рассчитывал. Но краткость никогда не была сестрой моего таланта, и по-другому эту историю я все равно бы не смог рассказать. Поэтому, если Вы из тех, чье кредо «чем букв меньше, тем лучше», милости прошу просто пролистать фотки. :)

Так вот, по счету это уже вторая моя большая вылазка на большую землю. Первая была в далеком уже 2009-м году. Тогда мы с женой ездили до Новосибирска на Чайзере 1998 года. Трасса еще вовсю строилась, но, тем не менее, поездка принесла столько ярких положительных эмоций, что, вернувшись на остров, мы твердо решили, что в ближайшем будущем нужно непременно повторить.

Ближайшее будущее, в итоге, плавно переросло в «обозримое» по довольно популярным причинам — рождение ребенка и ипотека :), и все могло бы затянуться еще года на два, если бы не переезд в Петербург на ПМЖ в прошлом году. Уезжая, мы специально оставили машину на острове, с прицелом вернуться за ней через год (т.е. летом 2014-го), чтобы осуществить-таки столь долгожданную мечту и проехать через всю страну с востока на запад. Почему сразу не поехали? Потому что переезд — очень хлопотная штука, а время отпуска сильно ограничено, чтобы позволить себе кататься, бог знает сколько дней, вместо того, чтобы заниматься делами. Так что поставил я Икса на стоянку, ключи отдал родителям, и в Питер. За этот год машина прошла чуть менее 1000 км. Раз или два в месяц отец устраивал ей небольшие прогоны по городу, чтобы обеспечить минимальное движение механизмам. Ну, а у нас начался год томительного ожидания.

Поначалу все мысли о поездке были задвинуты куда-то на самый чердак сознания, но когда зимой календарь явил число 2014, эти мысли переехали в самый первый ряд и твердо там обосновались. Руки потянулись листать отчёты о самых разных направлениях, которые еще больше распаляли и без того уже недетский нетерпеж. За этот год подрос сын, достаточно для того, чтобы его можно было без проблем на пару недель оставить с бабушкой, а также были, наконец, погашены все долги. Можно гулять! Близилось лето и отпуск, и вот наступил июнь. Пора…

Подготовка

Шестинедельный отпуск начинался 15 июня. Очень здорово, что получилось в этом году выбить отпуск именно ближе к середине лета, ведь путешествовать приятней, когда тепло и солнечно.

Паром был забронирован на 20-е число, чтобы прилетев на Сахалин, мы успели приготовить машину, вещи и просто погостить у родителей. Место я бронировал аж за полтора месяца. Почему бы и нет, если дата поездки уже четко определена? Забронировал, оплатил и уже одной проблемой меньше при подготовке. А вообще, нет никакой необходимости делать это так рано, поскольку даже в летний сезон отпусков, спрос на перевозку легковых машин не настолько велик, чтобы создался дефицит палубных мест. И это при том, что на линии работает всего два парома, каждый из которых, за рейс, перевозит от силы 6-8 машин, т.к. около 90% грузовой палубы заполняется ж/д составами и фурами. В общем, пары недель более чем достаточно, чтобы без проблем купить билет на желаемую дату.

Перевозкой всего автотранспорта на переправе Холмск — Ванино, занимается компания Дальтранссервис, притом, что сама переправа принадлежит Сахалинскому морскому пароходству. Цена перевозки машины зависит только от занимаемой площади на палубе, поэтому будь то седан, кроссовер или тяжелый внедорожник, она будет примерно одинаковая: 15 000 - 17 000 рублей в одну сторону. Короткие малолитражки, наверное, подешевле. Но, разумеется, машина не поедет одна, так что добавляем сюда еще стоимость перевозки пассажиров. Здесь цена более гибкая и, естественно, зависит от класса комфорта. Люкс на верхней палубе — самый дорогой, стоит 4000 рублей. Самое дешевое — сидячее место в проходе. Оно обойдется примерно в 700 рублей. Но лучше всего брать каюты на верхней палубе. Верх — он и есть верх. Болтаться где-то в недрах парома в 4-х или 8-местном кубрике 16 часов, или еще лучше — сидеть в проходе — имхо, не самый лучший вариант. Но, об условиях судового быта позже. В общем, я забронировал двухместную каюту, и все вместе с машиной мне обошлось в 20 150 рублей. Перевел деньги родителям, они оплатили.

Пока в мае я зачитывался отчетами на Дроме, жена потихоньку штудировала форум Сахкома (самый популярный Сахалинский Интернет-ресурс) в поисках актуальной инфы по дороге, ну и набрела на ветку, где народ активно обсуждал свои предстоящие поездки на материк. Так мы нашли двух попутчиков, как и мы, взявших билеты на 20-е июня. Одни ехали на 200-м Крузаке отдыхать в Казахстан, другие на 105-м Чайзере на Байкал. Вот и компания. :)

На следующий день, после прилета на Сахалин, я сразу поехал к дилеру, предварительно записавшись на ТО две недели ранее. Нужно было подготовить машину к дороге. Ну, т.е. как подготовить… заменить масло, два фильтра и лампочку в туманке, которая умудрилась перегореть аккурат в день прилета. К тому же, как раз подошло время для планового ТО №3. Так же в дорогу решил прикупить литровую банку масла и такую же с антифризом. Мало ли что. И здесь, похоже, настал момент представить сам автомобиль.

Прошу любить и жаловать.

NISSAN X-Trail 2011 года, питерской сборки, 2,5 литра + CVT, т.е. вариатор. Купил его в ноябре 2011-го. При покупке другие варианты даже не рассматривал, потому как выбирать начинаешь лишь тогда, когда нет фаворита. В моем же случае это был даже не фаворит, а нечто из серии «смотришь на машину, она на тебя, и вам обоим уже все ясно». Хороший аппарат для путешествий.

Когда я приехал на ТО, на одометре было 24 000 км. Не очень большой пробег за два-то с половиной года эксплуатации, зато почти по всему острову.

Дилер NISSAN на Сахалине единственный. У меня к нему особое трепетное чувство, зародившееся еще с момента покупки Икса, потому как так не уметь работать — нужно еще уметь. Вот и в этот раз они «поддержали марку», и после процедуры замены масла состоялся любопытный диалог.

— Девушка, — вновь обратился я к менеджеру отдела ТО, — забыл вам сказать, у меня там еще лампочка в противотуманке перегорела. Замените, плиз.
— Одну секунду, щас посмотрим… О-оо! да у нас же лампочек нет. Надо заказывать.

Трындец, думаю. Я понимаю, если бы я их какой-то серьезной запчастью озадачил, но это ж долбаная лампочка, расходник! Такие вещи должны заказываться впрок и лежать на складе пачками. Ну и черт с вами, через 4 дня буду в Хабаровске, там и поменяю.

— Ладно, девушка, не нужно ничего заказывать, спасибо, в другой раз. А кстати, воздушный фильтр не меняли?
— Нет, он по регламенту меняется через раз, т.е. на следующем ТО.
— Ну, продайте его так, я сейчас сам поменяю, а то у меня там уже полная жесть.
— А у нас на Ваш двигатель нет фильтров в наличии. Закончились.
— Как закончились? А как у вас люди ТО проходят?
— Ну… получается пока никак.
— Ладно, я там хотел еще масло купить на доливку. Продайте литровую баночку.
— А у нас масла в баночках нет, только в бочках.
— Как вы работаете вообще?
Улыбается.
— Мы ждем поставки со дня на день.
— Антифриза тоже нет?
— Есть.
— Давайте его. Хоть что-то.

Забрал антифриз и спрашиваю напоследок:

— У вас тут на площадке раньше много машин стояло на продажу, а сейчас она совсем пустая. У вас машины теперь где-то в другом месте хранятся?
— Нет, на этой площадке, просто у нас и машины все закончились. Мы ожидаем поставки.
— До свидания, — говорю и поворачиваю к выходу. Прочь отсюда подальше.

С фильтром решил все же не тянуть до Хабара, а взять в каком-нибудь автомагазине в Южном, но эта задача оказалась невыполнимой. Нигде нет фильтров с лэйбой NISSAN. Мало того, продавцы смотрят как на идиота, мол, зачем тебе? Вот возьми хороший японский. Зачем-зачем… за гарантией. Так замена фильтра тоже отложилась до Хабаровска.

Кроме злоключений у дилера, в рамках подготовки машины были сделаны следующие вещи:

  • Приобретена канистра на 10 литров для неприкосновенного запаса.
  • Несколько банок консервов и охотничьи спички на случай, если вдруг случится застрять на трассе, посреди тайги, из-за возможной поломки.
  • Дорожный атлас. В отличие от навигатора, он позволяет отлично воспринимать не только свой маршрут, а всю картину в целом. К тому же, я человек старомодный и шелестеть страницами мне приятней, чем тыкать пальцем в экран.
  • Вместо глючащего уже регистратора, установил новый двухкамерный BlackVue DR550GW-2CH с поддержкой Wi-Fi. Очень удобно. Ставишь приложуху на iOS или Android и по мере надобности сразу все записи доступны на нормальном экране телефона, или планшета, без ненужной возни с флэшками.
  • Приобретен разветвитель в прикуриватель с двумя USB-разъемами для зарядки телефонов.
  • Для того чтобы родня была в любой момент в курсе, где мы едем, я настроил GPS-трекер на базе планшета на Андроиде, и подключил для передачи данных тариф с безлимитным Интернетом по всей России. Трекер сделать легко. Просто устанавливается специальное приложение, и планшет превращается в трекер, передавая на специальный бесплатный сайт слежения текущую позицию и пройденный трек, а там уже любой желающий, знающий пароль аккаунта, может зайти и все увидеть: где едешь, как и с какой скоростью. Я пользовался приложением и ресурсами слежения сайта www.livegpstracks.com. Если заинтересует, все инструкции найдете там, в разделе форума, а необходимые приложения — в разделе «Программы». Сайт — бесплатный. Одна оговорка: владельцам огрызков сайт не подойдет, т.к. у них нет приложений на iOS. В общем, надеюсь, этот сайт не конкурент Дрому и мою вот эту полезную информацию не сочтут рекламой, и не удалят из отчета. :)
  • Приобретен держатель для планшета на стекло.
  • Куплены свежие ПДД и КоАП в машину.
  • Номерные рамки, доставшиеся еще от дилера, заменил на рамки из прочного толстого пластика. Под крепежные болты подложил широченные шайбы, чтобы рамку было невозможно вырвать, полностью ее не разломав. Номера к рамкам так же прикрутил на болты с гайками, в дополнение к защелкиваемому контуру.
  • Декоративную решетку радиатора ставил давно. Специально покупал для защиты от крупных насекомых. Расстояние между прутьями небольшое и вся крупная живность оседает на ней, не забивая радиатор. Не было бы ее, установил бы в дорогу какую-нибудь сетку, чтобы не было вот такой жести, как в прошлую поездку, которая плюс ко всему еще и воняет потом не одну неделю.

  • Будучи патриотом своей родины, распечатал в типографии (таким образом, чтобы клеевой слой был на изображении), и наклеил в углу ветрового стекла вот такую картинку собственной разработки.

Такие вещи как трос, прикуриватель, минимальный набор инструмента и т.д. отдельно перечислять не буду. Все это в полном составе всегда должно находиться в машине у каждого, особенно у того, кто собирается в дорогу.

Не делал следующих популярных вещей:

  • Не брал вторую запаску. У меня в машине есть рем набор для бескамерных шин. ИМХО одной запаски + набор — достаточно.
  • Не покупал радар-детектор. Очень скептически смотрел на то, что за поездку сумею набрать штрафов на сумму, равную его стоимости.
  • Не брал ноутбук. Что с ним делать в дороге? Вряд ли мы будем фильмы смотреть.
  • Не брал палатку, спальники, газовую плитку и т.д. Единение с природой у костра не было целью этой поездки, да и экономить на проживании и питании тоже не входило в планы. Отпуск все-таки!
  • Не оклеивал машину никакими скотчами и пленками. Я очень бережно отношусь к Иксу, но все эти оклейки — это уже крайности.

19 июня. Накануне

Жена прилетела из Петербурга 18-го июня, и весь остаток дня мы провели, собираясь в дорогу. Несмотря на то, что наш паром отходил 20-го числа, все основные вещи уже были погружены в машину 19-го утром. В основном это была всякая мелочь, которую не стали увозить год назад. Сами же ехали налегке, взяв лишь мыльно-рыльное и по паре комплектов одежды: бомжарское для дороги, и что-нибудь поприличней, для выхода в люди в городах.

Мы были полностью готовы выдвигаться в любой момент. Наш прошлый опыт показал, что это хорошая практика — за день до планируемой даты выезда закончить все, что должно быть закончено, собрать все, что должно быть собрано, и быть морально готовым ехать раньше. Работа паромной переправы сильно зависит от очень многих факторов, поэтому расписание движения паромов до последнего момента является лишь приблизительным, и на деле время отправления может в последний момент изменяться в большую или меньшую сторону.

День свободен. Гуляем, ждем звонка диспетчера, который должен сообщить точное время, когда нужно прибыть в порт на погрузку. Идеальным вариантом был бы отход парома 20-го июня в районе полудня. Во-первых, накануне ночью можно поспать дома, т.к. в Холмск нужно будет ехать только утром. Во-вторых, в этом случае в Ванино паром прибывает в районе 5 утра, т.е. опять же, ночью можно спокойно выспаться в каюте, рано утром выехать из Ванино, и после обеда быть уже в Хабаровске.

Телефон зазвонил во второй половине дня.

— Здравствуйте, это паромная переправа. У Вас бронь на 20-е.
— Да, все верно.
— Ориентировочное время отправления парома у Вас в 6 утра. Вы еще хотите ехать?
— Хех! Ну как бы… да.
— Отлично! В таком случае подъезжайте в порт на оформление к 3-м часам ночи.
— Хорошо, до свидания.

По спине пробежал приятный холодок. Какие-нибудь особо эмоциональные девочки в такой момент начинают визжать что-то от радости. Я же, сделав резкий выдох, просто потер руки: «Ну что, началось!». Человек из телефона только что дал официальную отмашку началу того события, которого я ждал уже пять лет.

Выезжать решили в 2 часа, из расчета, что расстояние до Холмска 100 км, и ночью трасса пустая. За час можно добраться спокойно. Вечером надо лечь пораньше, хотя бы немного поспать перед дорогой, а сейчас фото в Южном напоследок.

Какой-то мужик, проезжая мимо, посмотрел на меня с камерой сурово и с недоверием. На всякий случай посигналил. Думал, я нацелил объектив в него? шпионю за ним? Параноик.

20 июня. День первый. Паромная переправа

Два часа ночи. Оба маршрутных компа в машине сброшены на ноль. Очень удобно, что в Иксе их два: один в приборной панели, второй в ГУ. Будем по одному мониторить суточные показания пробега, времени и расхода топлива, а второй пусть считает суммарные значения тех же параметров за всю поездку.

И вот пришло время прощаться с родителями, точнее говорить им «до свидания». Дети уезжают, они остаются одни. Двигаясь от подъезда задним ходом, по заставленному машинами двору, я видел, как фары все слабее и слабее освещают лицо отца, стоящего возле крыльца, пока, наконец, пучок света совсем не отвернул в сторону. Очень грустный момент — покидание родного дома, где вырос. Сантименты невольно проскочили даже в адрес машины. Я-то еще не раз побываю здесь в гостях, а вот Икс в этом дворе, похоже, в последний раз.

Какое-то время ехали молча, думая каждый о своем. За окном — спящий Южный. Когда пятиэтажки родного района остались позади, тоска стала потихоньку отступать, и вскоре все мысли были направлены только вперед. На выезде из города — заправка Роснефти. Заливаем полный бак 95-го по 37,70 + канистру НЗ. Чек кладем в конверт, будем их собирать. Еще меня беспокоила проблема насекомых на лобовом стекле. Я знал, что их будет много, поэтому захотел тут же купить летний омыватель с присадками против них, но в бачке оставалось еще много зимнего, не сливать же его. Как закончится, куплю по трассе летний. Заправок-магазинов — много.

Заправившись, двинулись на холмскую трассу по объездной через Новотроицкое и Троицкое. В Троицком, на повороте в сторону Холмска в воздух взмыла полосатая палка. Вот так вот! Не успели отъехать от города. :)

Доброй ночи! А что, много ль ты выпил сегодня спиртных напитков? Здравствуйте, Ваши документы, пожалуйста.
Да какой там! Сегодня совсем не до этого. Здравствуйте. Вот, пожалуйста, права, свидетельство… вот страховка.
Эх… А я бы выпил. Угораздило же в пятницу в ночную смену идти! Счастливого пути.
Ну бывай, удачной охоты. Всего доброго.

И вот, наконец, мы вышли на трассу. Дорога хорошая, пустая, Икс мчится вперед. Стоит низкий туман, переходящий в мелкую-мелкую морось. Где-то посередине пути, догоняем белый Чайзер. Вспоминаем, что один чел с форума должен был как раз ехать на Чайзере. Наверное — он. Кто еще на Чайзере будет ехать в Холмск в половину третьего ночи? Обгоняем, тонированный, не видно кто там. «Ладно, еще встретимся» — думаем, и уходим вперед.

В Холмск въехали, как и планировали, в районе трех часов ночи. Холмск — небольшой портовый город с населением около 30 000 человек. Лишь немного уступая Корсакову, является третьим по численности на Сахалине. Я не был здесь довольно давно, и сразу отметил, что центральную улицу Советскую, имевшую раньше совсем недостойный вид, полностью, капитально, отремонтировали вместе с тротуарами и освещением. Городу это очень пошло на пользу, он прям преобразился.

Подъехали к портовым воротам. Пусто. Из всех машин, у кого на сегодня бронь, мы — первые. Пошли оформляться справа в здании с табличкой «Дальтранссервис». Женщина в окошке сказала, что погрузка начнется примерно в 6, и выдала целую пачку коносаментных бумаг на подпись. Пока ставил закорючки, в помещение зашел молодой парень, тоже на оформление. Сразу поняли, это с Чайзера. Он задал вопрос первым:

— Здравствуйте, а это вы с форума?
— Это мы.
— А я тоже.
— А мы так и поняли. :)

Ладно, познакомиться еще будет время. Надо закончить уже эту бумажную возню. Очередь парня занимать место у окошка, а нас отправляют в здание морского вокзала, в 100 или 200 метрах обратно по улице, получать пропуск в порт. По-моему — так. Для ускорения процесса, поехали на машине. У здания порта на лавочке сидят два алконафта и громко ведут светскую беседу. Жена боится:

— А они ничего с машиной не сделают?
— Да сдалась она им… — отвечаю.

Сходили, получили пропуски. Остается теперь ехать обратно к воротам и ждать, когда женщина из окошка пригласит на погрузку. Подходя к машине, слышу доносится с лавочки:

— А закурить есть?
— Не курю.
— **ево… — со грустным вздохом ответил голос.

Вернувшись назад, увидели Крузак. Ну, вот и третий экипаж с форума. Все, естественно, узнали друг друга по машинам, и утряся оформительные дела, собрались знакомиться. Парня с Чайзера зовут Саня. Едут на Байкал вместе с девушкой Ирой и ее сестрой, которую не помню, как зовут. Задумали довольно обширную программу — доехать до Байкала, отдохнуть там, потом рвануть в Приморье, там еще отдохнуть и уже потом обратно на Сахалин. На Крузаке — семья Владимир и Надежда с тремя сыновьями, один из которых уже взрослый, второму лет пять, а младший совсем еще кроха — 9 месяцев, что ли. Едут отдыхать в Казахстан. Ох, и не боятся же люди! Нет, я знаю, ездят с маленькими, но я бы не рискнул со своим ехать в дальний путь. Может, дети дорогу и хорошо переносят, но сам точно не расслабишься. Кроме наших машин, подъехало еще штуки четыре легковушки. Мы встали друг за другом, началось ожидание.

Половина шестого утра. Светлеет. На пароме полным ходом идут погрузо-разгрузочные работы. С грузовой палубы выкатываются фуры, затем ж\д составы, которые увозят на замену тележек. На острове ж\д полотно — узкоколейное. Когда в 45-ом году Сахалин был полностью освобожден от японцев, СССР досталась вся инфраструктура, в том числе и узкоколейная железная дорога, которая с тех пор так и не перешла на общероссийский стандарт, так что в порту Холмска вагонные тележки каждый раз меняются с одной колеи на другую.

Как только закончилась разгрузка, тут же внутрь парома покатились вагоны, идущие на материк. Паромы серии «Сахалин» — довольно серьезные посудины ледового класса: 127 метров в длину, 20 в ширину. Вмещают до 26-ти вагонов, которые располагаются на грузовой палубе в трюме в четыре ряда. Погрузка происходит следующим образом: в нескольких сотнях метров от берега, судно поднимает заднюю стенку кормы, короче «крышку багажника», открывая доступ к грузовой палубе, и движется к причалу задним ходом. Затем происходит стыковка и совмещение рельсов с подъемным мостом причала. Кстати говоря, через переправу перевозятся только грузовые вагоны. Пассажирское ж\д сообщение с островом отсутствует. В нем просто нет смысла. Короче! Самому увидеть весь процесс — намного лучше и нагляднее, чем о нем читать. Представляю вам отличный сюжет, из передачи «Галилео», посвященный сахалинским паромам.

Когда все вагоны оказались внутри, следом потихоньку поползли фуры, и вскоре вышла та самая женщина, которая нас оформляла, и пригласила, наконец, легковой транспорт заезжать на территорию.

Показав на вахте пропуск, въезжаем. Женщина рулит процессом. Звучит команда всем пассажирам в автомобилях проследовать на посадку. По технике безопасности заезжает на палубу один водитель. Здесь хочу обратить внимание, что лучше заранее собрать отдельную сумку с теми вещами, которыми планируете пользоваться на борту. После погрузки грузовая палуба «запечатывается», и доступа к машине не будет до конца пути.

Стоял мокрый туман, было не то, чтобы холодно, но, по крайней мере, — не жарко. Люди нехотя вылезали из уютных машин, и топали к парому, где уже скапливались остальные пассажиры.

Ну, а мы въезжаем на причал. Володя на Крузаке едет первым, я следом, затем все остальные. На фотках видно, сколько места остается для легковых машин.

На палубе специальный человек распределяет кому и как вставать. Машины ставятся очень близко друг к другу, максимально экономя место. Чтобы машина не доставала никого во время движения парома, сигналку просят отключить, поэтому закрываю машину штатным иммобилайзером, не имеющим звукового оповещения, и иду искать жену, которая уже, наверное, обустраивается в каюте. Тем временем, матросы начинают крепить машины к палубе, цепляя растяжки за колесные диски. Погрузка окончена.

Вход на паром осуществляется не по трапу, а через дверь, расположенную внизу носовой части борта, соединенную с причалом небольшим мостиком. На входе сотрудница паромной службы проверяет билеты и выдает талончики на еду. С обратной стороны написано «Приятного аппетита». Надпись как-бы намекает на то, что в столовой тебя ждет вкусная домашняя еда. Честно говоря, проспали мы столовую, поэтому оценить вкусовые достоинства местной кухни в этот раз не довелось. Вместо этого, мы питались булками, которые предусмотрительно набрали в дорогу еще в Южном. Однако помню, в прошлый раз, талон на питание предполагал бульончик с яйцом, маленькую порцию оливье и переваренные макароны с куриной косточкой кусочком курицы, количество которых на тарелке было нетрудно сосчитать. Все в одноразовой посуде с одноразовыми же приборами. В общем, по-походному. Судя по обсуждениям на форумах и в блогах, к 2014-му году паромное меню не сильно изменилось. Многие люди утверждают даже, что на талоны дают Доширак. О как! Так что особо привередливым гражданам, привыкшим к черным трюфелям, паромная еда — не вариант. Есть в столовой, правда, и платное меню, но я бы не строил иллюзий на то, что оно сильно отличается качеством от талонного пайка.

Зайдя на паром и поднявшись по довольно крутой лестнице, я оказался на верхней палубе. Иду вдоль борта, ищу каюту. Туда-сюда снует народ с сумками, кто-то уже фотографирует окрестности. Через пока еще не зашторенные иллюминаторы видно, как в каютах народ раскладывает вещи, выставляет на столы напитки разной крепости. В одной каюте на столе стоит ящик полторашек с пивом — целых 12 бутылок! Вот это основательный подход к вопросу, как с максимальной пользой провести 16 часов, абсолютно свободных от всего и вся. В Интернете, опять же, народ пишет, что пронос алкоголя на борт запрещен, и при входе на паром багаж досматривается. Не знаю, за обе поездки, на такой шмон я не попадал ни разу. Может, это зависит от парома или экипажа на вахте. Так или иначе, все необходимое можно спокойно приобрести на борту, и к концу рейса, по палубе уже шатается изрядное количество «слегка» поднакидавшегося народа.

Войдя в каюту, я заметил, что за 5 лет ничего не изменилось. Та же мебель, те же шторы и накидки на койках. Разве что возникло ощущение слегка еще большей обветшалости общего убранства каюты. Все-таки он постарел… Это ведь тот же самый паром — девятка, на котором ходили в прошлый раз.

Вот так выглядит двухместная каюта верхней палубы. Стол, табуретка, сильно уставший стул, маленький диван напротив. Есть умывальник и два сильно потрепанных, но чистых полотенца. За шторами скрывается большой ржавый иллюминатор, выходящий на палубу, покрашенный уже, наверное, не менее ста раз, и от этого плохо закрывающийся. Пока осматривался в каюте, в сознании вдруг всплыла мысль: «Я, кажется, забыл поставить машину на ручник!». Ядреный корень! В срочном порядке я зашагал к выходу, пока еще не поздно. По пути глянул вниз, за борт — мостик уже убрали. «Ну, капец! Как же быстро все происходит, вроде только поднялся на корабль». Теперь остается надеяться на прочность растяжек и маленькую волну. В дальнейшем эта мысль про ручник не давала мне покоя до самого конца рейса, особенно в те моменты, когда лежа в койке, я ощущал плавные затяжные покачивания большого и тяжелого судна.

Вернувшись обратно в каюту, я было начал записывать в планшет разные путевые заметки и мысли, которые должны были, по моему мнению, пригодиться в написании отчета. Но написав буквально два или три предложения, я ощутил, как где-то в самых глубоких паромных недрах изменилась частота работы дизеля. «У них и вправду все очень быстро происходит…», — подумал я.

— Жень, пойдем фотографировать красоту! — говорю жене. — Мы отходим.

На этом позитивном моменте ведение дорожного дневника и закончилось. Совсем. За всю дальнейшую дорогу, у меня больше ни разу не возникало желания что-то писать. :)

Выйдя на палубу, мы обнаружили, что находимся уже метрах в двухстах от берега и уже вот-вот минуем эдакий створ главных западных морских ворот Сахалина — два длинных волнореза с маячками на концах, выступающих с разных сторон порта навстречу друг другу. Видимо от причала нас оттаскивали буксиром, и своим ходом паром пошел уже будучи на достаточном удалении от берега, поэтому мы и не почувствовали момент отчаливания.

Красота, которую я хотел запечатлеть, оказалась несколько иного плана. Как только паром отошел от берега, над водой нависла плотная пелена тумана, и не было видно ни красивых зеленых сопок, ниспадающих в море, ни многочисленных городских пятиэтажек, стоящих на крутых склонах. Сквозь туман были лишь местами видны очертания домов, и неподвижные макушки портовых кранов. Так тихо… Было раннее утро субботы, город спал, и оттого с берега не доносилось ни звука. Эдакий Сайлент Хилл, город-призрак, окутанный туманом. Хм… а ведь и правда, именно он, Сайлент Хилл — тихий Холмск. Даже волн не было слышно, стоял полный штиль, и корабль шел бесшумно, словно парил над водой. Лишь тихий рокот дизеля разбавлял эту всеобщую тишину.

Ближе к обеду, когда туман рассеялся, я вышел из каюты прогуляться по судну. Несмотря на то, что мы шли уже несколько часов, по правому борту все еще довольно отчетливо был виден остров, и сотовый принимал вполне уверенный сигнал.

Поселок Ванино расположен километров на 200 севернее Холмска, оттого маршрут парома представляет собой эдакую затяжную диагональ, общей протяженностью около 250 км, поэтому в течение пути сначала долго идешь вдоль Сахалина, затем столько же вдоль материка.

Сам паром очень колоритен. Это не какая-нибудь «Принцесса Анастасия», по которой сразу и не понятно, корабль это или просто большой красивый плавучий отель. Видавшие виды интерьеры и экстерьеры «Сахалина-9» создают атмосферу настоящей романтики суровых северных морей, особенно в сочетании с видом на эти прикрытые облаками сопки на горизонте. Посреди Татарского пролива я вдруг резко почувствовал, где я и где Питер. «Как это все здорово! — думаю. — Ничего не происходит, а приключение налицо». А вот у Чехова, которому случилось побывать здесь туристом чуть более ста лет назад, оптимизма было куда меньше. Проехав чертову прорву дней на лошадях, пересев на корабль, и увидев точно так же, на горизонте, эти холодные туманные сопки огромного острова, бедняга осознал, в какую ж**у мира его занесло, и что это еще не конец, и корабль везет его прямиком туда, в это грустное место, где нет ничего кроме каторги. Поняв это, он впал в депрессию, и, судя по всему, не выходил из нее все долгие месяцы пребывания на острове, т.к. все время хотел домой и ностальгировал по России, при каждом удобном моменте записывая в своей книге что-нибудь в духе: «а вот деревья в России гораздо красивее, чем эти уродливые лиственницы». Эти «суровые, не пригодные для человека земли», он к России никак не хотел относить, хотя, естественно, понимал, что территориально это все же она. Отвлекся. Итак, о чем я там? Интерьеры…

Это схема верхней палубы. Все, что левее отражения от лампы — каюты для экипажа. Они ворчат, когда начинаешь там ходить по коридору. Все, что правее лампы, по нижнему борту — каюты для пассажиров. Я насчитал десять. Здесь, как я успел понять, в основном и селятся туристы, автомобильные и пешие. Дальнобои, например, которые мотаются через пролив на регулярной основе, предпочитают экономить на дороге, и берут места на нижней палубе. Там же селятся гастарбайтеры и просто рабочий люд разных мастей и разного воспитания. В общем, контингент суровый и, в большинстве своем, употребляющий. Из-за этого на паромах время от времени случаются разные пьяные скандалы и потасовки. Были случаи, когда людей даже убивали. Редко. А вот, кстати и места в проходе, за 700 рублей:

Пассажиры на этих местах изгаляются кто как может, подкладывая под себя кто сумки, кто куртки, а кто — соседа. Шутка-ли — просидеть на таких стульчиках 16 часов? В этот рейс народу на пароме было немного, и места пустовали. Может, не сезон, хотя скорее всего причина в том, что мало кому охота тащиться ранним утром на вокзал, когда вечером, скорее всего, будет еще один паром.

Все паромы серии «Сахалин» были построены в Калининграде. Делались по одному проекту, поэтому практически ничем не отличаются. С 1973-го года, когда было запущено паромное сообщение Ванино — Холмск, в рамках проекта было построено аж 10 паромов. В лучшие для переправы времена, когда грузопоток был большой, одновременно на линии работало 6 паромов, а 4 стояли в ремонте. В 90-е переправа стала чахнуть, грузоперевозки сократились в несколько раз, и первые пять «Сахалинов» были списаны. С «Сахалином-6» получилась, вообще, идиотская история, впрочем, вполне типичная для нашей страны. В 2002-м году его выкупило правительство Москвы с целью наладить грузовое ж\д сообщение с тогда еще Украиной, на Керченской переправе. Судно переименовали в «Юрий Долгорукий» и перегнали в Керчь. Радостное было событие. Но вот ведь незадача! Совершенно неожиданно выяснилось, что почти 7-ми метровая осадка парома, ну никак не давала ему подходить к мелкому керченскому причалу, да и самих причалов, подходящих для работы с данным типом судов, тоже не оказалось. Совершенно неожиданно! Разве можно такое предусмотреть? Это ж нужно тратить время и читать документацию! В итоге, судно несколько лет простояло на приколе в Керчи, после чего было пущено на металлолом. На линии Ванино — Холмск осталось работать четыре парома, а с прошлого года — всего три. Семерку списали в 2013-м году, видимо, по случаю сорокалетнего юбилея переправы. :) Я не случайно в начале текста упомянул, что парома всего два. Дело в том, что «Сахалин-10» используется для перевозки опасных грузов, и перевозка пассажиров на нем запрещена, поэтому я им пренебрег. Он же, кстати, самый молодой паром — 1992 года выпуска. Восьмерка и девятка — 1985 и 1986-х годов.

Ну, а мы продолжаем лететь на всех парус… парах через Татарский пролив с совершенно сумасшедшей скоростью — 16 км\ч, судя по GPS. Из трех дизелей работает один. А какой смысл торопиться и жечь солярку, если все равно потом в порту ждать груза несколько часов, а то и несколько дней. В те самые, лучшие советские времена, которые я упоминал, стоянка была полтора часа и вон с пляжа из порта!

День клонился к вечеру, я лежал в койке и от безделья изучал народную живопись на дне верхнего яруса. Сколько судеб за всеми этими надписями! Народ выражал наболевшее. В основном это жалобы на непостоянство женщин и на разных знакомых, которые так себе знакомые. Кто-то просто делился радостью и признавался в любви Сахалину. Все как обычно. :)

Я пытался представить этих людей и выражение их лиц, когда они старательно выцарапывали свои перлы. Ну а задрать кверху ноги и обвести их ручкой — это вообще шедевр полета мысли. Больше всего мне запомнилась надпись, не попавшая в кадр: один паренек делился радостью, что ему после практики дали помощника капитана. Все верно, настоящие помощники капитанов в свободное время тем и занимаются, что метят корабли на сон грядущий.

Я взял камеру и пошел на кормовую палубу, уже должны идти мимо материка. О! Так и есть!

Я как островитянин не мог равнодушно смотреть на виды большой земли. У меня сразу разыгралось воображение, как у ребенка, который, глядя на звездное небо, пытается осознать масштабы вселенной, представляя, что там звезды, за звездами еще звезды, а за ними… и т.д. Вот и я представлял, что сев на машину в Ванино, можно доехать куда угодно, хоть до Петербурга, хоть до Южной Африки, только выбирай направление. Какой-то чел сказал мне, что поздновато я вышел с фотоаппаратом, недавно мимо проплывала стая дельфинов. Да бог с ними, здесь и без них есть чему восхититься!

Было около девяти часов вечера, когда на горизонте показались дымящие трубы и смутные очертания построек. Туда нам и надо было. Паром немного сбавил ход и шел теперь 14 км\ч.

Еще через час мы уже заходили в бухту. Солнце село за тучу, но зарево заката наполняло все яркими красками. Вокруг отдыхали корабли, стоя на якоре. Было красиво.

Примерно к 11 часам мы уже зашли в сам порт. Паром развернулся еще в бухте и сейчас двигался задним ходом. В то же время бортпроводница прошла по каютам и предупредила, что пришло время сдавать постельное белье и освобождать каюты для уборки. Мы собрали пару наших нехитрых рюкзаков и пошли на корму, где уже толпилось довольно много народу, с интересом рассматривая и фотографируя берег, линию маяков, спускающихся по центральной улице поселка, и погрузку кораблей в порту.

Когда паром уже собирался причалить, всех пригласили проследовать в носовую часть, к тому самому выходу внизу, по которому заходили на борт. Спустившись по крутой лестнице вниз, мы очутились в маленьком замкнутом пространстве, где не было ни одного иллюминатора. Народу собралось много, все в прямом смысле толпились. Здесь же были и все наши попутчики, которые у меня почему-то совершенно выпали из отчета на время рейса. Саня с девушками ехал в каюте прямо рядом с нашей. Володя с Надей брали, по-моему, двухкомнатный люкс. Им по-другому никак, семья-то большая. Мы все решили, что раз едем в одном направлении, то неплохо бы поддерживать связь и помогать друг другу в дороге, в случае чего. Для этой цели мы обменялись телефонами. Ну а сейчас, пока стоим без дела, в ожидании окончания швартовки, надо бы подумать о размещении в Ванино.

Никто, заранее из дома, этот вопрос не прорабатывал, однако все точно знали, что одна гостиница в Ванино точно есть и, скорее всего, как только нас выпустят, большинство ломанется именно туда в поисках ночлега. Полезли было в Интернет в поисках инфы о гостинице, но тут Володя подсказал, что на стенде с информацией, висящем в том месте, где мы стояли, были указаны все телефоны и явки. К этому времени он уже успел позвонить и забронировать номер за 3000 рублей. Звоним и мы, спрашиваем, а есть ли дешевле? Ответ — нет. Черт, дороговато как-то получается, учитывая, что мы планировали выехать сразу с рассветом. Решили пока воздержаться от бронирования. Выедем из порта и там уже примем решение по настроению. Саня же, на Чайзере, решил жилищный вопрос, позвонив своему знакомому из Ванино.

По характерному громкому скрипу борта о дерево, которым был обшит причал, стало понятно, что судно, наконец, причалило. Мы уже минут 15 находились в этом тесном помещении, догадываясь о том, что происходит вокруг только по звуку, и это уже порядком надоело. Наконец, пришел матрос с кувалдой ключом от двери наружу, и начал что-то усердно выколачивать ее открывать. Я не видел сам процесс из-за большого скопления народа перед собой, но пыхтел он около минуты, затем выпрямился и открыл какую-то небольшую дверцу на стене сбоку, в которой находился телефон. Ну, все, думаю, трындец! Дверь заклинило. Сейчас пока позвонит, пока вызовет подмогу… Но я ошибся, парень нажал какую-то кнопку, и я услышал, как заработала гидравлика. Была такая старая игрушка на компе — Фаллаут. Там во время ядерной войны, люди укрылись в подземных автономных бункерах-убежищах на долгие годы. Вот на что это было похоже. Пришло время покидать тесное убежище №13. Все столпились вокруг выхода в ожидании судьбоносного события. Сейчас со скрипом откроется тяжелая бронированная дверь, в глаза ударит яркий свет, и взору откроется пост-апокалиптическая пустошь.

Вместо пустоши и ослепительного солнца нас встретил причал и темнота. В небе догорали остатки зарева от заката. Сойдя на берег, я почувствовал непривычную твердость под ногами. Времени было около 11 вечера, мы шли ровно 16 часов.

Далее все развивалось довольно быстро. Грузовая палуба открыта, машины уже раскреплены. Все, быстро завелись, выгнали машины, и вроде бы можно уезжать, но торопиться не стоит. Сперва нужно в коносамент поставить отметку, дающую право на выезд из порта. Вот так. На Сахалине об этом не предупреждают, но я помнил этот нюанс еще с прошлого раза. Опытные граждане сразу едут куда нужно. Те, кто в первый раз, интуитивно падают на хвост опытным, ну а кто предпочитает решать проблемы по мере их поступления, разворачивается уже на КПП. В общем, отметку ставить нужно вот в этом двухэтажном здании:

Плохо видно, но да ладно, в общем и целом черты здания угадываются. Проехать к нему следующим образом: если двигаться с парома не задом, а развернуться и съехать с причала передом, то сразу поворачивайте направо. А вот и оно! Дерево! Здание!

Поставив отметку, мы и Саня держим курс на выезд из порта, назад к парому, через рельсы, вторые и дальше по дороге. Дорога в порту довольно длинная — около трех километров, много петляет и есть ответвления, но вроде бы интуитивно понятно, куда ехать. Если с ориентированием совсем плохо, падайте к кому-нибудь на хвост. Навстречу едет Крузер. :) Володя вначале как-то чересчур быстро успел смыться с парома, и мы не успели его предупредить про отметку. Телефон тоже недоступен, как назло.

Ну, а у нас впереди замаячил шлагбаум. Первый чекпойнт. Проверили документы, посмотрели, что едем вдвоем, открыли шлагбаум. Едем дальше, подъезжаем к выезду. Второй чекпойнт и шлагбаум, а впереди, через десять метров, еще и третий! На втором — та же процедура, что и на первом. Показали бумаги, документы.

— Не много ли шлагбаумов на нашу душу? — спрашиваю охранника, как бы в шутку.

Улыбается.

— Мы охрана территории порта, а это, — указывает на следующий шлагбаум, — пограничный контроль, т.к. порт это пограничная зона.

А что же охраняли те, первые ребята? Непонятно…

Вся эта система безопасности походила на крепкие ворота с дырявым забором. Можно подумать, мало мест, где можно выйти из порта незамеченным. Территория огромная.

Миновав пограничный шлагбаум, мы попрощались с Саней и девушками, которые, как я говорил, отправились ночевать к знакомым. Договорились, что утром все вместе поедем рано, с рассветом. Володя с Надей планировали ехать позже. Куда им с маленьким лялькой вставать ни свет, ни заря. Так или иначе, на следующий день все планировали доехать до Хабаровска и там остановиться на ночь.

Еще раз взвесив все факты, мы решили: «В пекло гостиницу!». Было уже почти 12 ночи, планировали выезжать в начале шестого утра, и нас душила жаба отдавать 3000 рублей за 5 часов сна. И хотя, перед поездкой мы решили, что нужно ехать и отдыхать с комфортом и никаких ночевок в машине не устраивать, согласились, что сейчас, вначале, пока силы свежие, один раз можно и сэкономить. Трем штукам можно найти куда лучшее применение завтра вечером в Хабаровске.

Крутнувшись по поселку в поисках площадки, где бы можно было удобней всего встать на ночлег, мы не нашли ничего лучше, чем припарковаться на парковке перед той самой гостиницей «Ванино». :) Кстати расположена она сразу за первым перекрестком на возвышенности, если выехать из порта налево, в сторону трассы на Лидогу.

Несмотря на то, что в Иксе можно устроить неплохое спальное место, это был не наш вариант, т.к. сзади был большой чемодан, другие вещи, едущие в Питер, и все это пришлось бы куда-то распихивать. Вот еще перекладыванием сейчас заниматься не хватало! А через 5 часов обратно все раскладывать по фэнь-шую. В пекло! Опустили спинки, так и уснули без задних ног. Денек выдался насыщенный.

Итог по поездке за день:
пробег — 100 км
время в пути — 1 час
средний расход — 10 л/100км

21 июня. День второй. Ванино — Хабаровск

Спалось, понятное дело, так себе. Сон не может быть полноценным при невозможности принять свободную горизонтальную позу, вдобавок, ближе к утру стало прохладно, и приходилось пару раз просыпаться и заводить машину.

Встали, как и планировали, в половину шестого. Солнце к этому времени уже поднялось над горизонтом и осветило лучами поселок, окрасив все вокруг в приятные теплые тона. Отличная погода! Несмотря на плохой сон, запас сил восстановлен, и это главное. Как и договаривались, звоним Сане, но их экипаж еще спит. Похоже, что сегодня мы едем одни.

По дороге из Ванино, мы завернули на Приморский бульвар — визитную карточку поселка, откуда открывается потрясающий вид на утреннюю бухту. Вот он — край материка, и конечная точка БАМа, по совместительству.

«Здесь рельсы вылезали из кармана страны…», — пел Лагутенко про Владивосток. Что ж, здесь они тоже «вылезают из кармана», но Ванино больше известно другой, более печальной песней: «Я помню тот Ванинский порт и вид пароходов угрюмый, как шли мы по трапу на борт, в холодные, мрачные трюмы…». Во времена сталинских репрессий, Ванино являл собой, если и не самый крупный, то уж точно один из крупнейших пересыльных пунктов в Союзе, через который заключенных отправляли в Магадан и на Чукотку. До 39-го года здесь была тайга, да пара рыбацких строений, а уже в 45-м, силами арестантов, сюда проложили ветку БАМа и построили порт.

Только по данным архивов, за время пересылки, просуществовавшей до смерти Сталина, через Ванино прошло около 400 000 человек. Но скорей всего, официальное число сильно занижено, потому как сами участники говорят примерно о полутора миллионах, опираясь на собственные наблюдения и подсчеты.

Сейчас Ванино выглядит как обычный портовый поселок и, не зная историю его возникновения, едва ли можно догадаться, что всего несколько десятилетий назад на месте всех этих домов и улиц располагались одни лишь зоны, которых в Ванино было около 20.

Долив 95-го (по 36 рублей) до полного бака, на АЗС «Трансбункер», мы выехали в сторону трассы на Лидогу. Дорога идет вдоль заливчика, и мы видим, что наш паром — девятка — все еще стоит на погрузке. Выходит, не зря он экономил солярку по пути сюда, все равно всю ночь простоял.

Перед поселком Октябрьский напротив еще одного «Трансбункера» поворачиваем направо. Здесь начинается участок Ванино — Лидога. Эдакая мертвая зона, протяженностью 320 км, отделяющая Ванино от цивилизации, где нет ни населенных пунктов, ни заправок, ни сотовой связи. Правда, где-то посередине участка, есть-таки кафешка, в которую мы заезжать не стали, т.к. знали, что после Лидоги будут гораздо более приятные места.

Для большинства сахалинцев, данный участок дороги является каким-то мифическим, что ли… Мало кому доводилось здесь ездить, но все слышали, что дорога — ж**а. Такой славой эта дорога пользуется не безосновательно. Строить ее начали только в 97-м году, и продолжают до сих пор, поэтому, действительно, бывали времена, когда некоторые ее участки, в местах строительных работ, было очень сложно отличить от танкодрома.

Актуальной информации об этой дороге в Интернете не много, поэтому на сахалинском форуме, как грибы после дождя, растут вопросы из серии: «как там дорога?», «проеду ли я на Королле?» и так далее. Дабы внести максимальную ясность по этому участку, уделю ему, пожалуй, особое фото-внимание в отчете.

Первые 80 километров дорога идет среди пологих низких холмов. Оставив море позади, мы едем по старому асфальту, который 5 лет назад был ровный и хороший, а теперь, в низинах между холмов, он весь испещрен большими выбоинами по всей ширине проезжей части.

Затем ландшафт плавно меняется. Низкие холмы уступают место сопкам покруче. Дорога идет через перевалы, с которых открываются потрясающие виды.

Выбоины, наконец, исчезают, уступая место относительно новому асфальту. В 2009-м году здесь его только-только клали.

Была пара мест, где GPS показал высоту более 700 метров! Это аж на 100 метров выше горы Большевик, у подножия которой стоит Южно-Сахалинск. На одном из этих мест мы попали в плотный туман. Ничего не было видно, но граница дороги эффектно смотрелась.

Преодолев сопки, дорога запетляла распадками вдоль рек Гобилли, затем Анюй, то отдаляясь от них, то приближаясь. Начался самый протяженный строящийся участок дороги. Под стройкой я имею ввиду, что дорожное покрытие стало постоянно и часто меняться. Полностью построенные участки со свежим идеальным асфальтом чередуются с грунтовыми участками, на которых ведется строительство, которые в свою очередь, чередуются с грунтовыми участками, на которых еще конь не валялся, и так около 150-ти километров. Икс уже очень хорошо знаком с такими дорогами, т.к. на Сахалине они были обычной его средой обитания. И надо сказать, его подвеска хорошо себя показывает на этих мелких ямах, позволяя не красться, а вполне уверенно ехать.

По пути очень много живописных мест.

Ну и, наконец, финальная часть участка — около 60-ти километров старого асфальта. Он был старым еще 5 лет назад, видимо это была первая очередь асфальтового покрытия, положенная в самом начале строительства дороги. Первые пару десятков километров очень много больших выбоин. Дальше их поменьше. Обочина уже вся заросла травой. Сдается мне, когда строительство трассы будет окончено, этот участок уже окончательно придет в негодность, и его придется асфальтировать заново. Когда с ним закончат, придут в негодность участки, которые сейчас новые, и так до бесконечности. :)

По итогам дороги Ванино — Лидога, на 21 июня 2014 года, цифры получились примерно следующие:

  • Общая протяженность участка — 320 км;
  • Грунтового покрытия в общей сложности около 65-ти километров, и со временем это расстояние постепенно уменьшается;
  • Самые плохие участки я отснял все;
  • Заправок и сотовой связи нет;
  • Кафе — одно.

Вот такая вот арифметика.

От Лидоги до Хабаровска примерно 200 км по обычной двухполосной дороге. После ее частичного затопления, во время наводнения в 2013 году, кое-какие места подверглись разрушению, и сейчас на них отсутствует асфальт. Это небольшие участки, протяженностью от 500 метров до 1 километра. Я сначала их считал, но вскоре сбился. Навскидку их около 10-ти, в остальном дорога хорошая и цивилизованная.

Примерно в ста километрах от Лидоги, на полпути до Хабаровска, расположен поселок Маяк. Здесь мы впервые за всю дорогу, наконец, остановились поесть. Все это время мы доедали сахалинские булки. Так получалось. :) Когда столько всего интересного вокруг, как-то не думаешь о еде.

В кафе «Звезда» все довольно прилично и чисто, система обслуживания, как в столовых, еда вкусная. Посетителей много, а значит, место себя зарекомендовало. Вот тут мы и отвели душу: набрали и первое, и второе, и салат, и блины с сырниками, а также чай и морс, чтобы все это запить. На все про все — 460 рублей. Кафе расположено почти перед самым выездом из поселка, на площадке слева (если двигаться в сторону Хабаровска).

Насытившись вдоволь, двинулись дальше. Следующая остановка уже только в Хабаровске, она же — последняя на сегодня. День стоит солнечный и теплый, даже жаркий. Звоним узнать, как дела у наших попутчиков. «Абонент вне зоны действия сети», — скупо доносится из телефона. Понятно, они еще где-то на территории тьмы.

В Хабаровск мы въехали примерно в начале третьего. Я много раз бывал в нем, и уже успел полюбить этот большой и красивый город, расположенный, кстати, практически возле китайской границы (около 30-ти километров). Собственно, он и основывался, как опорный пункт для контроля российской территории, после подписания с китайцами договора о разделе границы. За свои 158 лет Хабаровск вырос в солидный крупный город с населением более 600 000 человек. В нем есть, куда пойти и есть, что посмотреть. Одна только улица Муравьева-Амурского чего стоит, с ее шикарными фасадами зданий.

К сожалению, Хабаровск, совершенно незаслуженно остался у меня без фотографий. Повезло разве что центральной площади Ленина, и то снимок был сделан наспех с ракурса «где стоял, там и снял».

Получилось так оттого, что в Хабаровске были две разных компании, которые нас ждали: старые друзья, переехавшие с Сахалина, которых не видели давным-давно, и товарищи с моей работы. Так что в остаток дня предстояло каким-то образом уместить посиделки сначала с одними, затем с другими, а еще, перво-наперво, предстояло где-то разместиться и помыть, наконец, себя, за два-то дня странствий. В общем, график намечался плотный, и фотосет Хабаровска в него никак не умещался.

С размещением, однако, сложилось все гораздо удобней, чем мы планировали. По задумке, это должна была быть какая-нибудь гостиница в центре, но когда я, еще с трассы, позвонил товарищу с работы, чтобы узнать, во сколько и где вечером встреч