Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Наша первая поездка (Южная Сибирь — 2014)

Наша первая поездка (Южная Сибирь — 2014)

30.03.2020 | 6910 просмотров

Вступление

Уже успев рассказать читателям про красоты Горного Алтая и Монголии, я решил вспомнить, с чего все начиналось, и освежить в памяти наш самый первый отпуск в автомобиле. До этого мы передвигались по стране исключительно пешком и на общественном транспорте, но в 2014 купили первый в жизни автомобиль, что не могло не сказаться на характере дальнейших перемещений.

Споров по поводу плюсов и минусов автотуризма у нас в семье было предостаточно. Я утверждал, что автомобиль сделает нас более мобильными и позволит за короткое время отпуска охватить большую территорию. Супруга утверждала, что мы будем привязаны к автомобилю и дорогам, и не сможем попасть в те места, куда могли бы просто дойти пешком.

Подводя итоги после возвращения, можно констатировать, что правы были оба: автомобиль имеет как преимущества, так и недостатки. Ниже приведены основные подпункты данного утверждения, испытанные непосредственно на себе.

Преимущества автопутешествия:

  • вы можете довольно быстро покрывать большие расстояния,
  • вы не зависите от расписания и маршрутов общественного транспорта,
  • вы экономите время, отпущенное работодателем на отдых,
  • вы берете с собой столько вещей, сколько захотите, а не столько, сколько сможете поднять,

Недостатки автопутешествия:

  • вы боитесь отойти от автомобиля на лишний километр,
  • вы понимаете, что возможность езды в малонаселенной зоне зависит от объема бензобака,
  • вы становитесь знатоком качества российских дорог,
  • вы чувствуете, что ваш автонавигатор над вами издевается,
  • вы начинаете понимать, что даже внедорожник не может ездить совсем вне дорог.

Опыта автотуризма у нас не было никакого (его и сейчас не сильно прибавилось, а тогда он был вообще нулевой). Поэтому для первой автовылазки мы решили выбрать не очень дальний от Новосибирска край — Алтайский. Тем более что в Горном Алтае мы были уже дважды, а вот в равнинном Алтае — еще ни разу.

И вот, наш экипаж в составе: автора (как водителя), супруги Светланы (как штурмана и завхоза) и старшего сына Олега (как сменного водителя) загрузился в наш Паджеро Спорт I поколения (по имени Орка) и отправился в путь.

Кольцо маршрута (хотя, скорее восьмерка, чем кольцо): Новосибирск — Гуселетово — Змеиногорск — Лазурка — Саввушка — Колывань — Черновая — Новосибирск — Красноярск — Гавриловка — Гурьевск — Новосибирск

09.07.2014, среда. Первым пунктом в плане поездки значились алтайские соленые озера. На них настояла Светлана, прочитав мне лекцию о том, что в нашем возрасте уже пора подумать и о здоровье. Возразить на это было нечего, думать о здоровье периодически надо, это факт. За здоровьем наш народ обычно едет на Большое Яровое, но мы решили выбрать менее оживленное место и направились к Гуселетовским плесам. Ехали не через Барнаул, а напрямую — по ордынской трассе, через Камень-на-Оби.

Как ясно из названия, располагались плесы возле села Гуселетово, а жаждущие здоровья сибиряки располагались на базе с тем же названием, расположенной между двумя озерами: большим Горьким и относительно маленьким Мормышанским.

На берегу находилось несколько деревянных домиков, но, по большому счету, выглядела база как стоянка большого табора — сплошь машины и палатки, хотя до выходных было еще далеко. Цивилизация была представлена кранами с водой, баками для мусора и грязноватыми туалетами. В наличии были еще кафе, магазин и скромно оборудованный пляж. Найдя свободный участок, мы разбили палатку и пошли знакомиться с местностью.

На юге от нас находилось Горькое — длинное, но узкое озеро, вытянутое с юго-запада на северо-восток. Вода в нем была чуть солоноватая, но концентрация соли низкая — не как в Яровом, полежать на поверхности не получится. В нем просто купаются и смывают грязь соседнего Мормышанского.


Вид на озеро Горькое.


Берег озера Горькое.

К северу лежало озеро Мормышанское. Оно было более округлое, очень мелкое (всего до половины голени, как бы далеко ни зашел), поэтому на солнце быстро прогревалось. Концентрация соли в нем была гораздо больше, и тут можно было бы просто лежать на воде, но глубина (вернее, ее отсутствие) такого удовольствия не доставляла. В воде плавали мелкие рачки коричневатого цвета. На дне, под поверхностной коркой соли находится главная ценность озера — лечебная грязь черного цвета. Она образуется, когда мертвые рачки падают на дно.


Общее впечатление от Мормышанского.

Вошедшие в озеро старались побыстрее намазаться грязью, и потом сидели в воде черные, как поросята в луже. Другая невольно напрашивающаяся ассоциация — как папуасы (если мазаться с головы до ног). Смывалась грязь плохо, намокнув, становилась липкой, мыльной. Приходилось идти на Горькое, чтобы смыть ее окончательно.


«Папуасы» у дальнего берега.

Кстати, мы все-таки нашли способ поплавать в Мормышанском: для этого нужно использовать ямы, которые выкапывают любители грязи. В них хватает глубины, чтобы лечь и медленно дрейфовать по воле ветра.

Поскольку концентрация соли очень большая, то не только дно озера, но и весь берег были покрыты коркой соли. Попадалась соль и в виде кристаллов, многие из них были очень острые и протыкали кожу. Если идти не в сланцах, а босиком, то с непривычки возникало ощущение, что идешь по битому стеклу.

Зато на эти кристаллы можно было вдоволь полюбоваться и, если забыть, что это соль, то получить полное впечатление, что находишься в минералогическом музее. Правда, в отличие от музейных, эти образцы на берегу были очень недолговечные, но хотя бы на фотографиях они сохранятся подольше.


Сростки кристаллов на берегу.


Соляной крест.

Дни стояли жаркие (около плюс 35 градусов), никакого охлаждающего дождичка не ожидалось, и прогноз погоды обещал сплошную сушь на ближайшую неделю. Тем не менее, вечером на наших глазах, за озером Горьким сформировалось грозовое облако. Оно было почти белоснежным, и я вначале никак не заподозрил его истинную сущность. Но довольно быстро верхушка облака приобрела характерный вид наковальни, и началась гроза. Те, кто читал мои предыдущие отчеты, уже знают, что я питаю необъяснимую слабость к различным метеорологическим явлениям, поэтому я не отказал себе в удовольствии поснимать вспышки молний.


Белоснежная «наковальня» за озером Горьким.

10.07.2014, четверг. Жара продолжалась. Проснувшись, мы сразу опускали в Орке стекла, чтобы салон не превратился в раскаленную печку. Другие автовладельцы накрывали своих «железных коней» чехлами, а у кого таковых не было, всем, чем придется — пледами, ковриками и т.д.

Помимо ежедневных «лечебных процедур» (купания и обмазывания грязью), мы совершили прогулку в местный ленточный бор, где сразу спугнули каких-то птиц. Они очень всполошились, когда мы подошли к берегу озера, и стали с криками летать вокруг — наверное, рядом были гнезда. Кроме нас, птиц раздражал голодный коршун, выписывающий над нами круги в поисках обеда. Но если на нас птицы только возмущенно кричали, то коршуна они пытались даже атаковать. Я записал немного видео, и на нем видно, как храбрая птица идет «на таран», и коршун вынужден резко отвернуть в сторону, а потом и вовсе убраться восвояси.

Собственно внешне, кроме необычного названия, ленточный бор ничего особенного не представлял — обычный соснячок. Правда, очень сильно вытянутый вдоль очень сильно вытянутого озера Горького. Если уменьшить масштаб карты, на которой я выше отмечал местоположение базы, то картина выйдет весьма примечательная: идущие параллельно друг другу цепочки озер и лесов (разумеется, они выходят и за пределы карты, занимая довольно большую площадь Алтайского края). Ясно, что это не случайно.

Поэтому настоящий интерес представляло не столько современное состояние местности, сколько ее связь с прошлым. В разное время происхождение такого рельефа объясняли по-разному. Например, когда мы планировали эту поездку, я прочитал, что расположение озер в этой части Алтая — вытянутые с северо-востока на юго-запад — это наследие ледникового периода, когда льды не давали Оби и притокам пробиться к океану, и все наши реки текли не на север, как сейчас, а на юго-запад. Вдоль рек возникли сосновые боры, тоже вытянутые в этом направлении, поэтому их и назвали ленточными.

В принципе, на тот момент это объяснение меня устроило, хотя и несколько смущала прямолинейность русел тех древних рек. Даже на моем, любительском уровне познаний в геоморфологии, сложно было представить, что в течение тысяч лет (сколько длился у нас ледниковый период) реки продолжали течь, словно по линейке. Хотя любая река, текущая по равнине, обязана постепенно менять русло, создавать меандры, старицы и т.д.

А спустя пару лет, когда мы собрались ехать уже на Горный Алтай, меня очень заинтересовала теория катастрофических паводков, которую отстаивают наши сибирские геологи. По их расчетам выходило, что в древности, во времена таяния ледников, в горных котловинах Алтая возникали огромные по площади и глубине ледниковые озера. А когда ледовые плотины прорывались, то вся эта масса воды прокатывалась по руслам Чуи, Катуни и Оби. Но если по территории Алтая эта вода проносилась относительно беспрепятственно, но в районе нынешнего Камня-на-Оби ее встречало значительное сужение русла.

И будучи не в силах быстро проскочить через это «бутылочное горлышко», вся «лишняя» вода из Оби изливалась отдельными параллельными потоками на равнинный юго-запад. Она стекала очень быстро (не тысячи лет, а всего несколько дней), вырывая на своем пути прямолинейные каналы, а когда скорость падала, начинала сбрасывать в эти каналы песок. Позже на этом песке с удовольствием выросли сосны, образовав ленточные боры, а в каналах расположились нынешние озера.

Поэтому, когда будете гулять по какому-нибудь из многочисленных сибирских ленточных боров, обязательно вспоминайте историю их происхождения — впечатления от такой прогулки будут намного интереснее.

Видеоролик «Гуселетовские плесы»

Особо похвастаться качеством видеосъемки тех лет я не могу. Это сейчас мы снимаем на нормальную камеру в FullHD, а тогда писали на что придется. В данном случае пришлось на навигатор-смартфон. Именно в такой последовательности, поскольку сам производитель уверяет, что его продукция — не смартфон с функцией навигатора, а навигатор с функцией смартфона. Но, тем не менее, что-то увидеть можно (птиц, атакующих коршуна, и молнии из белоснежного облака).

Кроме купания в озерах и прогулок вокруг оных, делать на плесах было откровенно нечего. Поэтому большая часть отдыхающих в свободное от купания время предавалась распитию спиртных напитков различной крепости (и это в плюс 35!). Чтобы настроение семьи не падало, я читал им вслух раннего Владимира Санина. «Наедине с Большой медведицей» — как раз про начинающих автотуристов. Но все равно к концу первого дня такого времяпровождения взбунтовался Олег, а к исходу второго дня — и я за ним. Поэтому утром третьего дня мы решили завязывать с заботой о здоровье и двигаться дальше.

11.07.2014, пятница. Следующим пунктом у нас значился непосредственно Рудный Алтай. Это была уже моя идея — посмотреть на места, где закладывалась горная промышленность Сибири. Поэтому мы отправились в Змеиногорск.

Относительно прямая дорога от Гуселетова в сторону Змеиногорска была, но плохого качества и без газовых заправок. Поэтому мы сделали небольшой крюк, сперва проехав на север и восток (через Романово и Алейск), и лишь потом повернув на желанный юг. На улице стояло настоящее пекло, почти под 40 градусов тепла (или, лучше сказать, жары), открытые окна не спасали совершенно, поэтому кондиционер у нас не выключался весь день — мы решили не экономить на топливе, а снова вспомнить о здоровье.

Участок трассы Барнаул — Рубцовск с хорошим покрытием удалось проехать быстро, прочие дороги были разбитые, поэтому путь затянулся. Езда на рамном внедорожнике с жесткой подвеской на накаченных шинах доставляет удовольствие только на ровном асфальте. На неровностях ты сразу вспоминаешь, где у тебя находится копчик и насколько он чувствителен к пинкам, а вещи в багажнике начинают весело меняться друг с другом местами.

В Змеиногорске у меня было запланировано посещение местного музея, но мы добрались туда только к вечеру, когда музей уже закрылся. Поэтому посмотреть удалось только на Змеиный рудник в Змеиной горе.

Вообще-то, гору уже давно срыли, когда активно добывали в ней медь и серебро (а позже и золото). На ее месте сейчас карьер, в стенах которого открывается несколько входов в старые штольни. Сейчас они все засыпаны. Где-то там, в глубине, остались знаменитые водяные колеса инженера Фролова, которые поднимали руду на поверхность — неслыханная механизация для XVIII века. Тогда они считались самой передовой технологией не только в России, но и в мире. Но доступа к ним сейчас нет.


Стена карьера на месте Змеиной горы.

А в парке напротив Змеиной горы можно было увидеть вход в Екатерининскую шахту. Это была каменная арка, сложенная без раствора, которая уже двести лет стояла безо всяких реконструкций. Умели же прадеды строить!


Вход в Екатерининскую шахту.


Первые метры можно пройти, дальше все засыпано.

Ночевать мы собирались не в Змеиногорске, а планировали доехать до деревни Лазурка и встать лагерем у заброшенного медного рудника. На карте значилась прямая дорога от города до деревни, но местные жители отговорили нас соваться на нее, да и навигатор настойчиво советовал ехать окольным путем. Рассудив, что не всякая прямая дорога самая короткая, мы поехали зигзагом, через Барановку и Гальцовку. Дорога была асфальтированной, но выглядела так, словно попала под минометный обстрел. Пока я тренировался в слаломе, объезжая бесконечные ямы, день продолжал клониться к закату.

В Лазурке мы вначале заблудились, поскольку никаких указателей типа «рудник — там» к нашему приезду никто не вывесил. Но по дороге попался местный лесник, который постарался описать дорогу. Следовало выехать за деревню, проехать мимо склада лесозаготовок и найти поднятый шлагбаум. Перед шлагбаумом дорога делилась на две. По правой из них нужно было подняться в гору — и мы на месте. Пользуясь этим описанием, мы, на удивление быстро, нашли искомое.


Отвалы Лазурского рудника.

Сразу от шлагбаума стали видны обширные отвалы. На самом верху находилось круглое озеро, которое образовалось на месте затопленной шахты. Местные жители часто ходят сюда купаться (когда мы подъехали, очередная компания как раз заканчивала купание). Но нас предупредили, что там очень глубоко и, если не умеешь хорошо плавать, то лучше не соваться.


Озеро на месте затопленной шахты.

В лесу за озером находилась поляна с костровищем и столиком для отдыха. Не знаю, предназначалась ли эта поляна для автокемпинга, но мы с Оркой сумели втиснуться между елками-соснами. На оставшейся площади поставили палатку. Всю ночь вокруг палатки «пели» жабы, придавая пейзажу, залитому светом полной луны, особый колорит.

12.07.2014, суббота. Утром, пока сын отсыпался в палатке, мы со Светланой облазили все отвалы. Среди отвалов нашли два входа в шахты, но все, конечно, засыпанные.


Внизу — засыпанный вход в шахту.

Лазурский рудник (тоже демидовский) был на медную руду. Поэтому вся поверхность была усыпана азурмалахитом. Правда, он почти весь был в виде тонких корочек по основной породе, но все равно красиво.


Корочки азурмалахита.

Еще у меня было желание доехать до горы Ревнюхи, чтобы посмотреть на знаменитую ревневскую яшму, из которой изготовили «Царицу ваз». Начало дороги нам описал еще вчерашний лесник: если проехать под шлагбаум, то через 15-20 километров приедешь к Золотому ключу, на котором тоже есть место отдыха. Вот с этой дороги и можно проехать к Ревнюхе.

На деле оказалось сложнее. За шлагбаумом шла лесовозная грунтовка, и от колес тяжелой техники на ней остались глубокие колеи, дополнительно промытые дождями. По этой причине мы ехали очень медленно, пропуская колею между колес. Ни хай-джеков, ни лебедок у нас не водилось, поэтому, свалившись в колею, мы бы в ней и остались. Но Орка вела себя молодцом, руля слушалась отлично, и мы медленно, но верно продвигались вперед.

Но потом дорога начала ветвиться, и в какой-то момент мы в этих ответвлениях запутались, поскольку точных координат месторождения у меня не было. Мы слегка поплутали по каким-то лесным дорогам, грязным, с массой луж. В итоге испачкали Орку с колес до крыши, и поцарапали борта о ветки. Остановились и решили сходить на разведку пешком.

Путь шел почти все время вверх, было жарко, душно, донимали комары и прочие кусачие твари. Дорога шла вроде бы в нужную сторону, но за пару километров до цели решила свернуть почти на 180 градусов. Мы оказались на поляне, с которой были видны три горы (сопки) впереди. На их верхушках отчетливо виднелись скальные выходы. Наверняка, какая-то из трех и была Ревнюхой. Но какая? Этого мы не знали. По карте было ничего не понять, навигатор показывал ерунду, а дорога и вовсе заворачивала в противоположную сторону. Мы сделали несколько попыток найти хоть какую-нибудь тропку в нужном направлении, но безуспешно. Продираться два километра по заросшему лесу, непонятно к какой из трех гор, было неразумным делом. Повздыхав, пошли назад к машине.


Может, эта гора на горизонте и была Ревнюхой, но мы до нее не дошли.

По уже знакомой дороге двинулись назад к Лазурке. При спуске вниз колея от лесовозов выглядела даже более пугающе, чем в первый раз, но по сухой дороге мы ее благополучно миновали. Возле рудника снова искупались в озере, а внизу у дороги, в небольшом озерце, тщательно вымыли Орку — она заслужила заботу о себе.

13.07.2014, воскресенье. С утра все небо затянули облака, как будто шел теплый фронт. Хотя по прогнозу погоды должно было быть ясно. Доскочили до Змеиногорска, нашли музей. Он именуется солидно — Музей истории и развития горного производства им. Акинфия Демидова.

Для небольшого городка музей богатый: есть и отдел археологии (местные находки — от каменного века до скифов и тюрок), и палеонтологии, и витрины с минералами и образцами руд, и только потом — реконструкции фроловских «махин».


Витрина отдела палеонтологии.

Перед поездкой я где-то прочел, что существует проект по восстановлению колес Фролова — в первоначальном виде, прямо под Змеиной горой. Но смотрительница музея посмеялась, сказав, что это была чистой воды афера — выпросили миллион, куда-то его потратили, ничего под землей найти не смогли, потом принялись искать виноватых. Но ясно, что для восстановления всей подземной системы, которая уже почти два века заброшена, миллиона явно не достаточно.


Макет фроловских водяных колес.

Во дворе музея находилась деревянная башня с воротами, копия той, что была построена при Демидове. В башне три этажа, можно подняться наверх. Экскурсовод пояснил, что официально башня строилась для защиты от набегов джунгар, но на деле те сюда уже не заходили, так что башня строилась для защиты «от непрошеных своих». Когда алтайские заводы у Демидовых отбирали, на допросах с пристрастием демидовские приказчики показали, что на сооружение башни было потрачено сто рублей — большие деньги по тем временам.


Копия демидовской въездной башни.

Еще снаружи на стене музея висят дверцы от домашних печей, причем разных времен — и дореволюционные, и после. Собирали их по всему Змеиногорску. Там же во дворе стоит разная техника разных времен (телефон, бур, паровой генератор на колесах).


Дверцы домашних печей.


Слева — бур, справа — горный телефон.

После музея снова заехали на Змеиную гору. На ней можно было найти кусочки яшмы, и раз уж нам не повезло с ревнюхинской, мы собрали немного змеиногорской — на поделки. Съездили и на пруд, который перегораживал Фролов, отводя воду для своих колес. В общем, план по Змеиногорску выполнили полностью.


Яшма со Змеиной горы.

«Песня про Змеиногорск»

Как бы в завершение змеиногорского этапа пути — песня в тему. Если раньше ее не слышали, послушайте, довольно веселая.

Там же в музее мы спросили о проезде на Колывань, поскольку у меня была (вычитанная уже не помню где) информация, что восстановили старую, тоже еще «демидовскую», прямую дорогу через перевал из Змеиногорска до Колывани. Над этим экскурсовод тоже посмеялась, сказав, что никто ничего не расчищал, просто поставили памятный камень. Жаль, а я на эту дорогу всерьез рассчитывал.

Но раз уж прямая дорога нам не светила, маршрут был проложен окольными путями по асфальту, и шел он мимо села Саввушка и Колыванского озера. Первоначально я хотел заехать сюда уже после Колывани, но теперь планы поменялись, и мы решили заехать на озеро сразу. Там я хотел осмотреть выветренные останцы, которых даже на карте было превеликое множество, а на местности обещало быть еще больше.


Значки останцев усеивают всю карту.

Когда мы выезжали из Змеиногорска, облака, затянувшие небо вопреки оптимистическому прогнозу погоды, пролились дождем. Дождь был довольно сильный и лил, почти не переставая. По дороге мы с семьей обсудили, что ставить палатку под таким дождем — дело мокрое, и лучше бы на один день снять на озере домик. Мы надеялись, что окончание выходных и дождь выгонят отдыхающих с берега. И действительно, когда подъезжали к озеру, навстречу вереницей потянулись машины убегавших от непогоды.

На западном берегу озера было несколько турбаз, мы выбрали «Солнечный берег». Но почти все домики там оказались разобраны — видно убежали с озера только палаточники, а имевшие надежную крышу над головой поселились всерьез и надолго. С трудом администраторы нашли один свободный домик только на сутки (здесь домики, оказывается, бронируют заранее, так как место отдыха очень популярное). Мы просидели под крышей, пока дождь не кончился.


Домик на базе.

А когда небо прояснилось, отравились на прогулку по скалам. Как уже сказал, знаменито Колыванское озеро своими гранитными останцами. Считается, что когда-то здесь проходила волноприбойная зона древнего моря, воды которого предварительно поработали над гранитными берегами. А потом, когда море исчезло, за дело совместно взялись дожди и ветра, доведя гранитный «полуфабрикат» до полной готовности. Скал здесь, действительно, оказалось превеликое множество, и за день все их явно не обежишь, поэтому мы осмотрели только близлежащие.


Гордый орлиный профиль.

Хотя форма скал достаточно разнообразна, большая их часть дружно походила на черепашьи панцири или даже просто блины.

Судя по карте, на противоположном восточном берегу останцев было еще больше. При взгляде на него это было видно и невооруженным глазом, а в бинокль еще лучше. Среди одноцветных скал там выделялся один склон, имевший ярко-белый цвет, но тогда я не придал этому значения.


Вид на восточный берег.

Вечером вновь пошел дождь. Одновременно усилился ветер. Причем усилился настолько, что наш домик из бруса ощутимо вздрагивал при каждом порыве. Я даже стал переживать за нашу двухтонную касаточку, которая стояла с наветренной стороны, и думал, не стоит ли перегнать ее под защиту домика. Что чувствовали несколько семей, ночевавших в тот день на берегу в палатках, представлять не хотелось. Хотя с такими выветренными скалами вокруг ожидать другого и не следовало — ветер здесь просто обязан был дуть всегда.

14.07.2014, понедельник. К обеду взятый на сутки домик требовалось освободить. Мы упаковались и перебрались на восточный берег озера, съехав с шоссе за Саввушкой по указателю «Лагерь Чайка». Кроме останцев, вокруг озера можно было найти выходы пегматитовых жил с дымчатым кварцем. Один из таких выходов находился на Ортитовой сопке, и мы мечтали там покопаться. Но точных координат на сопку у меня не было, поэтому мы оставили скучать Орку на берегу и отправились на разведку пешком, блуждая между останцев и колючих кустарников. И тех, и других тут хватало…

После довольно долгих блужданий, за очередным останцем мы увидели белый склон. Только тут я сообразил, что именно его и видел вчера в бинокль, и значит, с дороги вдоль берега озера сопку тоже должно было быть видно хорошо. Если бы понял это раньше, нашли бы быстрее, просто проехав по берегу.


На Ортитовой сопке.

Сопочка оказалась очень маленькая, карьер вскрывал ее почти наполовину. Хорошо читались отдельные зоны месторождения: гранит, альбит, кварц. Большие глыбы кварца (дымчатого с гнездами мориона) производили впечатление. Было также много слюды: биотит и мусковит, и крупными пластинами, и чешуйками и присыпками. В стене карьера сфотографировали два слюдяных «зеркала», почти по полметра каждое.


Слюдяные зеркала.


Дымчатый кварц.

Стоянку выбрали на берегу озера, прямо напротив сопки. Дно оказалось хорошим, гравийным. К берегу были прибиты сотни головок чилима. Насколько я знал, он растет только на двух озерах: здесь и еще на Монжероке. После ужина развели костер и до темноты сидели с книжками, грелись (после дождя вечера стали ощутимо холодными). Поскольку весь походный скарб несем не на себе, то взяли с собой складные стулья, а для Светланы — целое кресло. Из-за такого комфорта я иногда чувствовал себя не столько в поездке, сколько на дачном отдыхе.


Вечер с книжкой у костра.

Видеоролик «В краю каменных блинчиков»

Общие впечатления от пейзажей Колыванского озера

15.07.2014, вторник. Покинули берег озера, выбрались на шоссе, миновали Курью (родину Михаила Калашникова), свернули на Колывань. Дорога снова пошла вся разбитая, но я уже начал к этому привыкать. На въезде в Колывань стоит стела с колыванской вазой наверху. Почти такую же вазу мы видели в Змеиногорске, поставленную в честь юбилея города.

В Колывани первым делом наведались в музей истории камнерезного дела на Алтае. Перед входом в него стоит офицерская башня Колыванской крепости, конечно, реконструкция по старым рисункам.


Реплика офицерской башни.

В самом музее можно было увидеть образцы поделочных камней, рисунки учеников художественной школы, которая поставляла кадры для шлифовальной фабрики. В одном из залов — стоял макет внутреннего устройства первой фабрики, с водяным колесом, фигурками мастеров, обрабатывающих колонну и чашу. Еще висят две картины: на одной мастера представляют свою работу чиновнику, на другой — запечатлен момент транспортировки камня для «Царицы ваз» на фабрику (почти «Бурлаки на Волге», только без реки, и без баржи).


Макет цеха старой фабрики.


Картина «Мастера представляют свое изделие».

В витринах были выставлены образцы изделий, а на стене висели фотографии мозаики станции «Сибирская» нашего новосибирского метро. Оказалось, что мозаику собирали именно здесь, в Колывани. Мне она всегда нравилась, пока жду поезда, с удовольствием разглядываю. Теперь будет нравиться еще больше.


Витрина с образцами изделий фабрики.

После музея мы отправились на завод. Он много раз менял название: сперва это был Колывано-Воскресенский завод, потом стала Колыванская шлифовальная фабрика. А сейчас он называется Колыванский камнерезный завод им. И. И. Ползунова, и это не музей старых достижений, а вполне себе действующее предприятие.

Пруд и плотина, созданные для нужд фабрики, существуют до сих пор. Канал для воды проходит через всю территорию завода. В первом цехе находится и водяное колесо. Разумеется, сейчас оно не действующее — на дворе XXI век, и все станки электрические. Тем не менее, колесо стоит на своем законном месте (точнее, его копия — первое деревянное колесо сгнило, и его при реконструкции заменили на металлическое).


Во дворе завода, у плотины и канала с водой.

Без экскурсовода на действующее предприятие, разумеется, не пускают. Наш экскурсовод нам понравился. Это был пожилой мужчина, очень неравнодушно относящийся к своему делу. Сказал, что не любит большие группы экскурсантов, которые ничего не слушают. Нас набралось не очень много (человек десять), нам он все рассказывал с удовольствием.

На стене первого цеха висела плита с портретом барона Александра фон Гумбольдта. Оказывается, во время своих путешествий (в XIX веке) барон здесь побывал, и немцы про это не забывают. И даже ежегодно требуют отправлять в Германию фотографию плиты на стене — для доказательства, что коварные русские (известные враги свободы и демократии) ее не сняли. Смех, да и только. Представляю, что сам Гумбольдт мог бы на это сказать, он-то был разумным человеком…


Памятная доска о визите Гумбольдта (на двух языках).

Сам первый цех сейчас занимается изготовлением флорентийской мозаики. При работе станков используется очень много воды, весь пол был ею залит, везде стояли лужи. Хорошо, что было тепло, и мы были в сандалиях.


Цех флорентийской мозаики.

Посмотрели уже готовое панно «Попугаи» и находящееся еще в процессе изготовления изображение святого.

Испросили разрешения взять на память обломки яшмы. Экскурсовод разрешил, но предупредил, чтобы брали только с пола. То, что на столах — ни в коем случае, иначе мастера его «съедят».


Обломки на память.

Во дворе осмотрели огромную пилу. Она использовалась для распиловки больших блоков. Причем пила никакая не алмазная, в ней обычные стальные полосы, даже без зубьев, но под них насыпался абразив, лили воду, и блок потихоньку распиливался на несколько пластин сразу. Привод у пилы электрический, но мог бы быть и паровой, и водяной — без разницы.

В следующем цехе изготавливались вазы разной формы. Они были закреплены в станках, похожих на обычные токарные.


Круглая ваза на станке.

Экскурсовод объяснил, что самое сложное — это изготовление вазы не круглой в сечении, а эллипсовидной, потому что обычный станок не позволяет с ней работать. Но здесь делают вазы и такой формы (правда, не раскрыл секрет, каким образом).


У эллипсовидной вазы.

Еще один цех предназначался для крупных работ — уличные бордюры и плиты для памятников (на кладбище). Про эту продукцию экскурсовод отозвался с легким презрением, обозвав ширпотребом. Но в самом цехе меня поразил размер циркулярной пилы — просто для великанов!


У цеха крупных работ.

Видеоролик «Колывань камнерезная»

К камнерезному искусству (любых масштабов) мы всегда относились с почтением и трепетом…

Показали нам и цех готовой продукции: вазы, мозаики. А на складе предложили в качестве сувениров отшлифованные обломки производства, которые продают по 250 рублей. Мы купили кусочек зеленой ревневской яшмы — пусть не на самой Ревнюхе, но все-таки мы ее добыли. Уже не так обидно.


Старый цех с образцами изделий.

Попутно я расспросил экскурсовода о дороге на Колыванстрой (там должны были находиться многочисленные отвалы породы, в которых хотелось немного покопаться, в надежде найти что-нибудь интересное). Экскурсовод рассказал о дороге, добавив, что все отвалы и терриконы давно разобрали на щебенку для дорог. А учитывая, что помимо вольфрама, в породе той встречалось и золото с серебром, то все дороги в районе теперь «немного золотые».

Но мы все-таки проехали туда. Отвал, действительно, остался только один, хотя и огромный. Рудник не действовал с 60-х, поэтому все камни были окисленные и выглядели одинаково скучно. Несмотря на рабочий день, к памятнику, установленному на месте бывшего поселка, приходят люди. При нас была пожилая пара с внуком, а чуть позже пришла целая толпа школьников на экскурсию.

Ночевать поехали на Белое озеро недалеко от Колывани. Оно считается местной достопримечательностью, хотя и не знаю, почему. Но Светлана увидела на фабрике мозаику с изображением озера и загорелась посмотреть воочию.

С той стороны, где вокруг озера шла нормальная дорога, встать было невозможно — сплошные шлагбаумы у платных зон отдыха. Поэтому проехали по холмам по плохой грунтовке к другому берегу, не так затронутому цивилизацией. На полянке стояли машины и палатки — лагерь рыбаков. Мы их успокоили, что всего на одну ночь, и рыбу распугивать не будем. Сосед по стоянке сказал, что пока пробирался сюда, исцарапал бока своего «Патриота» о кусты, и потом долго полировал. Я на это ответил, что шрамы украшают внедорожник (до разумных пределов, разумеется).

На закате озеро выглядело довольно красиво, хотя ничего особенного в нем не было. Посредине озера торчал маленький островок, на котором, по местной легенде, Демидов спрятал золото (или серебро). Интересно, его уже весь перекопали?


Белое озеро вечером.

Небольшой дождь был днем, потом выглянуло солнце, но тучи продолжали водить хоровод. Мы обошли холмы, набрали сухих веток кустарника (да еще соседи по поляне подкинули пару полешек) и посидели немного у костра. А потом пошел дождь и лил до утра.

16.07.2014, среда. Утром, после ночного дождя, наша поляна напоминала одну сплошную лужу. Под моросью, хлюпая ногами, собрали вещи и отправились к Белокурихе. Это тоже была моя идея — побывать на Белокурихинском плутоне. Незадолго до этого я наткнулся на книгу Гусева «Геммология Алтая с основами геммотуризма». В ней довольно подробно описывались те места на Алтае, где можно было наткнуться на интересные минералы. Из книги мы узнали, что плутон имеет несколько выходов на поверхность, прежде всего в окрестностях деревень Черновая и Красный городок. Там были следы старых разработок, а копаться в отвалах всегда проще, чем рыть ямы самому. Но про Черновую также было известно, что там можно снять жилье в самой деревне. Поэтому наш выбор остановился на ней.

Ехали очень долго: от Белого озера выехали в 10 утра, а в Черновую приехали только в 8 вечера. Дорога была сильно разбитая, набрать скорость не удавалось, кочки и ямки сразу начинали нас подбрасывать. На очередных кочках у Орки отвалилась накладка на заднее крыло. Мы привязали ее веревкой, но помогало слабо, накладка раскачивалась и дребезжала. Наконец, и веревка порвалась. Поэтому, добравшись до речки Ануй, остановились, и я тщательно вымыл нашу касатку. После просыхания машины, Светлана приклеила накладку «Моментом». Всю дальнейшую дорогу я поглядывал в зеркало, но клей держал хорошо.

В Черновой мы попытались найти усадьбу «У Семеныча». Пришлось проехать всю деревню до конца, она оказалась очень длинной — все дома вытянулись вдоль реки. В конце деревни выяснилось, что Семеныч уже никого не селит, а домик продает. Но рядом есть турбаза «Серебряное копытце», прямо на берегу реки. Там мы и остановились.

База была еще недостроенная, работали только два домика. Домик был двухместный, и Олегу выпало спать на коврике между нашими кроватями. Было тесновато, но мы люди не капризные…

17.07.2014, четверг. После вчерашнего утомительного переезда весь день отдыхали, то валяясь, то бродя по базе в перерывах между дождиками. Она (база) нам откровенно нравилась. Ее хозяин Евгений явно был знаком с основами ландшафтного дизайна. Он соорудил ответвление от реки Черновой, запрудил его камнями, получился маленький пруд с водопадиком. Сверху был перекинут деревянный мостик к столовой. Строился еще большой двухэтажный дом (на большую компанию), и почти была готова башня с гаражом.

После очередного дождика, когда окончательно стало понятно, что ни в какие радиалки мы сегодня не пойдем, я сходил на небольшую разведку вверх по реке, чтобы найти ручей Крутенький. Тот должен был впадать в Черновую справа по течению буквально в полукилометре от деревни. Но на наших картах он подписан не был, что несколько затрудняло ориентировку.

Я добрался уже до первого левого притока, а справа так ничего и не появилось. Сам пейзаж вокруг был замечательный, очень напоминающий и Прибайкалье, и Горный Алтай, лесная клубника и малина по краю дороги, чистый воздух — лепота.


Вид на Черновую с тропы.

Но ручья справа не было. Вернувшись почти к самой деревне, я перебрался на правый берег и начал искать ручей уже прицельно, с позиции географа. Нашел долину между двух склонов гор, по которой просто обязано было что-нибудь протекать. И когда подошел вплотную, увидел полувысохший ручей. Это мог быть только Крутенький. На обратном пути на поляне наткнулся на оленя. Какое-то время мы с ним стояли и разглядывали друг друга, потом он, не попрощавшись, ускакал вверх по склону. Он забавно, очень высоко подпрыгивал, но в той густой и высокой траве по-другому и не получилось бы.

18.07.2014, пятница. С утра, вооружившись инструментами, наша семья дружно двинулась в путь по разведанному мною накануне маршруту. Согласно книге товарища Гусева, недалеко от истоков Крутенького находились проходческие канавы 50-х годов. Троп к ним не было, следовало просто идти по склону вдоль ручья. Ручей оправдывал название, вверх по склону было весьма круто. Хотя расстояние было небольшим, продирались долго и хорошо вымотались. Тем более, что снова наступило жаркое лето, и комары, и прочие жаждущие крови гады не спали.

На самой вершине сопки стали попадаться канавы. Вначале мы наткнулись на поперечные (по линии север-юг), потом по ним вышли на магистральную (восток-запад). Товарищ Гусев утверждал, что длина основной канавы 500 метров, но на деле она оказалась не более 150-200, и у меня закралось сомнение, был ли сам Гусев здесь, или просто описал с чужих слов.


Карта повернута на 90 градусов влево.

Канавы, разумеется, давно заплыли. Мы решили выбрать какой-нибудь участок канавы и докопаться до каменного основания. Копали довольно долго, меняясь с Олегом по очереди. Лопата у нас явно была маленькая (купленная с расчетом легко входить в багажное отделение), поэтому процесс шел медленно.

Правда, слой земли мы прошли довольно уверенно. Но потом пошел слой, спрессовавшийся из камней, когда-то выброшенных из канавы, а потом снова в нее упавших. Лопата его брать отказывалась, приходилось разбивать и разрыхлять его зубилом и кувалдой, и лишь потом вычищать лопатой. К вечеру мы выдохлись, но вырыли только маленькую ямку, так и не добравшись до нетронутого камня.


На раскопках.

Назад решили возвращаться не «по Гусеву», а найти прямой выход к речке. И, действительно, нашли. К разрушенным мостикам выводила лесовозная просека, так что половину пути шли почти по нормальной дороге.


Черновая.

Олег, после отсутствия результатов поисков, к дальнейшему копанию канав охладел и предупредил нас, что завтра с нами сюда не пойдет. Тогда, в качестве отдыха от лопаты и разминки, мне удалось уговорить его сходить завтра на разведку вверх по Черновой.

19.07.2014, суббота. В самых верховьях Черновой, согласно товарищу Гусеву, находился ручей Курановский, где тоже когда-то проводилась геологоразведка. Как и Крутенький, на карте он подписан не был, но я надеялся, что на местности мы что-нибудь сообразим.

После мостков дорога почти все время шла только по левому берегу. Вначале она была более-менее проезжаемой, но потом начались сплошные валуны. Вначале я даже спрашивал себя, зачем тут вообще дорога и мосты, если никаких деревень впереди нет. Потом сообразил, что эта дорога осталась со времен работы Осиновского рудника, который лежал за перевалом.


Каменная дорога.

Итак, мы продвигались вдоль Черновой, сверяясь с картой и считая левые притоки, чтоб не сбиться. Все притоки были на месте, а самый крупный — ручей Федоров — вообще походил на маленькую речку.


Ручей Федоров.

В верховьях местность выровнялась, перестала быть каменистой, и вместо валунов пошли сплошные лужи и грязь. Все подписанные на карте притоки закончились. Далее шли два притока без названий, а на местности их оказалось даже три (все — очень маленькие ручейки). Любой из них мог быть ручьем Куранова. Гусев утверждал, что надо подняться вверх по ручью на 700 метров, чтобы наткнуться на проходческие канавы. Но ни вдоль ручьев, ни в отдалении от них никаких троп и дорог не было. Мы с Олегом переглянулись, представив себе, что надо без троп продираться через заросли полтора километра (туда и обратно) и так три раза, и дружно замотали головой.

Но чтобы наше отступление не было таким явным (все-таки зря, что ли, топали 15 километров), я предложил дойти до Осиновского рудника. Хотя бы просто «для галочки».

Рудник лежал за перевалом, до него было еще километра два, но хоть по дороге. К счастью, это был не настоящий горный перевал, а просто довольно покатый подъем. Через полкилометра за перевалом показались отвалы. Перекусив, мы немного полазали по ним. Отвалы были большие, но ничего интересного: сплошной выветренный гранит, немного слюды и кварца. Рудник не работает уже больше полувека (с 54-го года), поэтому, как на всех старых отвалах, все однообразное, окисленное и покрытое лишайником. Сама шахта была затоплена, стенки отвесные, до воды больше метра — если свалишься туда один, то навсегда — без посторонней помощи не выбраться.


Мостик через Черновую.

На обратном пути, недалеко от мостиков, увидели группу людей с геологическими молотками. Главным был мужчина в аккуратной светлой рубашке и чистых брюках такого же цвета — по сравнению с нашим внешним видом он выглядел, как джентльмен в тайге. С ним были парень и две девушки. Мужчина указывал пальцем, парень колотил камни, девушки записывали. Оказалось, геологи из нашей РАН, специализирующиеся на гранитах.

Начальник расспросил нас об Осиновском руднике, сами они собирались туда завтра. Мы заверили, что чего-чего, а гранита там предостаточно. Они уточнили у нас месторасположение рудника, так как на их карте он был отмечен дважды, и до перевала, и после (ну хоть не у одних нас проблемы с картами, уже легче на душе). В свою очередь, я спросил про Курановское. Начальник сказал, что на геологической карте курановский шток обозначен за перевалом, а не перед, где мы хотели его искать. Когда я прошелся насчет Гусева, он подтвердил мои подозрения, что сам Гусев в этих краях не был.

20.07.2014, воскресенье. С утра отправились вдвоем со Светланой на Крутенький (Олег, как и обещал, отказался). Я расширил яму, чтобы был размах для копания, вычистил слежавшийся щебень и гравий. Наконец, добрались до каменного основания, не тронутого проходчиками.

Были хорошо видны идущие слои: справа — кварцевая жила, слева — симпатичная пегматитовая. Но никаких пустот с бериллом, на что мы в душе так надеялись, встретить не удалось. Но, по крайней мере, потренировались в раскапывании жил.


Пегматиты.

Видеоролик «В глубокой релаксации у реки Черновой»

Хотя у читателей может сложиться впечатление, что на Черновой мы только и делали, что трудились, на самом деле это совсем не так. Большую часть времени, как я уже упомянул в начале, мы действительно отдыхали. Воздух на базе был чистейший, вокруг было очень тихо, и мы давно так хорошо не спали, как в нашем маленьком домике.

В этом видеоролике я попытался передать это настроение…

Поняв, что товарищу Гусеву не стоит слепо доверять, все охладели не только к белокурихинскому плутону, но и ко всем прочим точкам, описанным в книге. Других планов по Алтаю у нас не было, на ходу в голову ничего не приходило. И мы вернулись в Новосибирск, чтобы разгрузить машину и подумать в спокойной обстановке.

Дома выяснилось, что сын, в нашем стремлении снова куда-нибудь рвануть, нас не поддерживает и ни в какую вторую поездку ехать не собирается. Поэтому планированием занялись вдвоем с женой. У меня была идея посетить Горную Шорию (давно хотел побывать), но там всю неделю ожидались дожди с грозами.

Тогда Светлана предложила совсем уж ближний вариант — «на безрыбье», как говорится — горнолыжный комплекс в Новососедово. Летом он работал просто как гостиница у подножья Салаирского кряжа. Там мы бы ничего не искали и не копали, а просто гуляли бы по лесу, а в дождь можно было бы лежать в номере с хорошей книгой. В общем и целом, такой вариант — провести последнюю неделю отпуска в праздности — был не самым плохим, и мы начали дозваниваться насчет мест. Оказалось, что выходные дни заняты чьим-то корпоративом, но с понедельника можно заезжать. Тогда мы нашли телефон еще одной гостиницы в Новососедово — «Таежной», где места оказались в наличии. Решили, что выходные проведем в «Таежной», а с понедельника перейдем в комплекс. С таким настроем и поехали.

25-26.07.2014, пятница-суббота. Доехали до Новососедово. Вначале проехали через село до шлагбаума на комплекс, чтобы на месте уточнить, когда точно освободятся места. Как только вышли из машины нас со всех сторон облепили мухи и оводы. Узнав, что можно заехать даже в воскресенье вечером, поехали назад, также сопровождаемые роем кусачих и жужжащих. В самом селе крылатые твари несколько поотстали, но когда мы съехали на грунтовку по указателю «Гостиница Таежная», они снова облепили машину.

Грунтовка была с глубокими колеями, с постоянным наклоном вниз, к реке. Чем дальше мы продвигались по ней, тем меньше нам хотелось туда ехать. Перспектива выезжать по ней назад после пары дождиков не радовала. К тому же доканывали оводы, на которых репеллент от комаров не действовал — прогулки на свежем воздухе, похоже, отменялись.

Поэтому мы решительно развернулись и покатили в обратном направлении, решив, что такой отдых нам и даром не нужен. Так и закончилась наша попытка провести недельку в праздности — видимо, для нашей семьи это несбыточная мечта…

Пока выбирались к дороге, провели семейный совет. Светлана предлагала свернуть налево, вернуться через Бердск и пожить на даче у школьной подруги. Мне же вспомнилось, что когда-то я хотел свозить всю семью на Красноярские столбы. Но поскольку сыновья все менее охотно сопровождали нас в поездках, резонно было съездить туда вдвоем. Заглянув в прогноз, выяснили, что в ближайшие дни в Красноярске погода хорошая. Поэтому повернули не налево, а направо, и поехали на восток.

Поскольку изначально мы за пределы родной области не собирались, ни карт, ни атласов с собой не было. Поэтому полностью доверились навигатору. В целом, вне населенных пунктов, он со своей ролью справлялся хорошо, но в городах и поселках вечно норовил срезать маршрут - экономил десяток-другой метров, причем всегда по отвратительным дорогам.

По дороге я загрузил в телефон карту Красноярска и в рубрике «Гостиницы» разыскал недорогие «гостиницы на дому». С этим сервисом мы уже были знакомы по Кировску, для непритязательных путешественников — самое то. В офисе нам предложили квартиру в микрорайоне Белые росы. Это был еще строящийся район, на берегу Енисея. Вернее, на берегу Абаканской протоки, которая отделяет от правого берега остров Отдыха. Нам досталась квартира на 8 этаже 10-ти этажного дома. Квартира — студия, но с лоджией, ванной и горячей водой. За 1000 рублей — очень мило. Автостоянка была прямо под лоджией, в любой момент мы могли видеть нашу касатку.

Чуть отдохнув, отправились осмотреть окрестности. Постояли на берегу Абаканской протоки, посмотрели на уток. Они спокойно плавали возле самого берега, а жители соседних домов бросали им хлеб. Идиллия!


У Абаканской протоки. Закат и туман над водой.

Возле одного из домов была устроена насыпь из разноцветных камней. Светлана не могла спокойно пройти мимо и тщательно исследовала всю насыпь. В ней оказалось много известняка, кальцита и пирита. Пирит покрывал поверхность породы, как присыпка. Конечно, жена сразу набрала мешочек.

Из одного куска кальцита (он немного засвечен на фото) на известняке …

… вышел такой вот отдыхающий кот. Так что не зря копались в насыпи под удивленными взглядами красноярцев ))

Вечером я тщательно изучил в справочнике музеи и достопримечательности города, и мы составили план на завтрашний день.

27.07.2014, воскресенье. На сегодняшний день у нас были запланированы исключительно культурные мероприятия. Оставив Орку скучать на стоянке, на общественном транспорте поехали на площадь Мира. Там располагался Музейный центр, с которого мы решили начать.

Перед входом в центр располагались ветро-водяные часы, оформленные в морском стиле. Наверху часов небольшие трубы вращались, как флюгеры. Внизу — из больших труб в бочки лилась вода, и когда бочки переполнялись, то переворачивались, изливая содержимое вниз (иногда на зазевавшихся зрителей).

Вокруг центра, прямо под открытым небом располагались экспонаты выставки современного искусства — арт-инсталляции довольно внушительных размеров. Сработано все было несколько грубовато, но качество здесь не имело большого значения, главное - какой смысл автор вложил в свое творение.


Волны, становящиеся ступенями (или наоборот), по которым можно ходить.


Бар на скорую руку (из подручных материалов).


Вперед к мечте — фигура укреплена на уровне верхних этажей музейного центра.

В музейном центре было несколько этажей, и на каждом этаже несколько уровней. На каждом уровне — своя выставка. Живопись, вышивка, бисер, куклы, соломка и так далее. Нас порадовало такое разнообразие, в целом впечатления положительные.


Москва, занесенная снегом — очень актуальная работа,
особенно в свете нынешних снегопадов.

Насладившись современным искусством, мы обратились к истории. На берегу Енисея стоял колесный пароход «Святитель Николай», превращенный в музей. Пароходу более 120 лет.

Помимо того, что он долго ходил по Енисею, пароход был знаменит и своими пассажирами. В свое время на нем побывали император Николай II и товарищ Ульянов-Ленин. А еще на нем был знаменитый Резанов (о котором «Юнона и Авось»), оказывается при возвращении из Америки он заболел и умер в Красноярске, здесь и был похоронен.


Памятник Резанову.

Пароход привел нас в легкий восторг: якоря, трубы, штурвал, рында, в которую можно звонить. Сразу захотелось поплыть куда-нибудь.

И мы двинулись по набережной Енисея к речному вокзалу. Но тут нас ждало разочарование — в навигацию 2014 года прогулочные рейсы по Енисею были отменены. Так что мечта поплыть куда-нибудь не осуществилась.

Тогда мы дошли до краеведческого музея. Его здание — сама по себе достопримечательность. Было построено в 1914 году, именно как здание для музея. Оформлено в виде древнеегипетского храма, с пилонами и фресками.

В цокольном этаже — археология (в центре) и этнография (по периметру). В витринах представлены все древние культуры (с каменного века), прекрасно сохранившаяся бронза и как всегда проржавевшее железо.

Этнографический раздел был представлен колоритными манекенами представителей разных народностей, лодками, нартами и т.д. И целую комнату занимали шаманы всех народностей.

На втором этаже по периметру располагалась геология и животный мир. Среди камней целую витрину занимали натечные образования. Пещер в крае оказалось много, вот только времени на них не было, да и не готовились мы к этому — все-таки приехали немного с бухты-барахты. В отделе палеонтологии помимо уже привычных нам мамонтов и шерстистых носорогов, были и более экзотичные экземпляры. Красноярцам, в отличие от нас, повезло — на их территории попадаются динозавры!

Весь центр второго, и частично третьего, этажа занимала модель коча в натуральную величину. Сделано здорово, дерево оживляли живописно одетые манекены команды. Неудобство представляли сами размеры коча — он с трудом помещается в музее, для него неплохо бы сделать отдельное здание. Но где его взять? И жалко, что нельзя подняться на палубу.

Видеоролик «Город с творческим уклоном»

Свои впечатления от Красноярска, одного из культурных центров Сибири.

28.07.2014, понедельник. С утра поехали на Столбы. Прогноз погоды обещал небольшой дождь вечером, поэтому зонтик и дождевики остались в квартире. В связи с чем дождь, естественно, начался с самого утра.

За воротами висела грозная табличка «Проезд запрещен», хотя по Сети я вчера вычитал, что можно проехать до платной стоянки. Правда, запись была двухгодичной давности. Пришлось походить под дождиком, половить редких прохожих. Одни подтвердили утверждения знака, что в заповедник можно только пешком, но другие сказали, что это все ерунда, все проезжают до кордона Лалетово, правда, платной стоянки уже нет.

Поэтому мы проехали еще пару километров до кордона. По дороге нам попалось несколько пешеходов, идущих в обоих направлениях. Ну, туда — понятно, но как они в восемь утра уже обратно возвращаются?

Орку оставили недалеко от ворот, рядом с парой других машин. Дождь не прекращался. Судя по затянутости неба, он мог так идти весь день. Поэтому решили не ждать, не сахарные вроде. Вход, к нашему удивлению, оказался бесплатным. На какие средства содержат тогда такую громадную территорию, непонятно.

Взобраться на сами скалы у нас особо не получилось — продолжал накрапывать дождь, поверхность камня была очень скользкой. Насколько хороши треккинговые кроссовки на сухом камне, настолько же отвратительны они на мокром — не держат совсем. Хотя мы видели (и слышали) как молодежь взбирается на те же скалы, которые мы обходили стороной, но у них наверняка обувка была специальная…

Поэтому мы большей частью просто бродили, любуясь пейзажами. Я был на Столбах уже давно, еще в школьные годы, и было приятно освежить воспоминания отрочества.

Отдельные выветренные блоки в окружающих нас стенах хорошо читались. Мне вспомнился недавно попавшийся в сети любительский фильм с интригующим названием «Тайны древней Сибири. Загадочные находки в тайге». Там выветренные скалы в Горной Шории выдавали за циклопические постройки древней цивилизации. В Красноярске авторы фильма тоже могли бы разгуляться — тут каждый столб можно принять за такое строение, главное — выгодный ракурс найти.


Древняя стена, сложенная из гигантских блоков (в реальности — одна из стен Деда).

Видеоролик «Как снять стресс и устранить депрессию»

Когда я сел монтировать ролик о Столбах, то глубоко задумался, в каком же виде это подать? На Столбах бывали очень многие, а кто не был сам, то видел фотографии и фильмы других. Что можно было добавить нового?

Но наткнувшись на фотографию щита со словами Жан-Жака Руссо «Ходьба и движение способствуют игре мозга и работе мысли», я понял, о чем стоит рассказать…

Как ясно из ролика, бурундуки на территории Столбов попадались регулярно. Пока мы, задрав головы, разглядывали Львиные ворота, появился очередной полосатик. Он отвлек нас от напряженных раздумий, насколько надежно заклинен камень, висящий над нашими головами?

Бурундук с хозяйственным видом шмыгал рядом с нами, из чего я заключил, что это его место жительства. У нас возникло естественное желание его накормить, но поскольку сыр и колбасу он есть, скорее всего, отказался бы, Светлана достала кусочек хлеба. Оставленный на камне хлеб бурундук пожевал, но брать прямо из рук отказался, хотя и приблизился к руке почти вплотную. Чуть позже появился второй бурундук, и тоже пожевал оставленный хлеб. Но особой любви к мучному мы у них все-таки не заметили. Наверное, орехи вкуснее.

Видеоролик «Монолог ворчливого бурундука с Львиных ворот»

Актуальная тема кормления бурундуков стала сюжетом следующего ролика (про низкое качество видео уже выше писал, лучше оно пока не стало, так что заранее приношу извинения).

Когда мы уже заканчивали прогулку, дождь прекратился и выглянуло солнце, быстро сделавшее все вокруг более жизнерадостным (и более сухим заодно).

Разумеется, за один день обойти все столбы было нереально. Но мы такой цели себе не ставили, решив, что впечатлений мы набрались достаточно, пора и домой.

29.07.2014, вторник. Ознакомившись с прогнозом погоды, мы выяснили, что со второй половины дня начинаются дожди с грозами, и так будет почти всю неделю. Пока с небес не полило, мы побродили по центру города, разглядывая фонтаны и памятники.


Фонтан «Реки Сибири» (единственный мужчина — Енисей,
в соответствии с именем; остальные реки — прекрасные девушки).


Фонтан «Валентин и Валентина».


Хмурые львы на ступенях здания наркоконтроля.


Более жизнерадостный лев на театральной площади.


Иллюстрация к бессмертной фразе «я с Пушкиным на дружеской ноге».


Зверь опасен!

Еще успели сходить в музей геологии Центральной Сибири. Название звучало гордо, но на деле там была всего одна комната. Но это не вина музея. У них отобрали свое здание (в результате каких-то межведомственных склок), и теперь они ютились в помещении техникума пищевой (!) промышленности. Мы были единственными посетителями, поэтому могли в свое удовольствие поговорить на интересующие темы: экскурсовод рассказывала нам о красноярских камнях, мы ей — о новосибирских. Снова нам показали пещерные натечные образования (нет, явно надо приехать снова, хоть в одну красноярскую пещеру заглянуть!).

После обеда начался дождь с грозой. Мы решили, что если прогноз погоды на этот раз оправдался, то и последующие предсказания (что непогода продлится целую неделю), тоже могли оказаться реальностью. На завтра запланировали покинуть гостеприимный Красноярск и двинуться на запад.

30.07.2014, среда. Выспавшись, мы освободили квартиру, отдали ключи и поехали в сторону дома. Накануне экскурсовод геологического музея порекомендовала нам посетить на обратном пути реку Кача, на которой в среднем и верхнем течении можно найти халцедоны и агаты. Сама река имела протяженность 103 километра, устье находилось в черте Красноярска, недалеко от площади Мира. В полусотне же километров от Красноярска, возле деревни Памяти 13 борцов, река пересекалась с трассой. Возле моста мы съехали с дороги к берегу и прошли вверх по течению.


Речка Кача.

Действительно, в русле и на отмелях попадалось много халцедона. Мы обсудили вариант с ночевкой на реке, даже место уже нашли подходящее, но смущала погода — все небо в тучах, с небольшими перерывами льет дождь — бродили в дождевиках. Ночевать в сырости не хотелось, поэтому продолжили движение на запад.

Была среда, до выхода из отпуска оставалось еще несколько дней, и мы могли себе позволить не возвращаться сразу в Новосибирск, а еще немного пошататься по Сибири. Но на трассе интернет у нас грузился плохо, и искать информацию о достопримечательностях было проблематично. Тогда Светлана дозвонилась до нашей знакомой Татьяны и озадачила ее поисками интересных объектов на нашем пути. Особенно (после витрин красноярских музеев) хотелось увидеть какую-нибудь пещеру, пусть даже совсем маленькую и скромную.

Весьма озадаченная Таня, которая в отличие от меня находилась не в отпуске, а была с головой погружена в работу, высказала все, что думает о праздношатающихся коллегах. Но все же порылась в Сети и предложила нам маленькую и скромную Гавриловскую пещеру. Она находилась в отрогах Салаира, на юго-западе Кемеровской области, за Белово и Гурьевском, возле деревни Гавриловка. Навигатор проложил маршрут до деревни, и мы двинулись к новым горизонтам.

31.07.2014, четверг. Долго ли, коротко ли, но мы прибыли в Гавриловку. Никаких указателей, в какой стороне находится искомая пещера, не было. Навигатор этого тоже не знал. Поэтому в наших поисках мы сначала проскочили деревню насквозь и попали на Святой источник. Как и в нашей области (возле Искитима), этот, по легенде, возник на месте расстрела большевиками нескольких священников. Все было очень облагорожено — церковь, купель для купания, колодец, кедровая роща (посаженная лично семьей Тулеевых). На всякий случай набрали канистру святой воды, вдруг пригодится?

На территории крутилось несколько охранников. Мы попытались узнать у них что-нибудь о пещере, но молодые про такую и не слышали, а пожилой знал, но не смог объяснить, только больше запутал.

Поехали назад через деревню и возле пруда увидели рыбаков. Светлана поспешила к ним. Те очень долго объясняли ей, как ехать, и даже нарисовали схему. Что по ней можно понять, сказать трудно, но мы попытались — а этот листок из блокнота я даже сохранил на память:


Схема проезда к Гавриловской пещере.

Вначале мы проскочили нужный поворот в гору и уехали дальше в луга. Как и в незабвенном Новососедове, нас окружил густой рой паутов и мух. Видимо, это вообще характерно для Салаира в это время года (поскольку мы ранее уже бывали на Салаире, но в мае, и такого нашествия не видели). Оставив Орку в полях, пошли назад на разведку. Увидели дорогу, поднимающуюся в гору, и в конце ее уткнулись в искомую пещеру.


У входа в пещеру.

Вход представлял собой довольно узкую воронку прямо рядом с дорогой. Он шел почти вертикально вниз, глубиной метра 3-4 (в Сети мне попалось описание «9 метров», но это было явное преувеличение). Я сходил за Оркой, и мы вместе поднялись к пещере. Поставив машину носом к воронке, мы привязали к ее буксировочному крюку веревку и сбросили вниз, для страховки. Стенки были довольно скользкими, но выступов хватало, и мне веревка даже не понадобилась. Светлане же с веревкой было комфортнее.


Спуск вниз.

Со дна колодца стал виден проход в саму пещеру. Проход был низкий, пришлось пролезать гусиным шагом и даже ниже.


Вспоминая школьные уроки физкультуры и ходьбу гусиным шагом.

После прохода открылся «вестибюль». В нем можно было уже стоять. Над головой нависали массивные каменные блоки, выступы. Все было мокрое, скользкое и глинистое.


Низкий потолок.

От «вестибюля» расходилось несколько других путей, но мы решили остановиться на этом. Все-таки мы не готовились специально к пещерным приключениям, одежды для лазанья по грязи не было, фонарь только один, запасной веревки нет. Поэтому мы сфотографировались в «вестибюле» и, с чувством выполненного долга, вылезли на дневную поверхность.

Теоретически после этого можно было ехать и сразу домой, ведь нашу «маленькую и скромную» мы получили, но захотелось еще потянуть время. Поэтому мы доехали до Гурьевска и нашли в нем единственную гостиницу. После нескольких придорожных (когда останавливались на трассе) эта показалась нам шикарной. Поужинали в кафе при гостинице. Кафе было в европейском стиле, каждый столик со своим цветовым оформлением, нам включили музыку и даже принесли чай за счет заведения. Мы были потрясены!


И чай за счет заведения!

Видеоролик «На обратном пути»

Кое-что из дороги домой

01.08.2014, пятница. Единственной достопримечательностью Гурьевска оказался краеведческий музей. Естественно, с Красноярским его не сравнишь, но ни в Белово, ни в Ленинске и такого нет. Музей находится в бывшем купеческом особняке, 1909 года постройки.

В музее были образцы минералов и окаменелостей, бивни мамонтов и рога бизонов; несколько витрин с археологическими находками: в окрестностях города в 50-60 годы велись раскопки, нашли много захоронений. Еще понравились рукописные книги староверов (с XVII века).

Но больше всего меня поразили экспонаты XIX века — кандалы и сопровождающие их фотографии «Женщина в кандалах», и «Арестант, прикованный к тачке». До отмены крепостного права на местные заводы народ собирали по рекрутскому набору, командовали рабочими офицеры, за малейшую провинность строго наказывали — вот были времена!

Еще поразила деревянная обувь на железной подошве, никогда такую раньше не видел.

На улице, перед зданием музея стоят воротца с надписью «Музей палеозойского моря». Мы не поняли, то ли это только начало экспозиции под открытым небом, то ли уже ее остатки. Но в этом «музее» сейчас только один образец — большой камень с остатками фауны (кораллы или морские лилии).


Вход в музей.


Единственный экспонат (хотя, действительно, интересный).

Вернулись в гостиницу. Решили остаться еще на ночь, чтобы добираться до Новосибирска днем, а не затемно. После нашего возвращения полил сильный дождь, и лил так весь вечер и всю ночь. Поэтому мы, наконец, осуществили свою мечту о пребывании в праздности — за окном шумел ливень, а мы лежали под надежной крышей и читали книги.

02.08.2014, суббота. Накануне вечером я пытался найти в Сети информацию о «музее палеозойского моря», но вместо этого наткнулся на описание находящегося недалеко от Гурьевска музея телеутской культуры «Чолкой». Телеуты — родственники алтайских теленгитов, которые кочевали в свое время по Оби и Иртышу, и в XVI веке прикочевали в Кузбасские земли. Поскольку к этнографии я тоже неровно дышу, решили по дороге домой обязательно туда заехать.

После завтрака помахали на прощание Гурьевску и отправились в село Бекоево. В сельском доме культуры, где находится музей, все готовились к празднику села, поэтому мы даже решили, что ничего с экскурсией не выйдет. Но сын директора музея, несмотря на общую суету, провел с нами почти часовую экскурсию. Рассказывал он интересно, оказался очень обаятельным и приятным в общении человеком. Представьте: только для нас двоих, почти час, с правом фотографировать все, что хотим и сколько хотим. И еще посетовал, что мы заранее не позвонили о своем приезде, тогда бы для нас устроили еще песни и танцы в национальных костюмах.


Слушая рассказ экскурсовода.

Музей состоит как бы из двух частей. На втором этаже дома культуры — внутренняя часть, с рисунками на стенах и мелкими экспонатами. А на улице — музей под открытым небом — реконструированные жилища разных времен.

Первым объектом нашего осмотра была шестиугольная бревенчатая юрта (чем-то напоминающая аил, но это и понятно, раз алтайцы — родственники). Конечно, делать деревянные юрты начали уже после перехода к оседлому образу жизни. Нас предупредили, что на порог наступать категорически нельзя, так под ним живет домовой. Поэтому мы старательно перешагивали через все пороги, которые только попадались на пути.

Напротив входа — почетное место главы семьи. А у самого порога, наоборот — непочетное: деревянная колода с наброшенной шкурой — для незваных гостей или прислуги (в богатой семье). Вокруг очага в центре деревянные скамьи. Деление на мужскую и женскую половину тоже есть (мужчины слева, женщины справа — если смотреть от входа), причем мужчинам на женскую половину заходить можно, а наоборот — ни-ни. Потолок — символ неба, он разделен на 12 секторов-месяцев (у телеутов тоже был календарь с символическим животными, как в китайском, только животные другие). Так же на потолке — отверстие для дыма, которое одновременно символизирует солнце (причем отверстие расположено не строго по центру, как в алтайских аилах, а немного сбоку).


В деревянной юрте.

Потом нам показали землянку, стены которой сплетены из ивняка. Крыша деревянная, засыпана землей, поэтому поросла мелкой травкой. Сказали, что зимой в такой землянке даже теплее, чем в бревенчатом доме. Еще был лабаз, под крышей которого натянуты нити для сушения рыбы, и меновой дом (для обмена с русскими).

После этого мы перешли во внутренний музей, где экскурсовод рассказал об обычаях народа. Например, об играх — было распространено бросание костей (аналог нашей игры в «бабки» и более поздних «городков»). Еще было бросание обледенелой палки. Ее кидали по снежной или ледяной поверхности, чтобы скользила. Выигрывал тот, чья палка укатится дальше, или тот, чью палку, из заброшенных в сугроб, не смогут найти.


Оформление стен музея.

Упомянул похоронные обряды — они были разные, в зависимости от местности, где на тот момент кочевал род: могли привязывать к дереву, могли обкладывать камнями, наконец, могли сжигать (самый простой способ).

Я поинтересовался насчет вязки лент (в алтайском парке Уч-Энмек нам очень подробно об этом рассказывали). Экскурсовод сказал, что телеуты вяжут ленты только на березы — священное дерево. Цвет зависит от того, какому духу вяжется лента: красный — духу огня, белый — воздуха… Загадываются только хорошие желания, ибо дурные пожелания вернуться к человеку назад. Кстати, боги с алтайскими совпадают — те же Ульгень и Эрлик.


Шаман.

Подробно рассказали нам и о свадебном обряде. Невесту обязательно надо было красть (с согласия или без оного). На другой день после похищения, шли к родителям невесты «замиряться». Если стороны договаривались, то жених платил калым и играли свадьбу. К свадьбе хозяева обязаны были сшить каждому гостю специальное платье (наряд). А каждый гость обязан был пригласить всех присутствующих после свадебного пира к себе и тоже устроить застолье. Поэтому процесс свадьбы мог затянуться надолго, пока не обойдут всех. Женщины и мужчины на свадьбе пировали отдельно. Мужчины — только на улице, независимо от погоды, пили раку (самогон), женщины — под крышей, с более легкими и сладкими напитками.

Поговорили о телеутском языке. Он умирающий, никто из молодых на нем уже не говорит. Несколько десятилетий назад мать нашего экскурсовода, учитель русского языка, учила местных детей. Тогда почти никто не знал русского, сейчас наоборот.

Потом мы снова вышли на улицу и закончили осмотр оставшейся части. Нам показали кочевую юрту (мы оказались первыми зрителями, у нее только собрали каркас и натянули ткань, на войлок времени не хватило — торопились к сегодняшнему празднику). Здесь наш радушный экскурсовод с нами простился. Мы искренне его поблагодарили, так как экскурсия очень понравилась.

Там же на улице стоял березовый «шалаш» из шестов с лентами. Если три раза обойти по солнцу, можно было загадывать желание. Я обошел, загадал, и мы поехали домой…


Дром

Комментарии

Дмитрий
Красноярск
молодцы
9
 
Ответить
     
Новосибирск
Сообщений: 2663
Неожиданно покуролесили,от Змеиногорска до Столбов...Здорово!
Лексус GX470
9
 
Ответить
     
автор
Новосибирск
Сообщений: 106
Извинение от автора: Мне сейчас подсказали, что про Резанова я наврал - не мог он плавать на этом пароходе. Поэтому приношу извинения, раз ввел в заблуждение читателей. Сейчас уже не вспомню, откуда это в черновик попало - но точно не из головы, я прямо в дороге записываю основные моменты (произошедшее, услышанное, увиденное) и потом уже ничего не прибавляю. Наверное, что-то мимоходом услышал на экскурсии по пароходу, и так запомнилось. Еще раз прошу извинения
15
 
Ответить
    
Костанай. Калуга. Омск
Сообщений: 1083
Концовку бы поразвёрнутее ) А так - интересная поездка, масштабная. Правда, цель поездки для меня так и осталось неясной, непонятной.
Мои отзывы: Opel Corsa 2012, Kia Cerato 2012
4
1
Ответить
     
автор
Новосибирск
Сообщений: 106
AlFor06
Неожиданно покуролесили,от Змеиногорска до Столбов...Здорово!
Ощущения необычные были. Раньше, как во вступлении написал, ориентировались на расписания автобусов (поездов и др.) или на собственные ноги и тяжесть рюкзака сверху, а тут впервые в жизни - нажал на газ и ты уже в соседней области. Было непривычно и интересно, все внове
10
 
Ответить
     
автор
Новосибирск
Сообщений: 106
А.В-ич
Концовку бы поразвёрнутее ) А так - интересная поездка, масштабная. Правда, цель поездки для меня так и осталось неясной, непонятной.
Цель - проехать на только что купленной автомашине (первой в жизни, напомню) и понять, что такое дальняя поездка на своем авто. И посмотреть по пути интересные места. Так что цель, с нашей точки зрения, была достигнута
13
 
Ответить
12120316
Отчет из серии неактуальных и непопулярных.
6
25
Ответить
     
автор
Новосибирск
Сообщений: 106
12120316
Отчет из серии неактуальных и непопулярных.
А нас популярный и актуальный ширпотреб никогда и не интересовал.
Каждый дороги по себе выбирает
30
1
Ответить
 
Рубцовск
Сообщений: 218
Нужно было в Курье в музей Калашникова зайти, достойное место.
/ Кто сомневается, что у России особый путь, пусть поездит по нашим дорогам. (с) А. Лебедь/
2
2
Ответить
   
Новосибирск
Сообщений: 696
Нормально, мне понравилось.
Кто не ценит тепло, не знает, что такое холод.
3
1
Ответить
 
Камень-на-Оби
Сообщений: 6572
Были в Гуселетово. Остановились возле базы .Подошли к соленому озеру. Помню в детстве возле колонки была налита лужа в ней курялись утки гуси поросята. Вот то же самое грязь в перемешку с водой мы увидели и на озере в территории базы. Грязью мазаться там не нужно просто окунись в воду и все. негры тебя за своего примут. Проехали дальше где никого нет. Чтобы добраться до воды пришлось по колено в грязи пролйти метров 20. Короче если не для лечебных целей то не стоит туда вообще лезть. После этого решили искупаться в пресном озере. Но тоже просто на берегу. Из воды торчат сухие стволы деревьев. В воде какие то коряги .Вдоль берега зеленая муть и тина. Ополоснул ноги желания в воду лезть не возникло. Кому как А меня туда больше ничем не заманишь.
Были в Белокурихе и не доехали до горного большой вам за это минус..
 
2
Ответить
13310490
Здорово!! Молодцы, спасибо за за что новое.
1
 
Ответить
16651676
Нормальный отчет, читабельный.
1
 
Ответить
Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter
Добавить путешествие