Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Медвежьи бродилки по Центральной Европе (Германия, БеНиЛюкс, Франция, Швейцария, Италия) на Ford Fiesta. Часть 2

Медвежьи бродилки по Центральной Европе (Германия, БеНиЛюкс, Франция, Швейцария, Италия) на Ford Fiesta. Часть 2

28.11.2014 | 15512 просмотров

Италия — хотя, нет, не так. Вот так — ИТАЛИЯ!!!

Вынырнув из тоннеля на территории Италии, я ощутил прилив радости, как от возвращения ... в таких случаях принято говорить — домой или на Родину, но на самом деле, от возвращения в фактическую страну своего гражданства и проживания, я никакой радости не получаю, скорее, наоборот, меня это угнетает. Но если бы я мог назвать Италию своим домом или Родиной, то такое сравнение было бы справедливо — я чувствовал себя вернувшимся в родное место. Наверное, нечто подобное чувствовали римские легионеры, возвращаясь из многолетней экспедиции и перейдя через Альпы :).

Всего 11 километров назад и примерно минут 15, наверное, все было очень плохо, была пасмурная, дождливая, угнетающая погода, нависающие над головой тучи, скрывающие солнце все время моего пребывания в Шамони, было холодно, была разрушенная мечта, настроения не было совершенно.

И вдруг, все стало ярким, солнечным, светлым, зеленым. Выключаю теперь уже ненужную печку, и пока мы после тоннеля плетемся длинным караваном 30 км/ч по извивающейся горной дороге, открываю окна навстречу теплому итальянскому ветру, отстегиваю ремень безопасности и начинаю раздеваться — жарко! Тут жарко! Тут солнце, голубое небо, нет мрачных туч и все вокруг ярко-зеленое! Контраст с тем, что было до въезда в тоннель, конечно, потрясающий. И как после этого можно не любить Италию? Хотелось остановить машину прямо здесь и броситься целовать эту землю, которая так радушно меня встречала. Но, пожалуй, это было бы тупо и не гигиенично, и итальянские гаишники бы не одобрили. К черту этот французский блюз, который очень подходил для Шамони — диск с «Крокадайлз Блюз» летит в бардачок, как отрубленная голова провинившегося фаворита. Нащупываю диск с Челентано и вставляю его в СД. Еще пара секунд и из динамиков раздается Soli. О, да, теперь все, как надо!

Несколько километров вялого черепашьего марша позади дальнобоев и — автобан. 

Как только появился оперативный простор, итальянцы дружно ломанулись наперегонки, обгоняя грузовики и друг друга. Я радостно последовал за ними.

Съехав с трассы, чтобы позавтракать, натыкаюсь на кучу «Мазератти». Красотища! 

В плане на сегодня — Генуя. Изначально она была в плане, но потом я понял, что на нее времени не хватит и вычеркнул ее совсем. И вот теперь, когда с Монбланом вышел полный провал, у меня появился лишний день. 

Генуя — город, в котором постоянно что-то случается.

Город был большой, а день не резиновый, поэтому тратить время на всякие P+R и удаленные дешевые парковки я посчитал не разумным и начал пробиваться прямо в центр, на набережную, к парковке Аквариума. Из всех городов, что я посетил по пути, Генуя отличалась наиболее плотным траффиком, а горячие итальянские водители активно способствовали установлению хаоса на дорогах. Тем не менее, ездить даже в Генуе мне показалось безопаснее и проще, чем у нас. 

— Поверните направо, там пункт назначения, — сказала тетка из АйГоу.
Я повернул и сразу начал сомневаться в теткиных словах, вроде как это был действительно въезд, но чуть дальше был еще въезд, и было непонятно — это просто разные въезды на одну и ту же территорию или все же нет. Тут же к машине подбежал негр и стал спрашивать, хочу ли я запарковаться. Я пытался не слушать и высмотреть, куда же мне надо. Негр меж тем, продолжая трещать, махал руками в направлении въезда и пошел нажал кнопку, шлагбаум открылся, и он протянул мне парковочный талон, а сам побежал высматривать свободное место. 
— Вот жук, — сказала Лиственница, — мы и сами припарковаться в состоянии, а ведь он потом денег требовать будет.
Негр махал руками, типа давай сюда. Место, на которое он указывал, не было размечено, а все размеченные места были заняты. Теперь, когда я въехал на парковку, то понял, что второй въезд вел на другую парковку, побольше.
— А мы точно туда заехали? — спросил я.
— А фиг его знает, — ответили Элвис с Лиственницей вращая головами в поисках места, — Надо пойти спросить.
Негр меж тем начал рассказывать о том, что сейчас освободится место на той стороне, чтобы я ехал туда. Поскольку у меня не было желания возиться с негром, то я предпочел сделать вид, что я крайне тупой руссо туристо и иностранными языками не владею, поэтому на все его попытки объяснить, что он сейчас мне поможет, я упорно повторял «донт андерстанд» и для пущего эффекта говорил ему по-русски, чтобы он шел лесом, а сам откатился в центр паркинга и стал выжидать свободное место. Не добившись от меня взаимопонимания и видя, что я игнорирую его жесты, негр, наконец-то, отстал. Еще через минуты три освободилось место, и я, наконец-то, смог припарковать фиесту и пойти узнать, что это вообще за паркинг. Оказалось, что сомневался я не зря, въезд на парковку Аквариума как раз был следующий, а это была частная парковка отеля, стоящего справа от галлеона Романа Полански,

за 15-минутное пребывание на которой мне пришлось отдать то ли 2, то ли 3 евро.

— Вот поганый негр! Наверняка, ему отель приплачивает за то, что он заманивает сюда доверчивых туристов! — возмущалась Лиственница. — Надо его депортировать обратно в Африку! А лучше утопить! Прям в этом порту! 
Переставив машину на парковку Аквариума, мы пошли смотреть город.

Базилика Santissima Annunziata del Vastato

Памятник Колумбу на пьяцца Акваверде (привокзальная площадь) 

Церковь San Giovanni di Prè (судя по флагу на стене, тут заседают тамплиеры).

Виа Гарибальди — пешеходная улица с кучей палаццо и вроде музеев каких-то, интересное и красивое место.

— Ты поглянь-ка, а Медведь-то тут бизнес имеет, — сказала Лиственница Элвису.

— И нам, главное, ничего не гово... — продолжала она, но осекалась, — а где Король-то?
— Не знаю, он еще в порту куда-то слинял, — пожал я плечами. 
— Каналов нет, — вдруг заявила она.
— Не понял...?
— Ну, до этого везде, где мы были, были каналы — в Амстере, Брюгге, Страсбурге, Кольмаре, Шамони, ну или, по крайней мере, речки или ручьи как в Уйе или Люксембурге. А это первый город на нашем пути, где нет каналов. 
— Ты офигела? Тут море! Это круче!
— Хм... ну, да, — согласилась Лиственница.
— Пойдем лучше наверх, в парк Виллетта ди Негро, говорят оттуда неплохой вид на город.
Преодолев длинный подъем,

мы оказались в тенистом зеленом парке, расположенном на склоне холма. Не спеша бредя вверх по аллее, мы с Лиственницей наслаждались тенью и любовались тремя юными итальянками, шедшими впереди. В этот момент со мной поравнялся догнавший нас сзади парнишка с гитарой, одетый как уличный музыкант, с пушистым хвостом на затылке и расшнурованных берцах.
— Клевые задницы! — прошептал он, подмигивая и указывая вперед. — Ща мы их встряхнем.

Он, ускорив шаг, тихо нагнал итальянок, по обыкновению что-то хором активно обсуждающих и, резко ударив по струнам гитары, начал петь. Девушки подпрыгнули от неожиданности и схватились за сердца. 
— Дурак! — возмутились они, но по-доброму. — Не надо так больше делать. 
А гитарист пошел дальше, продолжая громко петь, и довольный собой.

На верху парка тусовались, загорая на солнце, потягивая пиво и покуривая травку, молодые люди раздолбайской наружности. Ближе к беседке сидели гопники, чуть в стороне в тенечке — неформалы. Гитарист поздоровался с гопниками и пошел дальше, присев к неформалам. Девчата, которых он напугал, побежали целоваться с гопниками. Я же, под любопытными взглядами гопников, расположился посередине, осматривая Геную сверху.

Сверху Генуя никак не впечатляла, не понимаю, что имели в виду те, кто писал в интернетах о красивых видах — сплошные серые крыши и невыразительные высотки.

— Ты из Бангкока? — спросил главный гопник, подойдя ближе.
— А наши закурить просят, — сказала Лиственница. — Будем общаться или сходу ему в табло зарядишь?
— Поболтаем, чо уж, — ответил я. — Их всего-то пятеро, вшатать еще успеем. 
Я повернулся к гопнику:
— Нет, просто футболку там купил в прошлом году. 
— А я был там, в позапрошлом году, — обрадовался гопник, — занимался муай тай.
— В Бангкоке? Я занимался на Пхукете.
— Пацаны, — обрадовался гопник, позвав своих, — этот чувак тоже муай тай файтер!

Пацаны обрадовались и пошли со мной знакомиться. Следующие полчаса я провел, рассказывая гопникам про Пхукет и кэмпы, гопники в благодарность отжали у неформалов несколько бутылок пива и косяк. Впрочем, некоторым неформалам тоже стало интересно, так что это начинало грозить тем, что я с ними напьюсь, а мне еще за руль вечером. Прощались мы друзьями, обнявшись со всеми, кто еще, кроме главного гопника, занимался единоборствами и поцеловавшись со всеми девушками. Я выразил надежду, что увижу их всех в следующем году на Пхукете и, поблагодарив за пиво, пошел дальше.

Пьяцца Корветто.

— Что у него в руках? Голова? — ужаснулась Лиственница.
— Не, всего лишь шапка. А я думал, тут будет памятник «Шэвроле Корвету», раз площадь называется Корветто.
— Да прям, — возразила Лиственница, — чего ради итальянцам ставить памятник американской машине? Пойдем на пьяцца Феррари, там, наверняка, будет памятник «Феррари Тестароссе», например.

Но на пьяцца Феррари не было не то что памятника «Феррари», но и самих «феррари». Зато тут было просторно и красиво. Прям обожаю такие итальянские площади, они, конечно, не бывают такими большими и просторными, Феррари — это, скорее, не очень типичная пьяцца, но почему-то было все равно приятно плюхнуться на ступеньки в тенёк с холодным мороженным и лениво созерцать. 

Дворец дожей.

Церковь Gesù e dei Santi Ambrogio e Andrea.

На подходе к старым городским воротам Порта Сопрано, Лиственница удивлено спросила:
— А разве на фото башни ворот не были круглыми? Может, это не Порта Сопрано? Может, мы заблудились?

И тут же дернула меня за рукав:
— Слышишь?
— Ага, знакомый голос.
Мы завернули за угол.
— Нет, ну ты погляди! — всплеснула ветками Лиственница, — Мы тут гадаем, куда он делся. А он сидит себе спокойно, лабает свои «лав ми тендер, лав ми свит» для генуэзских сеньорит.

— А мне тут нравится, — сказал Элвис, продолжая перебирать струны, — тут суровые моряки, портовые девки, море и красиво — романтика. Так что, меня не ждите.
Мы помахали Элвису и пошли через ворота. Оказалось, что с другой стороны они как раз таки круглые — башни, а не ворота, разумеется.

Местный дуомо, кстати, занятен тем,

что в нем лежит натуральная авиабомба времен Второй мировой. Она, пробив крышу, упала внутрь, но не взорвалась, в чем сразу же было усмотрено знамение Господа, естественно.
— У них даже соборы матросские, в тельняшках полосатых, — заметила Лиственница.

Мы двинулись в сторону порта, по лабиринтам узких портовых улиц, говорят, их специально строили такими, чтобы было легче обороняться от атак с моря.

Поначалу было более-менее пристойно, магазины негров и арабов, кафешки, всякая всячина.

Дальше дело пошло похуже, глухие тесные улочки со сваленным на дороге мусором, над которым роились насекомые, и хуже всего было, что местами откровенно воняло мочой, как в плохом общественном туалете.

— А тут безопасно? — опасливо спросила Лиственница, косясь на, видимо, как раз таки Элвисовских «портовых девок».
— Конечно, безопасно, — ответил я. — Посмотри, здесь даже полицейские ходят группами по 10 человек, в шлемах, жилетах и со щитами.

— Так что, здесь точно безопасно.
Лиственница недоверчиво посмотрела на удаляющихся полицейских, и тут же замахала ветками.
— Ты поглянь-ка! У них тут и свинг-клуб есть.

— Смотри, какие решетки, — показал я, — Тут точно абсолютно безопасно.
Несмотря на ужасные запахи местами, в целом район был довольно интересный, вечером или ночью, я бы, пожалуй, не советовал туда соваться, но днем, если вы не одинокая белая женщина, то почему бы и нет. Самое главное — иметь карту и уметь ориентироваться. Потому что в итоге на этих кривых запутанных улицах,

я, ленясь лезть в рюкзак за картой и надеясь только на собственное представление о моем местоположении, заблудился. Зато, в итоге, залез на какой-то университет или колледж. Вид с которого был менее панорамный, чем из парка с гопниками, но зато более симпатичный.

Поняв, что я в тупике, пришлось признать, что природа встроила мне в мозг фиговый ДжиПиЭс, и нужна помощь карты. Так что, потыкавшись еще несколько минут вдоль старых крепостных стен,

я все-таки выбрался к порту.

Palazzo San Giorgio — очень яркий и красиво разрисованный со всех сторон.

А вот это прямо впечатлило — люди сделали дом из башни и живут в нем.

— А ничего город, — сказала Лиственница, когда мы подошли к машине. — Я думала похуже будет. Обычно он никому особо не нравится. А так, вполне итальянский приморский красивый город. Ну, есть трущобы, но что тут поделать — крупный порт, как-никак, не без этого. 
— Просто туристов, скорее всего, привозят сразу в порт — это как бы центр, тут променад, тут Аквариум и прочие развлекухи, а стоит отойти в сторону, то начинаются узкие старые улочки, которые выглядят не очень дружелюбно, а местами, совершенно не дружелюбно. Но за ними город более симпатичный и зеленый, но, возможно, не у всех хватает времени пройти по всему центру, город-то немаленький. Вот и формируется негативное впечатление.
— Может быть, — задумчиво кивнула Лиственница. — Так тебе что, понравился?
— Нет, шумный слишком, — ответил я, — слишком суетливый. Этот постоянный движняк туда-сюда, постоянный кипиш, каждую минуту мимо тебя проносится то полиция, то скорая. Я никогда и нигде не видел такого количества полицейских и скорых за один день. Такое ощущение, что в городе постоянно кого-то убивают, избивают и насилуют. Поэтому хоть город и не так плох, как говорят многие, и я соглашусь с тем, что он вполне симпатичен, но субъективно — это не мой город. Мне тут не нравится. 

Кстати, интересное наблюдение, я такое видел только в Генуе — реанимобиль всегда сопровождает легкий универсал, тоже с мигалками в раскраске скорой помощи и с людьми в белых халатах. Видимо, реанимобиль не везде может проехать. 

— Да, темп у города бешеный, — согласилась Лиственница, — такое ощущение, что все жители участвуют в каком-то марафоне и их задача — просто так, весь день носиться туда-сюда по городу. 
— Во-во, меня такое никак не вдохновляет, — поддержал я. — А самое ужасное — здесь худшее в Италии мороженое.
— Ну, подожди, может, еще найдем хуже.
— Слушай, я в прошлый свой визит в Италию, проехал ее всю за три недели с верху до низу, я столько мороженого переел в разных городах, я тебе говорю совершенно точно, то, что мы ели здесь — это худшее, и хуже мы не найдем.
Забегая вперед, скажу сразу, что я был прав в тот момент — хуже мороженого, чем в Генуе, я не ел нигде в Италии.

— Короля ждать будем? — спросила Лиственница.
— Нет, как гласит пиратский кодекс: «Отставших не ждать».
— Ээээ... а мы что пираты?
— Мы в Лигурии, детка, теперь мы пираты, — и я уверенно завел машину.

В следующей серии
Я опять итальянец... Лиственница восхищается пиццей...

Рапалло

Все-таки в Италии проблемы решаются как-то проще. Вот и сейчас, когда единственный раз за всю поездку, тетка из АйГоу вдруг обиделась, заткнулась и перестала прокладывать маршрут, после того, как я свернул с автобана не на том съезде. Ну, а что было делать, если там велись работы? У меня не было вариантов, но тетка почему-то не посчитала это уважительной причиной с моей стороны.
— Ну, скажи же хоть что-нибудь! — просил я ее, понимая, что не понимаю куда еду.

Нет, ну, судя по указателям, я ехал правильно, и даже, вроде как, въехал уже в Рапалло. Но куда дальше? Где мой отель? Тетка продолжала дуться и молчала, упорно показывая мне картинку, на которой я все еще ехал по автобану. 
— Надо остановиться и перегрузить ее, — сказала Лиственница.
Предложение было здравое, найдя свободное место вдоль дороги, я перегрузил тетку.
— Ну что вы от меня хотите? — возмутилась тетка, когда я заново вбил адрес отеля, — Вон он за углом! На кой вам ДжиПиЭс, чтобы за угол повернуть?

Действительно, оказалось, что я наугад доехал до самого отеля, осталось только свернуть с улицы в следующий переулок.
— Где тут у вас парковаться? — спросил я на ресепшине.
— Да вон за углом, вдоль канала, на любое свободное место.
Да, тут в отличие от Генуи, тоже были каналы. 

— Между прочим, в дополнение к морю, — заметила Лиственница, — значит, тут круче, чем в Генуе.
Парковочное место нашлось буквально метров через сто. Даже два места. Одно тут же заняла итальянка на крошечном фиате, во второе, миллиметруя между ее фиатом и машиной сзади, втиснулся я. Втиснулся и посмотрел в водительское окно. В полуметре от моего лица была табличка на бетонной стене.

— Приятно познакомиться, — ответил я городу. — Ми кьямо Микеле Грызелли.
— Но как ты теперь выйдешь? — озадаченно спросила Лиственница.
— Точно так же, — я ткнул пальцем во впередистоящий фиат, хозяйка которого, вполне солидная сеньора в юбке, грациозно перелезла с водительского места на пассажирское и вышла из машины через штурманскую дверь. 
— Ну вот, — удовлетворенно сказал я, убедившись, что фиеста не торчит на дороге и ей не снесут зеркало, — запарковался как положено настоящему итальянцу.

— Значит, ты — итальянец... почти... опять... — предположила Лиственница.

Рапалло оказался небольшим уютным городком, планов на него не было, я выбрал его просто переночевать и скататься из него в Портофино. В принципе, если бы не Портофино, то, возможно, я бы тут и не остановился. Но в итоге городок мне очень и очень понравился, и я благодарен случаю, который занес меня именно в него. И это несмотря на то, что я провел в нем только вечер и утро. 

— Где тут у вас можно вкусно поесть? — спросил я сеньору на ресепшине.
— В Неттуно, — не колеблясь, ответила она, — там лучшая в Рапалло пицца. 
На всякий случай, дав мне еще несколько рекомендаций, она пожелал приятного аппетита. 
Пицца в Неттуно оказалась выше всяких похвал. Это была не то, что лучшая в Рапалло пицца, это была лучшая в Италии пицца.
Подают ее как в стандартном круглом варианте.

Так и в полноценном — метровая пицца на специальном столике — просто пир живота и услада для глаз. При всем при этом, стоит совершенно недорого. Даже кажется, что это была самая дешевая пицца из всех, что я ел. Так что, любому кто забредет в Рапалло, очень рекомендую найти на набережной ресторан Неттуно — он большой и приметный и напротив маленького причала, с которого уходят паромы. 

— Это просто восторг, а не пицца! — радовалась Лиственница. — Завтра придем сюда еще раз. Да, я знаю, что ты стараешься есть в разных местах и попробовать везде и побольше всякого, но мы завтра сюда обязательно придем и попробуем еще одну, другую пиццу. 
Я согласился, потому что мне тоже очень понравилось. Немного побродив по набережной и тихому ночному Рапалло, я отправился спать. Завтра меня ждал гламур Портофино. 

Утром, быстро позавтракав, я спешил на набережную. Машину решено было бросить в Рапалло, а в Портофино добираться, как и положено — по воде. На фрахт яхты с мулатками и шампанским «Кристалл» денег не хватило, пришлось плыть на пароме. Расписание рейсов паромов на русском языке мне еще с вечера вручили на ресепшине, так что за 20 минут до первого рейса, я уже стоял во всеоружии перед ... абсолютно пустым причалом и билетной будкой. 
— Первого рейса не будет, — сказала итальянка в будке, — приходите к следующему.
Я не удивился. Это Италия, тут это нормально :). Значит, есть полтора часа свободного времени — идем смотреть Рапалло при дневном свете.

Кстати, про негров и полицию. Такие вот негры, продающие подделки, есть везде в Италии, но отношения между ними и полицейскими строятся везде по-разному. Где-то они постоянно сидят в ожидании подвоха, и при малейшем кипише хватают свои узелки и разбегаются в разные стороны, где-то убегают, только если видят, что полиция целенаправленно идет к ним. Тут в Рапалло, была диаметрально противоположная картина. Полицейский вежливо попросил одного негра убираться с вещами с набережной. Негр начал спорить, на тему на что ему жить, где тогда торговать, что есть. Полицейский вежливо сказал идти работать и не грузить его проблемами негров. Только после этого негр начал не спеша собирать вещи. Другие негры просто смотрели на это со стороны, и только когда полицейский пошел к ним, тоже начали не спеша складывать свое барахло. Интересное место Рапалло :).

В общем, городок безумно понравился, было даже жаль, что я тут ненадолго и просто проездом. Очень тут было уютно и хорошо. Но, к сожалению, для Рапалло, основной целью был Портофино. Поэтому вскоре я уже отчаливал от пристани Рапалло.

В следующей серии
Я нашел пиратскую лодку... Лиственница дивится рынку...

Это еще не следующая серия, это я просто вспомнил, что еще случилось на автобанах в районе Генуи и Рапалло.

Про платные дороги Италии

Кроме ситуации с обидевшейся теткой из АйГоу на съезде к Рапалло, было еще одно злоключение, правда, я отделался легким испугом. Подъезжаю я, значит, к пункту оплаты перед съездом с автобана... Отвлекусь, простите, немного инфы для тех, кто боится платных дорог — там все элементарно. Поэтому тем, кто постоянно спрашивает, как оплачивать платные дороги, рекомендую не париться и не забивать себе мозг запоминанием картинок и требованиями от бывалых дать подробных инструкций. Просто усвойте схему.

1) Когда въезжаете на автобан, то жмете большую кнопку, она, как правило, или самая большая или хорошо выделяется (это, если другие кнопки вообще есть), ее трудно, в общем, перепутать или не заметить. Вылезет билет, его надо взять и смело ехать. И ничего больше не надо, все очень просто. Въезжаете в любые ворота, кроме «телепасса».
Может быть так, что билет уже торчит из прорези. Это предыдущий водитель сделал вам услугу, нажав кнопку для вас. Берите билет, и после этого можете сделать такую же услугу для водителя позади вас — нажмите кнопку, и ему не нужно будет стоять ждать, пока автомат будет думать и печатать билет. 

2) Когда съезжаешь с автобана, то смотришь на таблички над воротами и выбираешь либо со значком карты либо со значком денег — в зависимости от того, что выбрал — тем и платишь. В ворота с табличками с надписью «телепасс» заезжать не надо, как правило, они желтые (таблички, а не ворота). На маленьких съездах могут быть 1 или 2 ворот, и там надписи «телепасс» не надо пугаться, приглядитесь внимательно, там же есть и значки карты или денег, если есть, то заезжайте.

Париться по поводу того, что не успеете выбрать ворота, тоже не надо. Хоть по автобанам и можно ездить быстро, но перед воротами всегда будут знаки, которые последовательно собьют вашу скорость, кажется, до 30 км/ч. В любом случае, никто вам не запретит ехать еще медленнее и успеть все рассмотреть и выбрать правильные ворота. 

3) Оплата делается тоже элементарно. Подъезжаешь, суешь билет, который взял на въезде, автомат высвечивает сумму, пихаешь карту, автомат списывает сумму оплаты и выплевывает карту. Вариантов что-то засунуть не туда там нет. Не знаете итальянского — смотрите на картинки, везде есть значки.
В общем, не надо себе все усложнять, а то диву даешься количеству людей, переживающих по этому поводу.

А проблемы, которые возникают, создаем мы сами. Вот как их себе создал я :).
Так вот, продолжу, подъезжаю я, значит, к воротам для оплаты, пихаю в автомат билет. Он его выплевывает. «Что за фигня?» — думаю я. Пихаю другой стороной. То же самое. Переворачиваю билет, пихаю, опять без результата.
— Вставьте билет, — говорит мне автомат человеческим голосом.
— Ну, а я, по-твоему, что делаю? — огрызаюсь я, продолжая пихать его по-всякому.
Тут бы мне включить мозг и подумать, что, наверное, с билетом, что-то не так и посмотреть на него внимательно, но я упрямо пихал его разными сторонами, параллельно ругаясь с теткой в автомате, что они мне подсунули фуфлыжный билет.

В итоге тетке это надоело, и она выдала мне чек на полную оплату. Так делается, когда у человека нет билета и невозможно определить, когда он въехал на автобан, поэтому берут оплату от начала автобана и до съезда. Мне повезло, начало было, видимо, в Генуе, откуда я и ехал, поэтому цена была адекватная. Оплатив и повернувшись, чтобы положить ненужный более «фуфлыжный талон» в подстаканник между сиденьями, я увидел в этом самом подстаканнике, билет, который взял на въезде. Что же было у меня в руках? Только тут я удосужился посмотреть на то, что упорно пихал в автомат. Это был парковочный талон с Аквариума Генуи. :) Я бросил его на полочку на панели и забыл про него, зато он первый попался мне на глаза и под руку, когда нужно оплатить выезд.
— Миш, ты идиот, — сказала Лиственница, — сегодня у тебя рекорд по количеству тупых поступков за день.

День, и правда, задался на идиотские поступки. Еще одно злоключение и тоже с оплатой автобана было на въезде в Геную. Тут, правда, билеты я не путал. Я вставил билет, как положено, автомат посчитал мне мои 35 евро. Я же был занят тем, что искал портмоне. Вот, кстати, совет — держите его поближе :). Наконец, я его нашел, вынул из него карту и сунул её в щель. И тут же, отвернувшись, занялся поиском телефона, чтобы проконтролировать списанную с карты сумму. Не знаю зачем... на всякий случай, наверное, все-таки это был первый мой итальянский пункт оплаты. Ищу телефон, нащупал, вынимаю, при этом слышу, что автомат перестал требовать вставить карту и теперь обращается ко мне человеческим голосом. Мол, что тормозим, что очередь собираем, платить будем или как? Я ему вежливо сообщаю, что я же вставил уже карту, мол, что еще от меня надо? И тут я вижу... О, ужас! Что из прорези, куда я сунул сначала билет, а потом карту, торчит мой билет. А где моя карта?! Где мои деньги?! В недоумении вынимаю билет, дядька в автомате чего-то лопочет уже на повышенных тонах. Недоумение проходит, я понимаю, что карта либо в автомате, либо... где? упала? Смотрю из окна вниз. Нету. Открываю дверцу, смотрю опять на асфальт — нету. Начинаю орать дядьке из автомата, чтоб отдал мне мою карту. А ведь там большая часть моих денег. Признаться, я даже испугался. Дядька же по-прежнему просит карту. Я ору ему, что я потерял карту, выскакиваю из машины и начинаю искать карту на асфальте. В итоге, карта находится под машиной, аккурат посередине днища, ни с одной стороны не достать. Надо отъезжать. За мной уже столпилось 3 или 4 машины. Я ору дядьке в автомате, что нашел карту, но мне надо отъехать, и чтобы он открыл шлагбаум, я проеду вперед, подниму карту и оплачу. Дядька нервничает, что ничего открывать не будет. Я начинаю знаками показывать другим водилам, чтобы сдавали назад. Они начали сдавать назад, но тут шлагбаум открывается, автомат выплевывает мне какой-то длинный чек, а нервный дядька из автомата прощается со мной.

Ну, делать нечего, проезжаю вперед, включаю аварийку и останавливаюсь прямо на дороге. Выскакиваю из машины (без жилета, разумеется, не до него вообще, но учтите, что выходить без жилета нельзя — будет штраф) и машу руками БМВ, которая была за мной в очереди, мол «стой! не едь!». Но поздно, он уже стоит на моем месте, а карта где-то под ним. Мужик из БМВ удивленно смотрит на меня. Объясняю ему, что вот такая фигня произошла, он понимающе кивает. Машу руками следующему за ним, чтоб не ехал пока. БМВ отъезжает, и я наконец забираю с асфальта свою карту. 

Потом уже, уехав оттуда, начинаю вспоминать, что народ в отзывах мучился с этим чеком, когда пытались честно его оплатить, что это был гемор. Оптимизма это не внушало. Погуглив, только укрепился в этом мнении, большинство советов сводилось к тому, что это нафиг никому не надо, поэтому чек надо выбросить и забыть. В итоге пришел с этим вопросом на форум Винского в тему про оплату дорог, и там умные люди сказали, что недавно появилась возможность оплаты через инет. Тут я удосужился почитать, что было написано на самом чеке. В общем-то, это надо было сделать в первую очередь, потому что там как раз и было написано, что надо оплатить по инету, в такой-то срок, а то штраф и суд. Штраф и суд мне не понравились :). Поэтому я, как честный человек, зашел на сайт, указанный в чеке, выбрал вкладку оплата проезда или как-то так. Сайт на итальянском, но там все интуитивно понятно. Если не понятно, то гугл-транслейт рулит, но в целом базового знания итальянского мне хватило, и штраф я оплатил. В подтверждение мне выдали электронную квитанцию, которую я на всякий случай сохранил.
В общем, если не создавать самому себе проблемы и не тупить, как я, то все там просто на этих дорогах.

Портофино

Минут 20-30 качки на волнах и любования красивым лигурийским побережьем

и вот впереди оно — легендарное, воспетое в чем только можно, распиаренное и гламурное Портофино.

Сбавляем скорость и на малом входим в гавань.

В голове отчетливо зазвучал голос Челентано:
«Сетте джиорни а Портофино
пью ди ун мезе а Сан-Тропэ».
— Мы и в Сан-Тропе поедем? — радостно спросила Лиственница.
— Это просто песня. Мы и семи дней в Портофино не будем. И вообще, не подслушивай. Смотри лучше, и впрямь, красота какая.

— Ничего такая яхта, — сказала Лиственница, — вот на такой сюда надо приезжать.

Яхта действительно была красива, а ее зеленые борта... нет, зеленые это неправильное слово для этого цвета, я не знаю, как он правильно называется. Наверняка, у такого цвета должно быть какое-нибудь сложное красивое название, как у «Ягуара» есть божественно красивый цвет с названием «Ягуар рейсинг грин», в который он красит свои гоночные машины и некоторые серийные, так и у этого, должно быть, что-то в духе «аква марина грин». Но независимо от того, как бы он ни назывался, он вполне пытался соперничать с изумрудной поверхностью залива Портофино. 

— Король! Короооооль! — завопила вдруг Лиственница, подпрыгивая и размахивая ветками.

С яхты вальяжной походкой, пыхтя сигарой и с неизменной гитарой «мартин» за спиной, спустился Элвис.
— О, а я вас заждался уже. С утра тут стою на якоре.
— А ты как здесь?
— Да вон, — он лениво кивнул на яхту. — Ребята подвезли, владельцы — вполне милое семейство, понравилось им, как я играю, согласились отвезти в Портофино. Яхта, кстати, в начале мая этого года выиграла The World Superyacht Awards и стала лучшей суперяхтой года, сделана по индивидуальному заказу и по предпочтениям владельцев. Судно просто потрясающее. 
Длина: 62 м - 203'5»
Ширина: 12.20 m - 40'0»
Водоизмещение (с нагрузкой): 3.70 m - 12'2»
Запас топлива: 150,000 л / 39,626 амер. галлонов
Запас пресной воды 35,000 л - 9,246 амер. галлонов
Главные двигатели: 2x MTU 16V4000 M53R, 1520 кВт при 1600 об/мин 
Генераторы: 3x MTU 8V2000M50A, 310 экВт при 1500 об/мин Стабилизаторы:Quantum QC 2200 XT Two-fin Zero Speed 
Помещения: 
Владелец: Индивидуальная каюта, два отделения для детей с 4 спальными местами 
Гости: Три каюты для гостей с шестью спальными местами 
Персонал: Каюта для няни 
Экипаж: Восемь двуспальных кают, отдельная каюта для капитана и главного механика. Кладовые, камбуз и столовая для экипажа на нижней палубе, прачечная и кладовая под нижней палубой 
Водный спорт: 1x 8,40-метровая спортивная лодка, 1x 8,40-метровая лодка класса «люкс»

— Угоним? — предложила Лиственница.
— Там команда 18 человек мускулистых матросов, — сказал Элвис, указывая на палубу, на которой загорали несколько крепких парней, как на подбор из качкового зала.
— Тю! — презрительно хмыкнула Лиственница, — У нас есть Медведь.
— Мы отдыхаем, а не на работе, — напомнил я, — хотя предложение и заманчивое... 
— Не, я против, — вмешался Элвис, — они милые люди. Я буду чувствовать вину за их преждевременную гибель.
— Ладно, только ради тебя, — согласилась Лиственница. — Пойдем же смотреть Портофино. Вон у них рынок даже есть, — она ткнула в указатели на набережной.

— Дельфин нарисован, небось, рыбный рынок. Небось, там рядом ресторан морепродуктов. Идемте, надо посмотреть.

— А вот и твой рынок, — засмеялся Элвис.

— Судя по виду нашей Лиственницы, если бы у нее было лицо, то оно бы сейчас вытянулось, — присоединился я к Элвису.
— И это все? — вышла из оцепенения Лиственница. — Это же простой маленький магазинчик! Какой же это рынок? И главное, специально для него установили указатель, типа достопримечательность. Офигеть!
— Ну, видимо, это единственный магазин в городе. И чтобы туристы знали, где его найти.
— А смотрите, какой у них театр, — показал Элвис, — Это же обычный дом. Сколько же зрителей в него влезет? 

— Подозреваю, что весь Портофино, — ответил я.

Портофино, вдруг, неожиданно кончилось, не успев начаться.

Идем обратно.

Тут стандартно — носорог с сусликами.

Яхт-клуб тоже никак не впечатляет.

Идем к замку, чтобы подняться наверх и посмотреть на деревню сверху, но облом — закрыто. Тому, что все в этой поездке закрыто, уже не удивляюсь и не злюсь. Все равно вокруг красиво.

Идем обратно.
— О, пиратская лодка lёlechch — обрадовался я, увидев знакомую посудину.

— Фотай, — сказала Лиственница, — Отчитаемся, что все на месте, ничего не сломано и в рабочем состоянии.
Вернувшись к пристани, мы встали в раздумьях.
— И что нас сюда принесло? — спросил Элвис, — Что тут делать?
— Да фиг знает, но ведь надо было посмотреть своими глазами, чем тут люди восхищаются. 
— И что тут Челентано с Сюзанной делал 7 дней? — недоуменно спросила Лиственница.
— Тебе это знать еще рано, — отозвался Элвис.
— В любом случае, тут и два часа делать нечего.
Узнав на причале, что у нас есть еще 20 минут, мы приземлились в желатерию, расположенную тут же, и заказали фирменное мороженое. Официант гарантировал, что такое можно попробовать только в Портофино.

Вкусно. Очень хорошо. Но это не лучшее в мире мороженое. Его хватило как раз на то время, что я ждал паром. 
И вот, мы ложимся на обратный курс.

На обратном пути, капитан зарулил в Санта-Маргариту.

— Сойдем? — спросила Лиственница. — Тут мило.

И пляж есть.

— Вряд ли, — я с сомнением посмотрел на время, — Хочется двигаться дальше, нам еще отель в Специи или поблизости найти надо.
Зато все остальные сошли, и на борту остались только я да пара японцев. 
— Можно считать, что это наша личная яхта, — обрадовалась Лиственница.
Капитан, видя, что пассажиров нет, погнал паром на всей скорости. Японцы в ужасе убежали и забились куда-то в угол на нижней палубе.
— Сухопутные крысы! — презрительно процедил Элвис, сплюнув им вслед. 
— Ты поглянь, а эта посудина умеет ездить более-менее быстро! — обрадовался я, встав со скамейки, хотя палуба шаталась под ногами, паром прыгал по волнам и взбивал их вверх, поднимая брызги выше своей рубки, а соленый морской ветер бил в лицо.
— Кайф! — подтвердил Элвис, — Кэп, а быстрее можешь?

Но быстрее уже не получалось. А жаль. Но и так добрались с ветерком — все какое-никакое, а развлечение :).

Ощущения от Портофино оказались противоречивые, вроде и, правда, очень красиво, но что там делать, если у тебя нет яхты Sea Owl — это вопрос мне не понятный. Если бы Портофино оставалось, как изначально — небольшой деревушкой без толп туристов, которые приезжают в него, точно так же, как и я, — просто позырить, что же это такое за Портофино, о котором все, кто там был, восхищенно жужжат, а кто не был, туда стремятся. Так вот, если бы этого не было, то думаю, оно бы мне сильно понравилось. А так, на мой взгляд, сегодняшнее Портофино — это просто туристический аттракцион. 

PS: Но если у меня будет суперяхта, то я туда съезжу еще раз, обязательно :))) 

В следующей серии
Я стою в очереди... Мы с Лукой проводим конкурс автобусников ...

Вернувшись в отель Рапалло за сумкой и машиной, я попросил разрешения воспользоваться их вай фаем и любезно был усажен в гостиной. Нужно было найти, где мне ночевать сегодня. Букинг в итоге подобрал приемлемое по цене местечко в Специи. Про Специю я ничего не знал совершенно, как и про Рапалло до его посещения, так что, Специя так Специя. На карте она выглядела самым крупным населенным пунктом в той стороне и как раз рядом с Чинкве-Терре. Меня все более чем устраивало.

Специя

В Специи отелем оказалось маленькое уютное аффитакамере (арендное жилье по типу гестхауза). Хозяева там — милейшая и добрейшая сеньора, имя, как всегда, забыл, и ее сын, молодой и очень итальянец, прям сильно итальянец.
— Лука, — представился он, протягивая руку.
— Ди Монтедземоло? — пошутил я, вызвав восторг Луки и радостный смех (Лука Ди Монтедземоло — президент «Феррари», на момент публикации отзыва уже, видимо, бывший президент — прим. авт.)
— Если бы! Но нет, — наконец, просмеявшись, ответил он. 

Встретили меня, как любимого родственника, рассказали все, что только возможно, про то, как добраться в Чинкве-Терре, чем отличаются деревни, что есть интересного, сколько потребуется времени, что делать в Специи, где поесть и т.д. Никакого гида и гугла нафиг не надо с такими людьми. Через полчаса общения, моя карта, которую они же мне и дали, была изрисована всякими отметками, пояснениями, цифрами и прочим. 
Сама Специя оказалась относительно большой, но не особо выразительной, один вечер я по ней побродил, но особо интересного ничего не нашел, да и Лука сказал, что в принципе, если у меня не так много времени, то на Специю его тратить не нужно. В общем, город не вдохновил никак. 

Но каналы были и здесь.

Пьяцца Гарибальди

от которой к порту тянется пешеходная улица с магазинами и кафешками.

А от нее расходятся интересные порой улицы 

Судя по основанию, фундамент у дома мощный.

Между портом и окончанием улицы, небольшой парк.

Сам порт большой. Прилично большой.

Но я сюда не портом любоваться пришел. Собственно, ничего красивого тут тоже нет, чтобы любоваться. Сюда меня отправил Лука, чтобы поужинать, обещав, что тут лучшие в Специи морепродукты по смешным ценам. Сам ресторан нашелся сразу, тут больше ничего подобного все равно нет.

Очередь, при том, что почти все столики были заняты, поначалу смутила, но увидев, что она стремительно растет и там только итальянцы, а не туристы, я сразу же занял в ней место. Уже через несколько минут, она была раза в два больше, чем на снимке. Это был ресторан самообслуживания, об этом Лука предупредил сразу.

Называется он так:

Перед входом есть меню на стене.

Далее входишь внутрь, берешь из холодильника, что нравится. Одна полка, кажется, была под пиво, остальное под вина разных сортов, в бутылках разных размеров. Подходишь к раздаточной. Тебе выдают поднос и одноразовые приборы. Говоришь, что хочешь. Кто не знает итальянского, не волнуйтесь, там все на виду, так что можно просто тыкать пальцем. Тебя нагружают едой, и ты идешь на кассу. На кассе дают хлеб, если надо, ты платишь и выходишь в столовую зону. Толстый итальянец рулит тем, кому куда садиться, берет с подноса бутылку вина, и пока ты идешь к своему столику, он раскупоривает его и приносит тебе с пожеланиями приятного аппетита. Но аппетит и так уже был на взводе и в предвкушении.

Выглядит на фото, может, и не изысканно. Но вживую это было очень аппетитно и пахло вкусно. Лука не обманул — было очень-очень вкусно. Прям, если бы не нужно было второй раз стоять в очереди, то пошел бы за добавкой. И стоило действительно смешно — 16 евро я отдал за этот ужин. Хотя не припомню, чтобы мне ужин с морепродуктами обходился бы дешевле 30 евро. А вино, кстати, такое не берите — весьма посредственное.

Так что, всем, кто будет в Специи, рекомендую прогуляться до порта и поесть в «Дай Пескатори». Как все желающие поесть вмещаются туда? Оказалось просто — большая часть итальянцев, стоявших в очереди, покупала еду «на вынос». 

Больше про Специю рассказать особо нечего. Ну, разве что — она удобна для осмотра Чинкве-Терре.

И, возвращаясь к отелю, вернее, к афитакамере - он оказался, вообще в паре минут ходьбы от вокзала, на этой же улице. Этому факту, я признаться был немало удивлен, потому что о близком существовании вокзала, находясь в отеле, догадаться невозможно. Там, кажется, уклон, и видимо сказывается разница в уровнях, но в отеле очень тихо и спокойно.

До автобуса на Портовенере идти тоже недалеко, может, минут десять где-то.
Забегая вперед, скажу, что Чинкве-Терре отнял у меня гораздо больше времени, так что я оставался ночевать в Специи еще раз. Расставаясь с Лукой утром, мы договорились, что я соберу свои вещи и оставлю им сумку, но если в течение дня решу остаться, то напишу ему на почту, и он оставит мне мою комнату еще на ночь. Вышло так, что в отсутствие Луки его мама отдала комнату другому гостю. Но Лука дождался меня, сказал, чтобы я не переживал, я его гость, и он обещал мне ночь, так что сейчас мы пойдем в другую их афитакамере, она за углом и гораздо больше и комфортнее, и потому стоит в два раза больше, но он оставляет мне цену моего номера.

Новый номер и впрямь оказался громадный и куда лучше. 
— Приедешь еще в Чинкве-Терре? — спросил Лука.
— Да, обязательно, мне очень понравилось.
— Остановишься в Специи? — он лукаво и очень по-итальянски улыбался, но я знал, что он хочет спросить.
— Остановлюсь только у тебя, Лука! — выпалил я. — Как соберусь, сразу тебе напишу.
Лука засмеялся.
— Спасибо, друг, спасибо! Очень буду тебя ждать. А сейчас располагайся, отдыхай, я оставил тебе быстрый итальянский завтрак на столе. Если будешь уезжать рано, то просто оставь ключ и деньги на тумбочке.

Я собирался уезжать рано, но заплатил сразу, во избежание недоразумений, мне так как-то спокойнее, когда я точно знаю, что я отдал деньги и ничего не должен. Так что рано утром я оставил, как и сказал Лука, ключи на тумбочке, приложив благодарственную записку и плитку шоколада, и поехал в Пизу... Кажется, я что-то пропустил в повествовании :) Что-то важное и интересное :) 

Тем, кому понравился Лука, и кто поедет в Специю: называется его «отель» Affittacamere Lunamar, очень рекомендую. И не забудьте передать от меня привет :).

А сейчас флэшбек на день раньше.
— Что посоветуешь на сегодняшний вечер, Лука? — после того, как он мне все рассказал, спросил я.
— Портовенере! У тебя еще достаточно времени, ты можешь туда съездить и вернуться к полуночи. У меня там друг, у него ресторан. Чудный ресторан! Чудный вид! Восхитительная паста, шикарная антипасти, а какая там рыбка! — он закатил глаза, - я, кажется, сразу захотел есть, — засмеялся он. — И там очень красиво! Очень! Все едут в Чинкве-Терре, но Портовенере лучше. По крайней мере, мне оно нравится гораздо больше. И сейчас рассматривают вопрос о том, что Портовенере должно быть частью Чинкве-Терре, будет шесть деревень — Сей-Терре.

— Лука, ты учти, я только что приехал из Портофино, — улыбнулся я. — Я уже посмотрел на красоту. Ты уверен, что Портовенере меня впечатлит после Портофино?
— Ой, да что то Портофино? — отмахнулся Лука, — три красивых дома, несколько яхт, маленький залив и носорог, и все. А в Портовенере, там такая бухта! Такая церковь на скале! Замок! Там острова! Там красотища! Мое мнение, Портовенере в сто раз лучше Портофино. Портофино — это просто понт, а Портовенере — вот действительно восхитительное место! 
Я соскочил со стула и побежал к двери.
— Пока, Лука! — на бегу закричал я. — Мне срочно нужно в Портовенере!
Лука расхохотался. 
— Подожди! Я расскажу, как доехать и напишу название ресторана моего друга. Скажешь, что от меня, и он снизит цену :)
— Это стоит того, чтобы подождать, — согласился я, вернувшись за стол. 
— Рекомендую ехать на автобусе, это недорого и проще, чем на машине, — сказал Лука. — А у тебя, кстати, машина немецкая. Ты откуда приехал-то?
— Я во Франкфурте ее арендовал.
— Ого, далеко. В Германии прикольно, там автобаны без ограничений. Эти безумные немцы носятся, как сумасшедшие!
— Ну, немцы хотя бы дисциплинированные, а вот итальянцы совершено безбашенные на дорогах, — дружелюбно, а не в упрек засмеялся я.
И Лука не обиделся, уловив нотки одобрения в моем голосе
— У нас да, у нас водители такие, — гордо ответил Лука, изображая рукой бешеную машину и веселясь. — Особенно в Риме, где жуткий траффик, они умудряются и там носиться! 
— Мне кажется римские автобусники — это чемпионы мира по вождению, — поддержал я, — я не представляю, как они умудряются носиться на своих больших и неповоротливых автобусах по этим маленьким улицам и поворачивать в такие повороты, куда, кажется, автобус не влезет.
Лука опять засмеялся.
— О, да! Они безумны, но самые безумные все же в Неаполе! Это сто процентов, сто процентов безумия! Они не только носятся, но они не признают даже светофоры! Красный свет?! Остановиться?! Ни за что!!! — Лука изображал неаполитанского водителя автобуса, летящего на красный. — Это абсолютно исключено! Остановиться?! Это невозможно! 
В общем, с Лукой было весело, но надо было ехать в Портовенере, поэтому, вооруженный картой и его указаниями, я отправился на автобусную остановку.

В следующей серии
Лиственница зовет Байрона... Я ем рыбу...

Портовенере

Ни одной табачной лавки по дороге к автобусу я не увидел, поэтому билеты брал у водителя. Водила, весело подпевая радио нарочито тонким голосом, рулил коленками, рыская руками в поисках — сначала билетов, потом сдачи, периодически прерываясь на то, чтобы посигналить, когда подъезжал к слепому повороту, но никогда не сбавляя при этом скорости. 
— Безумных водителей автобусов можно найти не только в Риме или Неаполе, — заметил Элвис.
— Когда последний рейс обратно в Специю? — спросил я водилу, когда он объявил, что приехали и ткнул рукой в какую сторону мне идти.
Вопрос его озадачил. Он поковырялся в бумагах и объявил:
— А фиг его знает. Ну, ты после 11 тут не оставайся. А так уедешь на чем-нибудь все равно.
— Как-то мне его ответ не внушает доверия, — сказала Лиственница.
— Расслабься, это Италия, как-нибудь да уедем, — ответил я.
Почему Лука настаивал на том, что Портовенере лучшее, стало ясно сразу.

— Вон туда наверх ведет тропа, — сказал Элвис, указывая на ступеньки, справа от замка, — и указатель, что там вью пойнт.

— Карабкаться? — недовольно поморщилась Лиственница.
— Пока не стемнело, вполне можно, — поддержал я Элвиса, — мы же не ищем легких путей. Да и тропа вполне комфортная, со ступеньками.

Ступеньки оказались просто заманухой, через несколько метров они кончились, и пришлось топтать бездорожье и скакать по камням. Не скажу, что там сложно, но в сланцах, например, я бы туда не полез. А так, в кроссовках и тренированным идти на Монблан (тут я опять горько вздыхаю) я взлетел туда легко. 
— Не успеваем! Солнце уже почти ушло! — торопила Лиственница, указывая на надвигающуюся на церковь тень.

— Не успели, — констатировала она, когда мы, наконец, оказались на камнях, которые, по всей вероятности, и считались вью пойнтом.

— Все равно, красиво, — сказал Элвис, — Не зря я вас сюда затащил.

— Тут тропинка дальше уходит вверх, — заметил я.
— Но там наверху непонятно что, — ответил Элвис, — есть риск, что больше ничего не увидим, будем только в гору карабкаться меж деревьев и кустов.
— Тоже верно, — согласился я, — но ведь куда-то она ведет.
— А, может, ну его нафиг? Идемте вниз, — предложила Лиственница.
— Ну, давайте, чуть-чуть поднимемся и посмотрим, — решил я. — Не понравится, вернемся.
Поднялись, оглянулись.

— Не, чота не то, — сказал Элвис.
— Еще немного, — упрямо ответил я.
А потом еще немного и еще немного, в итоге мы минут 15-20 лезли в гору по узкой тропе, плотно прикрытой деревьями, т.е. другими словами натурально херачили по густому лесу.
— Король, ну скажи уже этому упертому, что там ничего нет! — взмолилась Лиственница, — Ну, мы же так сейчас до Чинкве-Терре пешком по горам дойдем!
— Миш, ну, хорош, правда, — послушался ее Элвис, — тут душно, ветра нет, тут не будет просветов для обзора, это лес, это дикая тропа.
Мне и самому это уже перестало нравиться, и мы развернулись. 
— Аааааа! Как хорошо! Бриз! — закричала радостно Лиственница, когда мы, наконец-то, выбрались из лесу на открытое пространство. 

— Ну и духота там была, — сказал Элвис, обмахиваясь бортами костюма, — Идемте в церковь теперь.

Церковь была маленькая, скромная и какая-то неуютная, если можно применять такое слово к церквям, как-то в ней было ощущение пустоты и заброшенности, несмотря на то, что все было, вроде бы, как должно быть в церкви.

Вышли на балкон в дальнем конце.
— Уау! — восхитилась Лиственница.

— Класс! — подтвердил Элвис
— А зачем тут такой балкон? Кому с него проповедуют?
— С него не проповедуют, с него выбрасывают тех, кто задает слишком много глупых вопросов тогда, когда надо молча созерцать, — ответил я.

— Смотрите, вход в грот Байрона, — сказал Элвис, — пойдемте посмотрим, как жил Байрон.
— А он не будет против? — спросила Лиственница.
— Вряд ли.
Там нас ожидали перила и ступеньки, ведущие вниз, но скоро они кончились, и путь был перекрыт.
— Это вот эта пещера с бревном — грот Байрона? — спросила Лиственница.

— Видимо, да, — ответил я, прикидывая, что будет если перемахнуть перила и по камням добраться до входа.
— Ты фонарик оставил в отеле, — предупредил Элвис, — Добраться-то до входа, наверняка, доберемся, волны не такие высокие, чтоб нас с тех камней смыть, но ведь там темно. Что мы там увидим в том гроте?
Очередной облом, блин!
— Байрон, выходи, а то нас к тебе не пускают! — орала в это время Лиственница. — А что там за бревно-то, на входе?
— А черт его знает, — ответил Элвис. — Может, Ленин в гости зашел. 
— А тут тоже неплохо, — сказал я, — кажется, я понимаю, почему Байрон выбрал это место.

Вот так вот, сидишь на камнях у моря, волны с шумом взбивают пену у твоих ног, за спиной скала стоит мощной несокрушимой глыбой, впереди безмятежный простор, легкое закатное зарево освещает небосклон где-то далеко, на той стороне моря, а здесь легко и спокойно, здесь пахнет свободой...

— ... и рыбой, — подсказала Лиственница.
— Тьфу, дура, — пробурчал Элвис. — Пойдемте есть.
Мы вышли на пристань.

Нужный ресторан «Ellettra» оказался прямо напротив и буквально чуть правее, если сходить с пристани. 

Поднялись на второй этаж.
— Сэра, сеньор! Лука из Специи рассказал, что у вас тут превосходная антипасто и рыбка, — сказал я.
— О, ну раз Лука обещал, что все будет вкусно, значит, все будет вкусно, — ответил толстый хозяин.
И не соврал. Антипасто была чудная, и рыбка была божественно нежна и вкусна.
— Вот ваша рыба, — сказала официантка, демонстрируя ее мне. — Нравится?
— Ээээ... а чо это она? — прошептала Лиственница. — Вы что, должны познакомиться и поцеловаться?
— Нет, нам ее показывают в последний раз в привычном для нее виде, который она имела при жизни.
— Сеньор хочет, чтобы ее разделали? — спросила официантка.
— Да, сеньор будет очень признателен, если вы освободите меня от необходимости ковыряться в костях, — улыбнулся я.
— Один момент, сеньор! — она убежала и вскоре прибыла обратно с моей рыбой, пережившей серьезную пластическую операцию.

— Дольче? — спросила официантка после того, как с рыбой было покончено.
— О, да, после такого вкусного ужина, я ожидаю от вас вкусного десерта. Как насчет тирамису?
— Постараемся не разочаровать вас, сеньор! — улыбнулась она и упорхнула за десертом.
А я остался в ожидании, смотреть в окно и думать, что Портовенере — действительно в сто раз лучше Портофино.

И это очередное место, куда бы я хотел вернуться. 

Хотя, чуть позже, подумав и переварив первые впечатления, я, кажется, понял почему Лука так говорил, и почему мне тоже понравилось больше в Портовенере. Дело в том, что они, несмотря на кажущуюся схожесть, все же очень разные — Портовенере и Портофино. Портовенере красив, когда ты сидишь на набережной или стоишь на пирсе и вокруг тебя действительно простор, красивые острова, церковь на скале, замок, и над всем этим витает какой-то неуловимый, но ощущаемый дух свободы, то есть красив не сам Портовенере, а все вокруг него, то, частью чего является он сам. А Портофино красив, когда ты сидишь на яхте в заливе и смотришь на Портофино. И дело тут не в яхте, я сейчас не имею в виду, что это обязательно должна быть суперяхта за несколько десятков миллионов, пусть это будет скромный паром или катер или маленькое одномачтовое судно, но ты должен быть на воде, и смотреть с нее на Портофино. Мне так кажется, по крайней мере, и подозреваю, что и Лука имел в виду нечто подобное.

В следующей серии
Я бегу по перрону... Нормальные герои всегда идут в обход...

Чинкве-Терре

В планах на день было по-быстрому посмотреть Чинкве-Терре и выдвинуться в Тоскану. Но, как уже знаете, планам не суждено было сбыться, и мне пришлось ночевать еще раз в Специи. Но, по порядку.

За несколько минут до первого поезда в Чинкве-Терре я был на вокзале в турофисе, чтобы купить Чинкве-кард, с которой можно кататься по Чинкве-Терре весь день на любом поезде в любом направлении. Короче, это выгоднее, чем просто купить билеты в кассе. Но тут была очередная засада. Ну, куда же в этой поездке без неприятностей? В этот раз работники Трениталии (итальянский железнодорожный перевозчик) устроили забастовку именно в тот единственный день, когда я сменил машину на общественный транспорт. С одной стороны, в этом уже виделись происки сил Зла, с другой стороны, забастовка в Италии — это нормально, и ходящие как попало поезда — это тоже нормально. Пока я стоял и размышлял над словами работницы турофиса о том, что непонятно вообще будут ли поезда и как будут ходить, и что она мне никак не гарантирует, что я куда-нибудь доберусь, в турофис ворвались две молодые девчонки с криками о том, что им срочно нужно два билета, потому что поезд подошел, но сейчас уедет. Схватив билеты, они бегом рванули на выход.
— И мне билет! — решил я.
Схватив свой билет, я погнался за девушками, пробежав через переход, я успел увидеть, как они запрыгнули в вагон, и дверь за ними закрылась.
— Твою ж мать! — зло, и тяжело дыша от бега, выдавил Элвис.
— Не твою мать, а мама мия, — поправил я его, — мы же в Италии.
И рванул на всей скорости к ближайшей двери. Поезд уже начал шипеть, но я все же с разбегу ударил по кнопке на двери, и она открылась.
— Ура! — заорала Лиственница, когда мы ввалились в поезд, и дверь снова закрылась.
— Ага, ура, а ничего, что мы билет не провалидировали?
— Мама мия! — сказал я, оглядываясь в поисках контроллеров. — Придется ехать так, в надежде, что все контроллеры тоже на забастовке.
— А это точно наш поезд? — спросила Лиственница, — С чего вы взяли, что девчонки не ошиблись и ничего не перепутали?
Но поезд, к счастью, оказался наш. И опасливо озираясь по сторонам, и так и не встретив контроллеров, мы добрались до ...

Монтероссо 

Первая с севера деревня Чинкве-Терре, самая большая и самая годная для желающих покупаться, так как только здесь большие песчаные пляжи.

Лигурийские пираты подняли флаг.

Если пойти вправо от ж/д станции, то ничего особого там нет.

Разве что деревенский кинотеатр. 

Поэтому идти надо налево.

Вот к этому тоннелю.

Все люди почему-то идут через тоннель. Нет, ну, конечно, понятно, что так короче, и прохладнее, и дорога ровная и пологая под ногами. И эти люди, которые на фото, наверное, тоже бы пошли в тоннель, но я в это время уже шел обратно и сказал им, что там идти красивее. Ведь лучше идти там, где красиво, даже если и в обход? Надо только мимо башни пройти, и сразу будет красиво.

Вот так. 

Согласитесь это лучше, чем идти по унылому темному тоннелю, как крот какой-то? А тут вот оно — Монтероссо-аль-маре.

Спускаемся в деревню.

Сразу за пляжем идет бойкая торговля всем подряд от китайских шмоток до свежей рыбы, на довольно крупном, для маленькой деревни, рынке. 

Мэрия.

Симпатичная внутри церковь.

Посреди деревни — виноградники и апельсиновые деревья. Чтоб я так жил.

Побродив около часа по деревушке, я, как приличный, пришел обратно на ж/д станцию в назначенное по расписанию время, и, как дурак, просидел на лавочке еще минут 30-40, разглядывая окружающих — вдруг кто-то из них вор.

Наконец-то, прибыл поезд, и я смог уехать в следующую деревню, не забыв в этот раз провалидировать билет.

В следующей серии
Я смотрю на брызги... Элвис нашел дырку...

Вернацца

Лука посоветовал ехать не с юга на север, как делают большинство, а с севера на юг, в сторону Специи, поэтому Вернацца — это вторая с севера деревня, очень маленькая, кажется, самая маленькая и очень... тут трудно подобрать нужное слово, потому что все деревни Чинкве-Терре очень красивые и живописные. Но тут по сравнению с Монтероссо очень тесно, Монтероссо широко раскинулся вдоль пляжей, а тут буквально одна большая (если слово большая опять-таки можно применить к этой улочке) главная улица и короткие улочки по бокам. Тут живет всего 1000 человек, так что масштабы, как понимаете, совсем небольшие.

Улица выводит к маленькой бухте.

С часовней

и с небольшим фортом, который гордо именуется замком.

Бухта была очаровательна, поэтому взяв в булочной большой вкусный горячий и хрустящий панини, я удобно устроился с ним на набережной, об которую с грохотом разбивались волны, поднимая вверх фонтаны брызг и пытаясь, перевалившись через край, дотянуться до моих ног, но каждый раз им не доставало буквально пары сантиметров. 

Так сидеть можно было долго, тебя обдувает морской бриз, микроскопические капельки воды, долетающие до тебя мелкой водяной пылью, приятно освежают... если бы еще кто-нибудь за вторым панини и вином сбегал... Но никто не захотел. Пришлось идти дальше.

— Смотрите, какая дырень интересная, — указал Элвис вправо, — И народ оттуда идет. Там явно что-то есть.

— Может, у них там живет циклоп или дракон! — обрадовалась Лиственница, — Пойдемте же посмотрим!

Войдя в этот каменный проход, первое, что ощущаешь — это мощный, но приятный ветер, который дует прямо в лицо с той стороны и надувает всю одежду, как паруса. Выбираемся на ту сторону и ... циклопа тут нет, тут оказывается каменно-галечный пляж.

Далее опять предстоял выбор — идти на станцию и надеяться на поезд или попробовать подняться на замок. Первое желание было подняться на замок, и я даже пошел обратно в ту сторону. Но:
— А вдруг поезд придет вовремя? — спросила Лиственница, — А потом следующий опять неизвестно когда. 
— А вдруг нет?
— Вдруг... Но сейчас у нас еще есть шанс успеть посмотреть Чинкве-Терре и все равно выехать в Тоскану задолго до захода солнца.
— Тоже верно. Но ведь и не факт.
— Не факт, но шанс. А начнем бродить по 3 часа в каждой деревне — точно никуда не успеем.
— Вот, ну что ты всегда так? — я развернулся и пошел на станцию. 
Как оказалось, зря, потому что опять почти час просидел в ожидании поезда, которые ходили не по расписанию, а как им вздумается. Лучше бы слазил на замок или поднялся на холм, справа от бухты, говорят, оттуда тоже отличные виды на Вернаццу.

В следующей серии
Элвис провоцирует камикадзе... Я готовлюсь штурмовать ворота...

Манарола

Четвертая с севера деревня, и тоже маленькая, почти как Вернацца. «А третья?» — спросите вы. «А вот, — отвечу я, — это Элвис виноват». Еще сидя на станции в Вернацце и понимая, что время тупо уходит в никуда, и мы его бездарно теряем, Элвис предложил.
— Пропустим Корнилью? 
— Чего ради?
— Ну, мы про нее ничего особо не знаем. Лука сказал, что она единственная не на береговой линии, что там еще автобусом от станции добираться. Времени у нас и без того мало, а учитывая сколько мы его теряем в ожидании поезда, мы вообще рискуем не посмотреть все деревни, а Манаролу и Риомаджоре мы посетить обязаны, они у нас в плане отмечены как «маст си», а Корнилья нет.
— Искушает, дьявол, — хихикнула Лиственница и на всякий случай отодвинулась от Элвиса, чтобы не получить гитарой по макушке.
— А потом от Манаролы пойдем пешком до Риомаджоре по виа дель Аморэ, все равно на поезда надежды нет, а там рядом, заодно полюбуемся пейзажами.

В итоге слова Элвиса оказали воздействие и, печально глядя на вывеску «Корнилья» на следующей станции, мы проехали мимо. В Манароле по плану нужно было найти тратторию «даль Билли», чтобы пообедать, уж больно вкусно о ней отзывались в отчетах и отзывах, ну и просто погулять, потаращиться, как обычно. Начали со второго пункта.

Бухта тут не такая клаустрофобная, как в Вернацце.

И в отличие от Вернаццы, тут все же есть куда свернуть и пройтись окольными тропами.
«Не навернись» — честно предупреждают итальянцы, как только сворачиваешь с протоптанной туристической тропы.

А тем временем желудок начинал напоминать о том, что с утра кроме двух панини и мороженого в нем ничего не было и надо бы подкрепиться. Траттория нашлась не сразу, она оказалась вверху на узкой улочке. Заприметить ее можно сразу, по пиратскому флагу.

— Ура! Братья пираты нас сейчас накормят! — обрадовалась Лиственница.
— Братья? — удивился Элвис
— Ну да, ты же все пропустил, в Генуе мы решили, что мы теперь тоже пираты, — пояснила она.
Но тут случилось, как всегда — именно сегодня закрыто.

Так и не довелось попробовать тех вкусняшек, что нам сулили в других отчетах. Печалька. Идем дальше, чтобы спуститься к бухте, где много всяких едален. По пути зависаем, глядя на окружающую красоту.

Ближайшая, видимо, Корнилья, а там вдалеке Монтероссо... наверное. 

Но красота красотой, а кушать уже не хочется, уже хочется жрать, так что спускаемся и выбираем едальню на краю, чтобы с видом. Вон та черная в нижнем правом углу.

Правда, вид оказался мутным, потому что окна были полиэтиленовые. Ну, да ладно, жрать-то хочется. После пасты принесли ... кажется, это был тунец. Не в смысле, что полный тунец, а просто тунец, вкусный, но странный.

Посмотрев после обеда на часы, я понял, что я никак не успею уехать из Специи, и решил, что раз так, то и в Корнилью надо вернуться. Написав Луке письмо, что я останусь у него еще на ночь и чтобы оставил мне мой номер, я решил все же сначала идти пешком до Риомаджоре по виа дель Аморэ (с итальянского — по дороге Любви).

— Идемте, — позвал я Элвиса и Лиственницу, стоявших у края.
— Подожди, — сказала Лиственница, — тут интересно.
Я подошел поближе. Вокруг Элвиса собралась толпа зевак, а сам он подбадривал чуваков, стоящих на скале.
— Давай прыгай! Будь мужчиной, докажи, что ты не трус! Да с этой скалы даже моя бабушка сиганула бы, не задумываясь!

Чуваки все-таки колебались и, лежа на животах и стоя на четвереньках, опасливо поглядывали вниз.
— Поздно передумывать, ты покроешь позором весь свой род, — продолжал орать Элвис, — Прыгай, и ютуб полюбит тебя!

Наконец, один чувак с диким криком и под рукоплескания зрителей прыгнул в воду. Остальные, видя, что с ним все в порядке и он вынырнул, последовали за ним. 
— И ни один не разбился, скукотища, — сказал я. — Идемте.

Мы вышли к началу виа дель Аморэ и уперлись в ворота

«Извините, дорога закрыта на ремонт. Администрация» — гласила прилепленная бумажка.
— Это свинство, они ведь закрыли ее на ремонт сто лет назад, — возмутился я, — я читал в каком-то отчете, что было закрыто. Так ведь сколько времени прошло.

— Да, непруха. Тогда, может, поездом? — предложил Элвис.

Мы спустились вниз к станции. Поезд, судя по табло, должен был быть 10 минут назад, но, судя по количеству людей на платформе, 10 минут назад никакого поезда точно не было.
— Подождем? — предложил Элвис.
— Ну уж нет, — возразил категорично я, — Сидеть тут час в ожидании, у меня желания нет. Идем пешком.
— Но там же закрыто, — возразила Лиственница.
— А насрать! — грубо ответил я, быстрым шагом направляясь к воротам, — Сейчас или замок сломаем или перелезем, — на ходу я решительно закинул рюкзак на оба плеча, чтобы не мешал и прибавил скорости, намереваясь протаранить ворота с ходу.

И в этот момент, когда я уже готов был перейти на бег, снизу раздался гудок и на станцию ворвался поезд.
— Поезд! — заорал Элвис, — Стой! Давай назад, вниз! Едем на нем.
— А куда он? 
— А какая нам разница, нам в любую сторону нормально, с одной стороны Риомаджоре, с другой Корнилья, и там и там мы не были.
Я побежал назад на платформу. Поезд оказался на Риомаджоре.

В следующей серии
Я разговариваю со злой собакой... Элвис восхищается мэрией...

Риомаджоре

Пятая с севера деревня, тоже достаточно большая, почти как Монтероссо. Ее почему-то изначально хотелось посмотреть больше всех остальных, более того, если бы у меня было время только на одну деревню, то я бы выбрал ее. Не знаю почему, возможно, мне просто ее название больше нравится :). Но сейчас-то я отлично понимаю, что несмотря на то, что деревни, в общем-то, похожи, но посмотреть какую-то одну — это совсем ничего не значит, смотреть надо все. Они хоть и одинаковы, но в то же время очень разные, сложно объяснить чем, но в каждой есть что-то свое.

План был стандартный — созерцать. На расписание поездов я уже не смотрел, времени теперь было много, торопиться было некуда.

Какая маленькая бухта и как мало загорающих — кажется, с начала.

Но потом появляется оживленная дорога, которая тянется по скале, куда-то... туда. И по ней ходят голые люди. 

Так и есть, вот где у них пляж.

Но, однако, время сиесты и на улице жарко, поэтому пляж меня сейчас точно не интересует. Идем гулять дальше. Сворачиваем непонятно куда.

Пробираемся глухими улочками.

Иногда сквозь дома видны другие улицы.

Мы же по абсолютно пустым и нехоженым улицам и каменным ступенькам забираемся абсолютно непонятно куда и зачем. Просто кому-то все очень любопытно.

Забрались высоко и далеко, но обзора толком нет.

В итоге возвращаемся к людям.

Ну почему у нас на улицах не растут апельсины, до которых никому нет дела?

С этой стороны деревни появляются виды, и не нужно бродить по душным узким улочкам, где нет ветра.

Вот оно Риомаджоре в своей большей части.

На вершине маленькая часовня.

И виноградники, уходящие по склону куда-то далеко вниз.

Идем вниз в сторону моря.

И находим на калитке табличку «Осторожно злая собака».

Сама злая собака сидит тут же у калитки и совсем не обращает внимания на меня, стоящего к ней вплотную. Будучи итальянской собакой, она предпочитает флиртовать с белой подружкой.
— Эй, пронто, канэ, глянь же на меня, — попросил я, — покажи улыбку.
Пес лениво повернулся.

— У меня сиеста, — как бы ответил он своим взглядом. — И, вообще, не видишь, мы тут с сеньоритой заняты?
— А, ну да, прости за беспокойство.

— Бон джорно! У вас прекрасные цветы, сеньора! — сказал Элвис, подмигнув хозяйке злой итальянской собаки.
— Бон джорно! Спасибо! — радостно улыбаясь, отозвалась она.
— Вы сами их выращиваете?
— Да, конечно.
— Вы молодец, сеньора! У вас тут очень хорошо, вы живете в красивом месте, в красивом доме и с красивыми цветами. Я вам завидую.
— Ой, спасибо, ну что вы, — засмущалась она, встав со скамейки и подойдя ближе. — А вы откуда, сеньор?
— Я с Марса, — ответил Элвис, — Говорящая Лиственница из лесу, а Мишка, вообще, руссо туристо, облико морале.
— Как чудесно! — ответила она, — я никогда не была на Марсе. Подождите минутку, — попросила она и скрылась в доме.
Появившись через минуту, она протянула несколько печенек.
— Сегодня утром пекла. 
— Спасибо, сеньора! Очень вкусно! — сказал я, отобрав у Элвиса печеньки и запихав их быстро себе в рот, — Вы печете просто восхитительно! 
— Спасибо, сеньор, приезжайте еще в Риомаджоре. 
— Обязательно, сеньора! 
Попрощавшись с доброй и щедрой сеньорой, мы продолжили путь.

— Знаете что это за здание? — спросил Элвис.

— Ну да, написано же — это акимат, ну или, по-простому — мэрия.
— Прикольно, — сказал Элвис, — представляю, что было бы, если бы у нас на акимате нарисовали голую бабу и мужиков и прочую дьявольщину.
Лиственница засмеялась, видимо, представила. 
— Вот-вот, — сказал Элвис, — а тут — без проблем. 
— Ну а что? Это же искусство. Итальянцы умеют жить в красоте и ценить ее. Это всяко лучше, чем облепить дом дешевым китайским пластиком и гордиться этим.

Обойдя Риомаджоре и вновь выйдя к морю,

спустился вниз.

И сел на краю обрыва, ждать поезд на Корнилью.

В следующей серии
Я нахожу то, что всегда ищу... Лиственница ругается с котом...

Корнилья 

То, что поезд нужно было ждать целый час, это было понятно и уже привычно, но то, что он остановится в тоннеле, не доезжая до станции — было сюрпризом. Когда он только начал замедляться, я, как и еще несколько человек, среди которых были туристы из Германии и Китая, а также итальянцы, которые, судя по всему, были местные, а не туристы, вышли в тамбур, ожидая выезда на перрон. Но вот поезд встал, а вокруг нас все еще темнота и двери не открываются. Нетерпеливые итальянцы нажали кнопку — безрезультатно, дверь не открылась.
— А это Корнилья? — уточнил я у одного из них, на всякий случай.
— Ну, конечно, — ответил он.
Тогда я, недолго думая, открыл дверь в вагон и побежал к голове поезда. Итальянцы дружно стартанули за мной, оставив дисциплинированных немцев и растерянных китайцев ожидать и дальше, что их подвезут и выпустят на платформе. Мы же с итальянцами, разгоняя народ с дороги криками: «Скуза!» — по-итальянски, и «Дорогу, а то затопчу к хренам!» — по-русски, шумно неслись по поезду, тыкаясь во все двери и кнопки. Так, мы добежали до вагона, который был уже на выходе из тоннеля, и его дверь поддалась и открылась. Едва мы, толкаясь, вывалились на перрон, как поезд тронулся дальше. Мимо нас проплыл наш вагон, в тамбуре которого остались стоять немцы и китайцы, с удивлением глядя, как их провозят мимо Корнильи и увозят в Вернаццу.
— Ну, а что вы хотели? — крикнул им вслед Элвис. — Это Италия, придурки!

Автобусная остановка была тут же рядом — у дороги, рядом со станцией стоял микроавтобус.
— В Корнилью? — уточнил я.
Водила кивнул. Я показал ему Чинкве-кард. Водила махнул рукой, мол, проходи, садись. Чинкве-кард кроме проезда на поездах еще и дает право бесплатно проехать на этом автобусе до Корнильи. Подождав минут 10, пока салон заполнится, водила тронулся и за несколько минут взлетел вверх по серпантину, пролегающему между виноградников, в Корнилью.

Вот, кстати, кусок микроавтобуса торчит на этой фото — вот он и возит. 

Хотя, расстояние там не такое уж большое, мне кажется, минут за 15-20 можно и пешком дойти, ну максимум это полчаса, но там и идти симпатично — среди виноградников, да по такой красоте. Но я признаться к тому времени уже достаточно набегался по деревням и холмам, так что предпочел ехать. А на площади, куда он приезжает, есть смотровая площадка.

И самое первое, куда вам надо, если вы любите сладкое и мороженое, то вот на эту улицу.

И практически сразу же, сворачиваете направо, вот сюда.

Это небольшая желатерия Un Mare di Yogurt.


Все мороженое и йогурты хэндмейдное, выбор, как видите, не громадный, но вкус божественный. За прилавком стояла Паола, которая отлично разбирается в том, как сочетать вкусы. Стоило мне выбрать один шарик, как она подсказала, какие виды будут отлично сочетаться с ним по вкусу. Я выбрал второй шарик, она опять подсказала, что будет вкусно с этими двумя. Такое умение встречается далеко не у всех продавцов в Италии, как правило, это бывает как раз в таких небольших заведениях, которые сами делают мороженое. Даже в чемпионских желатериях не всегда бывают такие продавцы. Само мороженое делает ее брат и, поверьте мне, чемпиону-сладкоежке, который перепробовал мороженое почти по всей Италии от Гарды до Сицилии, тому, кто без устали охотится за лучшим в мире мороженым — это оно. Это лучшее в мире мороженое! И я не зря приехал в Корнилью. Хоть я и сомневался, и даже вычеркнул ее из плана в какой-то момент, но все же я сюда попал и я нашел его — лучшее в мире мороженое.

Тут я должен сделать оговорку, чтобы все меня правильно поняли. Когда я говорю «лучшее в мире мороженое», то это означает не то, что лучше этого нет никакого другого в мире. Так просто не бывает, во-первых, сам вкус дело тонкое и субъективное, во-вторых, какой бы ты ни был мастер, но любое изменение качества компонентов, легкое нарушение производства — и вкус изменится. То есть в этом году ты победил на чемпионате мира по мороженому, а на следующий год — твой конкурент. Это нормально, так бывает. Поэтому «лучших в мире мороженых» их на самом деле много, я их уже находил в Риме, и найду еще во Флоренции, о чем обязательно расскажу потом :). Но сейчас я нашел его здесь, в маленькой Корнилье, в малоизвестной желатерии. Такое всегда радует, потому что одно дело, когда ты идешь целенаправленно в известную желатерию, которая выигрывала или брала призовые места на чемпионатах, и ты точно знаешь, что тебя тут ожидает отличное, ну или как минимум, очень хорошее мороженое, а другое дело, когда ты вытягиваешь такого вот джокера втемную. И поэтому, если вы любите сладкое и будете в Чинкве-Терре, то ваш долг попасть в Корнилью.

Паола и ее брат, как я понял, все-таки наемные работники, а хозяйка там улыбчивая сеньора с малышкой Магдаленой, она очень обрадовалась, когда я похвалил ее мороженое, принесла визитку, просила приходить еще. А куда ж я денусь? Теперь если когда-нибудь вернусь в Чинкве-Терре, то Корнилья будет на первом месте в списке обязательных к повторному посещению мест :).

Охладившись и насладившись, идем гулять.

В какой-то момент мне навстречу попалась семья — папа, мама и девочка лет восьми.
— А это только третья деревня? — обреченно спросила по-русски маленькая девочка, волоча ноги за родителями/
— Да.
— Нам потом еще две смотреть? — страдальческим голосом спросила она.
— Да, — ответила мама и, увидев указатель на бухту, предложила — Пойдемте к воде.
И они свернули к воде, а я прошел дальше к вью-поинту.

Когда мы проходили мимо какого-то B&B, в дверях которого лежал кот, дверь открылась, но кот только лениво повернул голову и не двинулся с места, человек аккуратно его обошел и пошел по своим делам.

— Ты поглянь какой, — удивилась Лиственница, — как хозяин прям.
— Что, читать не умеешь? — огрызнулся кот, указывая на вывеску.


(il gatto — по-итальянски — кот — прим. авт.)

— Комната нужна? Не нужна? Ну и топай давай дальше, — он отвернулся и задремал.
— Хамло! Да я те щас хвост выдерну! — возмутилась Лиственница.
— Моя семья будет мстить! — отозвался кот.
— Да я им всем хвосты повыдергиваю! — не унималась она. 
— Идем уже, — дернул ее Элвис, — чо со всякими дураками ругаться?

Вернувшись опять к указателю на бухту, я решил все же посмотреть, что ж там за бухта, и свернул вниз. 

Навстречу опять попалось то семейство, теперь и мать девочки выглядела так, как будто все очень плохо и она глубоко несчастна. Но подойдя непосредственно к самому спуску в бухту, я понял причину.

Туда спуститься и подняться под лучами жаркого солнца — сомнительное удовольствие. Немудрено потом идти с таким выражением лица. Поэтому сообразив, что если я не намерен купаться и загорать, то и смысла в таком скалолазании нет, я развернулся назад.

Все деревни были осмотрены, впечатления получены, восхищения розданы, настроения выше крыши — пора было караулить последний поезд и возвращаться в Специю.

— Как тебе наше Чинкве-Терре? — спросил Лука, когда я довольный и уставший вернулся в аффитакамере.
— Волшебно! Действительно очень красивое и потрясающее место! Я рад, что потратил на него весь день, а не полдня.
— И где же тебе больше всего понравилось?
— В Рапалло, — улыбнулся я.
— В Рапалло??? — удивился Лука, пытаясь найти логическую связь между его вопросом и моим ответом.
— Ну, видишь, просто Чинкве-Терре и Портовенере, они, конечно, очень красивы, но неудобные для жилья, мне кажется. А Рапалло, оно тоже находится в красивом месте, оно тоже красиво, но это относительно большой городок, если сравнивать с этими деревнями, в нем есть магазины, нормальные дороги, а не тесные горные серпантины, недорогие рестораны, автобан проходит рядом — полчаса и ты в Генуе, например. Рапалло и удобный и красивый. Если бы я выбирал, где мне жить, то я бы выбрал Рапалло. Купил бы небольшую парусную яхту, катался бы на выходных в Чинкве-Терре и к тебе в гости.

Лука смеялся.
— Классный план! Здорово было бы, да. Ну и все-таки, в Чинкве-Терре, что больше понравилось.
— Нет, Лука, извини, не смогу ответить. Они все прекрасны, все разные, каждая деревня хороша по-своему, я не могу выделить ту, которая бы мне понравилась больше других... Ну ... хотя... — я хитро посмотрел на него, сделав паузу.
— Что? Что? — торопил меня с ответом итальянец, который не признавал молчания.
— Если твое Портовенере станет частью Чинкве-Терре, то возможно, я смогу определиться с фаворитом.
Лука опять засмеялся.
— Ты мне льстишь, но спасибо, друг, приятно!

И теперь мы опять вернулись к тому моменту, когда я собрав вещи, уезжал из Специи в Пизу.

В следующей серии
Я смеюсь над китайцами... Элвис хочет пинать людей...

А сейчас будет самая скучная и самая короткая глава :) 

Пиза

— В Пизе скучно, очень простой и невзрачный город, там нечего смотреть кроме Поля Чудес, — сказал мне Лука, когда я сказал, куда поеду дальше.
— Да, все так говорят, поэтому я буквально на час, заеду на Поле Чудес, сфотаю башню и поеду дальше.
— Так можно, да, — одобрил он.

Проехав вдоль стен, я встал на большой бесплатной парковке чуть восточнее, обозначенной как P + R, но ехать от нее не надо, там идти всего 10-15 минут, и риска в ЗТЛ заехать никакого. Кому надо — это перекресток виа дель Бреннеро и виа Папарелли. Цель была пройтись по городу хоть немного, хоть несколько минут, чтоб точно убедиться, что город скучен и сер. Убедился. Правда, на подходе к стенам, задержался на минуту возле указателя. Если верить ему, то Поле Чудес было совсем не в той стороне, куда я шел, стрелка указывала чуть ли не в обратном направлении. Я даже навигатор еще раз достал и потупил минуту, глядя по сторонам и топчась на месте, но все равно пошел в ворота старого города.

Внутри было как-то так.

И это единственные фотки Пизы, сделанные не на Поле Чудес. Больше фотографировать было нечего и не хотелось. 

А вот и само Поле и башня.


— Что делает эта глупая китайская женщина? — спросила Лиственница, с недоумением глядя, на маленькую китаянку в желтой кофточке, которая на полусогнутых прыгала перед одними из дверей в дуомо.

— Писать хочет, — ответил я.
— А на кой ей так странно держать руки и кривить морду?
— Она изображает бешеного кролика.
— Господи! Она что, дура? Кому придет в голову изображать бешеного кролика, который хочет писать? — удивилась Лиственница. 
— Да, она дура, — подтвердил Элвис.
— Эти китайцы совсем с ума посходили, — пробормотала Лиственница, качая головой.
Мы зашли в кассу, узнать про билеты на башню. Это вон там — где толпа движется.

— Может, ну ее, эту башню? — спросил Элвис, глядя на цену.
— М-да, это дороже, чем я ожидал, — ответил, колеблясь, я.

С одной стороны, было интересно попасть внутрь, но именно попасть внутрь, посмотреть чего там внутри, ну т.е. буквально нижние пару ярусов глянуть и все, на самый верх не хотелось, ибо на что смотреть? На скучную Пизу? Не хочу. На дуомо? Его и так весь обошел и разглядел. А за зайти и выйти — цена была слишком дорогая. 
— В следующий раз, — сказал Элвис. 
— Я сюда второй раз не поеду, — ответил я, все еще раздумывая. — Башню я посмотрел, а больше тут делать нечего.
— Все равно мы когда-нибудь придем в Чинкве-Терре, а потом или Флоренция или Рим, но ехать все равно через Пизу, вот и заедем. В следующий раз.
— Ладно, в следующий раз.

Но башня прям впечатляла. Когда смотришь на фото, то, конечно, видишь, что она наклонена, но понимаешь насколько она наклонена и чувствуешь это, только глядя вживую, своими глазами.

— А она что тут делает? — спросила Лиственница, показывая на волчицу, — она же в Риме должна стоять.

— Она и стоит в Риме, — ответил я, — сам видел.
— А тут что делает? — не унималась Лиственница.
— Отдыхает, — отрезал Элвис, — Отпуск у нее, путешествует тоже, как ты. А вот эти двое что делают?

— По-моему, они извращенцы, — сказал я, приглядевшись.
— Думаешь? 
— Ну, судя по позам...
— Они что пытаются башню себе меж ног запихать? — спросил озадаченно Элвис .— Господи! Больные люди! Свое не отросло, что ли? Вот щас бы пойти да как наступить, типа не заметил, как раз туда, а потом второй ногой, типа споткнулся «нннн-на!» в жбан с размаху. Может, поумнеют.
— Да ладно, пусть извращаются, раз на большее ума и фантазии не хватило. 
— А где Якубович? — спросила Лиственница, когда мы оказались в воротах.
— Какой Якубович? — не поняли мы.
— Простой, обычный, усатый Якубович, — зашумела Лиственница, возмущаясь, что мы ее не понимаем. — На Поле Чудес должен быть Якубович, иначе какое же это Поле Чудес.
— Тьфу, — Элвис набрал в легкие воздуха, но ничего не сказав, шумно выдохнул, и пошел дальше.
— Якубович тут по пятницам, — пояснил я, — Идем давай, надо ехать смотреть красоты.

Ну вот, в общем-то, и вся Пиза. Все стандартно, как и в других отчетах — поле, толпы туристов, падающая башня, корчащиеся в разных позах люди. Ничего особенного. Но, что заехал не жалею — башня впечатлила, удивительное впечатление, когда смотришь на нее.

По дороге к парковке, мы проходили мимо маленькой АЗС, которая выглядела очень провинциально, прям очень очень провинциально, как будто ее хозяин сам делает бензин и сам его тут же продает. На столбе у дороги висел большой самодельный щит, гласивший, что бензин тут стоит даже меньше чем 1,7 евро. Для Италии это очень дешево, так что, дойдя до авто, я развернулся, заехал сюда и залил полный бак. Не знаю, где он берет бензин (хотя на вывеске, кажется, была эмблема Шэлл), но бенз вполне нормальный, разницы с большими АЗС по качеству не увидел. Дальше по Италии мне бензин дешевле чем 1,8 евро не попадался. 

В следующей серии
Лиственница бьется в экстазе... тетка из АйГоу играет в Сусанина... Я с девушкой обсуждаю казахстанских певцов...

Едем дальше. Сейчас будет самая красивая глава :).

Тоскана

Вообще-то, Пиза — это тоже Тоскана, но все же настоящая красота началась, только когда я покинул ее.

Маршрут был выбран специально колхозными узкими дорогами, в обход всяких автобанов, благо в АйГоу это легко реализуется. Проехаться по Тоскане мечталось давно, с тех пор, как впервые увидел ее в какой-то передаче или фильме. И вот она была передо мной воочию. Точнее, не просто передо мной, а еще и подо мной, сбоку, сзади, сверху — везде! Я был окружен Тосканой, я был весь в ней! Авто скользило вверх-вниз по холмам, за окном мелькали поля, виноградники, маленькие деревеньки, одинокие фермы, небольшие рощи, на вершинах некоторых холмов, тех что были повыше и побольше, гордо возвышались замки.

Яркое тосканское солнце было где-то высоко и приятно грело руки на руле, лишь иногда заглядывая в салон, когда фиеста с разбегу штурмовала очередной холм. В этот момент приходилось зажмуриваться, и я всем телом ощущал его горячие золотые лучи, но это было прекрасно, словно сама Жизнь наполняла мою душу и тело. И в этот восхитительно-прекрасный момент, когда меня окружала сочная яркая зелень полей, деревьев и холмов, когда над моей головой было глубокое сине-голубое небо, такого яркого и насыщенного цвета, что казалось, что Бог закончил его «рисовать» буквально минуту назад и краски еще не успели высохнуть, когда это все тонуло и сверкало в золотистых лучах улыбающегося тосканского солнца, а сам я несся, словно на крыльях ветра, куда-то вдаль, к горизонту, в этот миг в моей голове снова сама собой зазвучала песня «Florence + the Machine» — «Дыхание жизни»:
But I would need one more touch 
Another taste of heavenly rush 
And I believe, I believe it so oh oh oh 
And I would need one more touch 
Another taste of divine rush 
And I believe, I believe it so oh oh oh 

Да, именно в такие моменты почему-то чувствуешь дыхание жизни особенно сильно. И хочется дышать и дышать, втягивать эту жизнь в себя. Помните, с каким восторгом я рассказывал про винную дорогу Эльзаса? Тогда я тоже поймал это приятное чувство, были восторг и счастье. И у вас, возможно, появился вопрос — а чем тогда отличаются там и здесь? И где лучше, если есть разница? По эмоциям, возможно, разницы и нет. Кому-то может показаться, что и визуально разницы нет. Соглашусь, разве что по определенным деталям, можно ее найти, а в целом, действительно очень похоже. Но есть один существенный момент, очень важный, который, лично для меня, расставляет приоритеты однозначно. Дело в том, что когда едешь по винной дороге Эльзаса, то красиво и кайфно ровно, пока ты находишься на ней. Стоит с нее уйти, а такое у меня несколько раз происходило, когда я сворачивал не туда, даже пару раз выскакивал на автостраду, а потом снова возвращался, так вот, от этого ощущения портятся. Не получается освободить голову полностью, нужно следить за знаками, чтобы оставаться на дороге, это как если веселиться по правилам — я не так могу. А Тоскана — это полная и безграничная свобода, сворачивай куда хочешь, ошибайся, крутись по полям и холмам — пофигу, это простор, это сотни квадратных километров радости и счастья! И она, в отличие от Эльзаской дороги, дарит именно это ощущение свободы, простора и расслабления. Я не скажу, что после Тосканы, мне винная дорога Эльзаса стала не интересна, нет, я все равно ее люблю тоже, но там немного другое. Там этот узкий серый асфальт, повороты, постоянно мелькающие деревеньки и стены винограда — я очень хочу туда вернуться и там я именно разрываюсь между желанием рулить и не рулить. В Тоскане я бы легче отдал руль кому-то другому, а сам бы высунулся в люк... ах, да в проклятой фиесте нет люка! Зачем делают машины без люков? Они же напрочь лишают людей возможности вылазить по пояс в люк, махать лифчиком и орать песни!

В общем, если рай существует, то он должен выглядеть как Тоскана, иначе там делать нечего :).

Выбрав, когда дорога станет попрямее и потише, тормошу тетку из АйГоу на предмет виноградников. Тетка предлагает один, как раз по дороге. Заезжаем. 

Идем внутрь.
— Сеньорита, нам три бокала сассикайи и покажите как тут у вас что, — сказал Элвис, заглядывая в офис.
— Мы не виноградник, мы просто торговец, — извинилась девушка, — показать, похвастать нечем. Но если хотите, я узнаю, где вы сможете найти хорошие виноградники.
— Хотим!
Девушка ушла и вернулась с листком бумаги, на котором кто-то аккуратными красивыми буквами написал названия и примерные адреса или описания. Годится для начала. Поблагодарив сеньориту, едем дальше. Как всегда, нужные рекомендованные виноградники были или закрыты, или я их не нашел. В итоге начал заглядывать в более-менее большие, но везде говорили, что сейчас не сезон, экскурсий у них нет, показать особо нечего. С одной стороны это были неудачи и странно, потому что люди писали в своих отчетах, что без проблем попадали на экскурсии, с другой стороны, я все время ехал по Тоскане, что само по себе удовольствие. Иногда, дорога проходила через какую-нибудь деревеньку с такой узкой улицей, что проезжать ее приходилось по очереди. Пока мы стоим на красный, проезжают встречные, потом красный загорается им, и едем мы.

Происходит это довольно быстро, так что особо не задерживает.
— Остановись! — попросила Лиственница.
Я съехал на маленький пятачок у дороги.

Лиственница выскочила из машины. Мы с Элвисом распахнув двери пошире, вышли следом и встали на краю дороги. Перед нами простирались холмы Тосканы, из открытых дверей машины звучал мощный голос Андреа Бочелли, обволакивая, взвиваясь ввысь и растворяясь в сине-голубом тосканском небе. 
— Господи, красота-то какая! Я хочу расти где-нибудь здесь!

Было действительно потрясающе красиво, и было сложно ехать и не останавливаться через каждые пять минут. И единственное, что мешало это делать, то, что остановиться можно было не везде — дорога узкая и с обочинами проблемы.

Зато итальянцы часто не отгораживают виноградники проволокой, так что еще одна мечта — побродить среди винограда — исполнена.

Мне кажется, я мог бы так провести весь день, а может даже и не один. Но время не резиновое и отпуск тоже, едем дальше в поисках доступного виноградника у дороги. В одном месте, добрый итальянский дедушка, развел руками.
— Ты ж по-итальянски-то не шибко силен, внучек, как же я тебе все рассказывать и объяснять-то буду.
— Да пофиг, деда, чо ты? Я, конечно, нифига не пойму, но все равно интересно же. Мы ж вот общаемся как-то.
— Не, — не удовлетворился дед, — так не пойдет, мы ж общаемся на итальяно-жестовом языке, это чо это, я буду рассказывать-рассказывать, а ты не поймешь. А я ж с душой буду рассказывать, мне обидно будет. Езжай-ка ты вон туда, там народ по-английски говорит.

Поехав в указанном дедом направлении, я заприметил большой симпатичный дом с паркингом. Дорога проходила через арку под домом.

Оказалась церковь.

— Красотища! — не переставала восхищаться Лиственница.

— Небо темнеет, — заметил Элвис, — Надо бы уже двигаться в сторону ночлега, пока дождь не начался и время чек-ина не закончилось.

Тетка из АйГоу сказала, что ехать в общем-то недалеко, и она знает короткий путь, и бодро проложила маршрут. Сначала я ехал быстро и подвоха не почувствовал, продолжая вертеть головой по сторонам и любоваться пейзажами.

Но потом стало как-то странно.

А потом и того хуже — дорога пропала.

Но тетка из АйГоу уверено утверждала, что все нормально и мы движемся правильно.
— Тут только на тракторах ездить, — сказала Лиственница.
— На дорогах без асфальта страховка не действует, — напомнил Элвис, — так что давай аккуратнее.
— А может наша тетка хочет завести нас в итальянскую глушь и убить? — прошептала Лиственница, подозрительно косясь на планшет. — Я видела фильм «Поворот не туда», там примерно так все и начиналось.
— Ага, а первым всегда убивали самого болтливого, — ответил я, останавливая машину и глуша двигатель. — Слушайте какая тишина и красота какая.
Мы вышли из машины. Вокруг было тихо и умиротворяюще, стрекотали какие-то насекомые, изредка пересвистывались птицы, легкий ветер шуршал травой и листьями винограда. 

Это было царство беззаботного спокойствия и красоты. Где-то вдалеке виднелись несколько домиков, но присутствия человека здесь не чувствовалось. Ну, то есть, конечно, это не дикая природа, и тут все ухожено, то есть следы деятельности человека здесь были вполне ощущаемы, но физически люди сейчас здесь отсутствовали, и мир казался совершенно пустым.

— Ну, ты, Миш, и свинтус. — неодобрительно сказала Лиственница, глядя на водительский полик, который превратился в грязно-соломенный после моей прогулки по винограднику и полю.
Я чертыхнулся, открыл дверцу, постучал кроссовками друг о друга, чтобы сбить налипшую грязь, но было поздно. 
— Да пофиг, почистится, — ответил я, заводя машину.

Сельская дорога, по которой мы ехали, проходила аккурат через какой-то виноградник. Но народ особо не удивился туристу, мужики продолжали заниматься своим делом, а ко мне вышла пожилая сеньора.
— Можно посмотреть, как вы тут живете и работаете?
— Ну, посмотри, — несколько удивилась она и позвала юную сеньориту, — Покажи сеньору наши вина.
— Мне бы не только вина, мне бы походить посмотреть.
— Вы трейдер? — спросила сеньорита.
— Нет, руссо туристо, облико морале, любитель кьянти и винограда.
— Ну, сейчас не сезон, показать нечего.

Мы прошлись по маленькой территории. 

— А тут у нас зона релакса, — сказала она, заведя меня за кустарник.

— Супер! Красиво тут у вас.
— Да. Пойдем, покажу наши виноградники и оливки. Там тоже красиво.
Мы поднялись на террасу.
— Это все наше, — гордо обвела она рукой вокруг.

— Шикарно! Хочу у вас жить. Возьмете меня на работу? — пошутил я.
— Конечно, — улыбнулась она. — Когда время сбора, нам нужны люди. Приезжай в августе-сентябре. А у вас там такого нет?
— Нет. Я из Казахстана, у нас такого нет, у нас одна сплошная степь на тысячи километров. 
— Надо же. Интересно. Я смотрела передачу про итальянцев, живущих в Казахстане, там горы показывали.
— У вас показывают передачи про Казахстан? — удивился я.
— Да.
— Надо же. Горы — это Алматы, там есть горы, да, а так, все равно 90% страны — степи. У нас, кстати, есть певец из Неаполя, — вспомнил я, — но я не помню, как его зовут.
— Сон Паскаль. Его как раз много показывали. Он очень хвалил Казахстан, говорил, что ему у вас очень нравится.
— Ага, он поет по-казахски уже у нас, — улыбнулся я.
— Да, да, — засмеялась она, — Я слышала, неплохо звучит.
Поболтав еще немного, я купил у нее бутылочку их кьянти, поблагодарил и, выехав опять на эту глинистую дорогу,

поспешил дальше. К счастью дорога вскоре, как и обещала сеньорита, вывела на асфальт и можно было ехать уже нормально.
— Смотри «небоскребы» Сан-Джиминьяно, — указал Элвис.

— Значит, скоро приедем, до конца чек-ина осталось не так много времени, надо торопиться.

В следующей серии
Я выучил новое слово...

Колле-ди-Валь-д'Эльса (Colle di Val d'Elsa)

Городок был выбран просто местом ночлега, потому планов на него не было. Я просто знал, что там довольно мило, и гестхауз имел чуть ли не 10 баллов на букинге, и было заявлено, что он расположен в палаццо. Любопытно. Франческа — хозяйка гестхауза прислала на почту подробную инструкцию, как проехать на бесплатную стоянку рядом с гестхаузом, и не попасть в ЗТЛ. (Зону ограниченного движения — куда заезжать не местным нельзя, штрафы за это конские. Это чисто итальянская особенность). В городок я въехал вместе с первыми каплями дождя и, пытаясь вспоминать чего же она писала и высматривая знаки, медленно ехал по узким улицам.

— Все уже и уже, — сказала опасливо Лиственница, — мы тут застрянем скоро.
— Не боись, это же автомобильная улица, проедем.
— Вот тут точно застрянем.

Но и тут проехали. И тут же, свернув направо, оказались на паркинге. Часть паркинга была обозначена как ЗТЛ, но Франческа писала, что это для местных и мне надо проехать дальше, за забор. Проезжаю, паркуюсь, и с недовольством смотрю на учащающиеся капли дождя. Наверху виден старый город, обратите внимание на высоту. 

Накинув куртку, беру из багажника сумку.
— Зачем она тебе? Оставь, — предлагает Элвис.
— Вдруг понадобится что-нибудь, да и переодеться уже пора, и спокойнее, когда вещи с собой.
А тут надо сказать, что в Специи, одно колесико не выдержало скачек по мостовым и лопнуло, теперь катить сумку было сложно.
— Таскаться с этой тяжестью... — пробормотал Элвис.
— Да фигня, Франческа же писала, что тут рядом, донесу на руках.
Здесь была еще одна проблема, ни гугл-мапс, ни навигаторы не знали адрес этого гестхауза, поэтому точного маршрута не было, был только адрес и направление, гестхауз надо было искать.

Выйдя на перекресток, я совершил фатальную ошибку, почему-то я был убежден, что мне направо, пройдя мимо какого-то тоннеля, я побрел вверх, нужной улицы все не было, прохожих тоже, спросить не у кого, а дорога уходила все круче в старый город. Тут бы вспомнить что «умный в гору не пойдет», но, как вам уже известно, это не про меня. Иду вверх, таща на себе 20-килограммовую сумку.
— Я ж говорил, не надо сумку брать — сказал Элвис.
— Заткнись! — огрызнулся я.

Взобравшись на вершину, я перевел дух и обратился за помощью к фотографу, жующему панини. Тот долго думал над адресом, потом отправил меня вглубь старого города. Я поплелся дальше. Но едва я прошел метров триста, как легкий дождь превратился в ливень. Слева была арка, пришлось укрыться в ней. Это был проход с лестницей, который вел на улицу уровнем ниже. Расположившись в двух метрах от входа, я стал ждать, до конца чек-ина оставалось сорок минут, а дождь был сплошной стеной и настолько сильный, что начало заливать проход, и вода потекла по ступенькам. Пришлось отступить от входа еще метра на три. Ливень прекратился минут через пятнадцать и я смог идти дальше. Навстречу попалась пожилая сеньора, которая тоже долго думала, и в итоге позвала на помощь солидного сеньора. Тот тоже задумался, но предположил, что мне надо идти еще дальше. Это было нелогично, потому что так далеко гестхауз не мог быть, но что делать, пришлось идти. В итоге я вышел на пьяцца ди дуомо, и в этот момент дождь опять усилился. Я спрятался в музее, тут было тихо и пусто, и, бросив сумку на входе, пошел искать людей.

— Чем вам помочь? — окликнул меня сторож, который, видимо, увидел меня в мониторе.
— Я заблудился. Ищу этот адрес, — я показал ему адрес.
Сторож задумался, потом его осенило, и он начал объяснять дорогу. Конечно, нужно было идти назад! Конечно, я свернул не туда! И мне нужен был ашенсорэ.
— Ашенсорэ? — переспросил я, пытаясь сообразить что это.
— Ашенсорэ, — кивнул сторож, подумал и сделал жест рукой вверх-вниз. — Ты же сюда поднялся на ашэнсорэ.
— Я поднялся пешком.
Сторож удивился.
— Зачем пешком? Это трудно. Есть же ашенсорэ, — он опять сделал жест рукой вверх-вниз.
— Тут есть лифт?! — удивился я.
— И какого же фига мы перлись в гору пешком с тяжеленной сумкой? — возмутилась Лиственница.
— Мы идиоты, — констатировал Элвис.
— Лифт? — переспросил сторож, и пожал плечами, показывая, что не знает такого слова, — Ашенсорэ. Подожди! — он ушел к себе и вернулся с картой. Показал, где мы, где этот чертов ашенсорэ и куда мне идти. Вручил карту, и выведя из музея, на всякий случай, лично убедился, что я пошел в правильном направлении.

Чертов проклятый ашенсорэ оказался большим стеклянным лифтом, стоящим на краю скалы и уходящим вниз на уровень нижнего города. И выход из него как раз и оказался тем тоннелем, который я видел в самом начале и который проигнорировал.

— Мама мия! Мы столько времени зря носились по горе! — воскликнула Лиственница, — а ведь всего-то нужно было свернуть налево, а не направо.
— Зато теперь Мишка никогда не забудет, как будет по-итальянски лифт, — хмыкнул Элвис.
В действительности гэстхауз был всего метрах в ста от паркинга, так что, и впрямь, оставалось только корить себя за глупость и невнимательность. 
Провел я в городке только вечер, поэтому особо рассказать нечего, городок действительно мил, но бродил я по нему большей частью уже ночью, так что фоток нет.

— Красиво! — сказала Лиственница, остановившись и любуясь фотографиями на стене обычного дома.
— И, главное, никто не портит и не рисует на них что попало, — заметил Элвис.

Piazza di Cambio — симпатичная площадь с красиво подсвеченным фонтаном.

Утром, вытащив из сумки припасенную накануне местную дыню,

я отправился на завтрак на кухню. Франческа напекла вкуснейших пирогов, принесла свежий горячий и обалденно вкусный хлеб. Кстати, что удивило, хлеб в Тоскане почему-то не очень вкусный, и этот раз скорее был исключением. Завтрак был не по-итальянски обильный, Франческа просто завалила большой стол едой. Гости собрались все вместе, знакомились, делились впечатлениями. Я порезал дыню и угостил народ. Дыня, правда, не впечатлила, наши послаще будут. Затем поблагодарил Франческу и поехал в Сан-Джиминьяно, предстояла новая охота на лучшее в мире мороженое.

В следующей серии
Я нахожу Лиственнице того, кого она спрашивала...

Сан-Джиминьяно

П
ро город узнал из передачи В. Познера и И. Урганта «Их Италия», и, конечно, пропустить такую красоту и лучшее в мире мороженое было ну совершенно невозможно. 
Башни города виднеются издалека.

Пришпориваю фиесту, подъезжаю под стены, паркуюсь на одном из, кажется, пяти больших паркингов и иду к воротам. 

По пути любуясь видами.

Город впечатляет сразу же, как только попадаешь внутрь — абсолютно средневековый, с узкими улочками и каменными домами. Тут, кажется, все сохранилось в своем первозданном виде.

Транспорт сюда все-таки заезжает, но с низким содержанием углекислых газов, либо малолитражки местных. 

И все основные улицы утыканы магазинами с местной колхозной продукцией.

А вот и показанная в передаче мастерская, где вышивают на чем угодно, что угодно. Могут имя написать, ну или что попросишь.

И вот, наконец, она — Piazza Cisterna.

Вижу вывеску про лучшее мороженое в мире.

Это не то место, куда привела сеньорита Строцци Познера, но сажусь к ним в кафе поесть тортеллини и заодно пробую их версию лучшего в мире мороженого. Хорошо, но не лучшее в мире. Собственно, отсутствие очереди об этом тоже говорит.
Зато в ту желатерию, куда мне надо, очередь неслабая такая
.

— Лиственница, — позвал я, — помнишь, ты искала на Поле Чудес Якубовича? Я нашел его.
Якубович ходил вдоль очереди, знакомился с туристами, раздавал всем брошюры, давал рекомендации.
— Откуда, Вы, сеньор? — спросил он.
— Из Казахстана.
— О! Момент! — он потасовал брошюры, и выудил мне одну на русском языке — Правильно? 

— Отлично! — похвалил я, — Я специально приехал в Сан-Джиминьяно, ради Вашего мороженого. Я большой специалист по сладкому. Возможно, даже лучший в мире!
Якубович радостно и одобрительно захохотал.
— Великолепно! Мне будет очень приятно, если Вам понравится! А как Вы узнали обо мне?
— Я смотрел передачу по ТВ, у Вас в гостях была сеньорита Строцци с сеньором Познером из России.
Якубович лукаво прищурился и потряс пальцем, заговорщицки прошептав
— Ай-яй-яй! Только не компрометируйте Строцци!
После чего радостно рассмеялся. Я сделал комично-напуганные глаза и жестом изобразил, что закрываю рот на замок, приведя Якубовича в еще больший восторг.

— Сеньор Познер очень хвалил Ваше мороженое и желатерию, так что я решил приехать и убедиться лично.
— Потом расскажите, как Вам понравилось, — попросил он.
— Обязательно, сеньор!
Отстояв очередь и добравшись наконец-то до прилавка, я понял, что ошибся и у меня проблема выбора.
— Сеньор...? — спросила итальянка с той стороны прилавка, приветливо сверкая громадными черными глазищами. 
— Мне большой стаканчик, но у меня глаза разбегаются, помогите мне!
— Что Вы любите? У нас есть огромное количество совершенно разных вкусов.
— Блин! — растерялся я, — да я все люблю! 
— Тогда я не знаю, как Вам подсказать.
— Тогда выбирайте на Ваш вкус, сеньорита, — смирился я.
— Вы хотите, чтобы я сама для Вас выбрала? — переспросила она.
— Да, сеньорита, Вы прекрасны, и я уверен, что у Вас прекрасный вкус!
— Спасибо, сеньор, это так мило! Я дам Вам наши особые вкусы, уверена Вам очень понравится.

Получив от нее стаканчик с мороженым, я перебрался к колодцу посреди площади.

И устроившись на ступеньках, занялся дегустацией. «Восхитительно!» — таков мой вердикт. Это действительно лучшее в мире мороженое. Охота удалась. Я сидел на каменной ступеньке, солнце сегодня было не жарким, смотрел на окружающую древнюю красоту и ел лучшее в мире мороженое — сегодняшний день явно удался.
Насладившись, иду гулять дальше по городу.

Местный дуомо.

И небольшая площадь перед ним.

С другой стороны к ней примыкает пьяцца дель Эрбе.

Возвращаюсь обратно на пьяцца Цистерна. Здесь осталось незаконченное дело — я же обещал Якубовичу рассказать свои впечатления. Заново становлюсь в очередь. Якубович, видя меня, опять радуется, как старому знакомому. Я говорю ему, что у него действительно лучшее в мире мороженое, и что я обязательно приеду к нему еще раз, когда буду в Тоскане. Якубович счастлив и говорит, что непременно будет меня ждать. Моя очередь подходит, но сеньорита, помогавшая мне в прошлый раз, занята с другим покупателем. Не беда, в этот раз я предварительно подглядел, что я выберу, и теперь уверенно и быстро тыкал в приглянувшиеся виды. А потом, фото на память с Якубовичем,

и мы, тепло прощаясь, расходимся — он дальше веселить клиентов, а я, кушая лучшее в мире мороженое, не спеша в сторону паркинга, пора ехать во Флоренцию.
Сан-Джиминьяно, конечно, — это абсолютное нечто. Даже если вы равнодушны к мороженому, то город посетить стоит. Он создает удивительное впечатление, ты как будто бродишь по всему каменному, и в природе нет других материалов. Теперь, когда я слышу его название, у меня появляется чувство, как будто я трогаю камень, большой тяжелый камень. Таких городов не так много, они уникальны, и, безусловно, Сан-Джиминьяно стоит того, чтобы посмотреть на него своими глазами. Пока смотришь на него на картинках, то да, конечно, видишь, что там все каменное и что там высокие башни и что там красиво. Но почувствовать насколько это все каменное и красивое можно, только побывав там.

В следующей серии
Я нахожу свою новую любовь... Мы едим стейк... Элвис хочет пулемет и гранаты... Меня заманивают Ланой Дель Рей... Мускулистый негр приносит мне завтрак в постель... Лиственница хочет меня раздеть...

А я меж тем, проехал знак «Флоренция», и как раз закончился диск с Бочелли. Кого же воткнуть? Рука нащупала диск с Флоренс + зэ машин. Ну, не итальянка, конечно, но зато тезка города — включаем ее.

Флоренция — город, в котором любят Пинк Флойд

Немного про паркинги и МэпсВифМи

Весь центр и, скажем так, прицентровье, это сплошная ЗТЛ. Въехать без штрафных санкций туда не получится, если только ваш отель не предоставляет такое право своим гостям. Да и за пределами ЗТЛ, парковки не сказать, что дешевые, а один фиг потом пешком идти. Мне не повезло, у меня был не отель, а гэстхауз, расположенный в ЗТЛ, минутах в семи ходьбы от Санта-Мария дель Фьоре, но отменять штрафы он не умел. Так что в центр я решил не соваться. И объехав город полностью, въехал с другой стороны, бросив машину на паркинге чуть южнее от станции Firenze Rifredi.

Паркинг открытый, маленький, но стоит копейки, оснащен камерами и прям напротив остановка автобуса. Сумку, после негативного опыта в Колле-ди-Валь-д'Эльса, решено было не брать. Все нужное и важное из нее перекочевало в рюкзак. Собственно нужно было сразу так и делать — так проще. Автобусы что в центр, что обратно на станцию Рифреди ходили нормально. И остановки были недалеко. Единственное, на обратном пути ехать пришлось с пересадкой, но она была на автобусной станции, поэтому сменить автобус было не сложно. Тут еще раз хочу похвалить программу МэпсВифМи, о которой писал в самом начале. Она оказалась удобна не только для пеших прогулок, но и для контроля проезда на общественном транспорте. Она легкая и быстрая, не загромождена всякими (безусловно, нужными для авто) функциями, так что в любой момент, открыв планшет, можно было убедиться, что едешь куда надо, и нет необходимости постоянно следить за названиями остановок, чтобы не пропустить свою. И так будет видно, что подъезжаешь к нужному месту. В общем, всячески рекомендую данную прогу.

№3

— Нравится здесь? — спросили меня новые знакомые из Москвы, которые только прибыли во Флоренцию, а я уже вполне здесь освоился и помогал им найти их отель.
— Безусловно! Просто потрясающий город! Очень красивый! В моем личном рейтинге — он уверенный №3.
— Почему?
— Я не знаю. Но я обожаю такие вот города, с узкими улицами, с красивыми старыми зданиями. От всего это веет каким-то спокойствием и многовековой ... мудростью что ли, как будто ты пришел в гости к столетнему буддийскому монаху. Тут полно людей и туристов, но при этом все равно очень уютно и нет суеты.... ну, к пьяцца дель дуомо это, конечно, не относится :). Но в целом тут очень хорошо и душевно. Тут чувствуешь себя так, словно прикасаешься к богу красоты и культуры. Я готов днями бродить по улицам Флоренции без всякой цели, просто любуясь ее улицами, домами, людьми, сидеть на разных пьяцца, на понте веккьо, любоваться закатами. Не каждый город, даже очень красивый, способен подарить такие ощущения. 

Кстати, обратите внимание на крыши.

Почему-то во Флоренции много таких крыш, выступающих на метр-полтора. Наверное, удобно прятаться в дождь... или от солнца. Не знаю для чего они, но вот так вот там строят.

Наряду с древней красотой, попадаются и модерновые странные вещи.

Красивые массивные двери, которые стоят во многих домах, открываются и закрываются, кстати, вполне легко, что кажется удивительным, когда на них смотришь. Многие оснащены доводчиками. 

Зашел во дворик... кажется, это был университетский кампус, уже не помню точно... завидев динозавра.

Там меня «достал» вон тот итальяшка в белой футболке — турист из Неаполя, работающий учителем и приехавший в какой-то там музей или библиотеку, тоже не помню.

Когда я согласился ему помочь сфотографироваться на фоне динозавра, я не думал, что он будет вести себя как какая-нибудь Клаудиа Шиффер или Летиция Каста, делающие фотосессию для Викториа Сикрет. Он мне не понравился, начиная с того момента, когда начал настаивать, чтобы я, прежде чем взял у него из рук его фотоаппарат, сначала одел ремешок на руку.
— Я не понял, он что думает, что у тебя паркинсон? — спросил Элвис.
— Да хам, вообще, — поддержала Листвнница. — Ты что, по его мнению, не в состоянии удержать фотоаппарат в руках? 
… много часов спустя, когда, мне, кажется, он даже динозавра задолбал:
— Давай я брошу его фотоаппарат ему в голову? — предложил Элвис.
— Я щас сам это сделаю с удовольствием, — ответил я.
— Давайте по очереди? — предложила Лиственница.
Но в этот момент итальянец, видимо поняв, что приближается к неминуемой смерти от открытой черепно-мозговой травмы, вдруг вспомнил, что у него поезд и, быстро вскочив на велик, понесся прочь по улице. 
— Небось, погнал скорее выкладывать фотки куда-нибудь в свой Твиттер или Фейсбук какой-нибудь, — сплюнул вслед неаполитанцу Элвис.
— Ага, и какой-нибудь тупой коммент напишет, типа: «Я и моя любимая ящерка!», потом куча смайликов и приписка: «Лайкните, если любите динозавриков», — и если бы Лиственница умела, то тоже бы плюнула ему вслед.

Театро делла Перкола.

Барджелло — прототип Палаццо Веккьо.

Пьяцца Сан-Фиренце.

Пьяцца ди Санта-Тринита

с одноименной церковью,

а также с Палаццо Спини Ферони с расположенным в нем музеем Сальваторе Феррагамо

И посередине пьяцца ди Санта-Тринита стоит Фемида.

— А почему у нее повязки на глазах нет и меч приподнят? — спросила Лиственница.
— Ну, с мечом понятно, — ответил я, — он приподнят как раз потому что повязки нет.
— А повязки нет, потому что итальянцы поняли, что трудно вершить правосудие, будучи слепым и ничего не видя, — добавил Элвис.

Департамент образования и культуры Тосканы.

И недалеко от него.

— Миш, что тут написано? Переведи, — попросила Лиственница.
— Что? Не видишь — матерная школа.
— Матерная? 
— Ну да. Видимо, именно тут подрастающих тосканцев и флорентийцев учат экспрессивно, громко и по полчаса без остановки материться скороговорками.

Братья-украинцы и тут бузят :).

Местная синагога.

Пьяцца Сан-Марко не такая роскошная и огромная как ее венецианская тезка.

Пьяцца делла Сантиссима-Аннунциата.

Теперь немного о «маст си» Флоренции. В принципе, о них пишется везде, но совсем не упомянуть тоже как-то будет странно. Ну, и самая первая и самая главная достопримечательность Флоренции — это, конечно...

Санта-Мария дель Фьоре

Вообще-то, планом было — сперва поесть, а уже потом пища духовная. Но когда между домов показался купол дуомо, то я пошел к нему.

И чем ближе приближался, тем больше поддавался его магии, а когда вышел на малюсенькую площадь, которая его окружала, то напрочь забыл о первоначальном плане и застыл в восхищении. Много дней спустя :), выйдя из оцепенения, я бросился бегать вокруг него кругами и осматривать каждую деталь.

Вот ширина площади, которая отделяет дуомо от домов.

Чуть шире обычной улицы. Так что вместить весь дуомо в кадр абсолютно невозможно.

Народу перед входом - не протолкнуться.

С Баптистерием, расположенным напротив входа в Дуомо, не повезло — закрыт лесами и завешан картинками — реставрация.

Так что, как он выглядит снаружи, можно догадываться только по этому открытому для глаза кусочку.

Вдоволь набегавшись кругами, все-таки иду есть, кушаю, а сам смотрю наверх — мне надо туда. Очень надо.

Билеты продаются напротив входа в Баптистерий. Билет единый и дает право на вход в Баптистерий, кампанилу (башню) и на купол. Годен 24 часа. В сам дуомо, как и в любой итальянский храм, вход свободный. Но тоже по времени и по очереди. Стоим в очереди и заходим.

Фотки внутри темных помещений у меня стабильно убогие, размытые и ничего толком не видно, так что, извините, 

Но Дуомо изнутри особо не впечатлил, достаточно такой обычный ... хотя, позже я это свое мнение поменяю :). Точнее, не поменяю, а уточню, но потом, в свое время. Но есть все же одна вещь внутри, которая притягивает и завораживает — купол.

Вот он действительно расписан просто вах-вах-вах! — одни эмоции. Ну, мне точно надо туда. Двигаюсь на выход, недалеко от которого опять очередь — народ ломится куда-то в подземелье. Никакой таблички, говорящей, что там внизу, нет, поэтому не понятно, надо мне туда или нет. К счастью, вижу молодых ребят, которые, судя по интерфейсу, явно говорят по-русски, при этому у них в руках аудиогид.
— Привет! Подскажите что там, пожалуйста! 
— Привет! — отвечают они по-русски — Сейчас, — включают аудиогид, слушают, — руины какие-то древние

— Спасибо! Пока, — помахал я и пошел к выходу.
В подземелье мне было не надо, и услышал за спиной.
— Неее, — протянула девушка, обращаясь к своему парню, — руин мы уже в Риме насмотрелись, давай не будем.

А меня ждала очередь на кампанилу,

которая еле движется, да еще и стоять на солнцепеке. Но вот мучение заканчивается и... начинается новое — карабкаться по узкой лестнице вверх.
— Миш, ну и нахрена нам это надо? — страдальчески спросила Лиственница.
— Надо! Гоу! Гоу! Гоу! Вперед, бойцы! — гоню я их вверх.
— Надо передохнуть, — где-то посередине кампанилы не выдерживает Элвис.
Останавливаемся, смотрим в окна.

— Все, отдохнули? Вперед! Кто поднимется после меня — отжимается сто раз!
— Со мной нельзя так обращаться! — возмутился Элвис, — Я король рок-н-ролла!
— А я король поджопников. Могу отвесить один. Надо?
— У меня черный пояс по карате, — напомнил Элвис.
— А у него клыки и когти, — возразила Лиственница, — Не надо с ним спорить, идем, Королюшка, — она потащила его наверх.

Наверху смотровая площадка кампанилы закрыта решеткой. 

— Вот видите зачем мы сюда лезли? 

— Да, оно того стоило, — согласились те двое.

Над другими зданиями возвышаются Базилика Сан-Лоренцо с капеллой Медичи. А чуть дальше, большое квадратное современное здание с зеленной крышей — рынок Сан-Лоренцо. О них будет ниже.

Вон та красивая белая громадина вдали — Базилика Санта-Кроче.

Палаццо веккьо с высоченной башней.

Пьяцца делла Репубблика с каруселью.

Посмотрев на все четыре стороны, возвращаемся к выходу.

и идем вниз.

Предстоит стоять в еще одной очереди. Самой большой на этот раз, и это ужасно. Благо хотя бы в этот раз — тень. И в тени музыканты — хоть какое-то развлечение, пока стоишь в часах ожидания.

Пока стояли недалеко от фасада Дуомо, за спиной началось оживление. Полиция организовала коридор в толпе, и через несколько минут к Дуомо прошла колонна. 

Сначала конные полицейские, потом нарядные молодые бойцы, потом просто всякий нарядный люд с флагами, а потом явно ветераны — старички с наградами. 
— Может, все еще 9 мая празднуют? — спросил Элвис.
— Ну, с этими товарищами еще не понятно на чьей стороне они воевали, — заметил я.
— Тогда было бы неплохо сейчас туда гранату забросить, — сказал Элвис, — У меня уже эти очереди в печенках сидят, я уже начинаю всех тут ненавидеть, мне бы гранату... несколько … и пулемет — расчистить площадь и сократить очередь. 
— Было бы дивно, — поддержал я.
— Осталось найти пулемет и гранаты, — сказала Лиственница.
— К Юрию в Брюгге ехать далековато, — задумался я. — А во Флоренции я торговцев оружием не знаю.
— Жаль, — сказала Лиственница, — видимо, придется стоять в очереди.

Отстояв, заходим внутрь и поднимаемся на купол. Вблизи впечатляет еще больше!

Сразу хочу предупредить, что есть там один негативный момент для людей невысокого роста. Вся дорожка, которая идет по кругу всего купола, закрыта метра на два в высоту прозрачным пластиком, через который все видится очень мутно. Поэтому низкорослые китайцы ходили разочарованные. В принципе, даже с моим средним ростом было сложно заглянуть вниз.

Проходим внутреннюю часть купола и лезем внутрь него. Купол двойной и лестница наверх пролегает между его стенами в полутьме, освещаемой тусклыми лампами и редкими маленькими окошками.

Наконец, минуя все узкие лестницы и пробки на них, поднимаемся наверх.

— И что мы тут не видели? — спросил Элвис, — Все то же самое, что и с кампанилы.

— С кампанилы мы не видели, собственно, саму кампанилу, — возразил я.

На входе-выходе, как всегда, пробка. Там вертикальная лестница, так что если попадается на ней «черепашка», то все — финиш.

И последним пунктом в программе остался Баптистерий. Слава богу, хоть в него очереди не было. Золотые ворота в рай не просто закрыты, а еще и отгорожены.

— М-да, рай нам явно не светит, — заметил Элвис. — Эвона как забаррикадировались.
— А что там делать? — ответил я. — Там скучно: ни текилы не накатить, ни рожу никому не набить, ни песни гр. «Ленинград» не спеть. Сидят все со смиренными лицами на облаках. Там помереть с тоски можно было бы, если бы можно было помереть.

Вход внутрь был правее ворот в рай, через турникет. Здешние фото тоже не удались, но там вполне симпатично, зайти однозначно стоит.

Еще немного площади, напоследок.

Коротко, как обещал, про Санта-Мария дель Фьоре не получилось, но собор и впрямь великолепный и как о нем сказать еще меньше — не представляю. Но все же миланский дуомо мне нравится больше. Просто разные архитектурные стили, и меня как-то больше впечатляет готическая архитектура, в ней, на мой взгляд, больше величия и монументальной мощи. Флорентийский дуомо очень нежный, воздушный, он прям противоположность миланскому дуомо. Он как крем-брюле, а миланский дуомо как плитка экстрачерного шоколада. Ну, и по внутреннему убранству он не так крут, как Сан-Пьетро в Ватикане. И я, конечно, видел далеко не все соборы мира, но все же Санта-Мария дель Фьоре — это явно одно из прекраснейших творений человека. 

Базилика Санта-Кроче

Еще одна громадная «дура», которая сама вправе быть кафедральным собором, и, наверняка, была бы, если бы не Санта-Мария дель Фьоре. Стоит она, конечно же, на пьяцца Санта-Кроче.

Вход и касса с левого торца, туда дальше за памятником.

И это, кажется, единственный на моей памяти итальянский храм, куда платный вход. Причина проста, он интересен скорее не как храм, а как пантеон. Все известные флорентийцы покоятся именно здесь. Вдоль всех стен надгробия, монументы и таблички.

Из наиболее известных и уважаемых мной, например, Ферми.

Удивлен был скромностью этой памятной доски.

В моем представлении — это самый известный и выдающийся итальянец. Я бы как минимум на ползала монумент установил. Вот у Микеланджело правильный монумент. К нему, кстати, не так просто подступиться, он самый популярный у туристов.

А самый большой — у Данте.

А вот еще один мой любимец — Никколо Макиавелли.

На всех, конечно, стен и монументов не хватило, народу попроще достались места на полу.

Впрочем, и кроме могил, здесь есть на что посмотреть.

Вот это не знаю что, но лежит в дальнем зале, в отдельном крохотном закутке метр на метр буквально, в который нельзя входить.

И потрясающей красоты и цвета картины на стенах основного помещения.

Далее можно пройти во внутренний дворик.

Там еще какое-то красиво расписанное помещение.

Из которого нас вежливо попросили, потому что базилика закрывается.
— Хамы! — сказал Элвис, — Мы им денег заплатили, а они нас на выход подгоняют.
— Ну, хорошо хоть успели все посмотреть как раз.

Понте Веккьо и р. Арно

— О, тут тоже есть каналы! — обрадовалась Лиственница.
— Это не канал, это река Арно.

— Давайте залезем и отвесим чуваку поджопник? — предложила Лиственница. — А то он все никак не может решиться шагнуть. 

— Нет, он должен решить сам, что ему делать с его жизнью, — философски возразил Элвис, увидев, что я уже было собрался перемахнуть через ограждение.

А вот и понте Веккьо — самый узнаваемый, после Санта-Мария дель Фьоре, конечно, символ города.

— Офигеть какие длинные стрелы у их кранов, — указал Элвис на один из возвышающихся вдали кранов.
— Улицы узкие, не везде кран поставить можно, — пояснил я, — вот его поставят за километр от стройки, а он потом тянется туда.

Понте веккьо — мост, конечно, уникальный. Хотя бы потому, что изначально ты даже не понимаешь, что идешь по мосту. Ну, вот сами посмотрите — ну, улица и улица.

А это уже не улица, это мост. И роскошный мост.

— Эх, грабануть бы его, — мечтательно произнес Элвис, глядя на витрины с золотом, часами и прочими дорогущими штучками.

Только выйдя на середину, вдруг понимаешь, что это мост.

Вечером тут чудно, когда бутики закрываются, превращаясь в красивые деревянные ларцы.

Поток туристов немного спадает, точнее, они перестают двигаться организованными колоннами. :)

Появляются музыканты.

Можно найти куда приткнуться на краешке моста, достать бутылочку вина и наслаждаться музыкой, Флоренцией и закатом.

Место, кстати, очень романтичное. Пока я сидел и пьянствовал, на мост пришли совсем юные девочки, подростки, лет по 16-17, наверное. Человек 8 их было, и они привели свою подругу с повязкой на глазах, аккурат после неистового и беспощадного шоппинга, судя по количеству пакетов в их руках. Девочки что-то долго говорили своей подруге, та кивала, и чувствовалось, что она напряжена. Тут к ним подошла еще одна девочка с юношей такого же возраста. Он встал перед девочкой с завязанными глазами и тоже что-то сказал. Одновременно одна из ее подруг стянула с ее глаз повязку. Что тут было! Благо кто-то из подруг догадался забрать у нее пакеты из рук, а то полетели бы в Арно от избытка эмоций. Далее юные влюбленные страстно обнимались и целовались под аплодисменты всех собравшихся зрителей. Девушка в прямом смысле рыдала от счастья.
— Надо было позвонить Шекспиру, чтоб пришел, — сказал Элвис. — Ему бы понравилось. Зуб даю это бы вдохновило его на написание «Ромео и Джульетта - 2: Миссия во Флоренции».

Так что рекомендую этот мост к посещению как днем, так и вечером. 

Еще мне понравилось как легким движением руки... магазин превращается...

превращается...

...в ларец.

Пьяццале Микеланджело

Большая площадь на холме, на южном берегу р. Арно.

В принципе это просто большая асфальтированная территория с большой бесплатной (как говорят) парковкой, кучей ларьков с сувенирами, художниками и музыкантами. Вот этот чувак, кстати, играл и пел классно.

Исполнял каверы на песни Крэнбериз, Лед Зеппелин, Никельбэк, Квин и других зачетных товарищей.

А когда я еще только поднимался по лестнице наверх, на площадь, одетый в футболку с Пинк Флойд,

идущие навстречу хипстеры помахали мне рукой.
— Хай, Пинк Флойд! — и показали «козу» .
— Хай, рок-н-ролла! — улыбнулся я в ответ показав «козу».
«Надо же», — подумалось тогда мне, тогда я еще не знал, что эта первая встреча будет не единственная.

Наверху, с площади открывается панорамный вид на Флоренцию.

Сидя на перилах и наслаждаясь живым роком и видами Флоренции, познакомился и поболтал с немцами. Они оказались из Мюнхена.

— И какой город красивее — Флоренция или Мюнхен? — спросил я.
Немцы задумались, наконец-то один медленно начал:
— Ну-у... они очень разные... Флоренция, безусловно, красивее, в Мюнхене нет такой архитектуры, но у Мюнхена есть тоже свой плюс — это еда. И если, например, любишь пиво и сосиски, то Мюнхен — отличное место.

Позже, когда я оказался в Мюнхене, я понял, почему им было так тяжело отвечать на этот вопрос. Но у меня таких сложностей не возникло, но об этом расскажу далее. А сейчас путь на базилику ди Сан-Миниато. 

Базилика ди Сан-Миниато

Она расположена еще выше пьяццале Микеланджело, и на Трипадвазоре она чуть ли не главная достопримечательность Флоренции и, говорят, оттуда еще более красивые виды. Идем проверять. 

Проверил. Снаружи так себе. Ну, в принципе неплохо, конечно, но на №1 не тянет. Симпатично, но не более. Ну, вот разве что могилки... ээээ... как это сказать? ... приятные... господи, потерял нужно слово, ну, вы, меня поняли :)

И вид на Флоренцию непонятно почему пишут, что лучше чем с пьяццале Микеланджело. На пьяццале можно головой вертеть в три стороны и всюду было красиво, а тут смотришь только строго прямо, по сторонам просто деревья.

И внутри тоже не так чтобы: «Ах!», хотя и вполне ничего.

В итоге, я так и не понял восторга других туристов, по мне так обычная итальянская базилика. Хорошая, красивая, но не экстраординарная.

Палаццо Медичи-Риккарди 

Не сказать, что он ярко выделяется на фоне иных флорентийских зданий, но все же привлекает внимание его знаменитыми двухарочными окнами и четким разделением всех трех ярусов. 

Брутальная кладка первого этажа

переходит в грубоватую облицовку второго этажа, за которой следует нежная — третьего.

Говорят, что Козимо Медичи пытался совместить несовместимое — сделать красивый богатый и необычный дворец, чтобы всем было понятно, что Медичи — это звучит круто, а с другой стороны не сделать его таким уж роскошным, чтобы откровенно не бросался в глаза и не заиметь еще больше завистников и недоброжелателей. Последнего, как известно из последующей истории, Медичи избежать не удалось, но насчет палаццо, пожалуй, соглашусь — он одновременно и притягивает взгляд и не сказать, чтобы он был чем-то совершенно великолепным.

Сейчас в здании находится библиотека Риккарди. 

Пьяцца ди Сан-Лоренцо 

Расположена буквально за углом от Санта-Мария дель Фьоре. И по большей части занята одноименной базиликой.

На ступеньках которой приятно посидеть уже вечером, в прохладе, под звездами тосканского ночного неба, в конце насыщенного туристического дня, когда ноги уже устали от многокилометровой ходьбы. 

— Присаживайтесь, — предложил я своим новым знакомым.
— На ступеньки? — засомневались они.
— Ну да.
— Нет, спасибо, мы постоим.
— Не боитесь, тут чисто, тут моют каждый день. Это не Россия и не Казахстан, где даже если ты присел на лавочку, то рискуешь замараться, тут можно сидеть хоть где, главное не сесть на жвачку или мороженое, все равно будешь чистый. Проверено многократно. Тут народ даже в белой одежде, бывает, лежит на фонтанах и прочих местах, и нормально — без последствий для одежды.
— Не, все-таки мы постоим, пока. Ты уже товарищ опытный, а нам это пока диковато. А ничего, что мы тут сидим у церкви и пьем?
Я раскупорил, припасенную заранее, бутылку вина и улыбнулся.
— Это Италия, тут на тебя будут подозрительно смотреть, если ты, наоборот, не будешь пить вина, а так, если не дебоширить и не гонять прохожих, то вино тут всегда в почете.

С обратной стороны базилики, находится капелла Медичи.

И именно в этой части площади начинается знаменитый флорентийский кожаный рынок.
А на улочке, которая связывает пьяцца ди Сан-Лоренцо с пьяцца дель Дуомо, есть вот такой вот офигенский рок-магазин.

В котором громадный выбор всевозможной одежды — от косух и чуть ли не до трусов, аксессуаров от классических рок-н-ролльных до совсем безумных, в стиле эмо или готов.

Меня в футболке с «пИнками» встретили улыбкой и сообщили, что у них тоже есть футболки с Пинк Флойд и если я хочу... но я не хотел, футболок мне хватало. Но магазин отличный, рекомендую для любителей жанра. Рок-н-ролл форева! 

Кожаный рынок Сан-Лоренцо

Кожаный рынок представляет собой кучу магазинов и просто прилавков, которые облепили по периметру большое здание крытого городского рынка Сан-Лоренцо.

В общем, не найти его невозможно. Кожей, конечно, торгуют во всей Флоренции повсеместно. Торгуют всем — куртками, плащами, дубленками, сумками, ремнями, кошельками и т.п., всем, что можно сделать из кожи. Причем разлет цен, на вроде бы похожие вещи, колоссальный, прям на порядок разница, если речь идет о брендовом изделии и его реплике, что, в общем-то, нормально и предсказуемо. Магазины разбросаны по всему городу, есть дорогие, очень дорогие, безумно дорогие, и есть более-менее адекватные по ценам. Вокруг Сан-Лоренцо же концентрация этих магазинов зашкаливает, и ниже цен, чем здесь, я, честно говоря, не видел. Другой вопрос, конечно, как это все шьется и кем, но все же это настоящая кожа.

Ассортимент, при всем казалось бы обилии и конкуренции, не радует полетом фантазии и разнообразием. Вещи, в большинстве, как мне показалось, просто копируют то, что стоит в витринах дорогих магазинов, т.е., в принципе, везде одно и то же продается.

Изначально я намеревался прикупить сумку в подарок, да пару ремней на память, ну и в целом было любопытно побродить посмотреть. Торгуют, кстати, все бок о бок, как сами итальянцы, так и арабы, индусы, выходцы из восточной Европы. И вот бреду я между рядов, и вдруг слышу её. Я останавливаюсь и замираю, этот голос трудно не узнать.

— Слышите?
— Ага, — отвечает Элвис, — Лана Дель Рей.
— Но я не знаю такой песни.
— Новая, значит, потому что никто другой так петь не может, это определенно Лана, ее бархатный голос трудно перепутать с чьим бы то ни было еще.
— Ах, как поет! — прошептала Лиственница, восхищенно подперев макушку ветками.
— Чао! — вдруг раздается откуда снизу и сбоку.

Я поворачиваю и опускаю голову. Передо мной стоит невысокая девчушка с хитрющими улыбающимися глазами и не идентифицирующейся национальностью, так и не понял — итальянка она или арабка, а может, метиска и потому было непонятно. Она немного покачивалась в такт Лане:
— Пойдем, у меня есть для тебя отличная куртка, — сказала она по-английски.

Такие продавцы-зазывалы — это обычная практика, меня так уже затягивали в магазин до этого. Араб, немного говорящий по-русски, вышел из дверей магазина, когда я проходил мимо.
— Пинк флойд — круто! — сказал он, и спел несколько строк из «Пинков», — Рузкий? Пайдем, у менья есть рок-н-ролл для тибья.
Ну как тут отказаться, идем смотреть рок-н-ролл. Косуха была не лучшего качества, да и сшита не по мне, так что от рок-н-ролла пришлось отказаться. Правда перемерил все, но ни на что глаз особо не лег, да и цены не устроили — дороговато все же. Араб, тем не менее, пытался впарить именно косуху, мотивируя тем, что это рок-н-ролл, это круто, как и Пинк Флойд. Так что, пообещав подумать над его щедрым предложением, я оттуда свалил.

Еще раз все мерить мне не хотелось, поэтому, по опыту зная, что самое лучшее, чтобы от тебя отстали, это притворяться, что ты не говоришь на другом языке кроме русского и что ты туп, как пробка.
— Нихт ферштейн! — сказал Элвис, мило улыбнувшись в ответ. 
Единственное, что продолжать дальнейший контакт было не нужно, и нужно было уходить. Но тут своим чарующим голосом пела Лана, и уйти было сложно. Девушка воспользовалась тем, что я замешкался.
— Казахстан? Русский? — по-русски спросила она.
— Ага, — буркнул я.
— Класс! — она подняла вверх большой палец, и опять перешла на английский, — Мой бойфренд из Узбекистана. Заходи, сейчас я его позову.
— Давай зайдем, — предложила Лиственница, — как раз пока они будут парить нам мозг, посидим в тенечке, послушаем Лану.

Предложение было принято, и я пошел за девушкой в ее магазин, где нас встретил толстый итальянец, который начал меня спрашивать на итальянском, чего бы я хотел. Но я придерживался легенды, что я «нихт ферштейн» и говорю только по-русски. Правда, девушка быстро привела «узбека», который на деле оказался Виталием и который все же начал со мной «работать», в результате я прослушал почти весь новый альбом Ланы Дель Рей и перемерил все куртки в их магазине. Косух у них не было, но тут мне пытались впарить куртку из буйвола. Сколько я ни пытался услышать в их переговорах между собой на итальянском и английском, почему пытаются впарить именно ее, так и не услышал. Но то, что хотели впарить, из их переговоров было понятно однозначно. А может быть, просто им тяжело продать такую куртку, потому что она не востребована в более теплых регионах. Куртка была плотная, из кожи грубой выделки и очень тяжелая. В общем, такая несколько брутальная вещь — это мне нравилось. И сидела на мне, как родная. И что понравилось, я в ней был довольно долго, на улице было жарко, но чувствовал я себя очень комфортно. Да и цену в результате торгов скинули до 150 евро. Так что, ради успокоения собственной совести, я еще побродил по рынку, посмотрел другие куртки, померил, заодно купил сумку за 35 евро, начав торги с 80 евро, пару ремней у румына, который тоже говорил по-русски. Похоже, что на этом рынке знать языки — дело не принципиальное. И в итоге вернулся к хитрой девчонке и «узбеку» Виталию, решив все-таки взять куртку, т.к. несмотря на то, что ее пытались впарить, она действительно понравилась больше других и цена смешная. Сейчас висит дома в шкафу и, когда его открываешь, комната наполняется ароматным запахом кожи. Шкаф теперь каждый раз приятно открывать. Ну, и после нескольких месяцев эксплуатации в наших суровых осенних и зимних условиях, я курткой очень доволен.

Сам рынок Сан-Лоренцо не работал, вроде как ремонт, что ли, не понял, но цоколь с торговыми площадками был закрыт и пуст. Работал только верхний столовый ярус с кучей общепита и несколькими отделами, типа винного и отдела сладостей.

Так что, как минимум, в нем всегда можно поесть. 

Палаццо Питти и сады Боболи

Палаццо просто огромный. Прямо настоящий дворец, а не просто большой красивый дом, как это обычно бывает. Расположен на покатой просторной площади.

В самом палаццо находится несколько разных музеев, а позади него сады Боболи. Музеи меня, по обыкновению, не интересовали, а сады все хвалили, поэтому было любопытно. Войти в сады можно и через палаццо Питти, но я решил пройти по ним от края до края, так что пошел мимо палаццо дальше, к узкой части садов. Прошел шлагбаум, заплатив, кажется, 10 евро.

И отправился смотреть на то, чем же так все восхищаются.

— Что за ванна? — спросила Лиственница.

— Львов мыть, — ответил Элвис.

— Ничо так парниша загорел, — указал Элвис на одну не особо белую статую.

— А этот где? — спросила Лиственница, подойдя к пустому пьедесталу.

— А у этого перерыв на обед, — ответил я.

— А у этого с головой явно проблемы, — сказал Элвис.

— У него не просто проблемы, у него только висцеральная часть и осталась, мозга нет, — констатировала Лиственница, зайдя с боку.

— Ну, это не большая проблема, многие люди так всю жизнь живут, используя только висцеральную часть черепа, и ничего, — заметил я.

— Надо же, — задумчиво произнес Элвис, глядя на лужайку, на которой посетители парка кто спал, кто лежал, читая книгу, — народ платит 10 евро, чтобы поспать на травке. Удивительно мне такое. 

— А это колонна, привезенная из Египта, — сказал я.

 

— А ванна чья? Кого в ней купать? — спросила Лиственница.

— Коле Валуеву бы подошла, — придирчиво оценив размеры, прикинул Элвис.

Сделав почти полный круг по садам, я выходил через палаццо Питти с кучей статуй Геракла во дворике.

— И это все? — спросил Элвис.
— Что-то я тоже не понял, — ответил я.
— Нет, но ведь красиво, — возразила Лиственница.
— Красиво, — согласился я, — но сад как сад. Что я деревьев и травы никогда не видел, что ли?
— Угу, — поддакнул Элвис, — Ничего такого, чтобы придти в восторг — просто деревья и трава. И за это еще 10 евро надо платить. Давайте больше не ходить по садам?

Так что, в итоге, могу сказать, что сад, конечно, красивый. Но просто, когда с тебя берут деньги за вход, то как-то ожидаешь нечто особенное, уникальное, а когда в итоге попадаешь в обычный парк, пусть даже и ухоженный, с египетской колонной, амфитеатром и статуями... ну, ладно, согласен, не в каждом саду есть египетские колонны, древние амфитеатры и статуи, но мне кажется, что в саду не это главное. И, например, крошечный парк королевы Астрид в Брюгге, мне понравился не меньше, ну или Английский сад в Мюнхене, при всей его простоте, тоже ничуть не хуже.

Виа Рома и пьяцца делла Репубблика — гламур по-флорентийски

От Санта-Мария дель Фьоре в сторону понте Веккьо тянется красивая виа Рома с кучей дорогих и известных магазинов. 

Здесь же и флорентийский Ринашанте.

И пьяцца делла Репубблика с кафешками. 

Кафешки тут дорогие, впрочем, как и все магазины вокруг площади и по всей улице, в том числе и просто минимаркеты и желатерии и т.п. Ценник прям в 1,5-2 раза выше, чем в менее туристических местах. 
Единственное исключение, пожалуй, вот этот открытый рынок.

Который не вписывается в концепцию гламура и торгует либо китайским, либо местным, но бюджетным шмотьем. Тут же нашел такого вот кабанчика — это, насколько мне известно, копия мраморного кабанчика, находящегося в одном из музеев Флоренции.

Очень популярная копия, потому что к кабанчику была очередь из желающих погладить пятачок и провести какой-то обряд с монеткой то ли на удачу, то ли на богатство.

А недалеко, опять-таки на виа Рома (хотя после пьяцца Репубблика улица почему-то называлась по-другому, непонятно почему, потому что по сути это была все та же улица, уходящая прямо), художник демонстрировал, что Флоренция — это город искусства, которое должно быть везде, даже среди бездушного гламура. И очертив себе квадратик места прямо на дороге, рисовал руками.

Для шопоголиков, думаю, тут будет интересно, это нечто вроде «золотого квадрата» в Милане, только в меньших масштабах и чуть проще.

Пьяцца делла Сеньориа и палаццо Веккьо

Одна из красивейших площадей Флоренции.

Здесь выставлены копии многих самых знаменитых творений известных скульпторов. Комментировать не буду, они и так все известные, а если кто и прогулял уроки истории и литературы в школе, то там на месте таблички висят — прочитаете на месте, когда приедете во Флоренцию.

Тут же у входа в палаццо Веккьо стоит знаменитый «Давид». Тоже копия, разумеется.

— И это вот идеал мужской красоты? — спросила Лиственница.
— Ну, вроде того, — ответил я.
— Хм, ну так-то, конечно, ничего парнишка, но Геракл вон круче.

— Да, мощный мужик, — согласился Элвис.
— А давайте флешмоб устроим — ночью придем, когда никого не будет, разденем Мишку и вместо Давида поставим? — предложила Лиственница — А потом посмотрим, заметит народ подмену или нет. 
— Заметит, — сказал Элвис, — Мишка мощнее, его надо вместо Геракла ставить.
— И долго мне так стоять надо будет? — спросил я.
— Ну, до вечера, наверное. А потом как спрыгнешь с пьедестала и уйдешь величественно. Народ будет в шоке — «Давид» сбежал, порвем ютуб нафиг.
— Не, — возразил я, — до вечера не жрамши я стоять не согласный. Тем более бесплатно.
И пошел смотреть дворик палаццо.

Внутрь не пошел, так как все равно ничего не понимаю в искусстве и отличить копию того же «Давида» от оригинала не смогу. Зато снаружи палаццо Веккьо понравился — очень такой суровый и строгий с гордо вытянутой в небо башней.

Дорожные знаки

Не совсем, конечно, классическая достопримечательность разряда «маст си», но не отметить тоже не могу. Потому что куда бы вы ни шли по Флоренции, они повсюду. Есть они и в других городах, но совсем немного, буквально единицы, а тут это массовый характер и, видимо, мэрия и полиция считают это нормальным. Что лично меня радует, т.к. говорит о том, что это не занудные узколобые люди (у нас в городе ни один такой знак и полдня бы не провисел, например), а вполне способные понять, что такое маленькое «безобразие» ничуть не влияет на аварийность и не несет вреда, зато люди улыбаются. 

А теперь, когда все здания и статуи показаны, на десерт моя любимая достопримечательность — еда!

Мясо, вино и прочие вкусности

Для чего ехать во Флоренцию человеку далекому от любви к архитектуре и всевозможным искусствам? Ответ простой — за бифштексом по-флорентийски или бистекка алла фьоре или, попросту, фьорентина. Это венец тосканской кухни — громадный сочный деликатесный кусок мяса, который, как считается, правильно готовится только здесь, потому что для него используется специальный сорт белых коров, которые выращиваются только здесь. Причем из одной коровы делается всего около 6 стейков. В общем, блюдо уникальное и соблазнительное. Потому что я не представляю, как можно отказаться от куска мяса весом 1-1,5 кг. И более того, сама Моника Белуччи — это воплощение женственности и красоты, эта Афродита, сошедшая на землю, рекомендовала В. Познеру именно это блюдо. Ну и как тут не попробовать то, что рекомендует прекраснейшая на планете женщина? :) 
Кстати, прожарка стейка тоже достаточно уникальная, снаружи он прямо черный и выглядит сильно прожаренным, но внутри сочный и полусырой. Есть еще вариант совсем сырой прожарки. Но никогда он не должен быть полностью прожаренным, даже медиум, это уже отклонение от традиционных канонов. Теперь осталось выбрать место для дегустации. Предварительное общение с гуглом выявило несколько замечательных мест. И вот я стою у одного из них, наверное, самого-самого популярного - Il Latini.

Желающих много, очередь всегда. И это при том, что заведение очень большое, сказали, что вроде как там две или даже три сотни мест. Причем, никаких отдельных столиков и гламура, все просто, длинные столы, занимаешь любое свободное место, и пока ждешь свою фьорентину, знакомишься со случайными сотрапезниками. Мне попались безработный и хохотливый прожигатель жизни из Норвегии и итальянская сеньора, живущая в Швейцарии, а сюда приехавшая со своей 12-летней дочкой, которая должна была на следующий день выступать на соревнованиях по каратэ. Короче, с сотрапезниками повезло, потому что, когда сеньора с дочкой ушли с нашими пожеланиями отдубасить завтра всех противников, вместо них к нам подсадили двух китайцев, которые были скучны и унылы. К счастью, я к тому моменту тоже уже заканчивал с ужином.

А пока, знакомьтесь, вот и она — прекрасная сочная аппетитная фьорентина.

— Божественно! Я готов есть такое каждый день! — сказал я, распробовав стейк. — Только дороговато, конечно, каждый день так ужинать.
Норвежец опять захохотал.
— В США есть стейки в два раза больше, — сказал он, тыкая в мой стейк и показывая руками еще больший кусок, — и если ты его весь съедаешь, то тебе не надо платить. 
— Что-нибудь нужно? — спросил, привлеченный хохотом и жестами норвежца, официант.
— Нет, спасибо! — сказал норвежец, — Я просто рассказываю, что в, США если съесть стейк, который в два раза больше, чем этот, то это бесплатно.
— Если он будет такой же вкусный, как этот, — я ткнул ножом в свою тарелку, — я съем его без проблем! Да пусть он даже будет хотя бы наполовину такой же вкусный, — тут я повернулся к официанту, — как ваша фьорентина, я съем его без остатка. Клянусь! У вас божественно вкусный стейк!
— Спасибо! Спасибо, сеньор! — отозвался официант. — Значит, нам повезло, что мы не в США, — пошутил он, вызвав мою одобрительную улыбку и новый взрыв хохота у норвежца. 
Официант исчез и минут через пять появился снова с тарелкой бобов.
— Это вам, сеньор, на тот случай если не наедитесь стейком. 
Теперь была моя очередь благодарить под хохот норвежца.

Вино, что всегда стоит у них на столах — это их «домашнее вино» (вино делла каза). Вино не выдающееся, но подача интересная. То есть заказывать его не надо, оно уже на столе, ты пьешь, сколько хочешь и когда рассчитываешься, то платишь только за то, сколько выпил.

В конце трапезы, всем подали в качестве фирменного комплимента от заведения печеньки кантуччи и большую рюмочку (чтоб как раз влезало печенье) десертного вина. Это традиционное тосканское печенье двойной выпечки. Сами по себе печеньки очень твердые, чтобы их грызть, надо быть бобром, наверное. Но стоит их макнуть в вино, как они сразу становятся мягкими и сладкими. В общем, вкусно и очень рекомендую.

Оплата ужина — тоже своего рода аттракцион. Старый тучный хозяин ходит с блокнотом и ручкой между столов, и его помощник говорит, кто и что и сколько заказал. Хозяин мгновенно все пишет в блокнот, подбивает итог, вырывает из блокнота лист и кладет на стол перед гостями. Пишет он, как первоклассный доктор, выписывающий рецепт — ничего не понять. 
— Сколько я должен? — переспросил я на всякий случай у его помощника.
— Только за стейк, — ответил он, — мы рады, что вам все понравилось, босс делает вам скидку.
Еще раз вознеся хвалу Флоренции, этому заведению и его поварам, их великолепному стейку и доброму боссу, я отдал 50 евро за стейк, оставив еще 5 на чай, и довольный отправился гулять по вечерней Флоренции.

Далее, я пробовал фьорентину еще в трех местах. Одно было тоже выбрано заранее, это была Trattoria La Gratella. Там был тоже отличный стейк, и вкуснейшая паста с рыбой-меч. Еще меня удивило, как у них арка не осыпается.

И в третье место попал случайно. Намеревался попробовать фьорентино в la Galleria, но она оказалась закрыта в тот день, и наугад был выбран ресторанчик на виа Калимаруцца. Если выйти на эту улицу с пьяцца делла Сеньориа, то ближайшая подворотня налево, он там чуть в глубине. Ужинал в незнаком месте, к тому же не один, поэтому решил не рисковать и отклонился от традиционной прожарки в пользу медиума. Возможно, это несколько испортило стейк, но тут он был не так крут, как в предыдущих двух местах. Зато тут хороший выбор вин, не дешевых, но вина очень хорошие, вплоть до брунелло и сассикайя.

Кстати, про вина. 
— Ты должен! Нет, ты обязан попробовать это вино! — говорил мне Лука из Специи.
— Оно такое хорошее?
— Оно лучшее!
— Лучше чем Бароло?
— Значительно!
— Лучше чем Солайя?
— Конечно!
— И даже лучше чем Сассикайя?
— Лучше, я тебе говорю!

Но прежде чем взять бутылочку, его же надо оценить, бутылочка-то не дешева. Иду в один винный бар, другой, третий. В двух случаях у них не было нужного вина, в одном случае бармен не захотел открывать бутылку ради одного бокала. Я уже опять было вспомнил о фатальной непрухе в этой поездке, когда и в четвертом заведении бармен тоже отказал. Но затем он, видимо, прочел разочарование на моем лице.

— А почему ты спрашиваешь это вино?
— Мне его рекомендовали, сказали, оно лучшее в вашем регионе. Я никогда его не пробовал.
— Никогда?
— Никогда!
— Подожди, — бармен пошел к хозяину и вернулся с улыбкой. — Я объяснил боссу, что ты никогда не пил это вино и очень хочешь попробовать, и он разрешил открыть бутылку. Обычно, мы, конечно, так не делаем, потому что вино дорогое, но для тебя сейчас все будет.
— Спасибо просто наигромаднейшее! Я даже не знаю, как выразить свою благодарность!

Я присел за столик и через минуту ко мне подошел официант с бутылкой вина и бокалом, красиво, изящно и немного небрежно, как это умеют делать итальянцы, он раскупорил бутылку и налил мне вина.
— Прошу!
— Спасибо! — я приподнял бокал за ножку и поднес к носу.
Ко мне тут же, размахивая руками и крича, прибежал из глубины зала хозяин.
— Подожди, не пей! Пусть вино постоит, подышит несколько минут.

Я и не собирался пить, я знал, что надо подождать, чтобы оно раскрылось, но было чертовски приятно, что человек бросил вот так беседу за своим столиком, прибежал ко мне, что разрешил открыть бутылку. После того, как я поблагодарил его, сказав, что, конечно, подожду, он посмотрел на бокал и долил мне еще вина. В этот момент, подошел официант и поставил на столик чипсы. Вот этот момент я, честно говоря, не понял — какие чипсы с таким вином? Хозяин этого тоже не понял, тут же забрал тарелку и унес, и вернулся через минуту с нарезкой сыра и парой кусков ветчины.
— Прошу!
— Сеньор, вы просто невероятно любезны! Спасибо!

И вот скажите мне, как можно не любить итальянцев? Зашел какой-то турист, которого они первый раз видят, которого не знают, и, возможно, не увидят, попросил всего лишь бокал вина, и они ради этого сделали столько, что я прям не знаю, что они еще могли сделать. Ну, разве что на руках меня в отель отнести потом. Вот как их не любить? Они классные! И ведь это далеко не единичный случай, было дело, понадобились нам три стаканчика, чтобы приговорить бутылочку вина. Заходим в магазинчик, просим продать нам три пластиковых стаканчика. Продавщица недоуменно на нас смотрит, типа, а что покупать-то будете, пиво? Мы ей — нет, мол, нам просто стаканчики, больше ничего не надо. Она подивилась, мол, как это так, а потом махнула рукой, ну, если надо, то возьмите и ступайте с богом, неужто я с людей буду брать деньги за три несчастных пластиковых стаканчика, чай не феррари просят.

Я, наконец, пригубил вино и понял, что Лука был прав. Возможно, он, конечно, как свойственно итальянцам, горячился говоря, что оно лучше, чем Солайя и Сассикайя, но то, что это такое же изумительное вино, как и те — это факт. И в этот момент, кажется, я нашел свою новую любовь, знакомьтесь, ее зовут — Брунелло ди монтальчино.

Но, вообще, конечно, сама Флоренция — это не самое лучшее место для алкоголиков и любителей вина. Ехать нужно в провинцию, там цены ниже и выбор интереснее.
Зато с мороженым тут проблем никаких
.

Был и в чемпионском il Vivoli.

Весьма недурно, но все-таки в Корнилье и в Сан-Джиминьяно вкуснее. 

Утром последнего дня, я попросил подать завтрак пораньше. В этом гестхаузе было занятно, т.к. кухни не было, то завтраки подавались каждому гостю персонально в комнату, в то время, в какое сам назначишь, а делает это все афроитальянец из Сенегала, кажется. Так что рано утром вполне чувствуешь себя флорентийским патрицием, которому мускулистый черный раб приносит завтрак в постель и желает доброго утра. 

И вот открываю ставни, и не спеша завтракаю, последний раз глядя на Флоренцию.

К большому сожалению, пора ехать дальше. А хочется остаться здесь еще, хотя бы на неделю еще, как минимум. Я бы, возможно, даже в музей бы сходил какой-нибудь, хоть и не люблю, уж больно все тут красиво. Сам город настолько прекрасен, что провоцирует на то, чтобы самому попробовать создать что-нибудь эдакое... не знаю, изваять статую, нарисовать картину, написать роман. Вот когда разбогатею и решу написать роман, то точно поеду сюда — во Флоренцию, тут, мне кажется, сам воздух пропитан желанием творить и созидать красоту.

В следующей серии
Я вижу красную машину... Элвис видит красную машину... Лиственница видит красную машину...

Маранелло

Мне, кажется, у итальянцев чувство прекрасного заложено на генетическом уровне, и все, что бы они ни делали, подчиняется одному правилу — это должно быть красиво. Наверное, больше ни одна нация в мире не производит столько красоты на единицу продукции. Да что там, все вместе взятые они вряд ли опережают итальянцев по этому показателю. За спиной у меня была прекраснейшая Флоренция, а передо мной завод Феррари — место, где итальянцы воедино сливают красоту и мощь, создавая не просто автомобили, а произведения искусства. 

— Бог ты мой! — воскликнула Лиственница, — у них даже люди ходят в красных пиджаках феррари.
— И даже светофоры у них — светофоры-феррари, — заметил Элвис.

И рестораны у них феррари.

И стройка феррари. Что-то себе большое и интересное строят, однако.

И автобусы у них феррари.

Тест-драйв, разумеется, тоже феррари. Стоит, кажется, от 80 евро (в зависимости от модели) за 10 минут. 

Хотя вон и «ламбо» затесалась. Но их тоже недалеко отсюда делают, но в этот раз я туда не успевал. Оставил на следующий раз.

Остановка феррари.

Идем в музей.

Справа от входа в музей туристический офис феррари.

Но там ничего интересного, поэтому идем в музей. 
«Форца, Микаэль, форца!» — Шумахера здесь любят, и очень приятно видеть такое сразу на входе. 

Мысленно тоже желаю Микаэлю скорейшего выздоровления и иду на ресепшин за билетом.

Давно хотелось попробовать формульный тренажер. 

Шумахер, кстати, так и не нашел с ним общего языка, говорил, что в нем укачивает. Забавно было такое слышать от семикратного чемпиона мира и величайшего гонщика, легенды автоспорта. Стоит тренажер неоправданно дорого, кажется 20 евро за 5 минут. За это время можно сделать только 3 круга. Причем на первый круг тебя выпускают не «с хода», а из питов, т.е. полноценный круг разогрева, на котором время показать невозможно. Ну, понятно, конечно, что на первом круге время показать все равно не получится, что пока освоишься с машиной, пока вспомнишь трассу. Но по мне, так лучше бы все равно пускали на трек с хода. Тем более трасса, на которую выпускают — это Монца. То есть, если вы формульный фанат и катались на симуляторе Ф1 на компе, то, как ее проходить, представление имеете.

Залезаю в кокпит — реально сидишь ж...пой на земле, ноги выше ушей, ничего не видно, тебя постоянно трясет, кидает, ощущения, как будто натурально скребешь ж...пой по асфальту, если атакуешь поребрики в поворотах — это совсем грустно, обратная связь на руле непонятная совершенно, тормоза жесточайшие. Вылезаешь из кокпита и думаешь: «Ну, это полный песец! Как они едут всю гонку в таком режиме?», и начинаешь уважать формульных пилотов еще больше. Но трех кругов мало, это чисто квалификационный режим, конечно. Набравшись впечатлений и пройдя мимо холла и конференц-зала,

иду в сам музей.

Сесть и потрогать кнопочки на капитанском мостике нельзя, а жаль, но все равно любопытно посмотреть вот так в упор на место, с которого команда помогает гонщику выиграть гонку.

Что тут делают байки, честно говоря, не понял.

Зато нашел под лестницей топливозапровочный агрегат, использующийся на гонках.

— Такой бы в гараж себе поставить, — мечтательно произнес Элвис.
— Ага, и чтобы кто-нибудь его наполнял каждую неделю, — согласился я.

У них тут и свой маленький кинотеатр есть.

А это макет кабинета Энцо Феррари.

То ли зал славы, то ли зал чемпионов, не помню, как правильно называется. Все чемпионские авто в кадр не влезли, да и темно там для моего фотоаппарата.

Я уже советовал посмотреть фильм «Гонка» про Ники Лауду? Посмотрите. Понравится, даже если не любите гонки, там не про машины, там про человека и характер — биографическая драма.

«Форца, Микаэль, форца!»

На втором этаже гоночные машины сменяются на дорожные.

Моя любимица.

Но 450 000 долларов разделяют нас.
А из «классики» очень люблю вот эту.

Сколько стоит, не знаю.

Если меня сейчас не остановить, то я покажу вам все машины, но, пожалуй, это будет слишком, так что закругляюсь.
— Чао, сеньорита, вы прекрасны, как все, что связано с феррари. Можно вас сфотографировать?
— Меня? — удивилась девушка, приглядывающая за экспонатами и тут же засмущалась, — Спасибо!

— Смотрите, у них тут даже клетки для собак и те — феррари, — сказала Лиственница.

— Пойдемте, пройдемся до главной площади, немного хотя бы посмотрим Маранелло, — предложил я.

Само Маранелло выглядит скучно и тихо. 

Маленький скромный местный собор, едва выглядывающий из-за деревьев.

Небольшая зеленая тенистая площадь с пенсионерами.

Простецкая кафешка с молодежью.

Вот и все Маранелло. Ну, деревня деревней. Ничего особенного, кроме феррари.

Вот на фото выше, старенькая машина, перед минивеном, проехавшая мимо припаркованной Альфы — это феррари. И на стоянке через машину от моей фиесты, тоже стояла феррари.

В общем, когда каждые минут пять мимо тебя проезжает феррари или ты проходишь мимо феррари, это приятно, не знаю почему. :)
А тест-драйвов тут, кстати, хватает, тот, что у музея, конечно, большой, но не единственный.

Так что, если есть лишняя пара-тройка сотен евро, чтобы нормально прокатиться и вам бы еще и на видео это сняли, то выбор достаточно большой. И, в целом, для любителей спорткаров Маранелло — это место обязательное для посещения. Единственное, что очень жалко, что нет экскурсий на завод — это было бы совершенно потрясающе.

В следующей серии
Лиственница ненавидит нас... Элвис машет руками... Мне подкладывают свинью...

Сирмионе (озеро Гарда)

Перебрав восторженных эмоций в Маранелло, приезжаю в Сирмионе — городок, что на южном берегу одного из красивейших озер Италии — Гарды. План на Гарду был такой, приезжаю, смотрю, ночую, если нравится, то смотрю дальше и ночую еще раз, но, возможно, уже на северной части, чтоб по пути было.

Вселяюсь в отель, выхожу на балкон, смотрю направо... и мне нравится.

Смотрю налево и ... дерево.

— Весь вид закрыло, — недовольно бурчу я.
— Снести бы его, — согласился Элвис и тут же предложил, — А пойди пни его, чтоб упало.
— Вы чоооо?! — возмутилась Лиственница.
— Чо? — ответили мы хором.
— Не надо его пинать и ломать!
— Ну, а что оно растет и все загораживает?
— Ну, вы и садисты, живое дерево калечить! Тьфу на вас! — и она ушла, хлопнув дверью.
— Какие мы нежные! — скривился ей вслед Элвис, — Ладно, пойдем к озеру.
Идти оказалось очень далеко, но очень красиво, потому что городок был хоть и простой, но зато утопающий в зелени.

А вот почему у них дома всегда чистые и ухоженные. Выходят почтенные сеньоры на балкон, достают телескопическую щетку и подметают стены.

А вот, наконец, и озеро.

Движемся дальше к замку Скалигеров по узкому длинному полуострову.

— Чтоб я так жил, — сказал Элвис, глядя на дома, стоящие вдоль дороги.
— Ага, и желательно после шоппинга в Маранелло, — добавил я.

Полуостров меж тем сузился настолько, что сделав несколько шагов влево, можно было смотреть на озеро и с его левой стороны.

А еще чуть позже дорога уперлась в ров,

за которым возвышался замок.

Основной мост давно закатали асфальтом, так что узкие дополнительные подъемные ворота-мост остались только чуть правее.

Внутри куча туристов и суета.

Тут же на входе маленькая церквушка. Хотя, наверное, правильно это называть капелла. 

— Интересно, — сказала Лиственница, — прям на входе поставили. Зачем?
— Чтобы штурмующие замок, когда ворвутся внутрь, могли исповедаться и попросить прощения, прежде чем приступить к грабежам, насилию и убийствам, — предположил Элвис.

У них тут даже мини-пляж есть.

Нормальная церковь у них все же есть. А как иначе?

 

— О! Фуа-гра! — обрадовалась Лиственница.

— Это не гуси, это лебеди, — ответил Элвис.
— Какая нафиг разница? — возразила Лиственница.
Но есть мы их все же не стали. 

Когда я перед поездкой читал про Сирмионе, то почти никто не писал про то, что там на самом севере полуострова, позади замка, а если писал, то писал, что там делать нечего. Но «делать нечего» это понятие растяжимое и субъективное. В общем, было любопытно. Так что в итоге мы вышли на самый край полуострова, дальше только озеро.

— И чо? — спросил Элвис, неодобрительно глядя на меня, как бы вопрошая: «На кой хрен мы сюда приперлись?»
— И все! — грубо ответил я.
— Тут нифига нет. Мы столько шли, чтобы посмотреть на то, что тут нифига нет?
— Ну а что бы и нет? Зато вот сами пришли и убедились.
— А теперь давайте пойдем отсюда обратно, — сказал Элвис, отбиваясь руками от мошек, и, не дожидаясь нашего согласия, пошел по дорожке в обратную сторону, продолжая ругаться и размахивать руками. 
Короче там реально делать нечего, огромную территорию после замка занимает вот этот отель

Его прям задолбаешься обходить, он чуть ли не от края до края раскинулся. Ну, и просто дома местных.
На самом краю был какой-то сад, но его охраняли злые итальянские собаки
.

Их как и лебедей, мы тоже есть не стали. В целом, там, конечно, зелено и симпатично, т.е. единственное, зачем туда идти, это двухчасовая неспешная прогулка.

Но там местами столько мошки, именно местами, как-то они роятся хаотично, что иногда приходится переходить на легкий бег. В общем, нам с Лиственницей тоже не понравилось, и мы пошли догонять Элвиса.

Наступала пора попробовать местного мороженого. Я остановился у двух расположенных напротив желатерий. С одной стороны привлекала вывеска, гласящая, что мороженое тут делают с 1948 года.

С другой стороны привлекала витрина.

Немного поразмыслив, решил попробовать сначала у тех, у кого громадная витрина, а потом у тех, кто старше. Взяв порцию, вышел на площадь и сел на лавочку на берегу. Хорошо! Сижу на берегу красивого озера, почти под стенами красивого замка, ем вкусное мороженое. Правда, потом идиллию нарушили бывшие сограждане, которые вели себя, скажем так, не очень культурно.

— Почему бы им не поехать в Турцию? — спросил Элвис — Им все равно тут не нравится, а там «Тагил!» и олл. Они бы хорошо вписались в концепцию.
— Забей, — сказал я.
— Не, ну ты послушай, — не унимался он, — сидят, матерятся, паскудят озеро, разводят кисляк, тут им, видите ли, скучно и неинтересно. Нафиг тогда приехали?
— Да пусть отдыхают, как хотят, господи! Что пристал? Идемте за вторым мороженым.

Но когда мы прошли половину площади, с неба упали несколько капель дождя.
— Валить бы в сторону отеля, — с недоверием глядя вверх, сказала Лиственница, — а то как ливанет, а до отеля нам идти капец как далеко. Надо было, вообще, велик спросить на ресепшине. Вымокнем до нитки ведь.
— А как же мороженое? — обидчиво надулся я.
— Лиственница права, — сказал Элвис, — Идти далеко, а дождь неизвестно какой будет.

Так и не попробовав старое мороженое, я быстрым шагом пошел в обратный путь. Так что, если кто ел мороженое в той желатерии, то пишите, как оно вам там — понравилось, нет? Мне любопытно.

Дождь настиг нас минут через 10-15, но мы как раз успели добраться до ресторана у дороги, как раз было пора ужинать, так что свернули внутрь, не раздумывая. Открыв меню, я обрадовался.
— У них есть черный поросенок. Я такого ел на Сицилии. Он нежен и вкусен.
— Берем, — согласились те двое.

Поросенок был хорош, но не так чудесен, как на Сицилии. Поужинав и переждав дождь, мы продолжили путь назад в отель, но мошек теперь было еще больше.
— Что-то мне не хочется тут оставаться, — сказал Элвис, — Меня эти насекомые задолбали.
— Да, поедемте проведем на день больше в Мюнхене, — поддержала Лиственница, — будем жрать сосиски и пить пиво. 
Выбор был мучительный. С одной стороны хотелось остаться и посмотреть озеро с других сторон, но пугала мошка и смущало, что, судя по карте, озеро облеплено со всех сторон деревнями, так что, где тут искать дикую природу, непонятно, а какие еще деревни смотреть — тоже непонятно. То есть надо или больше дней, чем один или, правда, ну ее нафиг эту затею. В итоге победили сосиски и пиво! И на следующий день я собрался пораньше и двинул к перевалу Стельвио.

В следующей серии
Я залезаю в багажник... Мне дали самую быструю машину в мире... Я хочу развернуться…

Стельвио — второе место среди перевалов Европы по версии TopGear

Собственно, как раз таки, благодаря передаче TopGear и покатушкам ведущих по серпантинам этого перевала, маршрут был построен таким образом, чтобы в Германию из Италии я ехал уже в июне (до лета перевал закрыт) и в объезд автобанов. Так что, несмотря на то, что тетка из АйГоу предлагала маршрут гораздо более быстрый и простой, я показал ей кукиш и поехал объезжать Гарду слева. В принципе, поначалу все было довольно-таки комфортно и цивилизованно. Я летел по прямой дороге, на хорошей скорости. В какой-то момент меня начали терзать смутные дежа вю. В чем же было дело, я понял, когда увидел указатель на Брешиа. Ах, да! Я же когда-то ехал тут на автобусе в Венецию.

Вскоре впереди показались горы. 

На одной из развилок мы с теткой из АйГоу в очередной раз потеряли понимание, в результате я свернул не туда. Тетка «обрадовала» меня тем, что маршрут увеличился на полчаса, хотя расстояние, кажется, сократилось.
— Значит, впереди будет фиговая дорога, — мрачно констатировал Элвис.
И действительно, чем дальше, тем, как говорится, страшнее, но и красивее. В результате, до самого перевала я добирался по дороге, которая, как мне кажется, местами была более страшная и крутая, чем Стельвио. Но, конечно, не такая красивая и драйвовая.

В машине периодически становилось все холоднее, так что регулярно приходилось крутить кругляшок климы, чтобы добавить градусов в салоне. Я уже взбирался вверх по перевалу к Бормио. Когда природа потеряла свои зеленые краски и приобрела свою суровую горную красоту, я в очередной раз остановился на маленьком пятачке у края пропасти, чтобы выйти и насладиться этим окружающим величием. Бодро выскочив из машины наружу, я застыл на мгновенье, затем произнеся длинную фразу с использованием непереводимой игры слов на местном диалекте, ринулся к багажнику. Едва не забравшись в него с ногами, я начал потрошить сумку, трясясь от холода и доставая теплые вещи. Пока я был внутри машины, мне как-то было все равно, что я еду в шортах и футболке, но снаружи так было некомфортно. :) Впрочем, теплых вещей было много, так что уже через минуту я был упакован так, что мог сколько угодно долго созерцать окрестности.

Правда, времени делать это, сколько угодно, не было, так что едем дальше — в снега.

Тут уже ехать становилось весело — поворотов стало больше, они стали круче, периодически приходилось ехать практически в снежном тоннеле, шириной в одну машину. Настроение повышалось вместе с повышением метров над уровнем моря. Я даже чуть Бормио не проскочил нечаянно, так увлекся дорогой. Но не проскочил.

На байкеров смотрю с жалостью — холодно им, наверное.

Делать тут особо нечего, несколько домиков и куча сувенирных лавок, недешевых, однако. Можно подкрепиться прямо на улице горячими сосисками, ну или полноценно поесть и передохнуть в кафешках. 
Ем сосиску, любуясь окрестностями, и даю остыть машине. Фиеста опять воняет.
— А ведь и не гнали даже, — сказал Элвис.
— Угу, — подтвердила Лиственница, — мотор берегли.
— С другой стороны, сейчас на спуск пойдем, мотор не будет нужен, — сказал Элвис, — можно сразу ехать.
— Есть у меня подозрение, что это сцепление так воняет, — ответил я, — так что подождем.
Побродив минут двадцать и слопав сосиски, я вернулся к фиесте. Ехать предстоит туда, на спуск.

Градусник показывает +2 градуса. 
— Фиговый у них июнь, — жалуется Элвис, кутаясь в пиджак и включая климу на обогрев.
Но теперь все прочь из головы, впереди красивейший и драйвовый участок, с поворотами на 180 градусов, активными разгонами и торможениями — то, ради чего, я, вообще, сюда поперся. Вспоминаю слова Джереми Кларксона: «Знаете какая машина самая быстрая в мире? Думаете Бугатти? Ламборджини? Зонда? Нет. Даже если вы покупаете себе быструю машину, то как часто вы ездите, выкручивая обороты до красной зоны? Не очень часто, ведь это ваша машина и вам ее жалко. Поэтому самая быстрая машина в мире — это арендованная машина, ее совершенно не жалко». Вдохновившись этими словами, диск с the XX в медиасистему, ключ на старт. Ну, полетели! 

Восторг, конечно, полнейший! На прямых разгоняешься так, что даже мотора не нужно, машина сама слетает вниз, в конце резкое торможение и заправляешь авто в поворот, высматривая, чтобы не было встречного. И так раз за разом. Навстречу, в какой-то момент попался порше родстер, я услышал его раньше, чем увидел и перед очередным поворотом затормозил заранее, он также аккуратно выбрал траекторию, чтобы разъехаться. Чувак в порше ехал с опущенной крышей, одетый в тенниску (напоминаю про +2 градуса), ветер трепал его волосы, но, судя по его лицу, он был совершенно счастлив и улыбался. Возможно, я со стороны выглядел также, разве что мне было теплее. Мы приветственно кивнули друг другу, как какие-нибудь масоны, признавшие друг в друге братьев, и педали в пол — понеслись дальше в разные стороны. Но в отличие от него, я ему, конечно, завидовал, сюда нужна порше или БМВ, тогда будет абсолютный кайф, потому что с фиестой нужно постоянно бороться, она рыскает в повороте и нифига не тормозит на спуске, так что иногда кажется, что сейчас ты просто вылетишь мимо поворота прямо в пропасть. Дурацкая машина! Но что уж теперь, все равно даже фиеста не смогла испортить удовольствия. В общем, сбылась мечта идиота — прокатился по Стельвио и не убился.

Торможу у отеля, который первоначально бронировал, на всякий случай, но за день отменил. Мест в нем хватало, так что если бы понадобилось, можно было остановиться в нем и без бронирования.

— Байкеров любят, — заметил Элвис.
— А мы байкеры? — спросила Лиственница.
— Байкеры, — уверенно ответил я, но Элвис при этом как-то подозрительно покосился на фиесту.

Встал выбор, заночевать тут или двигаться дальше. С одной стороны, я уже начал физически уставать, а до Фюсена еще путь не близкий, а с другой стороны, несмотря на физическую усталость, душа рвалась вперед. К тому же еще не так поздно, так что почти полдня просто потеряются, если тут оставаться, потому что, что тут делать среди скал — непонятно.

Поколебавшись несколько минут, я решил ехать дальше. Впереди еще были серпантины. Ура! 

Да и температура повысилась, и ехать приходилось уже по «зеленке».

Когда горы более-менее закончились и ехать приходилось по более ровному рельефу, дорога почему-то стала очень деревенской, прям очень, так что мне кажется, что я по серпантинам быстрее ехал, чем по этим дорогам.

В Австрии, правда, дорога улучшилась, и, пройдя границу, я свернул к АЗС. Заправив полный бак австрийским бензином (кстати, надо было заливать не полный, а чтобы хватило до Германии, и уже там заливать полный, так как там дешевле), я обратился к тетке на кассе:
— Я еду в Фюссен, в Германию, мне нужна виньетка?
— Русский? — неожиданно на вполне хорошем русском, хоть и с акцентом, спросила она, хотя внешность у тетки была типично германская. 
— Да, — удивился я.
— Да, для дороги на Фюссен нужна виньетка, — продолжила она на русском, протягивая мне виньетку.

Наклеив ее на лобовое стекло, я по привычке бодро вырулил с АЗС без всяких поворотников и попер на север, нарушая скоростной режим.
— Эй, какого фига ты творишь? — возмутился Элвис.
— Что?
— Мы не в Италии уже, ты давай включай поворотники теперь и езжай по знакам. Это Австрия, говорят, что тут у людей отсутствует чувство юмора, и они не признают нарушение правил, любых.

Пришлось последовать совету. Действительно, после Италии, как-то привыкаешь не пользоваться поворотниками, потому что ну зачем они? Итак же понятно, кто куда едет и без необходимости их не используют. И знаки ограничения скорости итальянцами трактуются как знаки ограничения минимальной скорости, а не максимальной. Правда, теперь жду «письма счастья» от итальянской полиции, но вроде на спидкамах всегда сбрасывал. Так что надеюсь, что тьфу-тьфу-тьфу. 

Через полчаса монотонной скучной езды по Австрии, я вдруг почувствовал неприятное жжение внутри, и как-то сразу это жжение лопнуло, и изнутри хлынула волна тоски и ностальгии. Меня захлестнуло желание развернуть машину назад и вернуться в Италию. Вроде бы впереди было неизведанное и интересное, были баварские замки и волшебное Кенигсзее, было знаменитое пиво и сосиски, был Мюнхен и БМВ, то есть впереди должно быть интереснее, но нет, жутко хотелось назад. Я опять чувствовал себя как римский легионер, который оставил родной дом и идет херачить варваров во славу священного орла. И главное, настолько сильно меня захлестнуло этим, что внутри все ныло и переворачивалось от негодования и возмущения тем, что я еду в неправильную сторону. Я прям физически ощущал желание вернуться назад. Но это было бы как-то глупо. Поэтому отбиваясь от этого чувства всеми конечностями, я печально продолжил движение на север, в страну варваров. 

В следующей серии:
Я опять пью за рулем... Элвис разрабатывает план штурма... Мы ошибаемся городом...

Продолжение следует


Дром

Комментарии

     
Пермь
Сообщений: 2538
Да, разных строений и гор в Европе хватает. И берега скалистые.
7
3
Ответить
 
KыZыL
Сообщений: 199
красиво!
Х... положенный на мнение окружающих обеспечивает спокойную и счастливую жизнь! :)
13
1
Ответить
 
Tomsk
Сообщений: 5767
аааааааааааааааааааа! я здесь оставил половину нервных клеток! именно на этой эстакаде и улочке под ней!
5
 
Ответить
     
Томск
Сообщений: 2212
Мда.

Бывали времена....

А теперь Евро уже за 60 рублей.
И походу это только начало (((((

Следующие медвежьи бродилки по Европе будут видимо пешком.
19
2
Ответить
   
Красноярск
Сообщений: 678
Все хорошо, и фото отличные есть, но одно не понятно зачем выкладывать в отчет все подряд фото что были ? И еще раз выскажусь как в предыдущем отзыве, Зачем разбивать отчет на части. Смысл и связь частей теряется ! Всетаки лучше меньше но качественней !
Мой отзыв: Subaru Legacy B4 2005
12
6
Ответить
  
Команда Дрома
Владивосток
Сообщений: 11868
ALE-YUR24:
И еще раз выскажусь как в предыдущем отзыве, Зачем разбивать отчет на части. Смысл и связь частей теряется !
Автор был не против того, чтобы выложить всю историю целиком, но мы не потянули - только в этой части девять сотен фотографий и 27 тысяч слов... А ведь была еще первая часть и будет третья.
Sometimes you eat the bear, and sometimes, well, he eats you
Мой отзыв: Toyota Corona 1990
19
2
Ответить
  
Moscow
Сообщений: 271
Наверное есть такой вид терапии - когда пациента просят написать несколько тысяч слов для снятия кризисного состояния))
17
6
Ответить
    
Сообщений: 38764
Фотографии интересные.....отчёт пока не читал..))
8
 
Ответить
 
Санкт-Петербург
Сообщений: 133
pifus:
Автор был не против того, чтобы выложить всю историю целиком, но мы не потянули - только в этой части девять сотен фотографий и 27 тысяч слов... А ведь была еще первая часть и будет третья.
Жесть, а я тут переживаю из-за своих 29500 слов и 295-ти фоток в отчете :))
7
 
Ответить
  
Красноярск
Сообщений: 13448
Интересный рассказ
ЗАКАЗ АВТОБУСА/МИКРОАВТОБУСА//т.251-28-28 КРАСНОЯРСК.
Могу глянуть что- нибудь для Вас у нас.
11
1
Ответить
     
Анапа
Сообщений: 108
С таким словом как мера, автор явно не в ладах...бесконечные фото улиц и тарелок...
14
12
Ответить
     
Бийск
Сообщений: 73
Прочел весь :) убил 2 пары в общей сложности :) интересно очень ждем продолжения :)
Мой отзыв: Mitsubishi Diamante 1997
11
1
Ответить
 
Сообщений: 4117
Аренда Спорткара Ferrari 80 евреев за 10 минут?? Это чистой воды развод, лошат туристов по полной. Хотите покататься на такой тачке хотя бы день (а не считанные минуты) и не разориться - это надо в Дубай ехать: https://travel.drom.ru/27568/ Там это удовольствие гораздо дешевле и есть где разогнаться главное. Но залог на карте попросят нескромный, но раз в жизни это того стоит.
Это наша зима! ;)
8
3
Ответить
 
Сообщений: 4117
А так очет шикарный просто! Молодцы! Завидую)))) А музей Феррари очень насыщенный, и парку в Абу Даби до него пока далековато еще.
Это наша зима! ;)
9
2
Ответить
 
Сообщений: 4117
Ну и ощущения в симуляторе Ferrari у меня такие же были))) Это что-то!!!!!, не на компе на кресле резаться))))))) жаль мало времени на это.
Это наша зима! ;)
5
1
Ответить
    
автор
Сообщений: 41
vb2002:
аааааааааааааааа аааа! я здесь оставил половину нервных клеток! именно на этой эстакаде и улочке под ней!
да, там как раз парковка аквариума. соглашусь, пожалуй, это было самое безумное место на дороге за всю поездку. Кажется, я там много нарушил :)
ALE-YUR24:
Все хорошо, и фото отличные есть, но одно не понятно зачем выкладывать в отчет все подряд фото что были ?
это всего лишь 20% от "всех фото, что были" :)
так что с мерой все в порядке :)
Михаил424:
жаль мало времени на это.
это да. дали бы полноценных 5 кругов хотя бы. не считая установочного круга из питов :)
8
2
Ответить
  
Тюмень
Сообщений: 456
Фотки однотипные-дома,жратва!!!
7
15
Ответить
 
Новосиб
Сообщений: 235
Классный отзыв.
Но для себя еще раз подтвердил, что Европа вся одинаковая. Различия минимальны. Только Скандинавские страны как-то, еще отличаются от остальных.
10
4
Ответить
    
Оренбург
Сообщений: 33749
класс
4
2
Ответить
     
Сообщений: 105132
класс)
5
2
Ответить
    
Пермь
Сообщений: 1122
Нормально все, жарь дальше. Это самое вкусное описание Италии, на мой взгляд. Фотки отличные по качеству, но можно бы и поменьше количеством.
8
1
Ответить
     
Пермь
Сообщений: 2538
yakushev:
....Фотки..., можно бы и поменьше количеством.
Дипломатично. А, если прямо - склад фоток. Как будто ими автор пытается доказать, что он БЫЛ в Европе.
Верим, доказал. "Усекли", что были втроем, с Элвисом и Пихт... пардон, Лиственницей.
6
9
Ответить
    
Красноярск
Сообщений: 63
Огромное спасибо автору за такой интересный отчет, особенно за наши любимые Брюгге и Флоренцию! Во многом наши вкусы совпали, в том числе по Италии!
6
1
Ответить
   
Тула
Сообщений: 898
Повеселило------"Медвежьи бродилки по Центральной Европе (Германия, БеНиЛюкс, Франция, Швейцария, Италия) на Ford Fiesta. Часть 2
28.11.2014 | 6564 просмотра

Часть 1..." Пролистал наскоряк. Часть 2 части 2 не попалась. Когда ожидать :"Медвежьи бродилки..... Часть 2 Часть 2? И будет ли Часть 2 часть 3?
2
3
Ответить
   
Красноярск
Сообщений: 678
pifus:
Автор был не против того, чтобы выложить всю историю целиком, но мы не потянули - только в этой части девять сотен фотографий и 27 тысяч слов... А ведь была еще первая часть и будет третья.
Так можно растянуть все что хочешь, в отзыве должно быть все самое самое ! ИМХО.
3
 
Ответить
    
Сообщений: 38764
Хороший отчёт.
6
2
Ответить
    
Сообщений: 48
Отчет отличный, я бы даже сказал увлекательный) Фото супер!
Все бабы как бабы, а моя БОГИНЯ)
9
2
Ответить
  
Москва
Сообщений: 338
Хорошая работа. А про Италию можно очень долго и много рассказывать...
6
1
Ответить
    
Одесса
Сообщений: 42
Сколько времени ушло на планирование маршрута?)
Ждем 3-ю часть!!!
2
 
Ответить
     
Углегорск
Сообщений: 3432
читать и листать устал, но оно того стоило
4
 
Ответить
    
Москва
Сообщений: 1231
написано в приятном стиле
а вот фото не о чём 99 выкинуть и 1 оставить
уверен никто тут их все не разглядывал...однотипные односюжетные..
фото тупо вдоль улиц вообще шедевр..я их насчитал более 20
1
2
Ответить
    
автор
Сообщений: 41
VadimVl:
Но для себя еще раз подтвердил, что Европа вся одинаковая. Различия минимальны.
я бы так не сказал. скорее даже в одной стране, можно найти много разного в разных ее регионах
Старый Барбос:
Огромное спасибо автору за такой интересный отчет, особенно за наши любимые Брюгге и Флоренцию! Во многом наши вкусы совпали, в том числе по Италии!
очень рад. спасибо! от Вас это слышать особенно приятно.
Garp717:
Часть 1..." Пролистал наскоряк. Часть 2 части 2 не попалась. Когда ожидать :"Медвежьи бродилки..... Часть 2 Часть 2? И будет ли Часть 2 часть 3?
слова "Часть 1" в начале темы это гиперссылка на первую часть, а не подчасть второй части :)
ОВАКОЛУ:
Сколько времени ушло на планирование маршрута?)
год :)
это если начать с момента появления проекта :) а реально активно тратился один выходной как минимум и иногда свободный вечер или два в течение недели в течение 3 месяцев.
Композитор:
а вот фото не о чём 99 выкинуть и 1 оставить
уверен никто тут их все не разглядывал...однотипные односюжетные..
фото тупо вдоль улиц вообще шедевр..я их насчитал более 20
говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. поверьте, я могу красочно описать словами любую фотографию и город, но зачем это нужно, если можно их просто показать?
я люблю улицы, люблю красивые дома. для меня просто бродить по городу - это уже отдельное удовольствие. я не гид и не турфирма, чтобы показывать вам то, что нравится именно вам, ходить в музеи и делать прочее и прочее ради того, чтобы получились разные фото. я показываю то, как вижу я, я вижу города и страны именно такими. мне каждая улица, каждый дом на фото очень нравятся. и поверьте мне, когда приезжаешь в незнакомое новое место, то найденные объекты, которые ты раньше видел на фото в других отчетах, они радуют, очень радуют. как будто встретил знакомого. это интересное ощущение как будто картинка ожила. поэтому я убежден, что много фото не бывает.
если кому-то тяжело смотреть он может это компенсировать тем что будет смотреть через раз или листать быстрее или совсем не смотреть, если уж совсем тяжело. но если кому-то не хватает фото, то он не сможет это никак компенсировать. поэтому помните, что кроме вас отчет читают и другие люди с другими интересами и восприятием. и требовать делать как нравится именно вам - это всего лишь эгоизм.
и насчет еды. любая национальная кухня это часть культуры того народа. я убежден, что без дегустации традиционных блюд, нельзя полностью воспринять чужую культуру и народ. это нужно для "погружения".
у многих возникают вопросы, что попробовать? что заказать? как это будет выглядеть? для этих людей эти фото.
9
 
Ответить
   
Где-то за Уралом.
Сообщений: 585
Автор,в каком кемпе на острове Муай-Тай занимался?)
 
 
Ответить
    
автор
Сообщений: 41
в Синби и Тайгере
но муай тай только в Синби, в Тайгер ездил исключительно за краби-крабонгом
1
 
Ответить
  
Мурманск
Сообщений: 364
С удовольствием "прикончила" вторую часть) По правде сказать, долго не подступалась к этому отчету, но прочитав первую часть - кинулась ко второй.
Хочется сказать автору много лестных слов: 1. Вы очень умный и образованный человек. Я вообще в шоке от того, какая проделана работа по составлению маршрута, сколько информации поднято и показано нам!
2. Отдельное спасибо за ЧЮ.
3. Грамотность, литературный стиль - просто пятерка и восторг.
Действительно, план с покорением Европы лично у меня резко захромал с курсом евро, поэтому ваш отчет - как капля свежести).
4. Нереально разносторонний отчет! Благодарю.
Вопрос лично от меня - вы не показываете свое лицо, чтобы не терять образ вашего литературного героя Медведя или есть другие причины?)
Завтра прикончу третью часть и уже жду этого вечернего удовольствия...)
8
 
Ответить
    
автор
Сообщений: 41
Софья с Севера:
Хочется сказать автору много лестных слов:
Спасибо! Очень приятно.
Софья с Севера:
Вопрос лично от меня - вы не показываете свое лицо, чтобы не терять образ вашего литературного героя Медведя или есть другие причины?)
И то и другое и природная скромность :)
И я не люблю отчеты, где 80% фото содержат автора, закрывающего собой достопримечательности :) Мне, кажется, отчеты должны писаться, чтобы люди видели что-то интересное и узнавали что-то новое и полезное, а не для того, чтобы разглядывать автора :)
1
 
Ответить
Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter
Добавить путешествие