Москва
Автомобили
Спецтехника
Грузовики и спецтехника
ЗапчастиОтзывыКаталогШины
Еще
Вход и регистрация
Дром
Строчки пройденных дорог

Строчки пройденных дорог

03.04.2020 | 9565 просмотров

Санкт-Петербург – Хибины - Умба – Варзуга

Гонит ветер осенний листвы отзвеневшую медь,
Замолчала душа и не хочет ни плакать ни петь…
Выход ищут слова, оставляя на чистом листе след,
Воскрешая из памяти отзвуки прожитых лет…

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Сейчас трудно сказать, как четверть века назад сложилась традиция ежедневно вести хронометраж и отмечать основные события путешествий. Может, это было желание точной временной фиксации маршрута. Может, потребность сохранить на бумаге главные моменты приключения и описание пройденных мест, а может, проявление внутренней самодисциплины или обострение приступов педантичности. Строчки пройденных дорог писались на специально взятых с собой блокнотах, на отворотах топографических карт, на картонных пачках из-под различных упаковок, которые оказались под рукой.

Эти строчки, пропахшие дымом костров и промоченные дождями разных широт, сохранили память об эмоциях и чувствах былых походов, о тех людях, что были рядом, о радости побед и о горьком вкусе неудач.

Шли годы. Ватные спальники и брезентовые палатки сменились на пух и современные Polytaffeta и Nylon Oxford, вместо обычной «плащовки» и болоньи — мембранные материалы, вместо армейских берцев — трекинговые ботинки. Менялись сломанные байдарочные весла, покупались новые рюкзаки вместо полностью износившихся, подвергалась почетному аутодафе походная обувь, верно отслужившая свой век, приходили и уходили товарищи, но привычка записывать строчки пройденных дорог сохранялась. Именно эти записи всегда брались за основу всех последующих рассказов.

Это повествование, предложенное вашему вниманию, расширенная версия кратких походных записей. Без особых словоблудий, отклонений на «кухонную» философию и мыслей вслух, что частенько бывало в моих предыдущих повествованиях.

Кроме того, я расскажу о тех местах, о которых ещё не упоминалось на форуме «Автопутешествий» и, возможно, это послужит кому-то стимулом, отклониться от наезженных дорог, перестать любоваться привычным пейзажем из окна автомобиля и попробовать отойти от стандартных маршрутов автопутешествеников по Кольскому полуострову.

Мой комплект снаряжения, экипировки и прочего для подобных многодневных приключений давно сформировался на опыте прошлых экспедиций и пройденных километров. Он занимает немало место, но всё это хозяйство легко вмещается в кузов Toyota Hilux (Ворчун). Автомобиль 2012 г., 3 л, АКПП с лифтом в 2 дюйма, колёсами Cooper Discoverer ST 265/75/16 без особых проблем служит и доставляет удовольствие, обеспечивая доставку в нужную точку. За весь пробег в 140000 километров никаких серьезных проблем по технической части. Кроме него, постоянную компанию составил старый Nikon D90 в комплекте с трэвел-объективом, «шириком» и «портретником», штативом и набором светофильтров, «Громобой» 12-ого калибра для спокойствия души и добычи деликатесов, три спиннинга разного класса со всем причитающимся к ним, стандартный комплект для навигации на дорогах и вне, музыка на флэшках, лодка и разная мелочь: канистры с топливом, топоры, лопата, тросы, компрессор, ремнабор, инструмент, запас дров, ёмкости с питьевой водой, коптильня, палатки, обычные рулонные коврики из пенополиэтилена и два самонадувающихся, два тента, тренога для костра, газовые горелки и прочее.

В качестве штурмана и второго пилота со мной поехала Татьяна, с которой я неплохо сработался в предыдущем приключении (travel.drom.ru/68581/). По предварительной договорённости в пути мы встретились с Михаилом на «Santa Fe», с которым познакомились на Кольском в 2018-ом благодаря моим рассказам на Drom’e, и совместно продолжили путешествие.

Итак, это рассказ о путешествии на Кольский полуостров в самый разгар золотой осени. В тот краткий период, когда листва полыхает всеми оттенками красного и жёлтого, когда можно увидеть переход северной природы от одного состояния к другому. Когда по утрам первые заморозки покрывают корочкой льда воду и крики готовящихся к перелёту птиц напоминают о приближающейся зиме. Когда порывы ветра холодят кожу, а ледяные капли дождя вызывают невольный озноб. Когда в ясные ночи небо покрывается сверкающим полем звёзд и всполохи северного сияния зеленят небесную сферу.

Удача улыбнётся тому путешественнику, который избежит затяжного ненастья, и Кольский полуостров останется у него в памяти как осенняя сказка о пройденных дорогах.

ДЕНЬ 1

07.09.2019 г. (сб.)

СПб — Пушной — стоянка на озере

Суммарный пробег 854 км.

Толчок вырвал меня из бесконечного до горизонта поля холодных серых камней. Надо же, сумел задремать на десяток минут и уже приснился сон. А ведь, пожалуй, это был вещий сон. Всё-таки едем в Хибины.

Через ещё плохо видящие со сна глаза рассматриваю указатель. Ну, здравствуй, Карелия!

В машине было всё штатно. Ровный рокот двигателя, шум резины об асфальт, никаких лишних звуков в подвеске и серьёзно-сосредоточенная Татьяна за рулём. Маленькая, худенькая, её еле видно через лобовое стекло, а сидит, рулит, как взрослая, проглядывает по зеркалам заднего вида и скорость вполне приемлемая — около 105 км/час.

И то, что было сегодня утром, мне кажется каким-то сном. Контуры домов Питера на фоне светлеющего восходом горизонта,

выезд на Мурманское шоссе с информационном щитом, показывающим нужное нам направление на Мурманск,

стелющийся утренний туман в низинах дороги,

лучи восходящего солнца, сквозь плотную молочную пелену

и, наконец, первые проблески ярко-жёлтого в первое утро путешествия, из которого мы вернёмся немного другими.

Как видения далёкого прошлого, в памяти мелькают дома Кировска на берегу Невы,

церковь с золотыми парусами в Лодейном Поле,

и широкая, полноводная Свирь.

Как только мы пересекли мост через реку, я, похоже, незаметно задремал и мне приснился сон про серые камни.

Сонливость окончательно исчезает. Мы едем на Север.

Сегодня предстоит довольно длинный перегон. Место встречи с Михаилом определено заранее. Я хочу засветло достигнуть нужной точки на трассе «Кола», найти съезд на лесную дорогу и выйти на место лагеря, где нас уже должен ждать наш товарищ.

Мы едем с Таней, поочередно меняясь за рулем. На пассажирском сидении у меня достаточно времени, чтобы смотреть не только на дорогу, контролируя обстановку, но и глазеть по сторонам. Погода радует и внушает оптимизм на ближайшие дни.

Между Петрозаводском и Медвежьегорском Таня начинает вопрошать меня, ну где же, где же золотая осень?

Вы видели, как наступает осень на севере? Вечером тайга кажется в зелёно-бурых проплешинах листвы, а утром всё вспыхивает, загорается, и вот склоны гор покрыты ярким ковром жёлтой листвы. Преображение за одну ночь.

Вскоре первые оттенки желтизны начинают проступать на берёзках вдоль трассы. А в Питере в это время нет ни одного намёка на приближение этого чудного времени года.

Я с радостью узнаю знакомые места. Для этого мне не требуется навигатор. За этим участком трассы, проложенным через скальный массив, последует развязка на Медгору.

По обочинам вовсю идет торговля ягодами и грибами.

Несколько лет как я перестал заезжать в Медвежьегорск на АЗС, предпочитая заправляться в Пушном. Все-таки заправка в Медгоре — это потеря около одного часа,

Серая лента асфальта уводит за очередной поворот.

Мы едем до Видлозера, где есть неплохое местечко на берегу для обеда. На полянке со столиком и скамеечками между сосен никого нет, и мы устраиваем небольшой отдых, любуясь озером.

Впереди нас ждут ремонтируемые участки дороги, к чему я был абсолютно готов, заранее собрав информацию на различных ресурсах в интернете.

Вырвавшись из пробок и потеряв менее чем два часа, мы снова ускоряемся, торопимся, спешим, и в этой суматохе я с первого раза проскакиваю нужную отворотку в тайгу. В наступающих сумерках нахожу похожий по описанию съезд с трассы, вижу свежие следы автомобиля, еду по узкому коридору среди кустарника, по каким-то камням, переваливаю через рытвины. Подвеска Ворчуна легко «проглатывает» все неровности и через четверть часа встречаемся с Михаилом.

Не надо подробно рассказывать о том, что было потом после установки палатки и накрытия стола. Кто-то говорил тосты «за встречу», «за доехали», «за начало путешествия», «за удачу», кто-то смеялся и шутил, что-то рассказывал, кто-то куда-то и зачем-то шёл, мерещились звуки падения, вроде слышались мелодии варгана, а я медленно засыпал, прислонясь к холодному стволу берёзы. Хорошо, что с нами есть Таня, которая не злоупотребляет.

ДЕНЬ 2

08.09.2019 г. (вск.)

Озеро в Карелии — г. Мончетундра — Апатиты — Кировск — база КСС «Куэльпорр»

Суммарный пробег 402 км.

Я не привык долго спать и первым из нашей троицы выбираюсь из палатки. В лагере следов ночного разгула нет.

Надо вручать Тане грамоту за успешную ликвидацию ночных посиделок и уборку тел. Не теряя времени, собираю спиннинг и иду к озеру в полусотне шагов.

Абсолютная утренняя безмятежность.

Над головой проходит клин гусей. Провожаю их взглядом. Эх, высоковато для моего Громобоя. Но не за этой добычей я пришел на озеро и начинаю облавливать прибрежную зону. Рыбалка продолжается недолго. Ретивая щука атакует «вертушку», с нешуточной борьбой позволяет подвести себя к берегу. Мы смотрим друг на друга, но, похоже, моя припухшая физиономия ей чем-то не нравится, и эта почти метровая тушка без усилий обрывает леску с поводком и новеньким «Меппсом». Неспешно, с достоинством скрывается в тёмной воде. Всплеск адреналина медленно исчезает, пульс выравнивается. Один ноль в пользу рыбы. Я возвращаюсь в лагерь, где к этому времени появляется жизнь вне палатки.

Таня, греется у разведенного костерка. На меня смотрит хмуро.

Чтобы не оставаться один на один с предстоящими взысканиями, срочно вызываю подмогу. Михаилу тоже нелегко, но он мужественно справляется.

Эту стоянку нашел в 2018 году Михаил, возвращаясь после нашего знакомства на даче на Белом море. Неплохое местечко. Довольно тихое, укромное и не всякая машина может сюда заехать. После завтрака и аспирина мы идём гулять по дорожке, знакомясь с окрестностями на будущую перспективу.

По пути собираем грибы.

Осматриваем лес и озеро.

Я становлюсь похожим на человека и снаружи и по внутренним ощущениям.

Мне здесь определенно нравится. Тут можно остановиться на денёк-другой и получить все удовольствия от карельской тайги и озера.

После полудня вместе с Михаилом выезжаем со стоянки и двигаемся на север.

Наш тандем продолжается недолго. На повороте с трассы «Кола» к поселку Чупа мы прощаемся на несколько дней. Михаил едет в минералогический музей в Чупе, которым руководит его знакомый, а мы дальше, в Мурманскую область. По плану наша встреча должна состояться на даче в Сосновке.

Пересекаем границу областей. Желтизны в берёзах становится больше. Таня уже не задаёт вопрос об осени, она просто тихо радуется.

Не останавливаясь минуем стелу Полярного круга и видим с очередной возвышенности дороги далёкие горы на горизонте.

Я в своей привычной манере стараюсь охватить необъятное и вместо того, чтобы свернуть по указателю в Апатиты, направляю автомобиль дальше к Мончегорску. Перед этим промышленным центром останавливаемся у Габбрского источника.

Источник расположен на юго-восточном склоне горы Мончетундра в районе 1253 км автотрассы «Кола» у въезда на территорию бывшего карьера «Габбро». Второе, более официальное название родника, № 14 «Горный».

Родник постоянно действующий. Его вода пресная, прозрачная, без цвета и запаха. Дебит сезонно изменчив и в среднем составляет 2,4 л/с (5 литров за 2 секунды).

По микробиологии вода родника № 14 «Горный» соответствует нормативам для питьевых вод. За всё время наблюдений фиксировались единичные случаи (1996 г., 2002 г.) превышения ПДК по опасным (никель) и по высоко опасным показателям (свинец, кадмий). Родник пользуется большой популярностью у местного населения, посещаемость очень высокая. Я это понял по нескольким подъехавшим автомобилям, как только я закончил фотосъёмку.

Родник освящен православной церковью.

У источника берёзки почти пожелтели, и я вижу радостно улыбающуюся Таню.

До чего порой мало надо, чтобы почувствовать себя счастливым! Всего лишь в отпуск уехать за Полярный круг и постоять на камнях в самом начале расцвета осени.

От источника хорошо заметно, что вершина горы Ниттис скрыта в облаках.

Значит, высоко нам не подняться. Сажусь за место рулевого и начинаю движение вверх по склону горы Мончетундра выше и выше. Для дизельного полноприводного Ворчуна это не составляет никакого труда.

Я направляю автомобиль ещё выше, к границе облаков. Далее колея уходит в плотный туман, и мне неизвестно, будет ли там площадка для разворота.

Сильный, холодный ветер заставляет одеться потеплее. Оставляю автомобиль, и с Таней идём пешком.

Вот и нижняя граница облаков.

Отсюда замечательно виден комбинат, город и трасса «Кола», уходящая к Мурманску.

Чувствую, как на ветру немеют пальцы и уши, срочно требуется носовой платок. Ага, ещё простыть не хватало перед походом в горы, но, «охватывая необъятное», продолжаю фотосъемку.

Вокруг то здесь, то там, мелькает Таня, прыгая по камням. Сбылась её мечта — спустя год она снова в горах на Кольском полуострове.

В какой-то миг облачность с восточной стороны горизонта расходится, и я замираю. Таня, проследив мой остановившийся взгляд, тоже смотрит в ту сторону. За озером Имандра показываются склоны западных Хибин. Именно там мы должны быть через пару дней.

Горизонт затягивает облаками, и видение исчезает. Мы молча идём к автомобилю. Облачность опускается ещё ниже. Холодает.

Ворчун висит над бездной.

От Мончегорска совсем недалеко до поворота на Апатиты. От Апатит рукой подать до Кировска. В наступившей темноте мы въезжаем в Хибины. Неплохая визуальная память и хорошие карты в системе навигации без труда выводят на дорожку по ручью. А потом подъём на перевал, спуск и вот огни базы «Куэльпорр».

В гостевом домике никого нет, и сотрудник базы, известив о правилах поведения, оставляет нас одних.

Засыпая, я вспоминаю счастливые глаза Тани. Невольно улыбаюсь. Да, как немного надо для счастья. Всего лишь снова, как и три года назад, засыпать с улыбкой в сердце Хибин.

ДЕНЬ 3

09.09.2019 г. (пн.)

База КСС «Куэльпорр» — перевал Северный Чоргорр — стоянка на ручье Маннепахк

Протяженность маршрута 8 км.

Утром пасмурно. Настроение тоже не очень. То ли не восстановился за короткий период сна, то ли крайне смущают облака, раз за разом затягивающие вершину хребта и закрывающие узкую расщелину перевала Северный Чоргорр.

В те минуты, когда ветер сносит белёсую дымку, перевал отлично просматривается в бинокль и через длиннофокусный объектив моего «Никона».

Три года назад у меня не состоялся поход в одиночку по этому маршруту по погодным условиям, и я немного волнуюсь.

Изменений на базе спасателей за последние годы произошло немного. Тот же гостевой домик,

та же гостиница.

Но начато строительство часовни в честь Святителя Николая Чудотворца, и с раннего утра в любом уголке базы слышен стук топора.

Наш завтрак, сборы, укладка рюкзаков несколько растягиваются по времени. На маршрут выходим ближе к полудню. За баньками пересекаем по мостику быстрый Кунийок.

По хорошо натоптанной тропе идём к началу подъёма на перевал.

Таня неплохо держит мой темп, не отстаёт. В лесной зоне встречаем группу из шести человек. Судя по одежде и одинаковым «блаженным» глазам, безапелляционно вешаю им статус «иностранцы», скорее всего, немцы, и начинаю приветствовать на английском. Они отвечают. Один из них хорошо говорит по-русски. Признается, что они чехи и вчера, выйдя с поезда на станции Имандра с легкими трекинговыми рюкзачками, одним переходом дошли до базы, причем с перевала спускались в темноте при свете фонариков. Мысленно перемещаю их в категорию «безумцев» и рассказываю о нашем плане похода. После перевода все чехи смотрят на меня ростом под два метра, на Таню — метр с рюкзаком, и в их глазах читаю нам аналогичный приговор: безумцы. Вежливо прощаемся.

Протока между озерцами практически пересохла.

Меня это радует — предстоящие броды не должны быть глубокими. Переходим по камням. Мои горные палки у Тани, а себе я заранее заготовил нечто вроде посоха, ошкурил и высушил дома. Это всё-таки лучше, чем ничего. Третья точка опоры, «посох Гендальфа».

Тропа начинает набирать высоту. Перевал, вроде как, становится поближе.

При максимально приближении с помощью объектива отчётливо видны три языка снежников.

Оборачиваюсь назад. База спасателей как на ладони.

Таня смотрит на подъем. О чём-то задумалась.

Мысленно прощаюсь с последними берёзками и ухожу в зону серых камней, покрытых мхом. Всё, как и приснилось. Только горизонт у меня по наклонной плоскости вверх.

Подъем технически несложный. Тупо топай вперёд, толкайся ногами от камней и тащи на себе рюкзак. На «сыпухе» ноги начинают съезжать вниз по склону. Порой шагаешь по курумнику с «живыми», качающимися под весом камнями. Сильный ветер в лицо, но так и должно быть. Это нормально. Вполне штатные условия.

Я иду впереди в море серых камней.

Таня немного отстает.

Ей трудно, вижу, как осыпается грунт под её ногами, вижу, как она упирается палками, переступает, ищет точку опоры и упрямо идёт вверх. Смотрю на неё и задаюсь вопросом, зачем ей это? Чего её постоянно тянет сюда, на Север, да ещё в горы? Чего не хватает?

Сердце гулким бубном стучит в ушах. Дыхание сбивается. Маловато тренировался летом. «Дыхалка» слабовата.

Перевал приближается.

Из него ветер такой силы, что мне приходится останавливаться и наклоняться вперёд, чтобы не опрокинуло, упираясь посохом в камень.

Таня где-то внизу. Жду её, и вместе смотрим на долину, откуда мы пришли. Когда стоишь, начинаешь замерзать, но это не мешает смотреть. Такое видишь не каждый раз. Такое надо видеть хоть единожды в жизни.

Водопад Красивый и дорога на Северный и Южный Рисчорр.

Площадки ранее секретных объектов «Днепр-1» и «Днепр-2» — места проведения экспериментальных ядерных взрывов в 1972 г. и в 1984 г. для проверки возможности дробления рудной породы до фракции щебня.

Входим в расщелину хребта. Проходим снежники. Местами снег имеет красный оттенок из-за водорослей хламидомонада. Наступаешь на водоросли — распространяется запах арбуза.

Скоро седло перевала и спуск на другую сторону. Оборачиваюсь на прощание. Стою и не шевелюсь, боясь потерять это видение.

На одном из снежников видим игру двух горностаев. Людей практически не боятся, бегают чуть ли не под ногами.

Самое трудное на сегодня позади. Перевал пройден. Виднеется озеро Имандра и на горизонте за ним неровная полоса хребта Мончетундра, откуда мы вчера смотрели на Хибины.

Спуск по крупным камням для меня довольно прост. У Тани сложнее. Ей приходится фиксировать равновесие с помощью палок.

Она снова немного позади, шаг у меня всё-таки длиннее.

С чувством сделанного рассматриваю щель перевала Северный Чоргорр с другой стороны.

С этой стороны практически нет ветра. Здесь тепло и довольно комфортно.

Я отчётливо понимаю, что мы поздновато вышли, долго поднимались на перевал. Времени у нас остаётся совсем немного, чтобы пройти требуемый километраж и найти местечко для ночлега в лесной зоне, а не на голых камнях. Тороплюсь.

Тропа идёт от истока ручья Маннепахк, который прорезает горную породу, образуя ущелье с небольшими водопадами.

Солнце склоняется к краю гор, освещает склоны, покрытые камнем и жёлтыми берёзками. Вижу небольшой водопадик на ручье. За десятки тысяч лет вода «выточила» в камне ступеньки.

Сразу вспоминается «лестница» на Воттовааре, происхождение которой окутано различными домыслами. А сейчас передо мной наиболее понятное разумом объяснение тому каменному фрагменту водослива. И никаких фантазий возбуждённого мозга.

Сказывается усталость от первого адаптационного к нагрузкам дня. Таня значительно отстаёт.

Нахожу неплохое местечко для лагеря на высоком берегу.

Переодеваемся, переобуваемся, ставим палатку. Пока я собираю дрова и развожу костёр, Таня кипятит на горелке воду для чая. Переношу здоровенное бревно, бросаю у костерка, чтобы было на чём сидеть. Бревно отскакивает от камня и бьёт мне по правой ступне. Кроссовок от такого не спасает. Ступня немеет и начинает немедленно опухать от полученного ушиба. Под утро, вполне вероятно, не смогу надеть треккинговый ботинок. Матюгаю себя, с кружкой горячего чая бросаюсь к ближайшему ручейку и долго держу ступню в ледянющей воде, наблюдая за кровоподтёком и на меняющиеся оттенки гематомы.

В наступающей темноте мы недолго сидим у костерка, скупо делимся впечатлениями, слушаем горы и шум речушки. Пятьдесят грамм коньяку немного снимают усталость и возвращают благодушно-оптимистическое настроение. Тепло от огня расслабляет, глаза непроизвольно закрываются, и в полудрёме мелькают видения серых холодных камней.

ДЕНЬ 4

10.09.2019 г. (вт.)

Стоянка на ручье Маннепахк — слияние ручья Маннепахк и реки Гольцовая — ущелье Аку-Аку

Протяженность маршрута 12 км.

Сентябрьский день короток. Встаю в светлых сумерках. Небольшой костерок выгоняет из одежды ночную сырость и сразу становится уютнее и комфортнее.

Беспощадно поднимаю Таню. Нам надо максимально наверстать непройденные километры, чтобы войти в график. Высыпаться будем на пенсии, если доживём. Быстро завтракаем, собираемся, сворачиваем лагерь и уходим в пасмурность утра.

Через час впервые форсируем водное препятствие. Таня, не особенно раздумывая, переходит ручей в берцах.

У меня ботинки не такие высокие и я разуваюсь. Ноги теряют от холода чувствительность, но это не критично, от ходьбы быстро согреются.

На слиянии Маннепахка и Гольцовой останавливаемся.

Долго и безрезультатно ищем место перехода на другую сторону реки. Теряем время, и я начинаю нервничать. Таня переобувается в сапоги и первой переходит вброд, промочив ног. Я снова иду босиком, закинув ботинки в рюкзак.

Ног не чувствую. В городе давно бы схватил насморк или того хуже, а в горах даже не чихнул.

Вся сложность не в глубине и не в силе течения. Главная опасность — скользкие под водой камни и вероятность травмы ног.

Иду медленно, тщательно выбирая место, куда поставить ногу при следующем шаге. «Посох Гендальфа» здорово помогает.

От брода уходим тайгой вдоль Гольцовой, останавливаясь лишь на фотосъёмку.

По навигатору сворачиваем в сторону виднеющихся сквозь сосны гор. Нахожу путь к ущелью Аку-Аку.

Тропа поднимается вверх, и как-то неожиданно лесная зона заканчивается, сразу переходя в тундровые мхи.

На открытой местности резко усиливается ветер. Оборачиваюсь, ищу взглядом Таню.

И поневоле ахаю с употреблением исключительно русских идиоматических выражений, с помощью которых можно выразить практически любую эмоцию. Панорама заставляет остановиться стучащее сердце и начинать судорожно вдыхать прохладный воздух.

Таня тоже смотрит назад. Тоже застывает, потом начинает работать фотоаппаратом.

Поднимаюсь чуть выше и снова останавливаюсь, упираясь для устойчивости от ветра в посох. Сочетание цвета белого ягеля, синевы вод Имандры и неба потрясает. На горизонте полоска гор Мончетундры. Стою и смотрю, забыв об усталости и о времени.

Подходит Таня. Нам надо спускаться с плато на тропу в ущелье.

Таня в восторге. Её покачивает то ли ветром, то ли под тяжестью рюкзака, но глазки горят, сверкают. Она кричит что-то неслышимое из-за ветра. Ни слова не понимаю, но указываю наше направление движения вниз.

Неспешно заходим в довольно глубокое ущелье под названием Аку-Аку. Высокие стены, голые камни, лишенные растительности и тропинка понизу.

Быстро идти не получается. Через каждые три-четыре минуты останавливаюсь и осматриваюсь.

Я под полнейшим впечатлением от увиденного. В очередной раз говорю себе как мантру: «Только ради этого стоило прийти сюда!».

Духи гор милостивы к нам и дарят чудесный осенний день.

Оба склона глубокого ущелья освещены солнцем. Такого я не видел на многочисленных фотографиях при подготовке к походу.

Задираю голову. Вот он, «страж» ущелья.

Иду медленно. Пользуюсь моментом, потому что понимаю, что такое больше никогда не повторится. Даже, если я снова буду в этом ущелье, то не будет такого солнца, неба, атмосферы и Аку-Аку будет восприниматься совсем иначе, чем сейчас.

Легко перехожу участок с курумником.

Таня позади. Я стараюсь держать её в пределах видимости, мало ли что.

Стало видно Изумрудное озеро. Это середина пути до выхода из ущелья, а за озером стоянка, где мы отдохнём. Хорошо различаю палатку на другом берегу озера.

Вижу тропу и, не снижая темпа движения, отважно иду по ней.

Сверху наилучшая точка обзора озера. Его не зря назвали Изумрудным.

Полностью отключив голову от элементарных правил безопасности, без каких-либо для себя сложностей прохожу по узкой, менее полуметра каменной «полке» над озером. Смотрю, как проходит Таня.

Здесь высоко и опасно. Ей страшно. Страховки нет. Так нельзя, тем более у неё нет опыта. Это мой косяк.

Выхожу к ней на узкую тропку, забираю рюкзак. Ей становится легче.

На стоянке у озера две палатки. Возле одной парень с девушкой, москвичи. Общаемся, они угощают нас чаем. Тане он как раз нужен, но лучше что-нибудь покрепче после опасного перехода. С полчаса отдыхаем. Таня успокаивает нервы. Я лениво медитирую, глядя на озеро.

От стоянки входим в настоящий сад карельских берёз.

Рядом шумит водопад, под ногами начинается ручей.

Несмотря на приближающийся вечер, скорость нашего движения падает. Я не жалею. Такое надо смотреть, пока есть возможность.

Снова начинаем крутить головами, играться с фотоаппаратами, выдержкой и диафрагмой и другими настройками.

В южной части ущелья гораздо больше растительности, склоны поросли березами.

Ручеёк, перекатываясь по камням, порой шумит водопадиками.

Вижу окончание ущелья. Где-то там должна быть наша стоянка.

Не веря, что сказка заканчивается, смотрю назад. Увы, самое интересное осталось уже в прошлом и в моей памяти.

Место для ночлега находим возле стоянки «Звёздочка».

Тихо и спокойно. Нет лишних звуков. Ровный гул сосен и журчанье ручья. Потрескивание горящих веток, запах дымка и приятная нега в теле, так и склоняющая ко сну. Наглый рыжий лис, привлеченный остатками ужина, крутится возле костра, пытается что-то вытащить из углей, нисколько не стесняясь нашего присутствия. Чихает от дыма, обжигается и, напоследок тявкнув, разочарованно убегает. Смотрю на это отстранённо, как на картинку в телевизоре.

Ветер в ночь — это к перемене погоды. Звёзд нет. Завтра самый сложный и длительный переход.

ДЕНЬ 5

11.09.2019 г. (ср.)

Ущелье Аку-Аку — перевал Юмьекорр — перевал Южный Чоргорр — база КСС «Куэльпорр»

Протяженность маршрута 25 км.

Пасмурным утром покидаем стоянку, оставив запах дыма костерка и тёплый пепел на кострище.

Я тороплюсь. Сегодня нас ждёт протяжённый переход через два перевала, чтобы добраться до базы спасателей. Смотрю, как Таня бодро штурмует ручеек. Даже не поскользнулась на камнях. Молодец, нечего сказать.

Низкая облачность скрывает вершины хребтов. Туманно, мглисто, мрачно. Желтизна осенних берез воспринимается очень контрастно на фоне затянутых облаками гор.

Я уже свыкся с рюкзаком и двадцать пять килограмм за плечами не воспринимается чем-то чужеродным.

Входим в ущелье к перевалу Юмъекорр, оставляя позади лес и озеро на горизонте.

С набором высоты количество растительности уменьшается. Стараюсь идти равномерно, не сбивая темпа и дыхания. Подъём к перевалу в пелене облаков.

Отрываюсь от Тани, скрываюсь в дымке.

Ветер стихает. Облачность укутывает тропу, словно желая спрятать нечто в «ущелье мёртвых».

Где-то внизу движущееся тёмное пятно. Таня идёт по моим следам. Сегодня и ей гораздо легче. Организм привык к новым условиям, и проще воспринимает тяжесть походного бытия.

Последний взгляд назад. Имандра на горизонте.

Входим в ущелье и осматриваемся. Перевал Юмьекорр («ущелье мёртвых») надо проходить именно при такой погоде, когда атмосфера наиболее полно соответствует недоброму названию.

Никаких звуков, кроме тихого шума ветра. Никакой жизни в серых камнях. Кажется, что мир сузился до этого узкого прохода и нет ничего кроме пути в тумане.

 

Вершины скал, окружающих тропу, практически не видны. Контуры еле угадываются.

Выход из ущелья неразличим.

Не спеша, со вкусом, наслаждаясь атмосферой, резко отличающейся от вчерашнего солнечного Аку-Аку, проходим седловину перевала.

Вижу прояснение. Это выход на другую сторону хребта. Спешу на свет.

И «ущелье мертвых» остаётся позади.

Перед нами открываются склоны, покрытые мхом,

высохшее русло ручья Меридиональный

и череда хребтов западных Хибин

Позволяю себе несколько минут на отдых и на фотосъёмку.

И срочно на спуск. Из ущелья потянуло холодным ветром, словно дыхание рассерженных духов гор, недовольных нашим проходов через их владения.

Порядок движения у нас прежний. Я впереди,

Таня сзади в пределах видимости.

Бодро пересекаем ручей Меридианальный. Тропа натоптана, идти несложно.

Через четверть часа облачность расходится и наступает осеннее чудо Хибин.

Стою над руслом ручья и восторженно смотрю на хорошо различимую полосу леса. Где-то у слияния ручья Часнайок и Гольцовой начинается тропа на перевал Южный Чоргорр.

Тропа вон там, в очередном ущелье, где закачивает жёлтая полоса берёз и начинаются склоны гор.

С явной неохотой покидаю это место.

Чувствую, что Тане тоже не хочется уходить, но четвёртый день в горах я не могу позволить.

Без сложностей пересекаю Гольцовку по шаткому мостику из стволов деревьев. Таня явно сомневается в своих силах.

Приходится переносить её рюкзак.

Доходим до тропы на последний перевал. Отдыхаем, обедаем, смотрим на местную живность. Живность смотрит на нас. Всем интересно.

Начинаем подниматься по ручью.

Погода балует, хотя по прогнозу сегодня должен быть дождь.

Если бы не ветерок, то пришлось бы совсем туго. Идти очень жарко. Втягиваюсь в монотонность пешего перехода. Чувствую, как промокает одежда под рюкзаком, вытираю стекающий со лба едкий пот. Время от времени посматриваю по сторонам и ищу взглядом отставшую Таню.

В какой-то момент замечаю нашу цель — округлую впадину перевала Южный Чоргорр.

Хорошо, что вдоль тропы течёт ручеёк. Всегда можно набрать воды. Наша в бутылках давно закончилась.

Перевал становится ближе. Я радуюсь в предвкушении предстоящего разнообразия и подъёма по камням.

Пока выбираю траекторию подъёма по сложенным турам, подходит Таня.

Вместе идём по крупным валунам.

С подъёма рассматриваю небольшое озерцо у основания перевала.

Поднимаюсь ещё выше.

Быстро проходим перевал. Сильный ветер продувает насквозь. Чуть остановился, тут же замёрз. Обратный склон весь в камнях и осыпи. Быстро не спуститься. Чертыхаюсь сквозь зубы.

Таня устала. Я это чувствую. Она всё медленнее и аккуратнее идёт на спуск.

Наконец-то передо мной озерцо, а за ним долина реки Петрелиуса. Там дорога на базу.

У озера организую небольшой отдых, перекус, и оба принимаем стимулятор в виде нескольких капель коньяку.

Когда спустились в долину реки Петрелиуса, стало темно. Снова отдыхаем. Чувствую, насколько и я устал. У тропы нахожу кучку еще тёплого медвежьего помёта. В холодном воздухе отчетливо вижу поднимающийся пар. Становится некомфортно. До базы около пяти километров. В грязи пересохшей лужи Таня видит медвежьи следы. Я присматриваюсь. Следы свежие. Зверь прошёл перед нами. Это подстегивает Таню, она внутренне собирается и ускоряется так, что мне приходится прикладывать усилия, чтобы не отстать. Теперь мы идём с включенными налобными фонариками. Мой светит вперед, у Тани назад. Раз в минуту Таня громко свистит. У неё в комплекте с рюкзаком свисток. Как раз на подобные случаи.

Достигаем реки Кунийок, с высоко берега вижу огни базы спасателей. При свете фонариков шагаем по мостику и через минуту скидываем рюкзаки у гостевого домика. Кружечка пива, взятого из машины, напрочь сметает дурацкие мысли о палатке. Дохожу до домика спасателей, отмечаюсь, что мы вовремя вернулись с маршрута и заселяемся в домик. Я растапливаю печку. Таня мечется по комнате с приготовлением ужина и радостно что-то щебечет насчет «дошли», «трудно», «круто», «погода супер». Откуда силы взялись?

А я наслаждаюсь идущим от печи теплом, сухой одеждой и с улыбкой вспоминаю последние двенадцать с половиной часов перехода и двадцать пять пройденных километров.

ДЕНЬ 6

12.09.2019 г. (чт.)

База КСС «Куэльпорр» — Апатиты — Кандалакша — Умба — Сосновка

Пробег 276 км.

После вчерашнего марш-броска я позволяю себе поспать больше обычного. Встаём поздно, по моим меркам, и я первым делом договариваюсь насчет душа в гостинице «Рамзай». От водных процедур получаю невероятное удовольствие. Я давно заметил, что после походов и быта экспедиционной жизни маленькие мелочи, на которые, как правило, не обращаешь внимание, будь то мороженое или свежая булочка с изюмом приносят необычные ощущения.

Пока Таня принимает душ, я осматриваюсь в гостиной гостиницы. Тот же комфорт и приятная атмосфера. Лишь наклеек стало больше.

Только мы вышли из гостиницы, как небо заволокло тучами, поднялся ветер и пошёл дождь.

Мы неспешно грузим автомобиль и перед тем, как покинуть базу, я прохожу по всем помещениям гостевого домика. В этой, самой маленькой комнате я останавливаюсь второй раз.

Другие помещения рассчитаны на гораздо большие группы туристов.

Напоследок прогуливаюсь по территории базы. Горы затянуты облаками. В горах непогода.

На берегу Кунийока захожу в баньку.

Здесь можно неплохо провести время тем, кто приехал большой компанией.

 

Смотрю на часы. Стрелки походных Casio показывают, что позволяю слишком долго собираться. Хибины не отпускают, а я расслабился.

Покидаем базу «Куэльпорр» далеко за полдень. По дороге к Апатитам несколько раз останавливаюсь, выхожу из тёплого салона автомобиля. Дождь холодит лицо и руки, ветер выдавливает слёзы из глаз.

Вспоминаю тех, кого встретил в горах. Парня с девушкой в домашних пушистых тапочках у озера Изумрудное, одинокого матёрого туриста у подножия Южного Чоргорра, и начинаю им сочувствовать. Зато нам с Таней невероятно повезло. Прогноз на дни нашего похода по горам обещал дожди и похолодание. К нашей удаче, весь комплект влагозащитной и тёплой одежды так и пролежал в рюкзаках без использования. И вот, покидаем горы, с неба льётся холодный дождь. Хибины прощаются с нами.

В Апатитах посещаем открытый в 2018 г. творческий центр АртАрктик.лофт, находящийся в Академгородке.

Ещё до начала путешествия я знал, что в этом центре открыта выставка акварелей питерской художницы Анны Михайловой, чьё творчество мне очень симпатично.

В основном, акварели экспозиции посвящены горе Воттовааре, и я нахожу знакомые изображения сейдов.

Помимо полученного удовольствия от живописи, мы знакомимся с владельцами и организаторами центра Ларисой и Станиславом Никоновыми и добрейшим охранником выставки.

Нам проводят экскурсию по другим экспонатам центра.

Мы покидаем творческий центр с ощущениями не напрасно проведённого времени.

По рекомендации Ларисы обедаем в кафе «Хворост», в магазине покупаем «Кольское пиво» и выезжаем в сторону Кандалакши.

Дорога оказалась несложной, несмотря на сильный ветер и дождь. Едем с Таней молча. Каждый перебирает в памяти три походных дня. Пытаюсь упорядочить свои мысли и впечатления.

Каждый ходит в горы со своими целями. Кто-то со спортивным упорством штурмует вершины и категорийные перевалы, кто-то ходит потусить в составе организованной группы, другие ищут единения с природой, кто-то просто любит путешествовать и смотреть новые места, иные — фотографы, рыболовы и охотники. А я, кроме всего прочего, ищу очередное подтверждение своей способности ставить цели и достигать их, преодолевать собственную леность, праздность и возрастные болячки. Поход в горы пусть даже такой простой — это повышение собственного статуса, это доказательство наличия пороха в тех самых пороховницах. Это вызов обычному образу жизни и нежелание становиться в одну когорту с дряхлеющими мужиками у зомби-ящика с бутылочкой пива. Это нежелание сдаваться времени, менять активный способ проведения отпусков и привычного за десятилетия времяпровождения.

На дачу в Сосновку прибываем в темноте. Вижу «Santa Fe» Михаила, который дожидался нас, пока мы ходили по горам. У соседнего дома стоит «L-200» хирурга районной больницы Михаила Александровича. Вижу, как светятся окна на первом этаже, мелькают тени. Нас ждут.

Засыпая, я уже был в завтрашнем дне и в завтрашних приключениях, которые обязательно получатся. И снова под ногами будет песок и камень, зыбкая мягкость мха болот и плотная хвоя лесных дорожек Терского берега.

ДЕНЬ 7

13.09.2019 г. (пт.)

Сосновка — Варзуга — золотой крест Варзуги — Князе-Владимирский источник — мыс Толстик — Лодочный ручей

Пробег 150 км.

Седьмой день путешествия начинается с ощущения безвозвратности уходящего времени. Явственное, режущее чувство, что могу чего-то не успеть. Физически требуется движение. Оставаться на одном месте, ничего не делать становится тягостно. Может, это последствия экспедиции и привычка каждый день менять пространство вокруг себя. Может, я живу в другом ритме, чем все остальные. Может, это простая оценка планов на этот день и понимание, что, если не ускориться, можем никуда из запланированного не попасть.

Мы уезжаем из Сосновки втроём: я, Таня и Михаил, чьи вещи уже загружены в кузов пикапа.

По асфальту до Оленицы, потом под серым небом по грунтовке через Кашкаранцы, мимо поворота к часовне преподобного безымянного инока Терского, по мосту через ручей Лодочный, минуя развилку на Кузомень и далее вплоть до Варзуги.

Оставляем Ворчуна у лестницы к школе и всей компанией идём к берегу реки. Возле храмов не задерживаемся. Мы их осматривали всего год назад.

Иронично смотрю на памятник Александру Невскому, который, судя по табличке, якобы, покорил Биармию.

Выходим на высокий берег реки. Ни разу вид на Варзугу не оставлял равнодушным. И если мне приходилось бывать в устье, то путь по воде в глубину Кольского остаётся чем-то загадочным.

Нам надо на левый берег. Он называется Никольская сторона. Там я не был и те дорожки не топтал.

Лодочника не дождались. Как сказали, он на обеде. Нас перевозит местный житель.

Гул лодочного мотора, удары волн в деревянные борта, покачивание и ветер. Дома на Никольской стороне быстро приближаются.

Левый берег встречает первыми проблесками солнца, и мы неспешно начинаем прогулку по новой для меня части села. Сразу же внимание привлекает частный музей поморской истории и культуры, расположенный в доме купца И.Е. Кагачева (1904 г. постройки).

На информационной табличке указан номер телефона местного жителя, который может открыть музей и провести экскурсию, но на это нет времени.

У выкрашенного в лазурный цвет большого дома № 10 почти полчаса общаюсь с пенсионеркой, которая в нём проживает.

Дом был построен Рогозиными для своей семьи в 1867 г. Этот род до нашего времени живёт в нём с позапрошлого века, а эта пенсионерка — старейшая представительница рода.

Она словоохотлива и рассказывает о жизни семьи с одиннадцатью детьми в этом доме, об истории Никольской части села, о наводнениях, когда полы домов были скрыты водой, о фестивалях, проходящих в Варзуге, о музее и его престарелом организаторе, о своих детях и внуках. Я бы ещё поспрашивал, но у неё хозяйственные дела, а у меня дефицит времени.

Немного дальше видна Петропавловская церковь (1864 г.). Куполов и колокольни у церкви нет, и издали строение напоминает некую хозпостройку или ангар.

Церковь очень любима сельчанами, которые считают её намоленной.

Службы в церкви продолжались до 1937 г. Во время Великой Отечественной войны в здании церкви расположили столовую для военнослужащих, которые обслуживали военный аэродром в Варзуге. После окончания войны здание было приспособлено под склад сельского магазина, который располагался рядом в соседней церкви Николая Чудотворца. В послевоенные годы храм сильно пострадал. Были снесены главы и колокольня. В 1999 г. в церкви Петра и Павла возобновились службы. В настоящее время строение нуждается в реставрации.

Внимательно рассматриваю церковь. Старое дерево, брёвна сруба со следами топора плотника, обесцвеченные северными ветрами доски.

Этому храму предшествовали другие, стоявшие на этом же месте.

«Волость Варзуга над рекою над Варзугою, а в волости церковь Никола чюдотворец да церковь теплая с трапезою Петра и Павла, стоят без пенья. Да в волосте жь дворы на Никольской стороне крестьянские тяглые непашенные». (Сотная из писцовых книг Василия Агалина и подьячего Степана Федорова на Варзужскую волость. 1575 г. мая 6)».

Рядом расположена Никольская церковь (1705 г.). Безголовая и от этого сразу не воспринимается как храм Божий.

Её деревянные купола много лет (если не ошибаюсь, с 2011 г.) лежат на правой стороне, так и не вознесённые к Господу. Как мне сказали, единственный человек в Варзуге, способный выполнить эту работу утонул и далее работа не продвинулась.

Рядом с церквями памятник варзужанам, погибшим во время Великой Отечественной войны.

Сначала кажется, что это обычный знак почести и памяти, но достаточно зайти за ограду, как ошибочное впечатление исчезает. По периметру ограждения установлены изображения жителей села.

Среди изображений тех, кто ушёл на фронт, я с удивлением вижу фотографии героев тыла, многодетных матерей, почётных колхозников.

Правильная традиция, помнить не только тех, кто проливал кровь, но и тех, кто обеспечивал своим трудом нашу Победу.

Мы двигаемся по селу в направлении западной окраины.

Я вижу разительные отличия от деревень северо-запада России. На Никольской стороне мало брошенных домов, нет упавших заборов. На приусадебных участках не растут плодовые деревья и крайне мало ягодных кустарников. Вдоль улиц проложены дощатые тротуары. Село кажется обжитым и ухоженным.

На некоторых домах замечаю звезды.

Полагаю, что звёздочки — это количество фронтовиков из членов этой семьи.

Находим нужную тропу, идущую вдоль реки.

На крутых берегах довольно много брусники, которая отлично утоляет жажду, тонизирует и заполняет желудок.

Крест, к которому мы идём, становится ближе.

Тропа уходит в сторону от реки.

Проходим в ворота к Золотому кресту.

Дорожка ведёт по настилу через болотце с незрелой клюквой.

Поднимаемся в горку и вот он, Золотой крест Варзуги.

Крест расположен на возвышенности. Говорят, именно здесь на левом берегу было первое поселение, давшее начало селу. Позже село разрослось, и домами был застроен правый берег реки. Первыми русскими насельниками в Варзуге, как и по всему поморью, были выходцы из Новгорода, привлеченные обилием рыбных промыслов. Увеличению населения способствовала и отдаленность края от административных центров.

Михаил неожиданно отмечает, что Христофор Колумб ещё не открыл Америку, а мужики с новгородской земли уже жили на этих землях.

1491 год был непростым в истории России. Ломая любое сопротивление шёл процесс объединения русских земель под руководством великого князя Московского и всея Руси Ивана III Васильевича. Весной был осуществлен «Поход в Дикое поле» 60-тысячного русского войска на помощь крымскому хан Менгли-Гирею против ханов Большой Орды и проведена первая русская правительственная геологоразведочная экспедиция, обследовавшая бассейн реки Цильмы, где находились «руды серебряные и медные». В самой Москве был сооружен водопровод для обслуживания Кремля на случай вражеского нашествия и Спасская башня. Русь жила в страхе наступления конца света в следующем 1492 г. (7000 г. от рождества Христова). А в это же время новгородцы активно обустраивали своё поселение на левобережье Варзуги, зная, что пришли сюда на века.

У креста неплохая обзорная площадка, открывающая вид на обе стороны села.

Далее вглубь тайги ведёт узкая, но хорошо натоптанная тропинка. Именно по ней можно дойти до следующей запланированной мною цели путешествия. Князь-Владимирский источник — место уединённое, и очень немногие из путешественников посещают это местечко.

Для ориентации на тропе установлены весьма любопытные знаки. Мы идём друг за другом от знака к знаку.

Такие столбики-указатели, украшенные иконой и резьбой, привлекают внимание, и я их внимательно рассматриваю.

В старину существовала старообрядческая традиция устанавливать подобные столбцы с крышами и емкостями с останками умерших. Позже из этих корней появились намогильные столбики, покрытые сверху небольшими крышами и украшенные резьбой, надписями и даже иконами, так называемые «голбецы» или «голубцы». Ещё позже небольшая кровля стала венчать кресты на кладбищах, что можно увидеть на старых погостах особенно в Карелии, Архангельской и Мурманской областях.

На северо-западе России, в частности в Псковской области, «голбецы» возводились вдоль дорог несколько иначе, но в целом сохраняли свое первоначальное назначение.

Встречаем и подобные ориентиры тропы.

Неожиданно стена деревьев истончается, тропина выходит на поле и как-то теряется из глаз. Это поле — бывший аэродром села Варзуга. Ноги быстро покрываются слоем пыли, пока я иду по взлетной полосе.

Радует, что следующий указатель-«голбец» виден издалека.

Тропа уходит в тайгу, пересекает мостик через ручей, понимается вверх по склонам, спускается в низины с хлюпающей под сапогами грязью. Мы делимся впечатлениями и старательно ищем грибы. Погода самая подходящая для небольшого пешего похода. Сплошная облачность разошлась, светит солнце, белые кучевые облака украшают синеву северного неба. В лесу деревья укрывают от ветра, и становится тепло.

Встречаем трёх человек, явно идущих с источника. Мужчина и две женщины. У мужика на плече «Сайга» стволом вниз. В голову закрадываются мысли о нежелательных встречах и о том, как далеко мой Громобой.

Шум деревьев нарушает быстро приближающийся рокот. Над головами проходит вертолёт. Скорее всего, это лесоохрана или рыбнадзор.

Вокруг настоящая северная тайга.

За мостиком через Собачий ручей тропа раздваивается, но имеется указатель.

У мостика ручей образует небольшой разлив. Из-за тёплого дня мошкара летает над поверхностью воды и мелкий хариус пытается её поймать.

От мостика до источника несколько минут. Первое, что я замечаю — это деревянные кресты.

«Голбец» у родника кажется самым вычурным.

У источника скамья, различные ковшики для омовения и краткая инструкция по пользованию родником.

Многочисленные родники-«кипуны» поднимают фонтанчики песка со дна.

Ручей протекает пару-тройку десятков метров и впадает в Собачий ручей.

У родника у нас отдых и лёгкий обед.

После обеда на нас с Михаилом накатывает, и мы оба погружаемся в думы. Молча сидим, каждый думает о чём-то своём.

Назад мы идём не останавливаясь. Близится вечер, и нам предстоит переправиться на правый берег и найти место ночлега.

Взлётную полосу аэродрома пересекаем по другой тропе.

Проходим мимо небольших озёр.

Тропкой между домов выходим на реку.

На скамейке крытой «остановки» дремлет лодочник. Он и перевозит нас на правый берег, при этом приходится отбиться от назойливых уток, вымогающих что-то вкусное.

В лодке снова накатывает мыслями. Таня и Михаил призадумались.

Берег встречает нас последними лучами солнца, освещая реку и храмы.

Усталые и пресыщенные впечатлениями, покидаем Варзугу, чтобы через полчаса остановиться на побережье моря на мысе Толстик.

Облачность закрывает небо, и я понимаю, как днём нам невероятно повезло с этой прогулкой и чудесной погодой. Мы бродим вдоль кромки воды. Я слушаю шум прибоя, ощущаю на лице солоноватые брызги.

Медленно едем по колее вдоль побережья. Я везу своих друзей к стоянке у устья ручья Лодочный, где у нас очень скоро будет разбит лагерь, разожжён костёр, и мы будем молча смотреть на горящую «финскую» свечу, вспоминая события непростого дня путешествия.

ДЕНЬ 8

14.09.2019 г. (сб.)

Лодочный ручей — мыс Корабль — урочище Колониха — Кузоменские пески — Сосновка

Пробег 173 км.

Несмотря на то, что ранним свежим утром туман скрывает береговую кромку и тянется в море, несколько позже облачность расступается, появляются просветы чистого неба и даже мелькают проблески солнца.

 

К этому времени мы ходим по урезу воды на мысе Корабль возле заброшенных шахт по добыче аметиста.

В этот раз мы применяем другую тактику поиска этого полудрагоценного камня для сувениров и подарков. По совету Виктора, хозяина дачи в Сосновке, двигаемся по полосе отлива и высматриваем в камнях первичные признаки наличия аметистовых друз и жеод, о которых нам поведал Михаил, имеющий гидрогеологическое образование.

Попытки расколоть заинтересовавший камень на берегу у меня сразу заканчиваются после того, как осколок влетает мне в ногу, оставив на память синяк. Все понравившиеся камни загружаем в кузов автомобиля и выезжаем в урочище Колониха.

Об этой бывшей деревне я узнал из книги А.Л. Никитина «Остановка в Чапоме». «В её (р.Варзуга) низовьях находится знаменитая тоня Колониха, поставлен сетевой забор, в отличие от прежних заборов перегородивший реку целиком, не оставляя никакой щёлочки для прохода рыбы. Чтобы часть её всё же прошла на нерест, в один день вынимают всю набивающуюся в мотню семгу, а на следующий — всю пропускают. Во всяком случае, так полагается делать, но соблюдается это далеко не всегда ...»

Колониха — главная речная тоня колхоза «Всходы коммунизма».

«От многочисленных когда-то тоневых участков на морском берегу, вправо и влево от устья Варзуги, где находится рыбоприёмный пункт и стоят несколько домиков рыбообработчиков, осталось совсем немного. оневые избы ветшали, их разбирали на дрова, если была возможность —- перевозили, и центр тяжести промысла неукоснительно перемещался на Колониху, главную тоню варзужан в том месте, где реку полностью перегородил сетевой забор. Колониха с её семгой и была тем якорем, который удерживал колхозный корабль все эти бурные годы, когда ветшала Кузомень, сокращался и совсем прекратился океанский лов, а сельское хозяйство стало приносить всё большие убытки».

Ранее Колониха была наиболее многолюдная из всех тоней на Варзуге. Она вошла в историю как одна из наиболее крупных тонь. Здесь жили Илья Семенович Конев, Никита Алексеевич Заборщиков, Ипполит Кагачев и другие, осёдло, с семьями. (Мошников В.Н. Кормилица // Терский берег. — 1995. — 1 июля.- С. 3.)

Дорога к тоне несложная, если знаешь, где повернуть в многочисленных разветвлениях таёжных дорожек, да не побоишься колеи с лужами. Для Ворчуна с новой АТешной резиной дорога проблемы не составляет.

Колониха, к моему удивлению, оказалась довольно обжитой. У одного дома стоят УАЗы, лают собаки и из трубы идёт дым.

К нам выходит молодой мужчина. Общается он неохотно, явно сторонясь нас, чужаков, хоть я сразу объясняю цель нашего приезда. Он односложно отвечает на вопросы и старается уйти. Да, они рыбаки из села. Да, сидят у забора. Да, сёмга. Да, мало стало. Да, живут, с мая по декабрь. Да, постоянного электричества нет, есть дизель-генератор. Да, продукты завозим. Он покидает нас, а мы осматриваем тоню.

Идём смотреть «забор».

Действительно, всё русло реки перекрыто.

В наше время на рыбоучетном заграждении Колониха колхоз осваивает квоту на горбушу 200 тонн, в сутки подъёмы по 3-5 тонн, то есть, похоже, большая часть горбуши в реку выше не попадает.

У Никитина в книге сказано, что с целью сохранения сортности сёмги «...... на Колонихе, несмотря на сопротивление рыбаков, ввели забой рыбы током. Прежде чем поднять «тайник», в который набивается рыба, путь которой вверх по реке перегорожен сетевым забором, на три-четыре минуты включают ток, идущий от пластины к пластине, расположенным по обеим сторонам «тайника», и рыба засыпает».

Не знаю, какие на тоне сейчас порядки, но про этот нюанс я забыл спросить у смотрителя «забора».

Внимательно рассматриваю дверь амбара.

Это не просто место для «Здесь был Вася, г. Мухосранск, 19... г.», это память и история проживания на тоне.

Из Колонихи едем к кузоменским пескам посмотреть на дюны и поискать грибы.

«Красивы и страшны эти пески, разрушающие в своем неутомимом движении вот уже более столетия и без того тонкий слой почвы. Не остановить их — и они окончательно засыпят Кузомень, перекроют в нижнем течении Варзугу. Река здесь за последние годы катастрофически обмелела. Уже теперь стоит пойти осенью по реке шуге, забивающей сёмге жабры мелкими острыми иголками льда, как начинает гибнуть рыба, идущая из моря на свои нерестилища».

Гуляем по окраине пустыни. Любуемся дюнами и песком.

С высоты открывается вид на осеннюю пойму Варзуги.

Именно здесь находим первые грибы Терского берега. Прогулка по пескам затягивается. Чуть позже переходим в хвойный, беломошный лес.

Здесь, на белом мху красноватые шляпки моховиков видны издали. Мы расходимся, теряем друг друга из виду, потом снова сталкиваемся, тащим тяжёлые пакеты. Мы больны. Это «грибная лихорадка».

Выезжая на дорогу в Умбу, осматриваем частичку обширной болотной системы «Морские мхи».

Это болотная система из верховых прибеломорских грядово-мочажинно-озерковых болот с вересково-лишайниковыми грядами, сфагновыми и печеночными мочажинами и вторичными озерками. Вдоль дороги и на склоне к болоту опять находим моховики, подосиновики, белые и заболеваем вторичным приступом «лихорадки».

На «марсианскую» дорогу к Умбе выбираемся в начинающихся сумерках и торопимся на дачу. Виктор и Нина ждут нас. Свет фар выхватывает из темноты придорожные кусты, красновато-алые соцветия иван-чая, мостики через речушки и чёрную тушу медведя, переходящего дорогу.

На даче разгружаем нашу добычу, немного ужинаем, и пятьдесят капель неудержимо тянут меня в сон. С ужасом начинаю понимать, что завтра нам предстоит перебрать и заготовить всю эту кучу грибов, которую мы привезли.

ДЕНЬ 9-10-11-12

15-18.09.2019 г. (вск. — ср.)

Сосновка и окрестности

Пробег 105 км.

Четыре дня, проведенные в Сосновке, насыщены событиями, впечатлениями и ощущениями. Каждое утро встаю с хозяевами, когда они уходят в море, и моментально включаюсь в круговерть активного отдыха, подтягивая к процессу Таню и Михаила.

Много времени занимает переработка грибов, которые перебираются, чистятся, режутся, тут же во дворе отвариваются и солятся.

Волнушки вымачиваем в отдельных емкостях.

Готовим из лучших грибов шикарнейший суп.

Получается невероятно аппетитно даже на фотографии.

Узнаю, что с рыбалкой на море неважно. Все местные возвращаются без рыбы. Сёмги нет, горбуша не идёт, треска не ловится, поэтому я рыбачу на озере и ближайших реках, от чего, кроме результата, получаю массу удовольствия и гастрономических вкусностей.

Однодневная поездка на реку Вяла радует довольно крупным хариусом, грибами, которые собираем в стометровой зоне от грунтовой дороги и новыми перспективными местами для отдыха.

Каким-то чудом вечером выдаются свободными пара часов, я всё бросаю и рыбачу на небольшой речушке, испытывая ультралайтовый спиннинг. Результат становится неожиданным. Такую крупную форель мне ещё не приходилось ловить. Две другие, значительно меньшие по размеру, были отпущены на вырост.

Даже хозяин дачи удивлён моим трофеем и фотографирует форель, чтобы показать своим приятелям.

Вся наша компания оценивает малосольного сига, хариуса и форель. Единодушно присуждаем первое место форели.

Виктор с Ниной приносят с моря небольшую горбушу с икрой. Теперь я точно знаю, почему я не люблю икру из магазина.

Ежедневно выбираюсь на пару часов в тайгу. Наличие Громобоя приносит свой результат, и я раз за разом балую друзей блюдами из лесных деликатесов.

Вместе с Таней идём в небольшую разведывательную прогулку вглубь полуострова Турий на гору Летнюю.

В теории, по старым лесным дорожкам можно пересечь Турий с севера на юг и выйти на берег Белого моря. Может, когда-нибудь так и попробую сделать.

Пользуясь хорошей погодой в один из дней, выхожу на Сосновую губу.

Под утро подморозило и по закраинам ещё не растаял ночной ледок.

Вода холодит руки и студит ноги.

Под Умбой сентябрь в самом разгаре.

В суматохе всех дел успеваем натопить баню и немного погреться после наших приключений. Частенько к нам заходит Алла, тётка хозяйки дачи. Она, как и прежде, громко говорлива и вносит новую живую нотку в наши разговоры.

Каждый вечер заканчивается посиделками. Встречаемся за столом с соседом по даче Михаилом, хирургом Умбской районной больницы. Всё-таки мир очень тесен. Вот два Михаила, один из нашей компании, живёт под Москвой. Другой, Михаил Александрович, уже местный, умбский. А оказалось, что они в детстве ходили в одну школу и жили на соседних улицах небольшого городка в центре страны. И познакомились на Кольском полуострове. Путешествия сближают людей, помогают найти друг друга в самых неожиданных местах.

Вечером раскалываем камни, привезенные с аметистового берега. Ищем друзы. У Михаила для этого есть специализированный инструмент. Звонкий стук разносится по посёлку, эхом мечется между соснами. В вечерней прохладе дело идёт неплохо, но почему-то у меня спецмолоток не всегда попадает по спецзубилу. На левой кисти руки появляются ссадины и кровоподтеки от неточных ударов. То ли совсем стемнело, то ли рука не совсем тверда после излишне крепкого ужина.

В итоге мой перечень трофеев пополняется маленькой щёточкой насыщенно-фиолетовых зубчиков.

Во время проживания на даче наиболее стойкие из нас даже сумели ночью увидеть северное сияние. Увы, в их число я не попал.

Лебеди на озере перед перелётом на юг собираются в большую стаю.

Думаю, что скоро ударят первые заморозки.

Дни, отведённые для отдыха на Терском берегу, заканчиваются.

ДЕНЬ 13

19.09.2019 г. (чт.)

Сосновка — порог Белый — порог Чёрный падун — Кандалакша — стоянка на озере в Карелии

Пробег 326 км.

Утро отъезда холодное и туманное. Мороз прихватывает грядки на огороде, теплицы, покрывает инеем стволы сосен у дома.

Промёрзлая трава хрустит под ногами, когда мы идём к заливу. С ветвей осыпается иней, потревоженный неосторожным касанием, изо рта вырываются облачка пара.

Противоположный берег губы неясно виднеется тёмной полосой из-за тумана.

Над водой клубится пар.

Кто-то более ранний, чем мы, уходит в море.

Спустя четверть часа лодка с Виктором и Ниной отходит от берега, будоражит волной безмятежную гладь залива. Звук работающего двигателя вязнет в тумане.

Я смотрю несколько минут им вслед, пока они не скрываются из вида. Солнце разгоняет туман. На горизонте башни кучевых облаков.

Пока дохожу до озера, солнце поднимается достаточно высоко, чтобы осветить наш берег.

Листва начинает понемногу оттаивать, но холодок остаётся под одеждой, и к озябшим пальцам рук не до конца возвращается чувствительность.

Смотрю на озеро, на тайгу, на поднимающееся солнце. Да, нам пора уезжать.

Сборы проходят довольно быстро и оперативно. Слова на прощание, привычное указание Нины сообщить, когда доберёмся до дома, взмахи руки и прощальные гудки автомобилей. В душе что-то обрывается, снова остаётся здесь, как и в прошлый раз.

Даст Бог, приеду, попробую найти и забрать с собой.

Знакомая дорога в Кандалакшу.

Заезжаем на Щучье озеро. Смотрю обстановку, оцениваю стоянки, наличие дров, мусора, состояние береговой кромки и подход в воде.

Делаю это на всякий случай, чтобы было в запасе возможное место для стоянки.

Долго не задерживаемся и переезжаем на Колвицкое озеро. Михаил там не был, а Таня явно не возражает. Как всегда, впечатляющий массив Йолги-тундры на горизонте, третий по высоте на Кольском после Хибин и Ловозерских тундр.

На озере ветер и волны.

Вода холодная и прозрачная.

Понимаю, что это становится прощальной традицией с Кольским — заезжать на Колвицкое озеро.

Перед селом Колвица сворачиваем с асфальта на лесную дорожку и двигаемся к реке. Путь недолог и заканчивается туристической стоянкой.

Здесь на изгибе ровный поток воды разбивается двумя каскадами и переходит в длинную шиверу. Это порог Белый.

Пасмурная погода и отсутствие контрастных теней наиболее ярко выражает осеннюю листву на берегу Колвицы.

Все мы погружаемся в процесс фотосъёмки.

После каскадов на повороте русла река устремляется вниз по уклону, бурля и пенясь на каменистом участке.

На посещении озёр и порога мои планы этого дня не заканчиваются. В деревне Колвица автомобильный мост на левый берег ремонтируется.

Оставляем автомобили и идём на другой берег реки по временному мостику пешком.

Поморское село оказалось с богатой историей, о чем мы узнаём из информации на памятном камне.

Поднимаемся к виднеющейся часовне.

Часовня Святителя Николая Чудотворца Мирликийского возведена в Колвице недавно, в период 2015-2017 гг. волонтёрами на народные средства по проекту художника Валентина Мыздрикова и освящена 16.09.2017 г.

Перед храмом воинский мемориал «Память Колвицы».

На площадке у часовни начинается Колвицкая экологическая тропа. Тропа была создана в 2012 г. совместными усилиями молодежного движения «Экодозор», а также волонтёров Кольского экологического центра и Кольского центра охраны дикой природы. Не могу сказать о популярности тропы в наше время, но тропинка через лес натоптана и сохранились некоторые указатели.

Кое-где на деревьях заметны полустертые «маркеры» нанесенные по финскому примеру. Встречаются и такие плакаты. По-моему, несколько наивно, но весьма душевно.

В целом, видно, что за тропой следят и поддерживают в нужном для пешей прогулки состоянии.

В лесу холодный ветер не так сильно ощущается. Мы немного растягиваемся, каждый идёт в своём темпе. Пересекаем довольно глубокий, с крутыми склонами овраг ручья Бревенный.

Там, где тропинка выходит к реке, открываются панорамы поймы Колвицы.

Чуть дальше в просветах между ветвей деревьев замечаю правое русло реки, огибающее остров. Бурный поток воды, брызги и пена.

Здесь когда-то стояла гидроэлектростанция. Я и Таня заезжали на смотровую площадку у порога в 2018 г. От экологической тропы этот порог правого русла выглядит наиболее охватывающе, и на месте организаторов тропы тут можно было бы оборудовать ещё одну смотровую площадку, лишь немного проредив ветви деревьев.

У спуска к водопаду Чёрный падун обустроено местечко для отдыха.

Возле водопада мы проводим около получаса, фотографируя его с разных ракурсов.

В это время года он не поражает своей мощью, силой, не подавляет энергетикой. Водопад не шокирует впечатляющими размерами и размахом падающей воды. В нём нет явственного ощущения неудержимости, но он красив на фоне желтеющий листвы.

Мы идём дальше по тропинке вдоль реки до громадного камня на урезе воды.

Немного отдыхаем и возвращаемся к автомобилям.

Погода начинает портиться, и первые капельки дождя падают на лобовое стекло. В Кандалакше заправляемся топливом и закупаемся на обратную дорогу.

К вечеру облачность немного расступается. Кольский дарит нам последние лучи солнца этого дня.

Мы не успеваем засветло к намеченной мною точке для ночлега и сворачиваем на узкую лесную дорожку к стоянке на безымянном озере, где встретились двенадцать дней назад.

Затянутые небом облака и мелкий дождик заставляют натянуть тент. У нас слаженно получается поставить палатки, развести костерок и поужинать в тишине осеннего леса под потрескивание огня и стуки капель по тенту.

ДЕНЬ 14

20.09.2019 г. (пт.)

Стоянка на озере в Карелии — трасса «Кола» — стоянка на р. Свирь

Пробег 639 км.

Целый день двигаемся на юг. Я с Таней впереди. Михаил чуть сзади.

Погода меняется по мере передвижения, но в целом признаков резкого ухудшения не наблюдается.

Стоим в пробках перед Медвежьегорском. С радостью выходим из автомобилей, чтобы перекинуться парой фраз и размяться.

В темноте останавливаемся на высоком берегу Свири у Лодейного Поля. Местечко под лагерь свободно, и мы быстро ставим лагерь, разводим костёр, благо дрова взяты с собой. Готовим ужин.

Смотрим на лунную дорожку и на огни бакенов.

От реки тянет холодом. От зябкой влажности мало спасает одежда, огонь и напитки. Как-то непривычно холодно, такого не было ни в Хибинах, ни на Терском берегу.

С удовольствием заползаю в палатку, укутываюсь в спальник. Сон приходит моментально.

ДЕНЬ 15

21.09.2019 г. (сб.)

Стоянка на р.Свирь — Старая Ладога — Рюриково городище — Великий Новгород — оз. Ильмень

Пробег 455 км.

Необычна для меня эта стоянка на берегу Свири. Не впервые здесь ночую и каждое новое утро отличается от всех других и приносит свои сюрпризы.

В этот раз любуюсь дымкой над водой, мерцающими огоньками бакенов и застенчиво-робким восходом солнца в облаках.

С рассветом резко начинается утренний заморозок. Тент палатки с конденсатом на внутренней поверхности промерзает, листва и автомобили покрываются густым инеем, трава хрустит под ногами. От воды поднимается пар. Становится зябко.

Перед тем как разбудить друзей, успеваю немного порыбачить с берега реки.

Интернет обещает дождь с девяти утра. Но глядя на утренний туман, на поднимающееся солнце, как-то в это не верится. Тем не менее, едва мы успеваем свернуть лагерь и загрузить автомобили, начинается дождик.

Дальнейший путь хорошо известен. Двумя машинами двигаемся в направлении Великого Новгорода. Вчера Таня получила новости с работы, и у неё появляется ещё одна дополнительная неделя отпуска. Она едет со мной дальше по маршруту. АЗС «Лукойл» у посёлка Доможирово, Старая Ладога, обед в кафе у г. Кириши, трасса Москва — Санкт-Петербург с облачностью и мелким дождиком.

Сворачиваем на Грузино. В XIX в. здесь располагалась потрясающая усадьба А. А. Аракчеева (1769-1834), одного из самых могущественных сановников Российской империи того времени. Ныне этот памятник русского классицизма, первой четверти XIX в. утрачен. Всё, что осталось в наше время — старый парк, фундаменты строений, остатки прудов с каналами.

У широкой заливной поймы Волхова смотрим церковь Андрея Первозванного (2001-2004 гг.) с отдельно стоящей звонницей, прямоугольным алтарем и притвором.

Существует легенда о том, что апостол Андрей Первозванный, проживавший в I веке, воздвиг первый крест на Руси на высоком прибрежном холме у реки Волхов, где впоследствии появилось село Грузино. В том месте, где предположительно мог стоять крест, установлен его современный аналог и мемориальный камень.

К сожалению, легенда о первом кресте, оказывается именно легендой, мало имеющей общего с истиной.

Первый список «Повести временных лет», так называемый Древнейший свод 1039 г., а также Начальный свод 1095 г. и «Чтение о Борисе и Глебе» Нестора Летописца прямо заявляют, что на Русь апостолы «не ходили» и что они в наших землях «не быша». Но в 1116 гВладимир Мономах приказал игумену Выдубицкого монастыря Сильвестру внести в «Повесть временных лет» русский вариант легенды об апостольской миссии Андрея Первозванного. Так появилось предание о путешествии апостола Андрея из Крыма в Рим через Ладогу и рассказы о посещении апостолом земли русской, которые стали включаться во все последующие летописные списки «что ап. Андрей «во пределы великого сего Новаграда отходит вниз по Волхову и ту жезл свой погрузи мало в землю и оттоле место оно прозвася Грузино…» и далее до острова Валаам, где он будто бы установил каменный крест и истребил капища богов Велеса и Перуна, обратив в христианство языческих жрецов.

Должен отметить, что факт пребывания апостола Андрея на территории Руси ставили под сомнения даже некоторые православные церковные историки (митрополит Платон (Левшин), архиепископ Филарет (Гумилевский), академик, профессор МДА Е.Е. Голубинский, А. В. Карташёв и другие). Иными словами, похождения апостола Андрея по северу Руси можно считать только красивой легендой, не имеющей хронологического основания и исторического подтверждения, хотя в церковной среде широко распространено и другое мнение.

На центральной площади поселка рядом с Домом культуры остатки пьедестала памятника Александра I.

Памятник был установлен в усадьбе графа А.А. Аракчеева 19.11.1833 г. Позже он был разрушен в годы Великой Отечественной войны.

Окончательно замёрзшие, мы покидает Грузино.

Великий Новгород объезжаем по федеральной трассе, сворачиваем на просёлки и останавливаемся недалеко от Рюрикова городища. У парковки осматриваем опоры моста, строившегося в дореволюционное время для железной дороги Великий Новгород — Валдай.

«Отсюда пошла Русская Земля» — туристический бренд, широко используемый на Новгородчине.

До городища с десяток минут пешком. Я неоднократно видел его с берега от Юрьева монастыря и впервые заехал осмотреть это историческое место. Здесь в 1103 г. новгородским князем Мстиславом Владимировичем сыном князя Владимира Мономаха была заложена церковь Благовещения, которая в 1342-1343 гг. была возведена заново на месте разрушившегося храма и простояла 600 лет пока не была уничтожена в годы Великой Отечественной. В XXI в. храм был частично отреставрирован и законсервирован.

Немалое любопытство вызвали изъеденные временем известковые камни фундамента первоначальной церкви Благовещения 1103 г.

Крупный валун, так называемый «Княжий камень», установленный 22.09.2012, — очередной ход в поддержку общепринятой «норманской» теории и призвания Рюрика на княжение в Новгородской земле. Камень весом около 37 т. был привезен на это место из Батецкого района Новгородской области.

Рядом информационная площадка с хорошо оформленными картинками, схемами и воспринимаемым текстом.

В пойме Сиверсова канала сооружен декорационный город для съемок сериала «Рюриковичи». Сериал получился очень неплох. Хорошие декорации, костюмы, экипировка и снаряжение разных времен, отменная работа оператора, звукорежиссера и костюмеров, но, увы, верить в излагаемый диктором текст об истоках российской государственности разум отказывается.

Мы не пошли к деревянным стенам. Ветер, наступающие сумерки и начинающийся дождик заставляли торопиться с осмотром.

Сквозь мглу были заметны купола Рождественского собора Юрьева монастыря

и рыболовецкие лодки, возвращающиеся с Ильменя.

Рюриково городище дышит многовековой историей, чья аура пережила эпохи, периоды лихолетья, революции и войны.

Я не сторонник активно насаждаемой «норманской» теории развития истории Руси и той нелепицы, что якобы со стороны был призван князь, чтобы править глупыми славянами и создавать государственность, как следует, в том числе, и из сериала «Рюриковичи».

Власть — это не та составляющая нашей жизни, которой вот так просто делятся. Ни в наше время, ни в то. В принципе не верю, что власть была отдана пришлым из-за моря чужакам. Князь в Великом Новгороде не был единовластным правителем. Князь — это военный вождь и исполнитель решений политической и административно-хозяйственной правящей верхушки и городского вече. Князей как призывали, так и изгоняли из Великого Новгорода и тому есть множество исторических примеров.

История никогда не относилась к числу точных наук, и подавляющее число выводов, которые воспринимаются нами сейчас как истины, всего лишь умозаключения, сделанные людьми, на основании редких сохранившихся источников в силу тех или иных тенденций, уровня развития, социальной и политической обстановки своего времени. К тому же история, а тем более история России, имела свойства переписываться не один раз в угоду той же политики или интересов определённых кругов. Достаточно вспомнить печальный опыт М.В. Ломоносова сохранить источники истинной истории Руси.

Перед тем как покинуть правый берег Волхова заезжаем в деревушку Спас-Нередицы. В этом, преимущественно дачном поселке, рассматриваем храм Спаса Преображения на Нередице, построенный великим князем Ярославом Владимировичем, внуком Мстислава в 1198 г. Вокруг церкви существовал Спасо-Нередицкий мужской монастырь, приписанный к Юрьеву монастырю и упразднённый в 1764 г.

Я определённо неравнодушен к такой строгой, прямолинейной архитектуре без излишних изысков и византийских завитушек.

Эти камни, заложенные в основание храма, многое помнят. От тех, кто их закладывал, не осталось даже праха.

Ближе к Великому Новгороду посещаем отреставрированный в советское время (в 1965 г.) храм Спаса Преображения на Ковалёве, построенный в 1345 г. по заказу новгородского боярина Онцифора Жабина.

Сейчас это единственный сохранившийся памятник некогда существовавшего на этом месте Спасо-Ковалёва монастыря.

Любопытно, что в нижней части кладки сохранились камни с многочисленными вкраплениями раковин брахиопод — морских беспозвоночных животных девонского периода, (419-350 млн. лет назад), подобий современных моллюсков.

Капли дождя упали на траву, не оставляя нам времени на дальнейший осмотр.

Наш костерок горит на западном берегу Ильменя у деревни Коростынь. Позади остался Великий Новгород в вечерних огнях, полусонный Шимск и разбитая квадроциклами дорога к стоянке на ильменском глинте за дер. Ретле. По этой колее Михаил не рискнул проехать на своем автомобиле, а мне было лень доставать буксировочной трос, чтобы затащить автомобиль товарища через бездорожье, тем более, что в запасе была резервная стоянка.

Костерок весело потрескивает, а я смотрю на небо без звёзд, слушаю ветер в кронах ближайших берёз и пытаюсь предугадать погоду на последний день путешествия.

ДЕНЬ 16

22.09.2019 г. (вск.)

Оз.Ильмень — Старая Русса — Холм — «Голубая лагуна» — Плоскошь — Воронцовский монастырь — Торопец — Псковская область

Пробег 378 км.

Утром, пока все спят, на восходе солнца я становлюсь свидетелем локального апокалипсиса над Ильменем.

В южной части озера проходит мощный фронт. До меня доносятся сильнейшие порывы ветра.

Солнце безуспешно пытается выглянуть из-за туч. Наверное, так будет выглядеть библейский конец света.

Проходит полчаса, и следов природной аномалии не остаётся.

В деревне Коростынь на несколько минут посещаем кладбище немецко-фашистских солдат, погибших в этих местах во время Великой Отечественной.

Я не сторонник подобного проявления так называемой толерантности. Наши отцы и деды шли в бой под лозунгом «ни пяди земли врагу», но пришло время и мы сами добровольно отдали свою землю под чужие кресты захватчиков.

И самое главное, если кому-то из вас придется побывать в подобном месте, которых, увы, немало на нашей земле помните, здесь лежат остатки армий, которые захватили всю Европу. Они имели своей целью покорить весь мир и пришли к нам для уничтожения наших дедов и отцов. Именно они жаждали стереть с лица земли весь наш народ. Именно они мучили, пытали, сжигали, морили голодом и газом, вывозили в концентрационные лагеря мирное население нашей страны. Наши предки хотели, чтобы и следа этой нечисти не осталось на нашей земле, а теперь последние недобитки тех армий приезжают на эти кладбища и поминают тех, кто шёл с ними в одном строю, чтобы нас уничтожить. Если мы это забудем, если мы купимся на европейско-толерантное «немецкое военное кладбище», то это будет фактом предательства пролитой крови и слёз всех людей, погибших и пострадавших во время Великой Отечественной войны.

В древней Коростыни (первое упоминание в 1471 г.) на четверть часа заходим к церкви Успения Пресвятой Богородицы, сооруженной в 1726 г. по указанию Екатерины I в духе петровского барокко (проект итальянского архитектора Гаэтано Киавери).

За всю историю храм не подвергался значительным перестройкам и дошёл до нашего времени практически в первоначальном облике.

Недалеко от храма у дороги расположен путевой дворец (1826-1828 гг.)

Проект путевого дворца (архитектор В.П. Стасов) утверждён Аракчеевым в сентябре 1824 г. Здание построено в классическом стиле располагается на территории усадебного парка.

Совсем недавно дворец был отреставрирован, и в нём предполагается открыть несколько музейных экспозиций. В непосредственной близости от него через дорогу — на береговом откосе озера Ильмень в настоящее время расположен фруктовый сад, заложенный еще во времена царствования Екатерины II. Раньше здесь насчитывалось свыше тысячи вишен и яблонь, плоды которых поставлялись к государеву столу.

По дороге к Старой Руссе пополняем запас питьевой воды на святом источнике иконы Божьей Матери «Живоносный источник».

На территории источника установлен информационный щит, свечная лавка, часовня иконы Божьей Матери и крупный камень.

Место настолько популярно, что у него останавливаются даже экскурсионные автобусы. У дороги постоянно ведётся торговля ильменской рыбой, фруктами и овощами с огородов.

В Старой Руссе после заправки топливом и обеда в кафе посещаем один из старейших курортов центральной России, основанный в 1828 г. и специализирующийся, главным образом, на лечении органов пищеварения минеральными водами.

Мне неоднократно ранее приходилось бывать на территории курорта, и всякий раз прогулка доставляла удовольствие.

Наша главная цель — питьевая галерея.

Каждый из нас набирает минеральной воды. Михаил в полуторалитровую бутылку, а мы с Таней не скромничаем и набираем по 5 литров.

К моему удовольствию, автодорогу Старая Русса — Холм недавно отремонтировали, и путь до очередного райцентра Новгородской области много времени не занимает.

Холм — старинный городок, расположенный на слиянии рек Ловати и Куньи. Как пишут хроники, по этим древним водным дорогам проходил путь «из варяг в греки». Для меня это знаковое место. Я неоднократно бывал в этом городке во время сплавов по обеим рекам. Мы с удовольствием прогуливаемся по красивому и немного запущенному парку.

С высокого берега замечательно виден автомобильный мост через Ловать.

Подхожу к скульптурной композиции «Красная Шапочка и Серый Волк», которую помню больше двадцати лет. Время беспощадно и к подобным следам человека.

Слияние Куньи и Ловати — самое притягательное место во всём городке.

На площади Победы рассматриваем памятник белогвардейскому генералу Петру Калитину, участнику целого ряда военных компаний: Хивинский поход, покорение Кокандского ханства, Ахал-Текинская экспедиция (Средняя Азия), штурм Эрзерумкеского укрепрайона в 1916 г. (Турция). Никто из нас не понимает, в честь чего памятник генералу появился в Холме.

Я всегда был уверен, что в подобных маленьких провинциальных городках можно найти какую-то «изюминку», о которой мало кто слышал.

Так и за Холмом на р. Большой Тудер (правый приток Куньи) есть место под названием «голубая лагуна». Реку пересекает по всей ширине русла мезозойская геологическая плита, слив воды с которой образует «водопад».

Высота слива зависит от уровня воды в реке. Нам немного не повезло, воды было многовато для сентября и «водопад» оказался невысок.

Крутой правый берег реки состоит из голубой глины. Отсюда, видимо, и пошло название «голубая лагуна».

«Голубая лагуна» причислена к памятникам природы Холмского района.

Место очень приятное, красивое, легко доступное, но, как обычно, после посещений остается немало стеклянного и пластикового мусора у кострища на площадке для отдыха.

При планировании экспедиции дальнейшую дорогу от Холма я выбрал непростую. Вместо того, чтобы через 40 км выехать на Псковщину, мы двигаемся в Тверскую область в направлении на Плоскошь. Для первого раза это допустимо, но в будущем сотню раз задумаюсь, надо ли ехать этим путем. Дорога как в Новгородской, так и в Тверской вся разбита, в ухабинах и рытвинах. Скорость передвижения низкая, трафика практически нет.

В Плоскоши мы прощаемся с Михаилом. Он едет дальше на трассу Москва — Рига и ближе к полуночи планирует быть дома. У нас с Таней маршрут проложен от Плоскоши к деревушке Краснодубье. Разбитая дорога тянется до деревни Волок, а далее — обычная грунтовка со своими сюрпризами. Приятно понимать, что и здесь есть люди с юмором.

В паре километров от Краснодубья на правом берегу Куньи до революции располагался женский монастырь. В 1898 г. две набожные сестры-дворянки отдали своё имение под устройство женской общины. На территории монастыря были построены два двухэтажных деревянных здания для монахинь, а также две гостиницы, баня, конюшни, хлева и другие хозяйственные и жилые корпуса. В период в 1910-1919 г. был построен пятиглавый Благовещенский собор по проекту архитектора Никонова.

Просуществовал монастырь недолго. В 1925 г. постановлением губисполкома монастырь был закрыт, собор опечатан, колокола и все ценности вывезены, а постройки вместе с храмом переданы в распоряжение сельскохозяйственной коммуны. Первое время собор использовался под зернохранилище, а когда обветшала и обвалилась крыша, он был оставлен без присмотра и десятки лет простоял в лесном запустении.

С 2001 г. в Воронцово ведутся работы по восстановлению храма и освоению бывшей территории монастыря. В 2003 г Воронцовскому Благовещенскому собору был присвоен статус памятника архитектуры федерального значения. При храме постоянно проживает батюшка и регулярно ведутся службы.

Я же впервые побывал на месте Воронцовского монастыря в 1997 г., заинтригованный рассказами старшего поколения туристов-байдарочников о том, что где-то в дебрях стоит громаднейший собор, и с того года неоднократно посещал это место.

Мы с Таней идём к храму.

Несмотря на вечернее время, дверь в монастырской стене заперта.

Лает собака, но священника нет, поэтому на величавый Благовещенский собор смотрим через стену.

Деревянная часовенка под старым дубом сохранилась, несмотря на годы.

Немного подождав, мы покидаем территорию монастыря.

Дальнейший путь несложен. Тряская дорога, красочный закат, безлюдная Плоскошь в сумерках, Торопец в глубокой темноте и отличный асфальт трассы Рига-Москва. При свете фар мы мчимся в Псковскую область, чтобы провести последние дни отпуска в старом доме деревушки, затерянной в лесах.

ЭПИЛОГ

Всякое путешествие имеет своё завершение. И, бывает, попадутся где-то в домашнем архиве смятые листочки бумаги, исписанные неровными строчками о пройденных дорогах с размытыми и плохо разбираемыми словами и вспомнится путешествие, оставшееся в прошлом. И словно окунаешься в былое, всплывают в памяти и люди, и события, и те чувства, которые испытывал, преодолевая себя, чтобы достигнуть нужной цели. Явственно ощущается вкус пота на губах, струйки холодной дождевой воды между лопаток, тяжесть рюкзака на плечах, жжение лопнувших мозолей на ладонях от вёсел и боль в натруженных ногах.

Я сижу за столом в деревенском доме и листаю блокнот путешествия на Север. Угли прогорели, и заслонка печи закрыта, чтобы пустить тепло в дом.

Таня уехала поездом в Питер. Но мы успели вместе набрать пару-тройку вёдер чёрных груздей и сходить на рыбалку.

Те грибы, которые были привезены с Кольского, засолены и разложены по банкам и ожидают погрузки в авто, многие хозяйственно-бытовые дела решены, экипировка и снаряжение отревизированы, просушены и упакованы. Автомобиль осмотрен, и никаких отклонений от исправного состояния не обнаружено.

В старом доме я остался один. В деревне, оживающей на лето за счёт дачников, к концу сентября остались только немногочисленные местные жители.

Я много езжу и хожу пешком, любуясь начинающимся расцветом осени.

После короткой и яркой вспышки золотой осени на Кольском вторично переживаю мягкое, постепенное преображение лесов Псковщины. По утрам над озёрами клубится пар и лёгкие круги от играющей рыбёшки расходятся по воде.

Позже солнце понимается над деревьями и вид меняется.

Ветви яблонь в садах прогибаются под тяжестью урожая.

Через пару дней клёны на берегах пруда старого барского имения вспыхивают огнём листвы.

В последний вечер в деревне в сумерках я возвращаюсь к дому и вижу красочный сентябрьский закат.

В ночь подмораживает, и небо мерцает звёздами. Полоса Млечного пути делит небосвод на две части. Я смотрю на сверкающие небесные огни. Глаза непроизвольно находят Большую Медведицу и Полярную звезду, указывающую направление на север.

Я знаю, что настанет время и я снова пойду по тропам за Полярным кругом.

Итоги и заключения

А теперь стандартное завершение всех моих рассказов — итоги, выводы и заключения.

1. В 2019 г. продолжались ремонтные работы на федеральной трассе «Кола» за Медвежьегорском и в районе Зеленоборского. Участки ремонта я отслеживаю на сайте ФКУ Упрдор «Кола». Информация достаточно актуальна, и каждый сможет просмотреть проблемные участки на трассе «Кола». Тут же можно увидеть показания метеостанций в режиме онлайн;

2. Схема движения:


Красная линия — путь на север;
Желтая линия — путь на юг.

3. Кольцевой маршрут, пройденный по западным Хибинам, для 3 ходовых дней великоват. Оптимально брать на него 4 дня + 1 день резерв на случай непогоды или днёвки. Маршрут не сложен и не требует специальных навыков и спецснаряжения для прохождения при отсутствии снежного покрова;

4. Схема маршрута по западным Хибинам:

5. Для навигации в горах пользовался Ozi Explorer для Андроида и банальной Maps Me. Этого вполне достаточно, естественно, при наличии элементарных навыков пользования этими программами;

6. Для тех, кто с комфортом захочет поселиться в гостинице в центре Хибин, привожу сайт гостиницы;

7. Интерьеры гостевого домика базы спасателей приведены выше по тексту. Домик для людей неприхотливых из разряда «дёшево и сердито». Цены на проживание и условия более чем демократичные;

8. Про Хибины, экипировку, снаряжение, маршруты и пр. немало сайтов, но я рекомендовал бы следующий;

9. Ссылка на топографическую карту Хибин (500-метровка) в хорошем разрешении;

10. Ссылка на карту для GPS навигаторов Garmin;

11. Для желающих вкусно и с комфортом перекусить в Апатитах сайт кафе «Хворост»;

12. Тем, кто захочет отвлечься от стандартных достопримечательностей в Апатитах, привожу контакты творческого центра АртАрктик.лофт;

13. Для тех, кто заинтересуется левым берегом села Варзуга, прикладываю расписание работы лодочной переправы:

Стоимость по состоянию на осень 2019 г. 30 руб./чел. В расписании важно знать время окончания перевозки, чтобы успеть вернуться к автомобилям на правом берегу.

14. Те, кто пользуется интернет-ресурсом Викимапия, сможет найти отмеченные мною основные объекты на тропе от Варзуги до Князе-Владимирского источника на Собачьем ручье;

15. Неоднократно упоминал по ходу моего рассказа, но повторюсь про несомненную удачу с погодой, особенно в горах. Все откровенно ненастные дни у нас попали на переезд из одной точки в другую;

16. Имея опыт сентябрьских поездок на Кольский, отмечу, что первые заморозки в район Умбы приходят в двадцатых числах сентября;

17. На Терском берегу из того, что хотелось бы посмотреть остались одни, пожалуй, петроглифы на Канозере, но те стандартные варианты, которые предлагаются для их посещения, меня не вполне устраивают. Иных пока не нашёл;

18. В Умбе стали ходить разговоры о ремонте автодороги Умба-Октябрьский, что значительно сократит расстояние до Кировска и Апатит, и нетрудно предположить все остальные последствия этого строительства;

19. Строительство автодороги Умба-Варзуга, похоже, в 2020 г. производиться не будет. Главой Мурманской области принято решение о прекращении ремонта. В проекте закона об областном бюджете на 2020 г. на него не заложено ни копейки. В ООО «Техпром», которое занималось ремонтом дороги, по этой причине были уволены 30 человек, в отношении ещё порядка двух десятков работников, скорее всего, будет принято такое же решение;

20. В СМИ Мурманской области появились перспективные предложения построить железнодорожный мост через горло Белое море. По мнению авторов подобной идеи, строительство такого моста через горло Белого моря и железной дороги по Кольскому полуострову откроет возможность скоростной доставки грузов с Дальнего Востока и из Китая. Мост должен соединить Мурманск и Архангельск надёжной круглогодичной связью;

21. В адрес Министерства природных ресурсов и экологии Мурманской области был направлен запрос о создании на территории Терского района ООПТ федерального значения — национального парка «Терский берег». Ответ министерства области ниже.

Думаю, всем понятно, что произойдёт в плане туризма в случае создания ООПТ и очень сомневаюсь, что это будет на пользу местному населению.

22. Навигацией в пути пользовался нечасто. В этом вопросе всё без изменений за последние годы: автомобильный навигатор Digma с Навителом и Озиком под Windows SE, картами генштаба, OSM, ГГЦ и спутниковой съемкой с SAS Planet;

23. Фотоснимки сделаны на Nikon D90 с объективами Nikkor 18-200, Nikkor 50/1,8 и Sigma 10-20. Несколько фотоснимков, размещенных в рассказе, сделано на смартфон. Часть фотографий от Тани на её Canon. При фотосъемке использованы различные светофильтры;

24. Про автомобиль основное было сказано в Прологе. Если коротко и по сути, то — не доставляет особых проблем по технической части. Для моих потребностей и условий эксплуатации пикап оказался наиболее оптимален;

25. В рассказе высказано исключительно личное мнение автора по ряду вопросов. В полемику не вступаю;

26. Большое спасибо Татьяне за фотографии и редактирование текста;

27. Сухие цифры статистики:

Маршрут с момента выезда из Санкт-Петербурга до приезда в деревню занял 16 дней.

Пройдено 3850 км.

Сожжено 392 л. дизтоплива на 20700 руб.

Средний расчетный расход (литры из кассовых чеков, пробег по одометру) составил 10,2 л/100 км.

Прочие расходы (проживание, сувениры, питание в пути и пр.) — 12700 руб.

Итого, общий бюджет поездки на двух человек составил 33400 руб. + заранее приобретенные к путешествию продукты.                                                                       

В качестве подарка тем, кто сумел досмотреть мой рассказ до последних строк, привожу небольшие видеоролики путешествия по Хибинам и по Терскому берегу. Думаю, это будет неплохим визуальным рядом для мотивации посещения Кольского полуострова.

Спасибо всем, кто сумел найти терпение и время дочитать до конца мой рассказ.

Удачных дорог!

Дмитрий (Nodal)


Дром

Комментарии

14517769
Получил истинное удовольствие и от фото и от текста. Спасибо!
А то достали уже здесь политико-профессиональные сюжеты.
60
1
Ответить
  
Кемерово
Сообщений: 396
Спасибо, Дмитрий! Так подробно, душевно. Как будто и я с вами брела по холодному броду, по сыпучим камням, любовалась красивыми видами...))) Здорово!
51
1
Ответить
    
Москва
Сообщений: 44
Как всегда - красиво и очень душевно!
Наше общество любителей автомобильных путешествий www.t-for-t.ru
37
 
Ответить
  
Челябинск
Сообщений: 12365
По горной части тура понятно - готовится русская версия похода в Мордор)
А вообще даже по фото понятно - это восторг!
10
2
Ответить
     
Сообщений: 114
потому что леса было "выше крыши". Кузоменьская пустыня - это вырезанный лес. Как- то жил пару недель в Латвии в старинном доме из валунов- ходили греться на улицу. На севере такой дом пришлось бы отапливать 365 раз в году.
11
1
Ответить
  
Красноярск
Сообщений: 13260
Красавчик, что ещё сказать
ЗАКАЗ АВТОБУСА/МИКРОАВТОБУСА//т.251-28-28 КРАСНОЯРСК.
Могу глянуть что- нибудь для Вас у нас.
5
1
Ответить
Блин, скролл сломал. Автор, ты теперь мне мышь должен!
7
2
Ответить
maxsimus 70
Томск
Молодцы, отличное от многих других путешествий, читается легко.Места очень красивые,кра очные, особенно осенью.
15
 
Ответить
    
Khabarovsk
Сообщений: 2026
Просто аxpeнеть... Красота...
У нас, на дальнем востоке, куда не сунься, сразу сжирают мошка, комары и оводы...
LX570 2012<--Estima Hybrid 2010<--Estima Hybrid 2002<--Vista Ardeo 2002<--Corolla 1989<--Carina 1984
8
 
Ответить
DVK125
Санкт-Петербург
Слежу за Вашими отчётами со времён рассказа "Золотые руны Калевалы", более того, после прочтения того рассказа проникся "Русским севером". Желаю удачи в последующих путешествиях, жду новых повествований!
7
 
Ответить
djoq
Иркутск
Татьяне отдельный респект! Не многие мужики сейчас отважатся на такие походы, к сожалению.
7
 
Ответить
  
Красногорск
Сообщений: 286
Отчет не оставляет равнодушным. Необычайно поэтичное, ностальгическое вступление. Нахлынули свои воспоминания. Возникло предвкушение повествования о походной романтике, о тропах, преодолении... И после такого вступления, бац - банальная пьянка на берегу озера. Как же так? Но еще несколько страниц и великолепное описание похода. Мои любимые Хибины в невероятном осеннем одеянии. Фото бесподобные. Описание - супер. Словно прошел маршрут вместе с вами. Хотя, конечно хотелось бы увидеть все это великолепие своими глазами. Следующая часть оказалась довольно скучной бытовухой. Спасают ее только великолепные фото. Интересной оказалась дорога домой. Много не банальных мест. В общем и целом получил удовольствие от чтения вашего отчета. Спасибо!
3
 
Ответить
Ребята огромнейшее спасибо!!!Самый замечательный отчёт!!!Новых открытий вам!!!
8
 
Ответить
   
Санкт-Петербург
Сообщений: 615
С позицией автора по некоторым вопросам не согласен, но поэтичность рассказа и красота на фотографиях подкупают безоговорочно. Спасибо.
1
1
Ответить
Koren'
Тверь
После прочтения сего повествования возникло желание высказать Автору огромное спасибо за его труд, твердую личную позицию по вопросам отечественной истории и православной культуры, и пожелать этому Хорошему (с большой буквы!) человеку успехов в его начинаниях. Привет из Твери
5
 
Ответить
 
Копейск
Сообщений: 136
Красота!!!Многабукаф и фото...
«Весь день не спишь, всю ночь не ешь - конечно, устаешь...»
 
 
Ответить
  
Таганрог
Сообщений: 13
"...а перед глазами полыхало зеленое пламя, в котором прятались глаза той, что осталась далеко; дальше, чем эти зеленые огни; дальше, чем горизонт; в другой жизни…" это же строчки, которые запомнились мне с отчёта о твоём первом походе в Хибины. Ненавязчивая тоска по той, "что осталась далеко", с кем невозможно было разделить восхищение от увиденного. Тогда эти слова меня зацепили, я узнал в авторе романтика и это подстегнуло меня отправиться в своё путешествие на Рыбачий. Годы идут. Хорошо, что нашлась такая терпеливая спутница Татьяна, способная перенести все тяготы похода и своими переживаниями вновь дарить тебе ценность первых эмоций от увиденного. Желаю удачи, новых открытий и выразительных снимков.
2
 
Ответить
Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter
Добавить путешествие