Воспоминания о перегонах начала 2000-х

Воспоминания о перегонах начала 2000-х

08.03.2019 | 89192 просмотра

Не так давно опубликовал свой рассказ о последней поездке во Владивосток (travel.drom.ru/66378/) и в ответ получил немало душевных отзывов. Было очень приятно. Приятно настолько, что решился написать еще что-нибудь в рамках определенного сайтом формата. Содержание рассказа состоит из первых четырех перегонов.

Перегон (первый)

2004 год начало лета. Доллары в сумме 4500 куплены и зашиты в трусы. До покупки машины менять их не планировалось. Со слов Коли, на весь перегон, кроме затрат на машину, 25000 рублей должно хватить. Жена провожала, как на войну. Уже на вокзале, заискивающе смотря в глаза моим напарникам, просила: «Вы уж там проследите за ним, он права только недавно получил, пожалуйста».

Ехали втроем: Коля, Саня и я. Коля уже имел опыт и был за командира. Саня отвечал за безопасность, я — ни за что. До Новосибирска добирались поездом, а там — на самолете до Владивостока. По приезду сняли комнату в гостинице на пару дней и поехали на Зеленку. Первый день просто ходили, присматривались. Рынок впечатлил. Расположен он, как и весь город на сопках. Машины раскиданы на площадках, примерно от 50 до сотни на каждой. Народу много, машин еще больше. Глаза разбегаются, радуются большому выбору, но у меня выбор ограничен указанной выше суммой. Решили в первую очередь взять машину мне, а на ней уже передвигаться и решать все другие вопросы.

Купили на следующий день у какого-то армянина. По моим деньгам подходила тойота королла, седан, 1,3 литра. Чем-то Николаю не понравился салон, и он переключил внимание на мазду демио 1,5 литра, на которой ездил хозяин указанной короллы. Тот на предложение посмотреть его машину наотрез отказался: «Эта не продается, самому нужна». Он просто не знал Колю. В конечном итоге он не просто продал нам машину, а еще и скинул: «Коля, скажи ты мулла, да? Ну, скажи честно, ты мулла?» У Коли действительно был самый младший православный чин, не знаю, как он называется. В разговоре с продавцом Николай старался вести с ним разговор не про автомобили, нет. Он интересовался городом Владивостоком, погодой, морем. Потом плавно переключался на близких родственников армянина и когда тот, расплываясь в улыбке, начинал рассказывать, какие у него славные дети, Коля переходил к основному вопросу. Такая волынка «ну вот опять ты за рыбу деньги» повторялась несколько раз. Продавец сдался.

Перед оформлением поехали в Сбербанк, где мне в срочном порядке нужно было в качестве залога выдать армянину сто долларов. Доллары в трусах и я не могу легким движением выбрать пальцами одну купюру. Заминка. Оглядываюсь по сторонам в поисках бандитов и трясущимися руками, с помощью складного ножа вытаскиваю всю пачку, после чего отдаю одну купюру продавцу. Тут же чувствую на себе выразительный взгляд Александра, после чего выслушиваю краткую аннотацию на чистом русском языке. Стыдно и неловко вспоминать такие вещи, но они были. После составления договора купли-продажи, расчета и получения ключей от машины я был на седьмом небе. Еще никогда в жизни я так легко не расставался с «баблом», которое на протяжении нескольких суток в буквальном смысле прожигало мне ляжку.

Оставшиеся две машины было решено покупать в Уссурийске.

В Уссурийске поселились в частном доме, где кроме нас кантовались еще перегоны из-под Новосибирска. Очень колоритный народ. За главного был у них дядька уже в годах: степенный, рассудительный. О бандитах на дороге знал не понаслышке. Помню из его рассказов случай, что где-то на дороге была стычка. Когда один из нападавших открыл дверь с левой стороны от водителя, он в упор выстрелил из обреза. Выяснять о последствиях было некогда. Это с его слов. Я как запомнил, так и передаю. Хозяином хибары был мужик средних лет. Жил без жены. Рад был перегонам, которые оставляли небольшую денежку, ну и вниманием не обделяли.

Коротко о своих подельниках. Николай в прошлом следователь ОБХС. Карьера не задалась, слишком уж он был ответственным работником. Признавался один год лучшим следователем в Екатеринбурге. Со слов других знаю, что в один из дней с ним случился приступ на нервной почве. Отключился мужик прямо за рабочим столом. Ушел на больничный, но восстановиться так и не смог. В нужный момент никто из близких не смог ему помочь и объяснить причину нервного срыва. Пришлось обратиться к Богу. Примерно с год он был на попечении какого-то батюшки и выполнял различные поручения, например, приносил еду на территорию железнодорожного вокзала, купленную на средства прихода, и раздавал всем привокзальным бомжам. После восстановления душевных сил ушел в частный бизнес: торговал запчастями на центральном рынке, имел свой вагончик. Но там тоже не заладилось, кто-то кинул его на бабки. В общем, мужик был с головой, разбирался в машинах, как цыган в лошадях, и имел коммерческую жилку.

Второй участник — Александр. На тот момент работал в милиции. В прошлом спецназовец, обладатель крапового берета, старший опер отдела по борьбе с бандитизмом в ГУВД Свердловской области, веселый человек и очень колоритный дядька. Легенда, а не человек. Он единственный из нас был вооружен нарезной сайгой, способной стрелять очередями. Его сайга отличалась от АКМ лишь укороченным рожком, который заменить было совсем не сложно. В недалеком прошлом участник боевых действий, отличный стрелок. Когда нам приходилось спать рядом, он предупреждал меня с ехидной улыбкой: «Витек, если ночью вдруг я тебя душить начну, ты бей меня по щекам и кричи, чтобы я проснулся. У меня из-за этой херни жена ушла. Сейчас правда я спокойней стал, но чем черт не шутит».

Я — в то время мелкий служащий из структуры правоохранительных органов. По части автомобилей полный ботаник, имеющий за плечами ничтожный водительский опыт и неидеальное зрение. Родился и вырос в шахтерском поселке на севере Свердловской области со всеми вытекающими отсюда последствиями. По этому поводу Саня мне всегда говорил, что мы из породы дворняжек, а это самые приспособленные к жизни собаки. Такая вот компания собралась.

В Уссурийске были куплены хонда капа и тойота спасио. Покупки были нервными, но продуктивными из-за дотошности Николая при осмотрах. Он быстро стал узнаваем и некоторые из продавцов демонстративно закрывали капоты при его появлении: «О, опять этот еврей приперся!» При осмотре автомобиля Коля замечал такие детали, о которых и сами продавцы не знали. При одном из осмотров он так достал одного из «продаванов» своими вопросами, что тот со злости хлопнул капотом и сказал: «Не продается, двигай дальше!» Тут же вокруг него образовалась кучка барыг и, кажется, хотели его бить. Саня в это время стоял чуть в стороне и нервно перекидывал свою большую сумку из одной руки в другую, выбирая оптимальный способ защиты. Слава богу, обошлось. В общем, машины были куплены и перед выездом перебинтованы медицинским лейкопластырем. В дорогу, естественно, были куплены несколько запасных дисков с резиной.

Выехали на ночь глядя. На полдороге до Хабаровска решили переспать возле одной из заправок. Перед сном подъехали еще два перегонщика, один из которых спросил: далеко ли мы едем. На что Саня хорошо поставленным голосом переспросил: «С какой целью интересуетесь?» — «Да так, хотели с вами переночевать, если вы не против». Мы были не против. А Саня мог бы и без понтов ответить, но это у него в крови. Альфа-самец. Тут уже ничего не изменишь. Он всегда и везде на первом месте. Есть, конечно, всякие поговорки на этот счет и мне тоже интересно было бы увидеть его в предполагаемой ситуации, но пока он мне такого удовольствия ни разу не доставил.

Тогда даже до Хабаровска не везде был асфальт. Очень часто приходилось пыль нюхать. Ну а где асфальт, да в начале пути — песня! Природа, казалось вокруг, будто по саванне едешь, нигде такого ощущения не было, даже при поездке в Крым. Тепло, солнце, впереди почти 8000 верст и самое интересное. Воображение, забегая вперед, рисует радужную картину по приезду домой, где тебя ждет не дождется любимая жена, как победителя. К твоему приезду что-нибудь вкусненькое приготовит, вина купит, чтобы обмыть дорогую покупку. Ну и звонки от друзей с просьбой быстрей подъехать и показать машину.

Мечтал я не долго. При первой же остановке со мной был проведен очередной жесткий инструктаж: «Не растягивайся, держи дистанцию, смотри не только вперед, но и в зеркало заднего вида. При желании остановиться, включи правый поворотник и жди, пока ведущий не заметит. При обгоне левый поворотник не выключай, пока следующий за тобой так же не завершит обгон» ну и т.д. Кроме того, у нас у всех была рация.

Впереди — Коля, потом я, замыкает Саня. Коля идет ровно 100-110. При извилистой или чуть неровной дороге скорость старается не сбрасывать. Остановки крайне редки, только по нужде. Впереди Хабаровск — самый опасный участок дороги. Думаю, что абсолютно все перегоны вздрагивали, подъезжая к нему. Часто останавливали перед мостом и требовали мзду в районе 100 долларов. Несогласным тупо разбивали стекла в машине. Действовали сообща, а при определенных навыках порчу автомобиля можно так организовать, что и виновного потом не найдешь.

Километров за сто остановились по нужде, обсудили план действий: никаких остановок, держаться ближе друг к другу, между собой никого не впускать, рацию не выключать. Едем по указателям. Я сильно нервничаю, боюсь потерять впередиидущего. Если не успеваю на зеленый, то Николай ждет за светофором, включив правый поворотник. Проехали без происшествий. За нами еще пара перегонов увязались. Километров через 50 после Хабаровска остановились.

В Биробиджане заправились по полной. После него почти сразу началась «федералка» — самый сложный участок длиной около 2000 км. Асфальт начинался только перед Читой, километров за сто. Мне тогда и сейчас непонятно: почему надо было гнать весь этот участок на предельной скорости, ограничивая себя во сне? Как будто демон какой-то вселяется в перегонщиков. Несутся все, как стадо бизонов. Все делалось на пределе. Ну, ладно там Хабаровск, еще какие-то населенные пункты, а когда нет никого, зачем гнать? Опять же по федералке, если не гнать, другие тебя камнями закидают и пылью. Пыль на сотни метров. Обгонять тоже тяжело: не видно встречных машин. Их было мало, но были. Больше всего камней летит из-под полноприводных машин. Хуже всего для колес это, когда грейдер перед тобой пройдет, больше вероятности на острый камень наехать.

Как выехали на щебенку, Коля стал обгонять впередиидущих. Кричит по рации: «Васильич, не отставай!» Для обгона уходит влево. От него пыль тоже не хилая. Одна надежда, что о встречке предупредит. Щебенка не асфальт, машину на скорости начинает возить по сторонам. Отставать тоже не хочется. Не хочется, чтобы люди, которые взяли тебя на перегон, обузу чувствовали. Потом и щебенка закончилась, кажется, уже на второй день.

 
Фото из интернета.

Пошли сплошные колдобины, ручьи, объезды. Где-то попадались участки более-менее ровные. Тут Коля опять по рации: «Васильич, не отставай!» Херачит впереди километров 70-80. Видимость плохая из-за пыли. И тут слышу удар по днищу. Сердечко екнуло. Нет, чтобы сразу остановиться, посмотреть. Через какое-то время машина задергалась, скорость стала пропадать, сообщаю по рации. Коля кричит: «Стоп!!!». После остановки бежит навстречу, смотрит под днище и как приговор: «Все, приехал, батенька». Из поддона коробки-автомат, будто кровь из жилы, — ручеек. Коля быстро подставил какую-то посудину, стал собирать драгоценную жидкость.

Дело уже под вечер. Машины прижали к обочине. Ясно было одно: нужно заклеить дырку холодной сваркой и долить до уровня декстрон-3. На мое счастье, чуть позже к нам на ночь пристал еще один перегонщик. Звали его Слава. Ехал он в г. Снежинск Челябинской области. Слава из ранних перегонов. Гонял машины еще до постройки моста в Хабаровске. С его слов, машины перегонял всегда один и преимущественно зимой. Зимой дорога лучше, в основном по замерзшим рекам. Байкал тоже проезжали по льду. У него был свой сервис дома, и он один из первых научился ремонтировать коробки с автоматом. По дороге рассказывал свои истории перегонов. Машины брал в основном во Владивостоке, выбирал долго. На покупку тратил до 10 дней, но все это окупалось.

Иногда я пытаюсь представить себя на его месте и задаю себе вопрос: «А ты смог бы?» Сам себе отвечаю: «Нет, один…, да никогда в жизни». А Слава, как я узнал позже, так и не вернулся домой в один из своих следующих перегонов. Где-то сердечко прихватило в пути.

На ночь все легли спать, а я остался голосовать на дороге. Чтобы не замерзнуть, разжег костер и тормозил все проходящие машины. Останавливались все, но декстрона ни у кого не было. К утру проперло. Водитель японского грузовичка дал мне из своих запасов необходимое количество, литра 4, кажется. Вез он его знакомому под заказ. Денег не взял. Поспать мне не удалось, да и какой тут сон.

Утром заклеили дырку и долили масла до уровня. Машина чуть подергивалась, но ехала. Слава ехал последним. Он отпускал нас настолько, чтобы успела осесть пыль. Умный. Он даже машину свою пластырем не заклеивал. После обеда обнаружил несколько капель декстрона на земле. Грустно. На ночь остановились возле кафе. Перед сном Саня сгоношил всех на повторный ремонт моей машины. Машину загнали на яму и при свете карманных фонарей стали разбирать коробку. Задача была промыть хорошо внутренности бензином от железной стружки и хорошо заклеить.

Было достаточно прохладно, но и комаров хватало. После промывки я с полчаса ногтями соскабливал прилипший герметик, наждачки не было. Часам к трем собрали, заклеили, легли спать. На следующий день доехали до Магдагачи. Помню, что долго ездили вдоль железной дороги в поисках ее пересечения. Непонятно сейчас, откуда там ручьи взялись. Проехали под мостом. С учетом уже пробитой коробки страшно было ехать по затопленным каменистым дорогам.

В Магдагачи в местном автосервисе мне заварили дырку в коробке. На Санин вопрос «Хорошо заварили, течь не будет?» местные умельцы с чувством собственного достоинства ответили: «Не боись, фирма веников не вяжет. Еще ни один перегон не жаловался». «Ага, — съехидничал Саня, — Какой дурак к вам с претензией возвращаться по такой дороге будет!» и от души расхохотался. Со слов местных, этой зимой они случайно на дороге встретили замерзающего в машине перегона. Не помню неисправности с машиной, но местным больше всего запомнилось, что пацан в машине ехал в летних туфельках. «Еще пару часов и без ног остался бы».


На СТО в Магдагачи.

Далее было Сковородино, а за ним со слов других перегонов до Ерофея Павловича вообще дороги не было. Добирались по двое суток буквально по срезанным пенькам. С учетом моего ничтожного опыта, решили не рисковать и попробовать до Шилки перебраться по железной дороге. Вагон ждали сутки, или чуть больше. Пока ждали, отдыхали, стирались и купались в речке. Кроме нас в ожидании товарняка был и известный английский актер и режиссер Юэн Макгрегор. Худенький такой, лет 35-40. В общем, очень известный, из топов. Он тогда хотел документальный фильм снять о Дальнем Востоке и собирался в сторону Магадана. Понятно, что сфотографировались. Александру трудно в чем-то отказывать. Пусть спасибо скажет, что водкой не напоили.


Юэн Макгрегор.

В процессе написания своего рассказа стал уточнять про Макгрегора. Оказывается, наш чувак, в смысле прокатиться по неизведанным местам. После поездки вышел у него документальный фильм под названием «Долгая дорога вокруг света». Там они вдвоем с другом, оба джентльмены, на мотоциклах путешествуют. Рекомендую. Участок Чита — Сковородино они проезжать не рискнули, переправлялись в вагоне товарного поезда.

До Шилки ехали в крытом вагоне. После Читы к нам присоединился молодой парнишка из Москвы. Ехал один. Гнал Тойоту Селику, дрова, конечно. Но удивил. Позавидовал я ему. Надо же: и моложе меня, и без охраны, а поди ж ты. До Улан-Удэ доехали нормально. С чувством восторга проезжали Бурятию. Вот это просторы. Ближе к столице — красавица Селенга. После моста едем сразу налево и вверх от трассы. Там священное место для буддистов. Виды сверху на извивающуюся Селенгу и ее рукава завораживают. Позже я узнал, что слово бурят было образовано от слова «брат» при переходе части Монголии под юрисдикцию Советов.

Дорога перед Красноярском местами вполне сравнима с «федералкой». Большие участки идут параллельно с трассой мимо забытых богом деревень. При въезде в одну из них попался молодой пацан, кажется, юродивый. Он стоял на обочине, на коленях и истово крестился, ударяясь лбом о землю, прося милостыню. Картина прям из далекого средневекового прошлого. Не остановиться возле него было нельзя. А далее за ним — покосившиеся черные избы, пьяные, как и вся деревня, заборы. В следующие перегоны он снова нас встречал, на коленях, а потом пропал. По этому поводу Саня брякнул как-то: «Да не переживай ты за него, сейчас он, наверно, не с молитвой стоит вдоль дороги, а с кистенем где-нибудь за углом».

Вообще, у Александра язык очень образный, злой и на удивление меткий, например: «О, смотри, якуты опять сморчки (Марчи) тащат». Почти для каждой машины у него свои названия: демка, хонда капа — Сара, марковник, спаська, селика — целка, фунтик. Очень афористичны его высказывания по поводу правил или поведения на дороге: «Главное правило — не создавай помех». «Это ты должен машину везти, а не она тебя», «Я буду ехать так, как позволяет мне подвеска». «Скорость должна быть комфортной». «Не жалей лампочки, будь на виду, все участники дорожного движения должны знать, что ты хочешь». Помню его фразу, когда он ехал впереди нас по рации: «Але, первый — второму и третьему: вам навстречу на тракторе по вашей полосе пьяный бурят едет. Пожалуйста, не уговаривайте его фарами сменить полосу движения. Прижмитесь к обочине, пусть едет с миром».

Долгое время где-то перед Красноярском был самый ужасный по всей трассе участок разбитой «вусмерть» асфальтовой дороги. Может, километров 10. Объехать его нельзя было, или очень долго. Средняя скорость 5 км в час. И как издевательство знак с ограничением скорости 40 км. Потом относительно ровный участок километров пять и малозаметный пост ГАИ. Кто в первый раз ехал, все попадались.

Демка одно время перестала ехать. Тащить всю дорогу на тросу — плохой вариант. Ставить на автовоз — банально нет денег. Помучились. Потом стала включаться только вторая передача, уже лучше. Два или три дня до Гурьевска ехали с максимальной скоростью 40 км в час. Все, кроме меня, просто засыпали. Я же чувствовал себя гадким утенком. Подвел товарищей. Из-за меня потеряли они много времени. Да и неизвестность с ремонтом меня гнобила. Во сколько это все выльется?

В Гурьевске у Николая мама. Живет в частном доме. Очень гостеприимная и душевная женщина. Там из-за поломки встали на три дня. Гурьевск городок перегонщиков. Из-за безработицы, наверное. Приехали знакомые. Один из них, Виталик, поймал перед нашим приездом здорового осетра — белугу, метра полтора. С его слов, выуживал он ее один около часа. Так и не смог вытащить на берег. На его счастье мужики мимо проходили. Сбегали домой за вилами, помогли. На следующий год он опять отличился: медвежонка поймал. Осетра хватило на всех. Тут тебе и шашлык, и уха, и пироги, и холодец.

Демку отдали для ремонта местным умельцам. Те сняли коробку, разобрали ее и сказали конкретно, что нужно купить. На следующий день Коля поехал в Новосибирск по разборкам. На мое счастье, буквально перед закрытием нашел то, что было нужно. Конечно, я был рад. А когда машину починили, и она поехала, счастью моему не было предела. Коле я благодарен на всю оставшуюся жизнь. Потом уже он смело брал меня в свои поездки, и я его ни разу не подвел. Мне нравилось с ним перегонять вдвоем. Тогда он не торопился и подстраивался под меня.

Мазду я продал уже ближе к следующему перегону и заработал на ней сущие пустяки.

Перегон 2

На следующий год опять собрались ехать. Было начало осени. До Владивостока добирались на поезде Харьков — Владивосток. Садились в Челябинске. Цена — 5000 рублей. Проходящий через Екатеринбург поезд Москва — Владивосток был дороже. После Новосибирска свободных мест уже не было. Нас трое. Кроме меня — Саня и Костя. Костя мой друг, профессиональный водитель, имел категорию на грузовые машины. Ехал он с целью перегнать Александру машину. Тот покупал одну себе, одну под заказ.

В поезде запомнился проводник хохол. Он так выразительно и художественно предлагал свой товар, что не купить его было невозможно: «Домашнее с-а-ало, огу-у-рчики, в-о-о-д-очка!» (в смысле горилка). Попадался он нам и в следующих поездках. В Чите всегда покупали конскую колбасу, вкусная.

Костя, когда спит, то храпит на всю ивановскую, а если выпьет, то вообще триндец. Перед Хабаровском Саня договорился с проводницей и поменял место: «Хоть последнюю ночь посплю нормально». В результате вышло еще хуже. В Хабаровске сел мужик с комплекцией раза в полтора превышающие Костины габариты и занял полку рядом с ним. В тамбуре Саня жаловался: «Как же я прогадал. Костя рядом с этим гигантом просто кузнечик!»

Сначала во Владивостоке взяли Кресту, потом Цедрика в Находке. В Уссурийске купили мне за 5000 долларов мицубиси RVR в старом кузове. Зачем я ее покупал, до сих пор жалею. Так-то на внешний вид нормальная машина, 4 ВД, пороги, кенгурятник, двухцветная. Подкупил дорожный клиренс. Думал, на этой машине у меня будет больше шансов коробку не пробить.

В Уссурийске познакомились с серьезным перегонщиком из-под Челябинска Володей. С Александром они быстро общий язык нашли на коммерческой почве. Решили так, что Костя будет перегонять «воровайку», на которую погрузят Цедрика. Володя же купил еще грузовик и туда машину легковую загнал. Навар хороший получался. Всего до Екатеринбурга добирались 11 дней. Многовато. Грузовые машины задерживали. Едут не быстро: то рессора лопнет, то колесо пробьет, то в грязь кто-нибудь залезет.

Я бы и не вспоминал про эту поездку, если бы опять в беду не попал. Перед Омском встали на обочине ночью. Володя сказал, что поспим часа 4 и дальше поедем. Я к этому времени уставать стал от постоянного недосыпа и ночной езды. Очень хотелось в полный рост завалиться, а тут опять... Не нравилась мне эта поездка. Тут уже снег выпал. Хорошо так намело. В общем, велено было только за рулем чуть подремать. Что ж… мое дело телячье.

Прошло часа полтора, колонна тронулась, я остался. Тут Саня подъезжает и кричит: «Давай быстрей догоняй, а то один останешься». Одному страшно. Завел машину и в погоню. Пока на ходу просыпался, понял, что на 2-й передаче еду. Понял уже тогда, когда километров 5 проехал. Колонну догнал уже на заправке. После заправки коробка приказала долго жить. Включалась только задняя скорость. Хотелось застрелиться. Где-то с час отходил и с трудом ориентировался в пространстве: «Боже, за что ты меня так не любишь?»

Володя и еще пара машин поехали дальше, торопились. До дома еще тысяча верст. Денег на автовоз, как всегда, нет. Цепляем мою машину за воровайку парашютной стропой, поехали. Ехать за грузовиком на тросу очень грустно. По трассе еще ничего, а вот по населенным пунктам — смерть. Нормального троса тоже ни у кого не было. Считалось, что парашютная стропа лучше. В натяг ехать, пока грузовик скорость не наберет, не получается. Передачи идут рывками, и трос рвется. И так почти на каждом перекрестке.

Ехать решили не через Тюмень, а Курганскую область. Там трасса чуть длиннее, но машин меньше. Кажется, ехали недалеко от казахской границы. Холодновато уже было, метель. Машина у меня на нейтралке и работает на холостых оборотах, которых не хватает для обогрева салона. Изо рта пар идет. Стекла прогреваются плохо. Видимость так себе. Ощущения как у пленного немца под Сталинградом.

Костя едет со скоростью 85-90. Догоняет фуру, которая едет чуть медленнее. Спрашивает у меня: «Чо, обгоняем?» Мне не хочется, но я чувствую себя виноватым и нехотя соглашаюсь. Костя обгоняет медленно. Скорость наших машин выше, чем у фуры максимум на 10 км. Метель. Впереди встречка. Костя давит на газ до упора, завершает обгон, и в это время трос рвется. Я не успеваю и сворачиваю в поле. Там застреваю в сугробе. Пронесло. Хорошо, что включается задняя скорость. Выехали без труда. Покурили и опять в путь.

Саня едет впереди. Тогда уже телефоны сотовые появились. Вот он и эсэмэсил жене постоянно. Уедет вперед, остановится. Может вздремнуть немного. В одном месте передает по рации: «Первый: второму и третьему. Там две машины подозрительные на обочине. Не вздумайте останавливаться!». Да, видим, слева руками машут. В это время в очередной раз рвется трос. Тут же подбегает абрек какой-то. Вижу, что не русский. На ломанном русском пытается объяснить мне, что им нужна помощь в виде денег, так как у них сломалась машина. Сами они иностранцы. «Сказал тоже, кто бы мне помог…, деньгами». Объясняю ему, что у меня тоже машина сломана и денег нет. Тут он давай мне за недорого золотые украшения предлагать. Еле отвязался от него. Вышел из машины и стал трос в очередной узел связывать. Костя из машины не выходит. Устал, наверное, узлы помогать мне вязать. Затянул узел, возвращаюсь к машине, чтобы Косте посигналить, смотрю: Саня идет. Морда красная, злая, без головного убора. В руках сайга. Слышу: на ходу затвор передергивает. «Чо такое?» Вижу народ в обе машины попадал и по газам резко. «Ни хера себе, на сломанной машине резко так подорвались». Тут и до меня стало доходить, что мы на жуликов попали. Похоже, цыгане были с Казахстана.

Перед Каменск-Уральском мы с Костей ночевать остались, а Александру невтерпеж, домой погнал. Утром Костя меня потерял. Задумался парень о чем-то, не заметил, как я в очередной раз от него отвалился. Очень одиноким я тогда себя почувствовал в ожидании, когда он за мной вернется. В Каменск-Уральском купили трос. Стало значительно легче. Дома RVRку отогнали в сервис, но на этом мои страдания не закончились.

Заказали коробку во Владивостоке. Где-то через месяц пришла. Забирать нужно с ж/д вокзала, тяжелая сволочь. Тащить нужно было через подземные переходы, далеко. Измазались все маслом. Тут местный рикша взялся помогать. Погрузил на тележку, попер. Быстро так катит, торопится. Ближе к вокзалу его остановили другие рикши. Между ними пошла разборка нешуточная. Оказывается, между привокзальными носильщиками все участки поделены. Кое-как нам все-таки удалось без увеличения стоимости загрузить свою коробку в машину. Коробку взялся нам поменять знакомый Александра Толик. Была у него своя небольшая разборка и бокс с подъемником. Так себе мастер.

После установки коробки машина как положено не поехала. Был сбой при переключении передач. Опять я чуток угорел на бабки. Решено было эту коробку отправлять назад во Владивосток для замены. Отправили, но там ее проверили и выслали нам обратно. Сказали, что коробка исправна и не надо им компостировать мозги. Поставили снова, и снова не то. В конце концов, Толик развел руками и сказал: «Я не знаю, что делать!»

Машину отогнали в другой сервис. Там мастер разобрал коробку на части и сказал нам причину неудач при установке. Оказывается, что на RVRки в старом кузове ставились две коробки и даже при одном годе выпуска могла быть разница. Разница была в количестве зубьев на одной из шестеренок после усовершенствования. Новый мастер заказал в Москве необходимые детали и через две недели я уехал на ней своим ходом. После таких головных болей ездить на ней уже не хотелось.

Перегон 3

В третью поездку нас поехало уже пятеро. Кроме меня: Костя, Саня и двое его знакомых: Толя и Максим. Толя купил корейский автобус, кажется, на 11 мест, грузовик и мицубиси кольт. Кольт был поставлен на грузовик. Покупал он его как переднеприводную, а когда на грузовик загнали, увидел задний мост и кричит: «Саня, смотри, смотри это же самец! Покупал сучку, а мене кобеля подсунули!» Смешно так у него получилось.

Александр купил грузовичок исудзу, мазду демио для жены и нисан авенир. Мне выбирал машину Володя из Снежинска — наш знакомый по предыдущей поездке. Выбрал легко и быстро — хонду фит. Они тогда только появились на рынке. Цена 6500 долларов (195000 рублей). Цвет — снежная королева. Салон — космос. На удивление машину, пригнал без единой царапины, но без приключений опять не обошлось.

Выезжали из Уссурийска большой колонной. Саня за командира. Там еще гуряне к нам прицепились. Командир всех заставил купить на китайском рынке футболки цвета хаки, чтобы все выглядели как военнослужащие. Перед выездом прочитал инструктаж и строго наказал свет не выключать. Тогда еще не было правил, предписывающих постоянную подсветку. Свет включали обычно организованные военные колоны. Вот и мы туда же. Меня он поставил на самое блатное место, вторым. Замыкал Толя на автобусе. У него тоже была короткоствольная сайга.

Ехали без происшествий. Со слов Александра, в районе Хабаровска кто-то пытался остановить его: «Поравнялся со мной марк тонированный. Из него рука в окно высовывается и мне так небрежно машет, мол, остановись, братан. Я стеклоподъемник опускаю, в руке автомат и кивком головы спрашиваю, чего он хочет. Ответа не дождался. Быстренько так вперед ушел».

После Биробиджана гуряне оторвались от нас. Охрана была уже не актуальна. Там сумасшедшие ребята, еще те гонщики. Тащиться с нашими грузовиками им смысла не было. По федералке ехали без проблем. Понятно, что пыль, ухабы, объезды. Наши грузовики ехали с ограниченной скоростью. Ну, а мы уйдем вперед, где-то остановимся, чай из термоса попьем. Нам легче. По дороге Саня все высматривал дичь, приговаривая: «Где же мой зайка, вкусный зайка!» В его голосе звучала неподдельная нежность. В одном месте он остановился и выстрелил. С его слов, зайца прямо с самки снял. Ушел в лес и кричит мне: «Тащи сюда свой комсомольский ножичек». Мне все в диковинку, спрашиваю: «Неужели обдирать будешь, сложно это?» — «Ха! Пару надрезов, а потом пинка под зад. Сам из шкуры выскочит». Зайку он быстро оприходовал. Потом дома уже съел. Одним словом — живодер.

В конце федералки был один очень длинный участок без АЗС. Об этом знали все перегонщики и заправляли перед ним полный бак. Я не знал, как это делается, и всегда не доливал литров пять. Вот этих 5 литров мне и не хватило. У меня первого загорелась лампочка. Саня сказал по рации, что все может кончиться печально, если бензин весь уйдет. Машина не просто остановится, но может полететь бензонасос. «Ну вот, — думаю, — не понос, так золотуха». Проезжали, кажется, мимо Жирекена. Никто не любил в то время съезжать с трассы в этих местах. Народ шальной, дикий. Бывало, по темноте просто стреляли по машинам. Мы с Саней ушли чуть вперед наших грузовиков и заехали в поселок. Кто-то из местных подсказал, что заправка есть, но только для грузовых машин и то 80-ый. Решили плеснуть 10 литров. Кое-как уговорили заправщицу. Когда стали заправлять, подошли два здоровых местных мужика лет 25-30. Показалось, не совсем трезвых. Один из них, несмотря на то, что Саня был в милицейской форме, начал вырывать шланг, говоря, что заправка ведомственная. Назревал нешуточный конфликт.

После заправки местные пообещали нам неприятности. После выезда мы заметили их машину на пригорке. Не доезжая, остановились. Саня по рации о конфликте сообщил Толе, чтобы были осторожней. Решили подождать колонну и затем уже ехать. В это время я услышал сзади топот. Сердечко екнуло. Все, думаю, сейчас будут бить. В руке нож. Не знаю, ударил бы я им кого-нибудь. Оказалось, что заправщица сообщила об инциденте ведомственной охране. Слава богу, все обошлось. Потом они еще поговорили с Александром и пошли к машине с местными. Саня по рации сообщил мне: «Сейчас они покажут им кузькину мать!» В руках охранников были резиновые дубинки.

К нашему разочарованию, охранники о чем-то поговорили с местными и ушли. Те же не сдвинулись с места. Тут и наша колонна подъехала. Проезжаем мимо, местные — за нами. Меня пустили вперед, Саня сзади. Потом слышу, кричит мне: «Стоп машина». Я по тормозам. Местные едва не помяли мне бампер. Смотрю: вслед за ними Саня, как ковбой, летит. В правой руке карабин, окно открыто и два выстрела вверх. Затем встал вперед меня и по рации сообщает самодовольно: «Ну все, больше мы их не увидим!» Только сказал и тут же остановился. Опять по рации: «Вон возле магазина опять стоят, уже на двух машинах». Фары повернуты в нашу сторону. Саня остановился, вышел из машины и, припав на одно колено, дал уже прицельно очередью возле колес одной из машин. Пули светящиеся. Видно было, как они ударяются об асфальт. Вмиг дорога была расчищена. Едем дальше. Нервы на пределе. Опять по рации: «Ну, теперь точно все». Едем, обсуждаем, удивляемся упертости и безбашенности местного населения. Километров через 10 Истомин по рации: «Саня, опять эти козлы за мной пристроились, чо делать будем?». Затяжная пауза. Ответ: «Сейчас я их приму. Там лесок впереди и поворот. Я спрячусь и стану им в хвост. Как только скомандую: стоп, ставьте машины по всей ширине дороги, чтобы не проскочили. Минут через пять слышу: «Стоп машины!».

Дальше пересказываю уже со слов Александра: «Подхожу к машине. В левой руке карабин. Окно приоткрыто. Правой бью с ходу в рыло водителю, и пока тот приходит в себя, выдергиваю ключ из машины. В это же время Толик свою ружбайку с другой стороны в дверь сует. Местные орут: «Вы что творите, черти!?» Оставили их без ключей и поехали дальше. Саня ключ выбросил по дороге. Лично мне ехать страшно. Может, у них телефоны остались. Сейчас позвонят знакомым в ближайшую деревню, что впереди. Те после происшедшего уже разговаривать не будут, сразу будут стрелять. Гнали мы до ближайшей заправки, как зайцы. Успокоились уже километров через сто и перед Читой легли спать. Остальная дорога прошла без происшествий.

Следующий.

Самым сложным для меня был перегон сразу двух машин на сцепке. Поехали уже по осени втроем: Тишаков, Костя и я. Из-за моей способности находить себе и другим приключения брать меня в этот раз не хотели. Ну а как же без меня-то? Уговорил. Три машины нам покупал знакомый в Японии. После растаможки мы должны были из Владивостока уже самостоятельно их перегонять домой. Мне купили хонду HRV и мазду демио. Александру привезли нисан Х-трейл. В Уссурийске докупили еще три машины. Саня купил жене уже пробеговую демку. Костя же купил себе дизельный нисан АД лохматого года и на заказ тойоту витц. Все машины отогнали на окраину Уссурийска в автосервис, где нам за пару дней сварили сцепки. Чтобы не забросать камнями ведомую машину перед ними установили щиты из фанеры. Кажется, еще и перебинтовали пластырем.

Я до этого одну из трех машин только удачно перегнал, а тут сразу две. Навигаторов в то время у нас не было. Поутру тронулись. Для меня очень непривычно и волнительно. Прицепы я никогда не таскал, а тут машина целая. Взад смотреть только по зеркалам; повороты делать с запасом по диаметру, чтобы вторая машина на бордюр не налетела. Еще одно неудобство — задний ход практически исключен.

Первый день проехали хорошо, где-то за Биробиджаном встали на ночлег. Утром проснулись — идет снег, для нас неожиданно. Все-таки планировали посуху до дома доехать. Ну а где снег, там и гололед часто. Вот те раз. Спуски, подъемы никто не отменял. Никаких бандитов мы тогда не встречали. Стали пропадать они потихоньку. Кажется, шел 2008 год.

Ехали очень осторожно. Кроме нас никого со сцепками не встречали. По всей дороге ловили на себе сочувствующие взгляды перегонов. Некоторые из них крутили пальцем у виска. Перед выездом все же взяли на колеса цепи. Костя взял обыкновенные, а я какие-то навороченные и ошибся размером. Продавец обманул меня с диаметром. Когда нужно было подняться в горку, они часто слетали, а останавливаться нельзя, потом не тронешься. Машины у нас с Костей переднеприводные, беда. У Александра проблем с подъемами не было, Х-трейл — вещь!

В тот год мы впервые стали встречать автовозы с Владивостока — первый признак, что дорога значительно улучшилась. Но горя они хватали по полной. На подъемах нас иногда выручали местные. За определенную плату цепляли за уазик и вытаскивали. По федералке нас автовозы не обгоняли. Как они выпутывались, не знаю. Очень часто они мешали нам подниматься из-за того, что после поворота в гору останавливались и буксовали.


Фото из интернета.

Очень много в ту осень аварий на дороге нам встретилось. Перевертышей стали встречать уже на второй день пути. Первый попался джип. Понадеялся на 4 вд. Хозяина рядом не было. Вылетали с дороги и переворачивались вплоть до Екатеринбурга. Ну, на федералке чуть больше.

Где-то по дороге со мной произошло следующее. Проезжали мост. Мост внизу, а дорога с обеих сторон с горки идет. Что-то там на мосту произошло, и машины стали тормозить. Немножко я не рассчитал, или поздно уже было, стал тормозить: скользко и вторая машина меня толкает. Понимаю, что сейчас врежусь в впередистоящую. Очень не хочется. Иду на риск и выскакиваю на встречку. Слышу удар. Машина, которая ехала за мной, въезжает в ту, которую я объехал. Меня же бог миловал: на встречке никого не оказалось.

Тяжелым был подъем на перевал перед Иркутском. Как раз пошел снег. Резина хоть и зимняя, но сцепка тянет вниз. Колеса буксуют. Если встанешь, то неизвестно, когда сможешь тронуться. Саня ушел далеко, и связь по рации недоступна. Темно. Сзади выстроилась большая колонна. Из-за снега есть вероятность, что дорогу могут закрыть, а там сиди, жди, когда ее расчистят. Запас горючего ограничен. Тут я сразу и бога вспомнил. Стал просить его и как мантру затягиваю: «Господи, помоги, господи, помоги!» Помог. Дотянул, буксуя, почти до самой вершины. Осталось метров сто еще проехать, встал. Ну, тут не я один. Пузотерки и без прицепа не все проскакивали. Выручил Саня. Зацепил меня тросом, вытащил. Х-трейл — вещь! Он даже свою сцепку не отстегивал. Костя на цепях заполз сам. На самой верхней точке — харчевня. От долгой и напряжной езды коленки и руки чуть подрагивают. И какое это счастье — набрать побольше вкусной жрачки и водки, водки.

Утром спуск. Это легче. Есть опасность, что прицеп на повороте вперед тебя уйти может. Поэтому спускаемся очень медленно. Перед поворотами — вплоть до полной остановки. Где-то, уже за Иркутском под самый вечер я по рации стал передавать, что теряю сознание от голодухи. Кажется, даже без завтрака с утра тронулись. Все едем и едем. И не просто едем, а нервничаем, гололед все-таки, расслабиться негде. Впереди огни замаячили, решили заехать. Своротка в харчевню вправо и на пригорок. Чуть на скорости нужно заскакивать. Костя отстал, передаем ему, чтобы тоже сворачивал. Остановились где поудобнее, чтобы задом потом не сдавать, к кафе направляемся. Темно уже. Тут грузовик с противоположной стороны к кафе на полной скорости влетает. Саня только успел сказать: «Ни хера себе, проголодался!» Но водитель, не останавливаясь, вылетел снова на дорогу и погнал дальше. Удивил он нас своим маневром. Из кафе уже Косте звоним: «Ну, ты где?» Костя передает нам, что есть отказывается. После ужина спешим узнать, что это он вдруг?

С его слов: «Свороток проскочил и решил развернуться. Ширина дороги в этом месте позволяла. Разворот со сцепкой не быстрый. Смотрю: с горки грузовик летит, и я тут расшеперился. Все, думаю, кердык! Успел подумать, что за машины мне не рассчитаться до конца жизни. Даже выходить не стал. Глаза закрыл, жду. Удара нет. Смотрю, он уже позади меня на дорогу вылетает. Поэтому и в кафе не пошел. Чо-то аппетит пропал». Руки у Кости подрагивают, сигарета во рту прыгает. На моей памяти первый раз Костя от еды отказался.

За Красноярском состояние Костиного автомобиля заметно ухудшилось. Сцепка тоже разболталась. «Все ребята, я приехал». Перед Кемерово опять повалил снег. Встали на ночь возле поста ГАИ. Саня передал гаишнику бутылку водки, попросил тормознуть автовоз и нас разбудить. В часов пять нас разбудили. Стали грузиться. Меня загоняли последним на самый верх. Попросил Костю, он профессионал. С болью в сердце наблюдал, как летели куски резины из-под передних колес. Подъем высокий, снег идет, скользко. Машина буксует. Остановишься, потом еще тяжелее будет. По приезду новые покрышки пришлось выбросить. Благо, что у меня две запаски были полноценные.

Так вот и доехали. В целом удачно, и по деньгам после продажи получилось неплохо. Были потом еще поездки, но по эмоциям заметно уступали предыдущим.

Последние три фото с первого перегона.


Drom.ru

Комментарии

Олег
Москва
Очень интересно было почитать. 5 однозначно!)
736
26
Ответить
 
Хакасия-Ямал-Germany
Сообщений: 6658
Время пол первого ночи, но не мог оторваться от рассказа и прочёл весь, очень интересно! Сам в 1997 году 2 раза летал во Владивосток за машинами. Сейчас вспоминаю, какой же всё таки бардак везде был, возможно и остался.
Hitler kaputt.
365
18
Ответить
Марк
Кавалерово
Отличный рассказ ! Памятник перегонам надо на трассе "Амур" поставить ! Героические были ребята !
292
33
Ответить
7397423
Новосибирск
интересный рассказ,сам посветил этому перегону больше 15 лет и лица где-то встречал на трассе но рассказчик просто какая-то беда на дороге как с пацанами расплачивался!!!!Горе!!!
135
8
Ответить
где-то в Приморье
На фото не Мак Грегор. Смотрел его фильм про путешествия на мотоциклах. Казалось, недавно было, а получается уже лет 15 прошло.
156
7
Ответить
7397423
Новосибирск
Кто помнит как через Амазар на берег перепрыгивали с начало надо было врезаться в берег потом за передние крылья поднять и затолкнуть на берег и потом по кочкарям 15 км болото вот это да берег был как радуга
73
5
Ответить
12142813
Экспансия!
Как японский автохлам завоевал Россию. Начало, расцвет, и неизвестно когда окончание.
Если серьезно, то очень интересный рассказ о приключениях перегонщиков.
148
405
Ответить
Владимир
Улан-Удэ
Читал с интересом!!!
89
6
Ответить
    
Хабаровск
Сообщений: 1139
Трусы они и хамы. Помню в 2004году вот такой Александр начал махать сайгой на пионерке ,типа я тут со стволом ,щемитесь. Позвонили транзитчикам и зажали перед мостом всю колонну. Все заплатили по соточке, а Александр поехал с ветерком без стёкол. Мораль такая, ехал бы спокойно никто бы их не тронул, а начал выделываться получил сполна . И другим наука. А стольких вы позбивали даже не остановившись.
87
598
Ответить
9274478
Кемерово
сейчас, мы стали более лучше одеваться...
117
15
Ответить