Зеленые холмы Коста-Рики. Фоторассказ. Часть вторая

Зеленые холмы Коста-Рики. Фоторассказ. Часть вторая

03.05.2017 | 9075 просмотров

Начало рассказа здесь.

День 5-й. Маршрут: окопы до пляжа Naranjo — скала Witchs Rock — драка краба с игуаной — ресторан в Либерии — переезд в Palo Verde NP — ночевка в хасиенде.

Santa Rosa — первый парк в Коста-Рике, получивший статус национального (в 1971 году). Он состоит из двух частей — южной одноименной Санта-Роза с прекрасными пляжами, и северного сектора Murcielago, почти не посещаемого туристами. В 80-х годах здесь была устроена секретная тренировочная военная база никарагуанской контры, при поддержке ЦРУ. США даже умудрились проложить через джунгли нелегальную посадочную полосу для самолетов. В 1987 году активность у границы сошла на нет, во многом благодаря тогдашнему коста-риканскому президенту Оскару Санчесу, который сумел помирить 5 Центральноамериканских стран, выгнать из страны военных американцев, за что был удостоен Нобелевской премии мира.

Сами тикос очень гордятся Санта-Розой еще из-за одного исторического события. В 1855 году американскому доктору Уильяму Уолкеру пришла в голову гениальная мысль — отправиться в Центральную Америку за рабами. А то всё Африка, да Африка, надоела, да и плыть далеко. Авантюрист собрал отряд последователей, вооружился до зубов, испросил разрешения у президента и отправился в Никарагуа, с дальнейшими намерениями продвинуться в Коста-Рику.

В Никарагуа Уолкеру повезло, ему удалось создать марионеточное правительство. Через год, поднакопив силы, Уолкер двинул на Коста-Рику, но далеко не прорвался, так как прямо на границе ему надрали задницу. В Коста-Рике не было армии, ни тогда, ни сейчас, поэтому против американского конкистадора выступили все, кто мог держать оружие. Уолкер трусливо сбежал в США, через год опять вернувшись с теми же нехорошими намерениями. Но в этот раз был попросту убит в стычке с военным патрулем. Вот такие редиски пытались пролезть в Коста-Рику со стороны Санта-Розы. Но нас интересовала в первую очередь не историческая значимость места, а природа и экзотическая живность.

Утром кемпинг был покрыт толстым слоем опавших листьев, сбитых ночным сильным ветром. Наскоро позавтракав припасенным сухим пайком и напившись чаю из термоса, мы взяли курс на побережье по единственной, кгхм… дороге.

Слово «дорога» здесь смело можно брать в кавычки, т.к. больше всего она напоминала окопы и траншеи, идущие сплошной чередой. Этот участок в 12 км доступен только в сухой сезон, и только на машине с высокой проходимостью; занимает 50-60 минут в одну сторону. Некоторые отрезки были настолько погаными, что мы всерьез думали проделать оставшийся путь пешком. Но идти с вещами по жаре уж очень не хотелось, поэтому, собравшись с духом, переваливали через окопы. Пару раз проехали поперек высохших русел рек, раскидывая колесами щебенку.

По сторонам возвышался сухой тропический лес. Раньше такие леса простирались вдоль всего перешейка, от Мексики до Панамы, но за годы возделывания земли под пастбища и плантации, площадь леса уменьшилась до 2%. Сухому лесу присущи огромные деревья с широкими кронами. Самый яркий представитель — национальное дерево Коста-Рики, Guanacaste tree. Оно опускает свои ветви почти до земли, обеспечивая тенью и себя, и разных зверюшек.

Другой интересный вид в сухих тропиках называется Indio desnudo, или “голый индеец”. Это дерево так прозвали из-за бронзовой коры, которая легко отделяется от ствола, обнажая под собой оливковую зелень.

Продвижение по окопам удалось удачно прервать в середине, отдохнув во время фотоохоты за хищным канюком. На гребне очередной траншеи я взглянула вверх, и встретилась взглядом с большой птицей, с интересом наблюдающей за нашими мучениями. Мы остановились, и около получаса фотографировали и рассматривали прямо из машины красавца с острыми когтями. Выйти не рискнули, боясь спугнуть.

Канюк (Roadside hawk) — очень серьезная хищная птица. Умеет летать среди плотной растительности, выискивать спрятавшихся мелких птичек, белок, бурундуков и сусликов; бывает, нападает на птичьи фермы. Данный экземпляр определенно имел нарциссическую жилку: он надувался от гордости, превращаясь в шар перьев, чистил и без того блестящие когти и клюв, поворачивался то тем, то другим боком — мол, как я вам?! Закончив свои гигиенические процедуры, канюк посмотрел на тучки, и со вздохом “кажется, дождь собирается”, бесшумно скрылся в гуще леса. Но он ошибся, дождя ни в этот, ни в последующие дни не было.

Через некоторое время мы, наконец, подъехали к пляжу, где с каждого взяли по $6 (входная плата в национальный парк). На парковке уже стояло с пяток машин, а в роще, раскинувшейся прямо у пляжа, мелькали яркие пятна палаток. Пляж Наранхо был почти пустым, тянущимся до самых скал на севере шелковистым серым песком, в котором проваливались ноги.

Там же, на севере, в 500 метрах от берега, торчала из воды известная в здешних краях Ведьмина скала (Witch’s Rock) — продукт вулканического извержения, свершившегося много миллионов лет назад. Воды вокруг Ведьминой скалы обладали красивым эффектом — они заворачивались в трубочки, чем привлекали серфингистов. Если остальной пляж был практически пустым, то в месте напротив Ведьминой скалы наблюдалось небольшое оживление.

Мы какое-то время следили за ловкими ребятами, рассекавшими по волнам, а потом и сами не утерпели, накупавшись вволю. Пришли мы туда не с пустыми руками, захватив из машины корзинку для пикника.

Периодически прерываясь на погружения “в трубочки”, замечательно отдохнули и позагорали на пляже Наранхо несколько часов. После полудня, когда солнце вступило в свою вредную фазу активности, вернулись назад к парковке по сине-зеленой линии прибоя.

В той самой роще у кромки пляжа, стали свидетелями довольно необычной сцены: драки сухопутной игуаны с цветным крабом. Бой длился около 10 минут, и, несомненно, стоил крабу нескольких седых волосков. Если у него вообще такие имеются :)

Самка Годзиллы, тьфу, сухопутной игуаны, увидела спешащего по своим делам желто-фиолетового краба, и припустила к нему на всех парах.

Краб, несмотря на свой невпечатляющий размер, оказался не легкой добычей. Он грозно щелкал клешнями у самого языка игуанихи, брыкался ногами, и в целом, вел себя чрезвычайно отважно. Игуаниха медленно-медленно подбиралась к греющемуся на пригорке крабику, от нетерпения аж высовывая красный жадный язык.

Краб поначалу отступал, отступал, а когда стало некуда больше идти, применил мимикрию. Он замирал на месте секунд на 30, в то время как глупое животное игуана тут же забывало, зачем оно здесь находится, и, недоуменно озираясь по сторонам, уходило.

 Когда игуана отворачивалась, краб еще умудрялся показывать ей неприличные жесты, а в конце совсем осмелел, кинув вслед обидчице: “Вали-вали отседова, жыывотное!”

Снимали мы это стоя всего в паре метров от “арены”; ни тот, ни другой борец на нас не обратили ни малейшего внимания.

Дорога по траншеям назад далась почему-то быстрее: то ли привыкли, то ли Илья решил проверить пределы прочности Дайхацу, совершенно бесцеремонно бросая её на большой скорости в те окопы, которые по пути туда старательно объезжал по краю.

Из-под колес врассыпную разбегались молодые игуанки; навстречу попадались компании костариканцев, держащие путь к пляжу. Наступал пятничный вечер; народ ехал отдыхать на длинные выходные, выдавшиеся в связи с приближением Нового Года.

В этот день мы планировали добраться до национального парка Palo Verde, расположенного в центре полуострова Nicoya, и заночевать где-нибудь в его пределах; брони на ночлег не было. По Интерамерикане взяли южное направление на Либерию, довольно крупное поселение в 50 км от Санта-Розы. В городе сняли денег в Bank of Costa Rica. Приняли себе за правило пополнять запасы наличных каждый раз, как оказывались в пределах банкоматов, так, на всякий случай. Тем более что через два дня намечался Новый Год, и кто его знает, будут ли работать ATM в праздничные дни.

Там же в Либерии, на Ave Central пообедали, вернее, рано поужинали в забегаловке для местных “Soda rancho Dulce”. Цены оказались более чем приемлемыми. Любимый напиток naturale из папайи с молоком — 600 колонов (чуть больше $1); филе цыпленка, салат из свеклы (!впервые столкнулись за пределами России!), овощи, рис с черными бобами; на двоих $12, no English. Напротив заведения есть интернет-кафе, 20 минут — 300 колонов. Заодно уж и заправились, превратив Либерию в этакий хозяйственный перевалочный пункт.

С Интерамериканы мы съехали в поселке Bagaces вправо (west), под указатель Palo Verde National Park. До парка — 20 км по гравийной, хорошо укатанной дороге. На въезде был поднят шлагбаум, денег уже не брали, рабочая смена закончилась в 4 вечера. От будки со шлагбаумом еще 8 км до биологической станции OTS в центре парка; знаки хорошо расставлены. Стукнулись в офис OTS, где нас огорчили, что свободных мест на станции сегодня нет. Однако порекомендовали проехать еще с километр до плантации, где жили местные коста-риканские фермеры и рыбаки.

Hacienda Palo Verde представляла собой длинный дом на холме по типу общежития и несколько отдельно стоящих кабинок на 4-10 человек. Удобства на улице; вполне цивилизованный туалет и две душевые кабинки даже с горячей водой. Также на территории можно было поставить палатку в специально отведенном уголке. Из хасиенды появилась хозяйка, с которой мы кое-как договорились о съеме кабинки за $10. Про английский пришлось сразу забыть, и напрячь всю испанскую понималку, потому как тётя тараторила с дикой скоростью, не делая ни малейшей скидки непонятливым иностранцам. Как бы там ни было, мы получили ключи от кабинки с именем “Jabiru”, да еще поняли, что утром нас ожидает завтрак. И на том спасибо.

В кабинке было совсем по-спартански — три двухъярусные кровати, со свернутыми москитными сетками, да вентилятор. И хотя сезон был не комариный, мы всё равно натянули сетки над кроватями, так сказать для большего погружения в среду. Перед сном я опять сгоняла к тёте, чтобы узнать об экскурсии на завтра, к Птичьему острову. К вечеру голова отказывалась выдавать испанский напрочь, но с помощью хозяйской дочки, самую малость понимавшей английский, удалось договориться о найме лодки. Нас пообещали разбудить в 7 утра. Заснули моментально, даже не помешало вечернее уханье обезьян-ревунов в кронах деревьев.

День 6-й. Маршрут: прогулка на лодке по Крокодильей реке — Isla de los Pajaros — дорога к побережью Тихого океана — деревня Guaitil — гостиница в Самаре.

Национальный парк Palo Verde расположился под боком залива Golfo de Nicoya. В летние месяцы (мокрый сезон) территория парка частично затапливается, делая затруднительным наблюдения за птицами и зверями, да к тому же мешает пышная растительность. А вот в сухой сезон с декабря по апрель совсем другое дело. Деревья частично сбрасывают листья, речка отходит от берегов, животным хочешь-не хочешь, а приходится следовать за её уровнем. Наиболее привлекательным местом в парке является Птичий остров (Isla de los Pajaros), к которому можно подобраться только на лодке. Остров целиком зарос кустами дикой гуавы, не приспособлен для высадки, и используется различными птицами в качестве места гнездовья. Именно туда мы хотели попасть с самого утра.

Как и было обещано, хозяйка хасиенды покормила завтраком (рис с бобами и омлетом), взяв за свои услуги $5. К 7 утра в столовой появился наш гид-рулевой, вернее, его можно было назвать просто рулевым, т.к. по-английски товарищ не говорил, а по-испански мы свободно не понимали. Поэтому экскурсия получилась довольно молчаливая, нарушаемая лишь выкриками рулевого: “птичка”, “игуанка”, “крокодильчик”. Прогулка по реке обычно занимает около трех часов, и стоит $30-35 на человека.

Мы медленно рассекали по коричневым водам Крокодильей реке, курсируя от одного берега к другому. Живность не заставила себя долго ждать.

Целые стаи белых цапель гроздьями восседали на ветвях полузатонувших деревьев.

Нередко они делили насесты с игуанами. Оранжевые хвосты рептилии свешивали вниз, устремляя неподвижный взгляд в бесконечность, вбирая кожей утреннее солнечное тепло.

Зеленые самки игуан пугались лодки и при малейшей возможности прятались.

Особо нам приглянулся один массивный игуаныч, настоящий игуана-дон, растянувшийся на колючках муравьиной акации словно на пуховой перине, за что мы тут же окрестили его йогом.

В конце декабря Крокодилья река потихоньку сдавала свои позиции, мельчала, отступая от берегов. В образовавшейся грязи с удовольствием возились те, от которых река получила своё прозвище.

Это были не какие-то там техасские аллигаторы, а настоящие злобные крокодилы, с узким носом и перекрестным прикусом (одна из черт отличия крокодилов от аллигаторов). Даже их детеныши, размером не больше метра, не вызывали желания посюсюкать. Что уж говорить о взрослых особях!

Один крокодилий пахан зашипел на нас с берега, что слишком близко подошли, после чего соскользнул в воду. “Сидим тихо”, — скомандовал рулевой. “Смотрим!” Через несколько минут метрах в двух от лодки из-под воды показалась крокодилья носопырка. Все остальные части тела так и были скрыты под водой, но можно было не сомневаться, что крок не выпускает нас из поля зрения, ревностно охраняя свою территорию. Не хотелось бы перевернуться вверх дном в этой милой, гостеприимной речке.

Менее кровожадная живность была представлена ходулочниками — черно-белыми птицами на длинных ногах; кискадами с желтыми пузиками; ложкоклювами, и множеством цапель всех размеров и цветов.

На подступах к Птичьему острову количество птиц стало зашкаливать. Они носились вокруг с ветками в клювах и лапах, строили гнезда и неимоверно орали.

Да и запашок у острова никак не напоминал французский магазин духов. Лесные аисты, белые ибисы, бакланы и всё те же цапли совершенно спокойно уживались рядом друг с другом.

В некоторых гнездах мы заметили подросших птенцов; другие были даже не достроены.

Снимать приходилось с качающейся лодки и довольно-таки издалека, 400 мм линзы не всегда хватало. Минут 40 рулевой обхаживал остров со всех сторон, но после появления других лодок с экскурсантами взял обратный курс.

Вихляя от берега к берегу в надежде заметить еще не опознанных зверей, мы ровно через три часа снова ступили на твердый берег. Сама поездка, в принципе, понравилась. Немного напрягало незнание языка на том уровне, на котором можно свободно поговорить. Но обилие птиц всё компенсировало, несмотря на то, что фотографировать их в таких условиях трудновато.

У хасиенды мы забрали отдохнувший за ночь джип, проехав на нем всего 1 км, до офиса биостанции OTS (Organization for Tropical Studies). В примыкающем к станции лесу проложено 5 несложных троп. Солнце к тому времени палило вовсю; ходить долго в таких условиях не самое приятное занятие. Мы немного исследовали одну из тропинок; столкнулись с жующим оленем и довольно долго рассматривали дерево “муравьиная акация”. Вокруг этих небольших деревьев было пустое пространство, рядом не росло ничего — муравьи запрещали. Акации муравьи используют в качестве шоссе и домов. Приглядевшись, можно был заметить неслабую активность на поверхности дерева. Поэтому, насекомым совершенно не выгодно, чтобы рядом с их любимой акацией росло что-либо еще, забирающее питательные вещества у “босса”.

Окончательно разморенные жарой, вернулись в машину, взяв курс на Интерамерикану. В этот день нам нужно было попасть на побережье Тихого океана, остановиться в одном из курортных городков на полуострове Nicoya.

По пути к Интерамерикане на 10 минут завязли в коровьем стаде. Пастухи-сабаньерос пытались разогнать глупых животных по сторонам дороги, но те лишь протяжно мычали. Коровий вожак производил страшенное впечатление, настоящая гора мяса и злобный вид.

Однако он первым сообразил, что от него требуют сабаньерос, и сошел с дороги; следом подтянулись самки с детенышами. На выезде из парка Пало Верде с нас взяли по $6 в той самой будке с шлагбаумом, мимо которой промчались вчера. Бдят.

20 пыльных километров до шоссе были скрашены возможностью удачно сфотографировать невиданную ранее птицу Каракару. В какой-то момент на забор, окружающий пастбище, тихо спланировал огромный петух. По крайней мере мне так показалось с первого взгляда. Однако, приглядевшись, стало понятно, что это вовсе не какой-то ординарный кур, а экзотический красавец Каракара, иногда называемый “мексиканским орлом”.

Каракара красиво приподнимал хохолок, переступал по забору голенастыми, желтыми ногами, а когда повернулся передом, на груди у него мы заметили… яйцо. Как позже я прочитала в одной умной книжке, псевдо-яйцо являлось разбухшим зобом птицы, и указывало на то, то Каракара недавно очень плотно поела.

Выехав на Интерамерикану, мы на одном дыхании проскочили 33 км до городка Las Juntas, после чего опять распрощались с шоссе, свернув на обычную проселочную дорогу #18 (west). Такой она была помечена на карте. В действительности же оказалось, что дорога эта превышала по качеству главное шоссе страны, была недавно заасфальтирована и совершенно лишена неровностей и дыр. Ограничение скорости 80 км/ч. Полицейские засады с радарами пошли одна за другой. Где же еще им собирать дань, как не на прекрасного качества отрезке, где любого водителя просто подсознательно тянет газануть.

Далее карта преподнесла очередной сюрприз. Через 25 км мы ожидали увидеть паромную переправу. Каково же было удивление, когда перед глазами возник красивый подвесной мост, перекинутый через узкую часть залива. Мост дружбы с Тайванем (Puente de Amistad con Taiwan) соединял теперь полуостров Никойя с остальной страной.

После моста дорога испортилась, пошли заплатки. Окружающий пейзаж радовал глаз аллеями, утопающими в цветах и пышно-зеленом кустарнике. Эта часть Коста-Рики славится изделиями из глины. Доход целой деревни Guaitil почти целиком зависит от производства и продажи керамики в до-колумбийском стиле (Chorotega pottery). Около ста семей организованы в своеобразные кооперативы, среди которых есть даже детский. В каждом доме оборудована печь, где умельцы обжигают горшки и другие глиняные поделки. После этого изделия благословляются шаманом, а затем расписываются красной, черной и белой красками. Самая знаменитая вещь из Гуатила — ваза в форме трехногой коровы.

Деревня находилась немного в стороне от нашего маршрута, и мы уже было приготовились делать крюк, как вдруг слева на обочине возникли торговые ряды под вывеской “Guaitil ceramics”. Предприимчивые жители деревни создали выездной рынок сбыта, чтобы не терять потенциальных покупателей. Молодцы, хорошо придумано: и им выгодно, и наше время экономится. На 20 минут мы затерялись среди горшочков, вазочек и баночек, огромных и микроскопических, ярко раскрашенных и вообще без росписи. Больше всего приглянулся круглый горшок на ножках, украшенный сверху фигуркой свернувшейся в кольцо игуаны, к которому идеально подходила Винни-Пуховская речевка: “Вот горшок пустой, он предмет простой” :) Продавец запросил 5 тысяч колонов ($10), но Илья протянул ему $8, и тот моментально согласился. Наверное, можно было легко сбить цену и в два раза.

Проехав столицу полуострова — город Nicoya, мы взяли курс на побережье по дороге #150, 37 км до Самары по холмам. Городок и пляж Самара (ударение на первое “а”) — очень популярны среди коста-риканского среднего класса. Линия побережья подчеркивалась гостиницами и ресторанами на любой кошелек, а сопутствующие любому курортному месту конторы по прокату водных средств, дополняли картину. Накануне Нового Года людей в городе было, видимо, переизбыток.

Мы стукнулись в первую гостиницу — всё сдано, во вторую — то же самое, и лишь в третьей удалось захватить последнюю комнату за $40. Девочка-регистратор, свободно говорившая на английском, поселила нас в большой 4-местный номер, блиставший чистотой. Кинув вещи, побежали на пляж, где с удовольствием поплескались в теплом и ласковом Тихом океане. Народ готовился к новогодней ночи; то тут, то там стрекотали фейерверки. На главной улице Самары торговля велась вовсю, в основном всякой этнической ерундой — браслетами, заколками, сувенирами из кости. В лавочке “Africa mama” предлагались ткани интересных оттенков, импортированные из Нигерии. Интернет-кафе хоть и попадались на каждом шагу, но связь такая медленная, что никакого терпения не хватало на загрузку страничек по 5-7 минут.

К закату мы осели в ресторане “Los Gatos” на побережье, привлеченные огромным грилем во внутреннем дворике. Сервис великолепный, да и еда не подкачала — рыбки и мясо с овощами, подрумяненные на том самом гриле. Сопроводив это дело май-таем и клубничным коктейлем, совершенно расслабленно побрели по берегу в гостиницу. Планов на следующий день не было; возможно, остаемся в Самаре еще на одну ночь.

День 7-й. Смена гостиницы — ничегонеделание в Самаре — встреча Нового Года на берегу Тихого океана — Feliz Años!

Утро 31-го декабря прошло у нас в заботах о поиске жилья. Накануне мальчик за стойкой регистрации в гостинице уверял, что, конечно, места есть, и на сегодня, и на завтра. Пресловутое желание казаться белым и пушистым, то самое “quedar bien”, о котором я упомянула еще в самой первой главе коста-риканского рассказа. На деле же оказалось, что мест в гостинице нет и быть не могло, горячий сезон, всё полностью забронировано на новогоднюю ночь.

Но отчаяние было недолгим. Буквально в 100 метрах вдоль по улице, я приметила зазывную надпись “Posada Matilori Cabinas”, пулей бросилась в офис, и буквально на 2 минуты опередила машину с подъехавшими туристами. Не торгуясь, мы согласились на номер за $55.

Гостиница небольшая, принадлежащая людям, блюдущим супер-чистоту — обувь было принято оставлять у входа. Всё выложено мрамором, на кроватях ортопедические матрасы, есть горячая вода, кондиционер и даже TV. На первом этаже кухня, где можно совершенно бесплатно напиться чаю или кофе, а также разогреть еду в микроволновке. Приехавшие за нами ребята поселиться не смогли, мест уже не было. Нам досталась единственная свободная комната, да и то потому, что кто-то с утра незапланированно выехал. Мы перетащили вещи, переставили машину в новый дворик и наконец успокоились.

Остаток утра провели на пляже, купаясь и поедая арбузы в теньке.

Тихий океан соответствовал своему названию, ласковыми волнами накатывая на берег. Вода не сильно прозрачная из-за взвеси мелкого песка, но такая теплая и приятная, что вылезать не хотелось категорически.

Время от времени нас развлекали бурые пеликаны. Они застывали на несколько секунд в воздухе, после чего камнем бросались в волну за только им видимыми рыбешками. Настоящие живые гарпуны!

Очень редко пеликаны выныривали без добычи. В основном, вытаскивали из воды клюв-мешок, доверху заполненный водой, сцеживали её по капле на поверхности, чтобы затем проглотить лишь одну рыбу. Такие предосторожности выработались в поведении птиц в связи с наличием рядом алчных чаек-халявщиц. Наглые птахи даром что были размером в 10 раз меньше, но могли утащить рыбу прямо из мешка зазевавшегося пеликана.

Во второй половине дня мы сменили пляж в Самаре на пляж Corillo в соседней деревне Mango. Никакой принципиальной разницы между ними не было, просто неизменное шило в попе давало себя знать — как, почему, вы в отпуске, а никуда не торопитесь, ничего не исследуете…

Валяние на пляже — не наш конек; через несколько часов уже стало нестерпимо скучно, ну сколько можно купаться! Назвали этот день “разгрузочным” :)

Переждав жару в гостинице, вечером сходили поужинать в ресторан на пляже. Севиче, рыбки с овощами, коктейли papaya и mora con leche, да всё это на фоне красивого золотисто-розового заката, завершающего целый год.

Народ на пляже активизировался, собирал ветки для огромных будущих костров, водружаемых с равными промежутками вдоль линии прибоя. В какой-то момент стало понятно, что если мы не поспим пару часиков, то до Нового Года вряд ли дотянем. Поэтому, когда большинство людей стругало салатики, сервировало разносолы и запихивало шампанское в холодильник, надеясь успеть завершить последние приготовления перед праздником, мы тихо-мирно посапывали в гостинице. Да еще как! Целый день у океана так напитал организмы кислородом, что вырубились моментально.

Вскочили без пятнадцати минут полночь. Наскоро приведя себя в порядок, схватили шампанское и вприпрыжку помчались на берег. Народ с бешеной силой запускал петарды, суматоха царила невообразимая. За 5 минут до Нового Года детишки с помощью факелов подожгли те огромные кучи дров, что народ насобирал за день. Вся береговая линия осветилась весело трещавшими в темноте яркими точками. Пошел финальный отсчет: “… ocho, nueve, diez, once, doce! Feliz Años! С Новым Годом!”

Шум и ор стояли такие, что заложило уши. К нам бросились какие-то люди, поздравляли, обнимали, целовали. Беспрерывная пальба фейерверками раздавалась на много километров вокруг. В ночном небе распускались красивые сверкающие цветы — красные, зеленые, белые. Народ оттягивался, кто как мог: танцевали, орали, пили и пели заводные песни, слова которых нам тоже были понятны. А как же иначе, ведь Новогодняя ночь! Вот когда падают языковые барьеры, и можно долго болтать друг с другом, не зная ни единого слова из чужого языка. Переходя от костра к костру, мы потихонечку прикончили бутылку шампанского, а когда почувствовали, что сил остается лишь на то, чтобы доползти до гостиницы, отправились спать.

День 8-й (1 января). Маршрут: ныряющие пеликаны — мост с крокодилами — Carara National Park — общение с коста-риканской полицией — гостиница в пригороде Сан-Хосе.

Утро Нового Года мы встретили по пояс в воде. А всё потому, что накануне были захвачены зрелищем ныряющих пеликанов и очень хотели пофотографировать их с полной отдачей, да пораньше, когда птиц собирается максимальное количество.

На океане был отлив и легкое волнение; пеликаны разминались, низко паря над самой поверхностью.

Как частенько происходит в животном мире, если у кого-то из них рыбалка шла хорошо, тут же к перспективному месту подтягивались конкуренты.

Такое поведение мы видели и среди медведей-гризли на Аляске во время миграции лососей; и среди фламинго в Мексике. Вид животных менялся, а суть оставалась прежней.

Пеликаны парами, а то и тройками крутились в воздухе, а потом в унисон бросались вниз за добычей, на зависть чемпионам по синхронным прыжкам в воду.

Нас они, конечно, видели, стараясь не залетать в пространство рядом с бескрылыми странными “пеликанами”. Иерархия, понимаешь — кто больше, тот и прав.

Посвятив пеликанам около часа фотоохоты, мы позавтракали на первом этаже в гостинице и, выписавшись, покинули Самару. Городок сонно потягивался, движения на улицах не было. С полуострова Никойя выбирались тем же самым путем, через мост дружбы с Тайванем, после которого проложен участок дороги отличного качества.

Несмотря на праздничное утро, полицейские с радарами уже паслись на обочине. Мы ехали на 5 км ниже ограничения, однако нас приостановили, видимо, от скуки. Полицейский подошел, спросил: “Как дела?” Я уже было открыла рот, чтобы возмутиться, что за фигня, почему останавливают законопослушных водителей, как муж с невинным видом произнес: “No español!” Сказал, как отрезал. Я посмотрела на него с немым вопросом: “С каких это пор?” Трюк сработал, полицейский тут же потерял к нам интерес, но ради проформы всё же попросил паспорт. Покрутил его 10 секунд и взял под козырек. Мораль: иногда полезно прикидываться лохами :)

Но, видимо, в этот день нам просто суждено было пересекаться с полицией, потому что чуть позже произошла другая встреча, закончившаяся отнюдь не так безмятежно.

По Интерамерикане мы без приключений добрались до знака Puntarenas, съехав опять на побережье Тихого океана, но уже не на полуострове, а на материке. Дорога пошла шикарная, местами с разделением, даже была выделена полоса для велосипедистов, чего за пределами США и Канады я не видела нигде. Заправки будто бы соревновались между собой — какая ярче сверкает, и были не какими-то там провинциальными АЗС, а солидными центрами на 10-12 колонок, с обязательным магазином. С дороги виднелись пляжи, уже изрядно заполненные людьми.

Через 30 км мы достигли берега реки Taracoles, впадающей в Тихий океан. Через реку тянулся двухполосный мост, но не он являлся точкой притяжения туристов, а то, что располагалось под мостом.

Вернее, “те”. Целая банда крокодилов грела свои серые тела на отмели прямо под ногами.

Шевелились они изредка, лишь когда падала тень от собравшихся на мосту людей, или когда кто-нибудь бросал вниз куски мяса.

Наверное, это были специальные смотрители за крокодилами, иначе мне трудно представить, что кто-то с собой возит в машине сырые окорока в качестве закуски :)

Река красиво огибала северную границу национального парка Карара, выглядела не глубокой и очень спокойной. Если бы не кроки.

В 2 километрах к югу от моста располагался въезд в национальный парк Carara. Кстати, слово “Carara” в переводе с местного индейского наречия обозначает не что иное, как “крокодил”. Парк совсем небольшой, однако защищает важную транзитную зону, где встречаются две экосистемы — сухая северная и влажная южная. Из-за этого живность в парке очень разнообразна, присущая и той и другой стороне. А “звездами” местности, если так можно выразиться, являются красивые попугаи ары (scarlet macaws).

Хотя птицы не редкие, даже широко демонстрируемые в зоопарках, но наблюдать за ними на воле доставляет несомненное удовольствие. Когда ары сидят на жердочке, они не представляют собой ничего особенного — ну яркий комок перьев. Но стоит птицам подняться в воздух, как они на глазах преображаются; и откуда только грация берется. А хвост! У самцов он длиной около метра, так и полощется на ветру как огромный алый флаг. А теперь представьте, что летят ары не по одной-две штуки, а целой компанией из 30-50 особей. Причем совершают эту мини-миграцию в парке Carara дважды в день. Точное время предсказать трудно, но говорят, что примерно около 7 утра и 5 вечера. Наблюдать за миграцией удобно с того самого Крокодильего моста.

У инфо-центра мы оставили машину, переговорили с рейнджером по поводу, какую тропу лучше выбрать. Порекомендовал две: одну вдоль реки с крокодилами, но по солнцепеку (35°С) и совсем без тени; и другую через лес. Выбрали вторую; заплатили по $8 как “no residentes” (для местных цена вполовину меньше) и, натянув ботинки, отправились в лес. Начало тропы хорошо обозначено; встречались таблички с названиями деревьев: “wild cashew”, “strangler fig”. Лес сухой, частенько тропу пересекали рабочие просеки муравьев-листорезов (с которыми впервые мы познакомились в Белизе).
Не пройдя и километра, в кроне над головами увидели парочку ар, самца и самочку. Уж они ворковали, и миловались, и скрещивали хвостики, и чего только не делали :)

В зарослях пониже нос к носу столкнулись с еще одной экзотической птицей — Crested Guan. Это была самая настоящая индюшка в крапинку, с красным ободком вокруг шеи. Гуаниха выклевывала что-то в листьях, отчего те стали напоминать решето.

В сухом лесу замечательно пахло; сладковатый аромат некоторых цветов привлекал не только людей, но и многочисленных колибри. Перейдя по небольшому мосту через речку, попали совершенно в другие условия; лес здесь очень походил на влажный Монтеверде. Вот она, транзитная зона во всей красе.

Дорожку перебежал старый знакомец — самец носухи. Он рылся в перепрелых листьях и в дуплах поваленных деревьев, выискивая вкусных жужелиц. Нас видел, но не боялся, хотя и держал дистанцию.

На обратном пути над головами пронеслась стайка ар, истошно вопя. Насколько красивы птицы внешне, особенно в полете, настолько же они обладают препротивнейшими, скрипучими голосами. Прогулка по двойному лесу очень понравилась; во-первых, никогда такого не видели, а во-вторых, живность не сильно пуганная.

В расположенной неподалеку деревушке Tamarillo решили легко перекусить перед возвращением в столицу. Кстати, забыла упомянуть: в каждом мало-мальски уважающем себя коста-риканском поселении в центре обязательно есть футбольное поле. Если потерялись, его хорошо использовать в качестве ориентира. Как раз чтобы не заплутать, осели рядом с полем в придорожной севичерии — заведении, специализирующемся на севиче, маринованных морепродуктах со специями. Взяли ceviche de pescado (из белой рыбы), и ceviche de camarones (с креветками). Маринад очень приятный, кислый, остренький; всё щедро посыпано петрушкой. Большая порция — grande, маленькая — pequeño. Запивали пивом Pilsen, чуть лучше Империала, но тоже не ахти. За всё $6.

Начало темнеть; мы взяли курс на Сан-Хосе. Но провидение посчитало, что оно недостаточно нас сегодня развлекло, поэтому подсунуло еще одно приключение. Сразу за Крокодильим мостом мы угодили в ловко расставленную полицейскую засаду. Нас заловили за превышение скорости — 85 км/ч в 60-километровой зоне, и за обгон через двойную сплошную (уходили в бок от резко выскочившего перед носом грузовика). Достаточно вежливо, но твердо, полицейский поведал, что выписывает нам два штрафа по 20 тысяч колонов каждый ($40). Заплатить можно в любом государственном банке, или в рентальной конторе, где взята машина, но будет дороже.

— Ну что, Americano, давай паспорт, — обратился страж порядка к мужу.
Илья:
— Кто Americano? Я? Да мы самые настоящие Ruso! Смотри сам, написано: “Союз нерушимый республик свободных”, тьфу ты, я хотел сказать: “Паспорт Российской Федерации”.
Полицейский:
— Да? Ruso? А я думал Американо.
Мы в один голос:
 — Да русо, русо, чем угодно клянемся.
Полицейский:
— Ну что ж, русо, я тут подумал… хватит с вас и одного штрафа, давайте назад квитанцию.

С этими словами, полицейский на наших глазах порвал бумажку со вторым штрафом, и отпустил с миром. Вот что крест животворящий делает! То есть я хотела сказать “красный, с гербом”.

Несмотря на полученный штраф, всю дорогу мы ехали с отличным настроением, изредка перекидываясь: “Americano? Ruso! Americano? Ruso!” Впереди на зюзе-образной дороге кто-то тащился со скоростью 30 км/ч, собрав за собой огромный хвост машин. Мы, кстати, давно приметили, что в Коста-Рике водители не жаждут уступать дорогу, не облегчая путь ни себе, ни тому парню.
В сумерках проехали 90 км до пригорода Сан-Хосе, городка Alajuela. Около центрального парка нашли гостиницу La Guaria, где сняли номер за $45. Машину загнали в гараж и, купив на углу в китайской лавке жареного риса с цыпленком, отправились на боковую.

День 9-й. Вулкан Irazu — красивая горная дорога — долина Orosi Valley — озерная форель — национальный парк Tapanti — ночевка в пригороде Сан-Хосе.

Отпуск плавно подходил к логическому завершению, однако в планах у нас еще значился настоящий коста-риканский шедевр — вулкан Иразу. Тот самый, фотографии которого так любят размещать в своих брошюрах туристический компании. Место для посещения обязательное; покидать Коста-Рику, не посмотрев в кратер Иразу — непростительная ошибка. Вулкан расположен в 60 км к юго-востоку от столицы и идеально приспособлен для того, чтобы заехать на самую вершину на автомобиле; карабкаться по отвесным стенам не нужно.

Выбравшись из пригорода Сан-Хосе по уже привычному шоссе Интерамерикана #1, мы вскоре с удивлением обнаружили, что оно того… кончилось прямо в городе. Вот так бежало себе, бежало, удобное, с разделением, и вдруг резко — бац! — рассыпалось паутинкой мелких городских улиц. А по карте шоссе простиралось даже за городок Cartago, куда мы предварительно намеревались попасть. Ну ладно, делать нечего, ехали в плотном трафике, в потоке, надеясь, что большинство знает, куда путь держит.
У костариканцев был первый рабочий день после длинных выходных, и естественно, большинство из них ехало на службу, в основном куда-то в центр.
На свой страх и риск, мы отпочковались от толпы, т.к. примерно представляли, в какой стороне расположен Картаго. Знаков на улицах нет совсем; местные используют для ориентации систему “landmarks” — запоминают и указывают направления по зданиям, названиям магазинов, заправкам, и т.д. Сильно сбивает. Мы еще придумали проверять правильность дороги по встречным автобусам — если написано у него на лбу “Cartago-San Jose”, значит, правильно двигаемся.

Через полчаса плутаний по городу, каким-то чудом попали в самое начало шоссе Интерамерикана, но уже с номером 2. Ограничение скорости плавающее, то 60 км/ч, то 80; обычно его писали прямо на земле. Интерамерикана #2 значительно отличалась от своей сестры за номером 1. Была без разделения, с автобусными остановками у обочины, и в целом напоминала не шоссе федерального значения, а обычную провинциальную трассу. Пригороды столицы переходили один в другой расплывающимися границами. Через пару десятков километров, мы оказались в Cartago, в котором нужно было съезжать с Интерамериканы на горную дорогу к вулкану.

В Картаго на удивление хорошо со знаками, вулкан обозначался коричневой картинкой. Многочисленные speed bumps замедляли движение, являясь особенностью местности, потому как их наличие совершенно не характерно для городов Коста-Рики. Кстати, Cartago — это первый основанный испанцами город в стране, он же — бывшая столица (1563 год). Но близкое соседство с вулканом Иразу, который уже покушался на Картаго, причем успешно, превратив город в руины, заставило местных власть держащих передвинуть столицу поглубже, в Сан-Хосе.

От главной площади Cartago мы взяли восточное направление по узкой, извилистой дороге #8, она же 219 (30 км). Путь на вершину пролегал через многочисленные поля, усеянные белыми и желтыми цветами каких-то сельскохозяйственных культур.

Люди работали, не разгибая спины, лишь изредка поднимая головы, и приставив ладошки козырьками к лицу, всматривались в проезжающие машины.

Коровы бродили на свободном выпасе, нередко мешая движению. Постепенно растительность редела; до этого пышные деревья теряли листья прямо на глазах, превращаясь в голые стволы.

А потом и они пропали, по сторонам простирался лунный, безжизненный пейзаж, куда даже облака не решались заползать. На самой вершине путь преградил шлагбаум, начинался въезд в национальный парк Иразу. Дежуривший сотрудник взял $15 (два билета + парковочное место) и, выдав стандартные коста-риканские билетики “no residentes”, открыл дорогу.

Вулкан Irazu — самый высокий (3432 м) и самый активный из вулканов Коста-Рики. За ним стали наблюдать еще в начале 18-го века, установив традицию со времен тогдашнего губернатора Diego de la Hoya. Сейчас именем губернатора назван один из кратеров на вершине вулкана. Последнее большое извержение Иразу случилось 19 марта 1963-го года, аккурат в тот момент, когда в Коста-Рику прибыл с визитом американский президент Джон Ф. Кеннеди. Центральная долина, Картаго, и даже столичный Сан-Хосе завалил горячий пепел, в некоторых местах достигавший высоты в полметра. Вот так эмоционально отреагировал вулкан на дружественного президента :)

Национальный парк Иразу основали в 1955 году. Слово “Иразу” — это видоизмененное индейское “istaru”, что означает “громовая гора”. Большую часть дня вулкан закрывают облака, так что приезжать сюда во второй половине дня бессмысленно. На вершине нужно быть как штык не позже 9 утра, иначе те самые облака, которые мы обогнали по пути, успеют доползти до высшей точки, и перекроют обзор на то самое зеленое озеро, что расположено в одном из кратеров. На облака под ногами, конечно, тоже интересно посмотреть, однако, я думаю, что это не то зрелище, на которое рассчитывают туристы. Поэтому, если вы ночуете в Сан-Хосе или окрестностях, выезжать к Иразу надо в районе 7 утра.

Оставив машину на пока еще пустовавшей парковке, мы отправились к кратеру. Под ногами скрипел черный мелкий песочек; растительность представляли чахлые кустики мирта и большие лопухи, которые в Коста-Рике называют “poor man’s umbrella” (“зонтик бедного человека”).

Слева раскинулась безжизненная серая пустыня из свалявшегося пепла — Playa Hermosa, глазу просто не за что было зацепиться.

Но это продолжалось ровно до тех пор, пока мы не подошли к краю кратера. А там, внизу, сверкало зеленое кислотное озеро просто нереального цвета. Казалось, что в природе просто не может быть такого оттенка зеленого, однако глаза не обманывали.

Перед поездкой я пересмотрела довольно много картинок Иразу в различных путеводителях и фотоальбомах о Коста-Рике, и ни одна из них не передавала настоящего “вкуса” от места, то чувство свободы, которое охватывает, когда стоишь на краю пропасти. Прохладный ветерок приятно остужал разгоряченные от впечатлений и от физнагрузки организмы. Всё-таки 3 половиной тыщи метров, воздуха хоть и много, но уровень кислорода в нем уже не в привычной концентрации. Мы, как два кота у блюдца со сметаной, ходили по краю кратера и чуть ли не облизывались на зеленое чудо.

Необычный цвет озера обусловлен раствором сернистого железа. Спускаться вниз строжайше запрещено, дабы не вызывать обвалы щебня. Только раз в месяц к воде (если её можно так назвать) осторожно пробирается специальный человек, чтобы взять пробу раствора. Кроме этого кратера на вершине Иразу есть еще четыре, но тропы к ним не всегда открыты из-за активных фумарол. Как мы уже знали из поездки в Йеллоустоун, фумаролы — это дымящиеся дырки в земле, попадание ногой в которые не сулит ничего хорошего.

Так как Иразу — самая высокая точка Коста-Рики, то при идеальных погодных условиях с вершины можно увидеть сразу два океана: Атлантический слева и Тихий справа. Другое дело, что безоблачных дней почти не бывает, но небольшой шанс всё же есть. Из живности на такой высоте никто не живет, лишь парочка видов залетных птиц, да один эндемик, volcano junco.

Фотографировать зеленое озеро в кратере — не самое легкое занятие, мешает ограждение. Обязательно использовать широкоугольник (в связке с поляризатором), иначе озеро не влезет в кадр полностью, или попытаться забраться на одну из каменных башенок на площадке, чтобы быть повыше. Не знаю, для чего они там стоят, но явно не для того, чтобы на них залезали. После нескольких попыток в духе горной козы, я сдалась, однако Илья штурмом покорил одну из башенок, малость потрепав джинсу. Снизу я ему передавала по очереди разные объективы. Подошедшая к тому времени другая парочка туристов тоже воспользовалась ситуацией, и попросили мужа сделать пару-тройку кадров и на их фотоаппарат. Если что, теперь им есть на кого пенять :)

Около 10 утра облака, до этого скромно толкавшиеся за кромкой кратера, приняли попытку к его заполнению. Да еще как! Подталкиваемые в спину ветром, они один за другим переползали вниз. По иронии судьбы, именно к 10 утра в Иразу начинают съезжаться первые туристические автобусы. Поэтому, даже в описаниях некоторых туров я читала, что если уж угораздило приехать с толпой, а не своим ходом, не ждите группу, а бегом неситесь к кратеру; тогда есть шанс увидеть не только облака во впадине, но и само изумрудное озеро.

К тому времени, мы уже посмотрели на все сокровища, что пожелал продемонстрировать Иразу в тот день, и не спеша отправились к машине.

С вулкана спускались с чувством, с толком, с расстановкой, часто останавливаясь по пути. Нижние склоны Иразу укутывали поля желтых полевых цветов с обалденным ароматом.

Время было раннее, мы решили в этот день забраться еще чуть южнее Сан-Хосе, разведать центральную часть Коста-Рики. Мелкие городки у подножия вулкана переходили один в другой без видимого разделения. В какой-то момент мы были уверены, что двигаемся по улицам Картаго, как на главной площади прочитали название города: Сан-Рафаэль. Пришлось воспользоваться ранее придуманным трюком, т.е. ориентироваться по маршрутам автобусов. Таким образом, пристроившись за пыльным рейсовиком “Cartago — Cachi”, вышли на нужное направление.

К югу от Картаго раскинулась плодородная долина Orosi Valley с озером Cachi в самом центре, обрамленная по краю горами Talamanca Mountains. Через долину тянется 60-километровая заасфальтированная дорога с номером 224, делающая путешествие чрезвычайно удобным. Озеро Cachi образовалось искусственным путем в начале 60-х годов; на сегодняшний день популярно среди каякеров и рыболовов. Мы были наслышаны о вкусовых качествах озерной форели, которые обозначались словом “неординарные”, и никак иначе. Случай отведать кулинарный шедевр представился почти сразу же.

Напротив съезда к городу Cachi, прямо с дороги увидели небольшую рекламу, зазывающую в ресторан “La Casona del Cafetal”. Самого ресторана видно не было, лишь гравийная дорожка витиевато уходила сквозь плантации кофе и тропических растений. Решили разведать. И ни разу не пожалели! Если бы довелось оказаться в тех краях еще раз, я бы обязательно заглянула в этот ресторан, а как известно — повторное желание дорогого стоит.

Кофейная плантация кончилась прямо на берегу озера, у гостеприимно распахнутых дверей заведения. Столики уютно разместились на веранде с шикарным видом, прямо под ветвями виноградной лозы. Говоривший на вполне нормальном английском официант принес меню, не забыв напомнить, что место славится форелью (trucha).

Ну что ж, устроили себе рыбный день, взяв на закуску севиче, а в качестве основных блюд — trucha de Cachi и trucha tipico. Пока ждали вкусности, прогулялись по берегу озера, попили полюбившиеся фруктовые коктейли из папайи и манго, а там и еда подоспела.

Форельки подали дымящимися в фольге, с лимонами, травами, и с пюре. Давно не доводилось пробовать такой вкусноты, а уж в Коста-Рике тем более. Смели с тарелок всё до последней крошки, с довольным урчанием. Очень понравилось сочетание качества еды и вида; настоятельно рекомендуем ресторан.

Подкрепившись, продолжили автотур вокруг озера. У западной его оконечности вместо того, чтобы зайти в дорожную петлю, огибающую озеро Cachi по периметру, мы свернули в деревенскую местность под знак “Tapanti National Park”. Навстречу стали попадаться грузовики с рабочими в кузовах; бесконечные поля кустов кофе, высаживаемых под широкие кроны больших деревьев (любят тень); однополосные деревянные мосты через речки.

Через несколько километров подъехали к главному въезду в Tapanti NP. Тапанти — самый “мокрый” парк в Коста-Рике, бывали годы, когда суммарное количество осадков достигало 7 метров! В таких условиях растения чувствуют себя вольготно, от поросших мхом деревьев, до бромелий и геликоний.

Кроме того, в парке гнездятся кетцали, которых видели только в Монтеверде, да и то мельком. Если приехать в правильное время (конец апреля-май), то есть шанс заметить чудесных редких птиц. В декабре же такая возможность стремилась к нулю. В целом, на территории Тапанти довольно много живности, однако сильно пересеченная местность и плотный растительный покров играют против редких посетителей.

На входе рейнджер выдал привычные билетики ($6), снабдил картой, и порекомендовал доехать до конца гравийной дороги (4 км), чтобы полюбоваться на водопад. Вокруг царила влажность; дождь хоть и не шел, но было чувство, что он вот-вот нагрянет. Оставив машину на небольшой парковке, спустились к реке, молочными зелеными водами бегущей по валунам.

Бромелии на деревьях росли гораздо ниже, чем в Монтеверде, в них удобно было искать лягушек :) В самом конце дороги вышли на обзорную площадку El Mirador, с которой действительно открывался шикарный вид на водопад высоко в горах. Плотный поток обрывался где-то на середине, всей мощью обрушиваясь сверху на лес. Гулять в таких условиях хоть и интересно, но слишком мокро. Не сильно углубляясь в дебри, мы исследовали различные тропинки около двух часов, после чего поспешили в обратный путь.

Обогнув озеро Cachi, снова оказались в Картаго, а там и до Сан-Хосе было рукой подать. На город спустились сумерки, Интерамерикана кончилась, по традиции. Целый час блуждали по незнакомым улочкам в надежде поймать нужное направление. Наконец, заметили знаки к аэропорту, который располагался как раз в нужной стороне. За 20 минут добрались до пригорода Alajuela, где, недолго думая, поселились в ту же гостиницу La Guaria, что и накануне. Завершался последний вечер в Коста-Рике.

День отъезда. Вулкан Poas — попытка заплатить штраф — аэропорт — возвращение домой.

Начинался 10-й день коста-риканского путешествия, он же финальный. Самолет в Хьюстон улетал в 2 дня, и у нас образовалось целых полдня на прощание со страной. Во время завтрака просмотрели список интересных мест в окрестностях Алахуэлы, остановив свой выбор на вулкане Poas, расположенном в 36 км к северу. Конечно, с Иразу мало что могло сравниться, однако по картинкам вулкан Поас был вполне соблазнительным, да и нам показалось, что будет красиво и символично завершить путешествие по стране вулканов прямо у кратера.

Дорога на вершину не вызвала никаких трудностей, но чем выше мы забирались, тем хуже становилась погода. Пошел дождь; облака спустились чуть ли не до самой земли, причем были не веселенькие кучевые, а мрачные, слоистые, наполненные водой. У шлагбаума на въезде в парк работник совершенно честно предупредил, что кратера на данный момент не видно, и вряд ли ситуация сильно улучшится до полудня. Но раз уж приехали, жаль было поворачивать назад. Прогулялись по мокрому лесу, заметив пару птах, после чего вышли к кратеру. Вернее, к тому месту, где он должен был располагаться. В действительности под ногами разлилось тяжелое облачное море, простиравшееся без конца и края; ни о каком кратере и речи не шло. Лишь сильный запах серы, временами до тошноты, напоминал, что находимся на вулкане.

Из парка выехали с запасом, наученные опытом спускания с Иразу — потеряться в придорожных городках ничего не стоит. Вчера мы не были ограничены во времени, а сегодня нужно было еще успеть на самолет. Каким-то чудом пропустили съезд на Алахуэлу и добирались до города не по шоссе, а сетью мелких дорог через поселки, потратив на это дело час.

За нами был должок в виде неоплаченного штрафа, полученного у Крокодильего моста двумя днями ранее. Того самого, когда полицейский вместо двойного скосил до одного за превышение скорости. У главной площади сунулись в какой-то банк, оказался частным. Нам посоветовали проверить государственный Banco de Costa Rica. На входе всех посетителей шмонали грозного вида охранники. Внутри народу — не протолкнуться, видимо-невидимо, как в советские времена за колбасой, очереди змейками, номерки… Показалось, что местный люд получает через этот банк зарплату. Стоять в очередях — последнее занятие в отпуске, поэтому плюнув, решили, что заплатим штраф в рентальной конторе, пусть и дороже.

За 20 минут добрались до Сан-Хосе, съехав под знакомую вывеску “Adobe car rental”. Натруженный Дайхацу вернулся к своим владельцам в целости и сохранности. Штраф уплатили в 20 тысяч колонов ($40), т.е. ту же сумму, что и через банк, несмотря на слова полицейского. Более того, ребята из конторы нам по секрету поведали, что мы вполне могли выехать из страны, вообще не платя штрафа. Никакой мифической базы данных, по которой будто бы пробивают всех выезжающих, нет. Но от денег, конечно же, не отказались :)

Один из сотрудников подбросил в аэропорт, где мы провели оставшиеся два часа до рейса, пытаясь спустить оставшиеся колоны в duty free. Самолет вылетел полный; кормили очень хорошим ланчем: что-то вроде салата Оливье, курочка, говядина с гарниром, тортик, чай, кофе. Знала бы я, довольно поглощая “халявное” угощение, к каким мукам оно приведет уже к вечеру. Как ни странно, впервые в жизни, впервые за все путешествия, у меня оказалось пищевое отравление самолетной едой. Причем у Ильи было всё нормально, хотя ели одно и то же. Хорошо еще, что на обратном пути приключилось, иначе я не знаю, как бы прошел отпуск. Но негатив наступил позже; в тот момент мы просто радовались возвращению домой.

У многих в США заканчивались рождественские и новогодние каникулы, люди массово слетались в родные пенаты. Международный аэропорт в Хьюстоне просто не справлялся с нагрузкой, в результате чего дополнительные 40 минут мы провели на эшелоне, наматывая круги над городом. С соседних рядов посыпались шуточки: “Кажется, мы уже пролетали мимо этого облака. Два раза :)” Наконец, дали посадку; путешествие по Коста-Рике подошло к своему логическому завершению.

Природная красота страны никого не оставила бы равнодушным, а уж фотографов в особенности. Отпуск промелькнул незаметно, ррраз! — и снова нужно идти на работу. Но до чего приятно оказаться вечером дома и вспоминать, и смотреть фотографии, снова и снова погружаясь в атмосферу зеленых холмов Коста-Рики.

Катерина Андреева.

www.andreev.org


Дром

Комментарии

     
новосибирск
Сообщений: 3919
Красотища!!!!,держи пять!!!!
08,09,пробокс,аккорд,авансьер,торнео,карина,ауди_А6,QX-4,ранкс,приус-30,патриот,fx37S
28
 
Ответить
   
Сообщений: 18662
много животных....
13
 
Ответить
    
Красноярск
Сообщений: 63329
Красиво!
12
 
Ответить
  
Барнаул
Сообщений: 9020
Клева!!!
Масло G-ENERGY Synthetic Active 5W-40 5л 253142411 2300р
7
1
Ответить
     
Иркутск
Сообщений: 2785
Фото супер!!!
13
1
Ответить
Очень интересно почитать и посмотреть на природу экзотичных мест. Здорово!
9
2
Ответить
Интересно посмотреть и почитать о природе экзотических мест. Здорово!
8
2
Ответить
  
Челябинск
Сообщений: 14977
Существенно пополнил багаж знаний. До 3 мая 2017 про Коста-Рику знал лишь, что Lee, Levis и пр. отшивают там свои чудные штанишки отличного качества.
7
1
Ответить
Игорь
Иркутск
Богачи.. возьмите к себе на работу...
5
8
Ответить
    
Оренбург
Сообщений: 37284
просто здорово....
4
2
Ответить
     
Нижний Тагил
Сообщений: 2345
фотографии конечно шикарные
You'll never walk alone!
7
1
Ответить
Отлично пИшите!
Интересно!
3
2
Ответить
Отлично пИшете!
Интересно!
3
2
Ответить
   
Красноярск
Сообщений: 17851
Молодцы ребята, продолжайте
ЗАКАЗ АВТОБУСА/МИКРОАВТОБУСА//т.251-28-28 КРАСНОЯРСК.
Могу глянуть что- нибудь для Вас у нас.
4
1
Ответить
  
Минеральные Воды
Сообщений: 14
Очерк в стиле В МИРЕ ЖИВОТНЫХ, наверное местных индейцев избегали? Как они там живут, тоже интересно узнать.
5
 
Ответить
    
Томск
Сообщений: 1161
Лажа какая-то. Копировано нечто с 2008 года в точку и преподносится как новье некое. http://www.andreev.org/travel-...
Волку безразлична численность овец…
Он сожрал всех сразу - сказочке конец! Вергилий
5
1
Ответить
 
Барнаул
Сообщений: 4564
Отличная поездка получилась,молодцы.
TIGGO7 PRO MAX 1.6T DCT Prestige 4WD 24MY
1
 
Ответить
  
Скорее поселок
Сообщений: 509
Зря пыттаесь писать как писатель...Наигранно слишком...Фотки красивые...Хорошо что авторов на них не видно было как ранее.
Мой отзыв: Hyundai Solaris 2017
2
 
Ответить
     
Новосибирск
Сообщений: 2131
Экзотика!
 
 
Ответить
     
Новосибирск
Сообщений: 2131
Фото класс, особенно крокадилов.
1
 
Ответить
   
Саратов
Сообщений: 28102
Интересный отчет и фото
Если трезво взглянуть на жизнь, то хочется напиться.
 
 
Ответить
Оставить комментарий
Для отправки сообщения нажмите Ctrl+Enter
Добавить путешествие

Автоуслуги

Из Владивостока и портов ДВ
в Москву и регионы РФ
8800-500-0936 www.gs25.ru
Вы смотрите раздел Статьи Тойота, Ниссан, Хонда, Мицубиси, Мазда, Субару, Хендай, Форд, Фольксваген, БМВ, Киа, Шевроле.
TikTok ДромаДром ВКонтактеКанал Дрома на YouTubeТелеграм ДромаДром на Одноклассниках
О проекте Помощь Правила Для СМИ
© 1999–2024 Дром