Кольский полуостров

Кольский полуостров

26.08.2015 | 10031 просмотр

Видеоролик о путешествии:

2 недели в Карелии и 2 недели на Кольском, максимально избегая асфальтовые дороги. Начало сразу активное, прыжок с инструктором в тандеме с 4000 м на крыле. Пощекотать страх высоты можно в Гатчинском районе на аэродроме Сиворицы.

Большинство людей идет на десантные самостоятельные прыжки с 800 м.
Стоит 2500 руб. и нужно пройти 4-часовой курс молодого прыгуна.

4000 метров — почти минута свободного падения и пять минут на крыле, я туда. Стоит тандем 5900 руб. Прыжок не требует никакой подготовки, все делает инструктор.

От аэродрома еду на север вдоль финской границы.

В Сортавале поехал смотреть мраморный каньон Рускеала. 40 км от города. Каменоломни начали разрабатываться в 18 веке. Мрамор Рускеалы использован в сооружении значимых зданий Санкт-Петербурга и его дворцовых пригородов. Им облицован Исаакиевский собор, выложены полы Казанского собора, отделаны несколько станций метро.

Стены карьера пронизаны целой системой подземных штолен, соединенных вертикальными шахтами. Большая часть выработок после Великой Отечественной войны оказалась затоплена. Общая протяженность горных выработок составляет несколько километров.

Сортавала — небольшой город на севере Ладоги, рядом с границей Финляндии. Городок приятный. Есть смотровая в парке, пара музеев, и отсюда отходят метеоры на Валаам.

Пока погода есть, нужно смотреть Валаам. На причале стоит экскурсионная будка, в которой можно приобрести тур на остров, обычно берут однодневное посещение. Я хочу самостоятельно там осмотреться несколько дней, живя в палатке. Билет на метеор стоит 900 руб. в одну сторону.

Остров встречает цивилизацией: таксисты, сувениры, кафе. Первое впечатление от острова — так раньше выглядели передовые рабоче-крестьянские поселки. Много строят, техника повсюду, рабочие.

В первый день решаю осмотреть восточную часть острова. 
На острове нормальная сеть дорог, машин много. Есть и своя дорожная полиция. 

На Игуменском кладбище много мирских могил. 
Самое сильное впечатление на меня произвел маленький ржавый памятник со звездой и табличкой:

Волошин Григорий Андреевич. 1910 — 1974. В результате ранения Григорий потерял руки и ноги, лишился дара речи и слуха. Война оставила ему возможность только видеть. Сын нашел отца-героя через 50 лет.

Уже дома посмотрел информацию об этом человеке.

Интернат для инвалидов ВОВ на Валааме. 1950-1984. 700 человек персонала, количество обитателей 500-1500 человек.

Потери советских вооруженных сил во время войны 2576000. Стали инвалидами, в том числе 450000 — одноногих и одноруких, и примерно около 200 000 — без обеих рук и ног. Вот именно их и называли «самоварами». Одна женщина объяснила суть этой обидной клички: «это ведь обрубок тела — без рук и ног, и только один «крантик» остался». 

Волошин Григорий Андреевич 05.02.1922—16.01.1945. Лётчик-истребитель, младший лейтенант. Участник Великой Отечественной войны с 1944 года. Воевал в составе 813 истребительного авиаполка. 16 января 1945 года в воздушном бою, спасая своего командира, таранил Фокке-Вульф-190 и сам погиб... Но похоронка оказалась обманом. В той страшной воздушной схватке, Григорий Волошин остался жив, но был страшно изуродован: он падал, в горящем самолёте, лишился обеих рук и ног, а также потерял полностью слух и дар речи.

После длительного лечения в специализированных госпиталях абсолютно беспомощный калека предпочел остаться для близких геройски погибшим в воздушном бою. Вот он и оказался на Валааме, человеком без имени и родных.

Чисто случайно он стал «натурой» для художника, делавшего серию портретов обитателей этого интерната. Картина, под названием «Неизвестный» демонстрировалась на одной из выставок. Была опубликована в одном журнале и, таким образом, чисто случайно, была опознана его близкими.

Он прожил на Валааме среди таких же калек более 25 лет и скончался в 1974 году. Спустя 20 лет о судьбе героя узнал его сын. С большим трудом он отыскал еле видный холмик с едва читаемой табличкой...

После прогулки возвращаюсь в центр.
Спасо-Преображенский Валаамский монастырь.

Традиционно на острове не подают мясо. Варианты в кафе: рыба в разном виде, грибы. На острове живут автономно. Свое рыбное хозяйство, ферма, теплицы, пашня.

День второй на острове.
Иду на запад, в Никоновскую бухту и на Игуменское (Коневское) озеро.

Коневское озеро и скит.

Вечером наблюдал паломничество уток на закат.

На третий день беру велосипед в прокат и еду на юг острова, где сохранились финские укрепления из линии Маннергейма.

Покинув Валаам, углубляюсь в Карелию. Еду к горе Воттоваара.
Дорога через Суоярви, начинается грейдер.

В Карелии, куда бы ты не ехал, всегда рядом озера, с хорошими местами под стоянку.

Воттоваара. Место интересное. Вершина большая, и можно ходить несколько часов. Идут сюда за необычной природой, а особо впечатлительные считают, что здесь «место силы» из-за заворачивающихся деревьев и необычных камней.

Классические лесной грейдер в Карелии выглядит так.

Вокруг обычно красивые болота.

Отдохнув в Костомукше пару дней, пользуясь гостеприимством мотоклуба «Сердце — пламенный мотор», еду в крайнюю точку карельской части пути — национальный парк Паанаярви.

В национальный парк просто так приехать нельзя. Нужно брать путевку на специально оборудованное место стоянки. Палатка или домик. Палатка стоит 400 руб. в сутки, домик 700 руб.

Входит: спец. место под палатку, оборудованное костровище со всей необходимой посудой, дровник и баня неограниченно. Мест меньше, чем желающих, поэтому бронированием лучше озадачиться заранее через соответствующий сайт.

Работники называют причиной прекрасной сохранности природы и развитой инфраструктуры парка его удаленность от большой цивилизации и то, что «через дорогу» у финнов тоже нац. парк Оуланка, который является одним из самых популярных у них в стране. По большому счету — это один парк, с общей историей и культурой.

Наша часть стала парком только в 90-х годах, настоящее развитие парк получил в 00-х. Название парка от названия озера Паанаярви.

Большинство людей приезжает сюда за рыбалкой. Ловится хариус, кумжа, сиг и много еще чего. Обычно рыбаки после этого направления, говорят, что из благородных им остался только таймень. Лицензия на рыбалку платная, недорого.

На второй день иду на водопад с простым названием Киваккакоски. В парке несколько оборудованных пешеходных маршрутов. Маршруты проложены через болота с помощью брусков и настилов, аккуратно и красиво сделанных. Есть маршруты на пару часов, есть на пару дней. На маршрут можно взять инструктора, можно присоединиться к группе, можно самостоятельно, все размечено.

Озеро Паанаярви.

Гора Кивакка.

До самой вершины проложены мостки. Делают их работники, затаскивая материал зимой на снегоходах, и летом уже собирают. Зимой парк не замирает. Готовят снегоходные маршруты. Интересно эти места посетить и зимой. Северное сияние никто не отменял. Ехать советуют в конце февраля — начале марта, когда деревья набирают максимальное количество снега и уже есть несколько часов светлого дня.

С горы открываются потрясающие виды, поэтому ходить нужно в погоду, когда на вершине не висят тучи.

Наверху покрытие из маленьких-маленьких сосенок, лежать на которых очень мягко. Большими становятся единицы из-за суровых условий.

На этом карельская часть путешествия заканчивается.

Переезжаю на Кольский, еду в Хибины. Спрашиваю про дорогу на Куэльпор. Вроде кто-то уже ездит. Закупаюсь продуктами, решаю завтра ехать, пока погода есть.

Оставляю вещи в хостеле, на мотик беру самое необходимое. Навигатор показывает 25 км. До комбината нормальная дорога, потом навигатор рисует дорогу по реке. Река через некоторое время переходит в грейдер с большими лужами. Еще неделю назад, говорят, было труднопроезжабельно из-за большой воды.

Куэльпорр — горная вершина в центре Хибин в долине реки Кунийок, расположена к северу от Кировска.

У подножья горы расположена туристическая база «Куэльпорр». Там же база контрольно-спасательной службы. Есть гостиница, и есть подешевле спасатели, которые сдают несколько комнат в отдельном доме. В комнате нары с матрасом, печь, дрова есть, туалет на улице. Стоит 350 руб. в сутки койко-место.

Рядом стоят 4 мотоцикла. Приехали ночью, еще спят. Сейчас полярный день и совсем не темнеет, можно легко поменять день на ночь.

Докатываю хороший день и после обеда иду на один из многочисленных перевалов.

Присоединяюсь к группе питерцев, едем по ущельям, озерам и бродам. Было сложно на тяжелом мотоцикле, очень много воды, но очень красиво и интересно. Намочил фотоаппарат, поэтому про эту часть маршрута только в видеоролике.

Кольский полуостров сейчас наполнен мотоциклистами, едущими на мотофестиваль Мотобухта, на Терский берег. Мы не исключение. Меня тянет туда приезд дальневосточных мотопутешественников, виртуальных и реальных знакомых, которых хочется повидать и познакомиться. Но сначала едем на перевал Геологов в Ловозерские тундры.

Уезжаю раньше забрать вещи из хостела. Договорились встретиться на заправке. Парни звонят, подъезжаем, но кончился подшипник ступичный на одной из ям. У меня есть комплект, из него подобрали нужный. Вода делает свое дело, а впереди еще два моря с соленой водой, по которым проложены маршруты в отлив. Поэтому подшипники и все остальные важные нужности желательно брать с учетом — на себя и того парня.

До Ревды хорошая дорога, в Ревде есть столовая горно-обогатительного комбината, там перекусываем, отогреваемся, ибо холодина на трассе пронизывающая.

От поселка до вершины перевала 15 километров. Дорога проезжается на любой внедорожной технике. В это время подъем не составляет никаких проблем, кроме камней.

Ловозерские тундры. В древние времена здесь жили лопари. Они ходили за оленями, ими и жили. Не водили их на пастбища, не пасли, а просто следовали за стадами, такие паразиты для животных.

По трассе едем к северному побережью Белого моря. На место приезжаем уже ночью.

Дальний Восток был захвачен в плен на следующий день. Разные люди, которых объединяет десяток тысяч километров, намотанных на колеса, чтобы доехать сюда. Кто-то всю жизнь этим промышляет, кто-то в отпуске, кто-то в свадебном путешествии, кто-то оставил детей бабушкам, кто-то оставил бабушек, кто-то ищет чего-то кардинально нового, кто-то по свободному характеру и т. д. Нигде в мире нет такого количества километров и настолько дружного мототуризма, как в России.

В субботу пошли по отливу в Кузомень, самую северную пустыню.

За счет вырубки леса, сочетавшейся с выпасом скота и лесными пожарами, образовалась на Кольском полуострове пустошь — Кузоменьские пески, и по сей день являющаяся памятником нерациональному природопользованию. 

Центральная улица в деревне.

Варзуга — село и река.
Сюда приезжают со всей России, и не только, на рыбалку.
Рыбу дешево вам тут не предложат, браконьерская семга стоит 600-650 руб. за кг. Жесткий контроль спец. органов и малый остаток рыбы.

Белое море в полярный день ночью.

Расходимся с ленинградцами. У меня следующий этап — Мурманск и полуостров Рыбачий, они домой.

Останавливаюсь в нескольких километрах от Мурманска, в Коле в мотогостинице. В Мурманске есть интересный краеведческий музей.

Оставляю возле него мотоцикл, шлем в гардероб. Иду пешком гулять по городу.

Ленин, он же атомный ледокол.

Алеша наблюдает за погрузкой угля в порту. Музей — порт — Алеша — музей прогулка на несколько часов.

Кольский залив.

Мурманск.

Едем вдвоем с Саней из Челябинска на полуостров Рыбачий. Все пугают очень глубокими бродами в этом году, а с такими штанами мы даже краба сможем доставать.

Запасаемся бензином, 5 литровая баклаха из-под воды и канистра 7-литровая. Бутылку заливаю после съезда с асфальта. Пустую бутылку оставляю в кустах (на обратном пути ЗАБИРАЮ!). Доезжаем до перешейка между Средним и Рыбачьим. Там уже стоит лагерь из нескольких мотоциклов. После Мотобухты все разбрелись по Кольскому, и приятно встречать знакомые лица в разных местах.

Разгрузились, поставили палатки и по отливу группой поехали на мыс Немецкий, крайнюю северную точку полуострова.

По дороге на Рыбачий есть Долина Славы.

В чем отличие от подобных мемориалов, расположенных по всей стране? В том, что здесь высечены в граните реальные предсмертные надписи бойцов, вчитавшись в которые понимаешь настоящее мужество.

Северный Ледовитый океан.

«... кто владеет Рыбачьим и Средним, тот держит Кольский залив. Без Кольского залива Северный флот существовать не может».

Му́стату́нтури — горный хребет, который отделяет полуостров Средний от материка. Во время Великой Отечественной войны более трёх лет в этом месте проходила линия фронта. При этом по южным склонам хребта располагались немецкие войска, а по северным — советские (местами всего несколько десятков метров разделяет укрепления противников).

Хребет Мустатунтури являлся самым северным участком фронта в Великую Отечественную войну. Хребет Мустатунтури единственное место, где немецкие войска не смогли перейти сухопутную границу СССР (если считать по границе до финской войны).

Если пойти по хребту, будет очень красивая каменная природа. А подымаясь на высоты, попадаешь в прошлое, на настоящее поле боя. Война здесь замерла в естественном музее. Все осталось на земле, на камне. Металл, укрепления, оружие. Валяются огнеметы немецкие, гранаты, колючка. Как будто война закончилась всего лет 10 назад.

В пути — 30 дней.

Километров — 6000.

Денег — 55 000 руб.


Drom.ru