Путешествие из Сибири на Украину, Молдавию и Приднестровье, или Ответ на вопрос, почему на Украине нет русских

Путешествие из Сибири на Украину, Молдавию и Приднестровье, или Ответ на вопрос, почему на Украине нет русских

24.05.2018 | 58474 просмотра

Много лет я мечтал съездить на Украину, чтоб во всем разобраться самому. Война все откладывала поездку. Последний раз я пытался проехать Украину ровно 10 лет назад, после чего два года лечился после аварии под Киевом. И вот, наконец, решился опять. Правда, до последнего не верил, что пустят. Не удивительно — объехав всю Украину по кругу, я не встретил НИ ОДНОГО русского, не видел ни одного автомобиля с русскими номерами. В это сложно поверить, но это так.

Часть 1. Путь на Украину из Сибири

Если мы будем и дальше продолжать
сидеть в бездействии и слушать телевизионные 
басни, то Россия через 20-30 лет распадется на части.
Дьякон Андрей Кураев

Отрывки из статьи:

  1. Русских машин как не было на погранпереходе, так их нет и на дорогах Украины. От этого становится по-настоящему страшно... И вообще, складывается такое чувство, что убийство русского на Украине не наказуемо, а, наоборот, всеми приветствуется. Это все равно, что таракана придавить.
  2. НАТО нам друг или враг? Если смотреть телевизор, читать газеты, то однозначно друг, если смотреть реальности в глаза — это стопроцентный враг.
  3. Однажды я беседовал с дедушкой-пехотинцем, который в войну освобождал Украину. Так вот он вспоминал, что, когда отступал немец, местных жителей не оставалось вообще, одних он гнал впереди себя в Германию, других уничтожал. Все было выжжено, ничего живого не оставалось. И все колодцы были забиты трупами. Украина была пустая. Как мы быстро забыли обо всем этом.
  4. Документы при въезде в Беларусь уже не спрашивают. И незачем, если мы одна страна, один народ — и Украина, и Беларусь, и Россия. Нам надо почаще об этом вспоминать, потому что нас отучают от этой мысли, уже сто лет отучают. Я потому, можно сказать, и поехал в такую даль из Сибири, чтоб еще раз вспомнить, что мы один народ и напомнить об этом другим.

* * *

В очерке присутствует редкая фотография, на которой отобразились настоящие духи.

Экспедиции А. Сотникова осуществляются во многом благодаря поддержке читателей сайта ДРОМ!

Как поддержать следующую экспедицию постоянного автора ДРОМа, читайте на сайте автора spasi-hram.ru, или на канале путешественника Андрея Сотникова в Ютубе, или «Вконтакте» vk.com/puteshestvennik_sotnikov

Однажды я поставил перед собой цель проехать все наши бывшие республики. Мне интересно, почему мы разъединились. Наши отцы, деды и прадеды собирали, а мы враз все «потеряли». И действительно ли потеряли. Чем дальше езжу, тем больше создается впечатление, что мы остаемся единым целым, просто кто-то очень хочет нас разъединить, но это ему удается все хуже и хуже.

Философ из Жигулей

Давно меня волнует вопрос: Наш президент, он наш или не совсем? Либерал или патриот, западник или державник? Очень сложно разобраться в человеке, который думает одно, хочет другое, а делает третье.

А тут, за несколько дней до поездки, меня подвезли на стареньких Жигулях трое работяг. И вот, уже при подъезде к городу, их бригадир вдруг воскликнул, видимо, он продолжил начатый до меня разговор. Но это был ответ именно на мой вопрос:
— Нет, этот Путин доведет страну до точки. Он Петровских реформ Россия отходит уже триста лет. Путинские преобразования поставят на России окончательный крест. За 15 лет его правления уничтожено все исконно русское, традиции нет, семья почти уничтожена, разводов больше 50 процентов — можно сказать, что в России собственно русского почти ничего не осталось…

И мне все стало ясно. Не нужно гадать — кто Путин, с нами он или с ними. Достаточно посмотреть вокруг: включить телевизор, открыть школьный учебник, наконец, съездить в деревню и все само прояснится…

Признаюсь, я никогда не пишу план своего будущего путешествия, знаю, всех самых интересных людей я встречу в пути и Господь проложит мой путь самым наилучшим образом, я только намечаю примерный путь.

В последнее время мне трудно стало ездить одному. Старею. Потому в поездки стал брать свою семью. Вот и сейчас из Томска до Беларуси мы едем вместе, далее на Украину, Молдавию и Приднестровье уже поеду один.

Охранники сибирского леса

День первый. Едем с детьми из Сибири на Урал, где к нам присоединится наша мама. Первая ночевка после Новосибирска. Съехали с трассы, заехали в какие-то болота. Вскоре к палатке подъехал Уазик. Мы думали, милиция, оказалось, лесники, браконьеров ловят. Извинились и поехали дальше.

Вокруг нас жуткое комарье, это и неудивительно, ведь мы сегодня ночуем на самом большом в мире Васюганском болоте. Из машины выскакиваешь, сразу нужно палатку ставить, ни секунды не стоишь, иначе живьем съедят, эти самые главные охранники сибирского леса.

Утром проснулись с первыми лучами солнца. В палатке долго не поспишь, солнце будит лучше любого будильника. Палатка тем хороша, что в ней ты начинаешь жить в ритме земли.

Сегодня звонил в Москву. Возникли сложности со скутером, который обычно получаю от спонсора в столице на время экспедиции. Спонсор сказал, что не понимает смысла моих поездок. И в самом деле? Как объяснишь за несколько минут, что такое вера, или за что и почему нам, русским, Господь дал хранить страну от океана до океана, почему небольшое Московское княжество создало великую Русь. Как объяснишь, что уже нельзя сегодня продолжать сидеть в мягких креслах, когда страна на ладан дышит и взывает о помощи. Да, нужно и на работу ходить и семью кормить, но иногда надо все отложить и заняться тем, что вроде денег не принесет, но стоит больше всех денег на свете. Как сказал тот опальный дьякон: «Если мы будем и дальше сидеть у телевизоров и слушать их басни, то Россия через двадцать лет развалится и перестанет существовать».

Пока все это проговорил спонсору, деньги вышли. Но какой-то скутер обещали, правда, старенький, последний, другого просто нет.

Пора становиться скульптором

Проезжая через село Камышовка, увидели у дороги деревянные фигуры, выставленные на продажу. Пока их рассматривали, подошел мастер, зовут его Чащин Виктор Алексеевич. Сказал, что у него тут его бригада дома рубит, а он для души теперь режет фигуры для новорусских. Уже готова к продаже баба Яга (10 тыс. рублей), Маша и медведь (15 тыс.) и просто медведь (на фото, 25 тыс.).

Покупают их, главным образом, питерцы и москвичи, у которых деньги есть. Сказал, что им дешевле здесь купить и на самолете переправить. Если на ДРОМе вдруг есть новорусские, телефон мастера 8-912-57-65-422.

Сам я тоже люблю работать с деревом. Фигуры еще не делал, но отдельные предметы болгаркой изготавливал. Например, топорик или меч для сына. Наш скульптор сказал, что он работает сначала бензопилой, потом уже болгаркой, а затем совсем мелкие детали обрабатывает бормашиной или гровером. Как только его куплю, можно становиться скульптором. Я буду спрашивать в хозяйственных магазинах этот гровер, но почему-то его нигде нет.

Еще мастер сказал, что дерево специально не сушит. Трещины заделывает опилками, перемешанными с клеем ПВА. После покраски ничего не видно.

Не быть богатым, а быть горбатым

В этой же деревне у нас случился случайный разговор с бабушкой-селянкой:

«Уж что хотите со мной делайте, но не могу я есть магазинные яйца. Восьмой десяток уже пошел, а курочек все равно держу. Все распродали: и коров, и гусей, и индюков, а их оставила. В магазинном яйце светлый желток, потому что они мало на воле бывают, а домашние куры они же ходят по земле, травку щиплют. Даже зимой мы им туда сена стелем. Ой, они сразу такие радостные. Там еще и малиновые листочки, все они это клюют и клюют. А эти магазинные, они хорошо, конечно, несутся, им добавки дают, но я слышала, что у них яйца не очень хорошие.

Ничего не хочу более делать, наработалась за всю жизнь. Сидела бы и лежала, тем более что у меня руки болят. А муж Саша в прошлом году один посадил весь огород, один 30 соток картошки! Он какие-то грабли сделал, кило 20 весят и тележку на колесах. Он копнет, куст потрясет и в тележку складывает, мы так и не копали, не рыли ничего. И как назло в прошлом году картошка не уродилась. В позапрошлом году мы сдали картошки на 30 тысяч, а в прошлом только на 24 тысячи, так мы все лето горбатились на нее. Нет, с картошки не будешь богатым, а будешь горбатым.

Колорадский жук — это большая проблема. Опрыскиваем химией, иначе с ним невозможно бороться. Себе немного садим отдельно, пару соток — там, естественно, обираем руками. Здоровье-то дороже. А что вы хотите, магазинская картошка она вся химическая».

***

Бессеребряный монастырь

Перед Уралом решили вновь заехать в Довлатов мужской монастырь. Мы здесь были лет пять назад, и с тех пор остались только светлые вспоминания.

Здесь в иконной лавке продается много деревянных икон, вырезанных из дерева. Поинтересовался, кто их режет, оказалось — машина. Получается, что тот мастер, который делает бабок Ёжек и медведей для новорусских, больше в них души вкладывает, чем в современных иконах, созданных бездушной машиной.

В монастыре мы познакомились с одной из паломниц, которая бывает здесь каждый год. Как мы ездим отдыхать на курорты, так она каждый год в монастырь. Мы весь год откладываем деньги на курорт, она отдыхает бесплатно — помогает на кухне. Сказала, что проехала много монастырей, но этот особенный ни на кого не похожий, потому что самый бессеребряный.

В Довлатовом монастыре по вечерам практикуют чин прощения. Ничего подобного мы еще не видели и не встречали. Участвовать в нем могут только мужчины — монастырь-то мужской. Все они сначала по одному подходят поклониться мощам святого Довлата, после этого идут к длинному строю, состоящему из монахов и трудников — человек двадцать. Каждому из них нужно поклониться до земли, три раза обнять и попросить прощения. Такая здесь каждодневная духовная традиция, идущая из глубокой древности, от самого святого Довлата. Даже я, объехав десятки монастырей, ничего подобного не встречал ни в одном монастыре. Наверно, поэтому Довлатов монастырь и такой особенный, так сильно отличается от других монастырей.

Нестандартные дети

Уж не знаю, что из наших детей получится. С одной стороны, они ничем не отличаются от своих сверстников — их также с утра до вечера одебиливают рекламой, современной школой, всеми этими компьютерами, смартфонами, воспитывая из них сугубо светских, антирелигиозных людей. А с другой, они ездят с нами по монастырям и храмам, видят глубоко верующих людей, которые зачастую свободнее и счастливее тех, кого они видят в повседневном мире.

Если мы с женой родились в атеистической стране и в сугубо атеистических семьях, но мы с нею всю сознательную жизнь идем к вере, понимая, что без нее и мы сами, и наши семьи, да и страна в целом погибнет. Детям нашим сложно жить с такими нестандартными родителями. Они сами родились еще у неверующих родителей, а в сознательном возрасте оказались при церкви. Пишу об этом, потому что вижу, как им тяжело жить в этом раздвоенном мире.

Вот и сейчас наши дети живут в монастыре, где нас кормят и кров предоставляют, и при этом никто об оплате даже не намекает. Сколько сможешь, столько положишь в ящичек. А завтра они выйдут из стен этого бессеребряного монастыря и опять столкнутся с другим миром, где все стоит денег и за все надо платить. Как вчера мы зашли в кафе с говорящим названием Рублевка, где за два литра кипятка с нас запросили пол доллара.

Покров для дьякона

Есть у меня один знакомый дьякон Алексей. Или он почти дьякон, этого никто точно не знает. Во всяком случае, он постоянно при церкви, ездит чуть не каждый день, помогает священнику… Церковь эта находится в 20 километрах от города. Одно время он нас туда подвозил с женой, но тут я ему сказал: «Все, мы больше с тобой не ездим». Дело в том, что он носится на своем автомобиле как бешенный. На что он ответил: «Ты бы видел, как отец М. летает». А это его непосредственный начальник. И рассказал случай, после которого и он стал ничего не бояться, поняв, что Господь его охраняет и не даст погибнуть раньше времени.

Он ехал ночью из аэропорта соседнего города. Путь долгий и однообразный и он уснул за рулем. И вот в тот самый момент, когда он уснул, раздался телефонный звонок — звонила жена старого друга по какому-то пустяшному делу. Он ответил, положил трубку и понял, что находится под покровом и теперь может ничего не бояться.

Услышав этот рассказ, я подумал:

Покров, это конечно хорошо, но ведь этот покров и утратить можно в любой момент. А как понять, сегодня ты проснулся с покровом или уже без него?

У воцерковленных покров, действительно, есть. Другое дело, что воцерковленных, то есть верующих, в России почти не осталось, ведь 1-2-3 процента от общего числа, это совсем ничего. Не крещенных, а именно воцерковленных, тех, кто регулярно посещает храм, читает священные книги, живет по этим правилам, кто исповедуется и причащается. А это главное. Я сам к этому иду два десятка лет и знаю, как это трудно и как ты сильно начинаешь после этого меняться. Говорят, даже Достоевский к необходимости постоянной исповеди пришел только в конце жизни. Мы с женой, вышедшие из невоцерковленных семей, идем к этому уже полжизни и так много дров наломали.

А моему знакомому дьякону Господь действительно постоянно помогает — в свои пятьдесят он имеет пять детей, большой трехэтажный дом в престижном районе и хороший ежемесячный доход. А на мой вопрос, будут ли у него еще дети, ответил, что это не ему решать. И половину своего, прямо-таки немаленького дохода, он жертвует церкви. Так что я тоже уверен, что он еще долго будет под покровом, во всяком случае, пока у него есть маленькие дети.


Самый оригинальный забор, из виденных мной когда-нибудь, из бутылочных крышечек.

Расселение деревень

Давно мечтаю иметь свой собственный дом с русской печью. А сейчас в России наступило такое «блаженное» время, когда села и деревни стремительно опустевают, и в них стоят тысячи и тысячи заброшенных никому ненужных домов. Стоит отъехать на 30-50 километров от любого города, как тебя встречают заброшенные, никому ненужные дома и, что интересно, в каждом втором есть русская печь. Дома эти зачастую в хорошем состоянии. А это значит, что брошены они не так давно, в путинское, ну максимум ельцинское время. Бери, ремонтируй, заселяй и живи: рожай детей, обрабатывай землю, веди хозяйство… Или разбери его и перевези к городу поближе (разве это не лучше, чем взять кредит и попасть в рабство).

Дома эти все еще из кругляка, то есть хорошего здорового леса, какого теперь и не сыщешь, они и еще пятьдесят-сто лет просят. У меня знакомая семья так и поступила, купили дом на разбор за копейки в 150 километрах от Томска и построили в 20 километрах — получился почти бесплатный дом.

Вложить в такой дом первое время надо 100-200 тыс. и уже можно жить. А есть и такие, что сразу готовы к проживанию. Мне рассказывали о полностью заброшенной деревне, где остался один житель. Он поживет в одном доме, надоест, переходит в другой, в третий. Вся деревня в его распоряжении. Не знаю, почему эту деревню оставили жители, но подозреваю, что все как обычно. Сначала было насильственное сталинское переселение в Сибирь, потом началось наше насильственное постсталинское расселение деревень. За нас решили, что деревня в России неперспективна — сначала убрали школу, магазин, потом отключили свет. И жители все разъехались. Не знаю, есть еще где в мире столько пустых, оставленных людьми домов, но в России есть.

В эту поездку я взял себе за правило осматривать заброшенные деревенские дома. Во-первых, фотографировать, может со временем сделаю фотовыставку «Оставленная Россия». Но это маловероятно, уж слишком эта выставка будет депрессивной. Хотя и о многом заставит задуматься.

На фото: даже и не знаю, каково назначение некоторых предметов, найденных в заброшенных домах.

Во-вторых, в этих заброшенных, никому ненужных домах я ищу экспонаты для музея крестьянского быта. Надеюсь, что мы когда-нибудь его откроем под Томском. Вещи эти все равно никому не нужны, а музей деревянному Томску необходим.

Сорокино

Ночуем на опушке леса вблизи села Сорокино или деревни, теперь сложно понять. Раньше, в прежние времена, когда Русь была православной, считалось, если есть церковь, значит это село, нет — деревня. Но церковь в Сорокино закрыли лет пятьдесят назад. Она стоит порушенная, оскверненная и никому ненужная. Наверно поэтому в этом Сорокино так много пустых, брошенных своими хозяевами домов.

В Ютубе есть молодой канал «Деревенский дневник», где молодой мужичек из-под Пскова делится опытом, как он переехал из города в деревню. И хотя канал молодой, его автор всего два года как в деревне живет, но у него очень много подписчиков. Это говорит о том, что тема переезда на свою землю в народе назрела. И я тоже об этом постоянно пишу и думаю.

А теперь решил писать о тех селянах, которые остались жить на земле, кто ведет свое хозяйство и у кого что-то получается. Как правило, сегодня это фермеры. Сейчас готовлю книгу бесед «Лучшие фермеры Сибири». Надеюсь, через полгода она выйдет. В ней фермеры сами делятся своим опытом. И, например, молодой человек, который только осел на земле, познакомился с их опытом и задумался, а почему мне не попробовать, если у них получилось, то чем я хуже. Село и деревня — это наши главные корни. Сейчас они переживают очень тяжелые времена. Ведь последние сто лет на Руси велась самая настоящая война против русской деревни. Я твердо уверен, когда опустеет последняя деревня, Россия просто перестанет существовать. (Беседы с фермерами читайте в конце очерка в приложении).

За эти три месяца, что работаю над сборником о фермерах, познакомился с интереснейшими людьми — одна фермерша сама с двумя детьми подростками играючи держит 37 коров на стандартных 6 сотках, другой фермер переехал в деревню из города, где занялся коровами, потому что магазинское мясо и молоко есть нельзя, все отравлено. Третий фермер переехал с семьей в полностью опустевшую деревню, где у него теперь 200 пчелосемей и 1 млн. ежегодного дохода… И это все настоящие хозяева, они не производят впечатление ущербных, несчастных людей, а напротив — хочется им подражать и у них учиться жить.

... Вечером развели костер вблизи Сорокино на опушке леса и стали готовить еду, я отошел к машине и тут прибежали испуганные дети, сказали кто-то большой в лесу ходит… Было уже темно, в лес идти страшно, палатку переносить тоже не хотелось, мы подумали и решили, что это не медведь, а скорее лось или олень. И действительно, вскоре он будет кричать из глубины леса, показывая, что он здесь хозяин, а мы нарушили его покой.

На следующее утро, часов в 10, мы заехали в деревню, спросить молочко. Местная бабушка, на которую мы наткнулись, как-то с явным раздражением ответила: мол, какое может быть молоко так поздно, оно все давно просепарировано. А мы, праздные городские жители, совсем не знаем, как и чем живет наша деревня, которая за последнюю тысячу лет мало изменилась. Как они живут без наших унитазов, центрального отопления, без которых мы жизни не мыслим. Но у них сохранилось что-то очень важное и ценное, ради чего и жить и рождаться стоит, что мы, городские, всю жизнь ищем и чаще всего не находим, а им и искать не нужно, они живут в этом.

Дети эпохи капитализма

Нашим детям не очень повезло, они родились в эпоху бездушного капитализма, когда нелегко быть детьми. В прошлое путешествие мы своих детей обучили игре в казаки-разбойники, о которой они не знали и не слышали, хотя прожили стандартную детскую городскую жизнь. А теперь мы сделали другое открытие — оказывается, они не умеют делать свистульки из акации. Это кустообразное дерево, которое мы в детстве так и называли, свистулька. Мы с женой родились в советское время, она в Беларуси, я в Сибири, но разницы никакой, у нас было нормальное человеческое детство, из нас не делали раньше времени взрослых, не лишали детства, мы не жили в виртуальном компьютерном демонизированном мире.

На фото дети путешественника.

Вообще с детьми капиталистической эпохи не перестаешь удивляться. Недавно узнал, что сын в свои 11 лет не знает слова «барыга». Когда в России почти все стали барыгами, это слово исчезло из употребления.

Мне, например, не близки по духу сектанты-язычники, но у них есть то, чему можно поучиться. Их дети не ходят в развратные школы, не сидят в телефонах и компьютерах, у них зачастую большие семьи, их дети проживают нормальную детскую жизнь. И я иногда задумываюсь, как соединить наше разлагающееся православие с их новым язычеством.

Как Высоцкий помог разрушить СССР

При въезде в Екатеринбург едем по улице Владимира Высоцкого. Как только в России утвердилась, мягко говоря, не совсем русская власть, так сразу начали прославлять этого талантливого алкоголика и наркомана, который более чем кто-либо помог им разрушить сильнейшее государство в мире. Теперь в каждом крупном городе вы обязательно встретите улицу его имени, а то и музей. И при этом до сих пор нет, или почти нет улиц Николая II, Александра Невского или Михаила Булгакова. Во всяком случае, в нашем городе таковых нет, хотя город у нас не самый маленький. А ведь эти личности для России сделали гораздо больше Высоцкого.

Екатеринбург — эпохальный город для России. Здесь поставлена значимая точка, здесь насильственно попытались завершить православную эпоху в России. И наверно не случайно поэтому в Екатеринбурге один из самых высоких процентов разводов в России и самая низкая рождаемость — вижу прямую взаимосвязь первого со вторым.

В Екатеринбурге мы посетили музей царской семьи, который стоит на том самом месте, где сто лет назад в подвале зверски расстреляли царскую семью с верными слугами, начав террористическую эпоху по уничтожению русского народа. Здесь же в музее на стене висит завещание Александра III своему сыну Николаю II. Прочитав это завещание, подумал, что его надо заучить назубок всем новым правителям России. Надо его повесить и в кабинете у президента Путина: «Я избрал мой путь. Либералы окрестили его реакционным… Самодержавие создало историческую индивидуальность России. Рухнет самодержавие, не дай Бог, рухнет и Россия. Падение исконно русской власти откроет бесконечную эру смут и кровавых междоусобий...» Как все точно и ясно сказано.

Оказывается, наши цари, в отличии от нынешних президентов и генсеков, все были многодетны. У Александра III, так же как у его сына Николая II, было по пять детей. То есть они имели канонически полные семьи (слово СЕМЬЯ и означает СЕМЬ-Я, СЕМЬ таких, как Я). Пять детей и родители. В моем окружении есть только одна семья, где пять детей, и это действительно верующая семья.

Завещание Александра III в очередной раз подтверждает истину, что Протоколы сионских мудрецов (они здесь же висели на стене), это не какая-то липа, а трагическая реальность наших дней, просто они случайно попали в СМИ сто лет назад. И все что в дальнейшем произошло в России, подтвердило истинность «предсказаний» этих, так называемых, мудрецов, то есть последние сто лет все делается строго по их планам. Судите сами. В своих протоколах они пишут:

«…Мы создали безумную, грязную, отвратительную литературу, особенно в передовых странах…

Когда мы ввели в государственный организм яд либерализма, вся его политическая комплекция изменилась…

Мы заменили правительство его карикатурой — президентом, взятым из толпы…

Священничество мы позаботимся дискредитировать… Только годы нас отделяют от крушения христианской веры, самой опасной для нас противницы…

Если золото первая сила в мире, то пресса — вторая. Мы достигнем нашей цели только когда пресса будет в наших руках. Наши люди должны руководить ежедневными изданиями…».

И все это было написано и опубликовано не сегодня, когда это случилось, а сто лет назад, когда ничего этого еще близко не было.

А я раньше удивлялся, почему главные редакторы и издатели большинства газет имеют еврейские фамилии, теперь уже не удивляюсь. 

В Екатеринбурге хотел посмотреть Ельцин-центр, который либералы распиарили на всю страну. Но жена там уже была и сказала, что ничего интересного, только все по-путински очень дорого, кучу народных денег вбухали, не хотелось зря тратить на него время. Подобное заведение я уже посещал в Грузии, где по требованию Запада тоже открыли Музей советской оккупации. К сожалению, и Россия становится филиалом Запада. Недавно у нас выпустили деньги, впервые увидел новые 200 рублей — так чуть в обморок не упал, неотличимы от Евро, аж в руки брать не хочется, я их так и назвал — евро-рубли.

Познер и Соловьев

Судя по афишам, расклеенным по всему городу, в Екатеринбурге вскоре должен будет выступать с лекциями Владимир Соловьев. Ничего не понимаю, неужели мы сами не знаем и не понимаем, как свою жизнь сделать лучше, как ее обустроить, зачем нам еврейские советы соловьевых, познеров и прочих там сванизд? Они нам уже столько насоветовали за последние сто лет, что России скоро не будет на карте мира, а русские как народ останутся только в затерянных в лесах последних староверческих поселениях.

Когда-то я решил проанализировать итоговое выступление Соловьева во МХАТе. И был поражен, почти все основные мысли его работают на разрушение России, а не на ее созидание. В противном случае его просто бы не подпустили к микрофону.

Но это не значит, что у меня негативное отношение к этой божьей нации. Недавно я узнал, еврей еврею рознь, среди них существует очень жесткая градация. Одних уничтожал Гитлер без суда и следствия, других перевозили в Израиль, а на деньги третьих делалась Великая Отечественная война. Западных евреев переселяли в Израиль для создания нового государства, а восточных, ославяненных нами евреев, уничтожали подчистую, как неподлежащих исправлению.

В нашем небольшом и старинном Томске мы никак не можем привыкнуть к тесной застройке, которая появилась совсем недавно, с приходом капиталистических времен. Когда очередной дом ставят впритык к соседнему, томичи начинают возмущаться, писать письма. Все понимают, что не будет ни нормальной детской площадки, ни инфраструктуры. В мегополисах уже никто ничему не возмущается, они все смирились.

 В Екатеринбурге мы жили в новом семнадцатиэтажном доме, который построили меж двух стареньких пятиэтажек. Новым хозяевам так проще, не надо проводить дорогостоящие коммуникации, подводить дорогу. А каково людям будет жить без солнца, которое загородил соседний дом, каково детям без простора и детской площадки. Сам я вырос в небольшом городке с огромным двором размером с два футбольных поля. И теперь, оглядываясь в прошлое, понимаю, что таких дворов не может себе позволить ни Москва, ни Париж, а уж тем более Нью-Йорк, а мой родной советский шахтерский городок мог.

Этот семнадцатиэтажный дом расположился на небольшом клочке земли. По сути, он занимал один стандартный деревенский огород в 10-15 соток земли, на котором должна была на самом деле жить одна деревенская семья, а здесь на нем уместили сотню семей, целую деревню.


Автор очерка — путешественник Андрей Сотников, паломник, православный журналист, боец невидимого фронта и т.д.

Покинув Екатеринбург, едем далее на Запад.

При дороге стоит огромная красная звезда. Всегда, когда ранее здесь проезжал, задумывался — что она обозначает? Сейчас все разъяснилось. Здесь проводят ежегодный мотофестиваль «Звезда Урала». Фестиваль только что завершился, разъезжались последние участники.

Здесь же стояло несколько мотоциклов с символикой «Ночных волков», их флагами с надписью «С нами Бог». Но выглядели они так агрессивно, что подойти не решился. Давно думал с ними познакомиться, но до конца не разобрался, по пути мне с ними или мы идем все же в разные стороны. Они любят пиар, чтоб было много шума и скандала. А настоящему верующему все это чуждо.

Сказали, что здесь проходило экстрим-шоу. Одно поле было все в грязи, все перепахано колесами. На нем бились на старых Волгах. В наше время это самый дешевый автомобиль. Сначала разбивали советские Запорожцы, потом Москвичи, теперь очередь дошла до Волг.

Еще сказали, что некий местный меценат создал клуб по возрождению старинной техники военных времен.

Божье ГАИ

После Урала нас тормознули злые башкирские гаишники. Они сидели в засаде около доходного места, где все обгоняют по сплошной. Я вообще-то редко обгоняю, лишних денег на штраф у меня нет, но тут польстился. И эти «божьи слуги» меня тут же наказали.

 В тот день я много злился и даже спорить с ними сильно не стал, прилетело правильно. Ведь все закономерно в поднебесном мире. Случайностей нет. Это касается как отдельного человека, так и целого народа. Например, ни одна война не случилась просто так, война — это всегда Божье наказанье. Это касается и Великой Отечественной и сегодняшней Украины. Моей знакомой, которая каждый год ездит на Украину к родственникам, украинский батюшка на исповеди так и сказал, когда она заговорила об Украине: «Неужели вы думаете, что украинский народ не достоин этой войны?».

 Гаишнику я честно признался, что денег у меня лишних нет. Гайцы они ведь тоже люди, кроме того, они прекрасные психологи, хорошо разбираются в людях. В итоге он выписал мне 500 рублей и отпустил.

После меня гаишник остановил сразу двух дедушек. Один из них начал канючить, ведь прав можно лишиться на полгода за такую провинность. Гаишник ему прямо в лоб сказал: «Вы, наверно, как права получили в 60-е, так и не заглядывали больше в них». Напомнил, что он тут не просто так время теряет и капусту стрижёт, он важное дело творит.

А пока этот божий слуга с нами возился, на огромной скорости пронесся злостный нарушитель. Он не то что не остановился после нарушения, а еще газу поддал. Гаишник не погнался в погоню. Зачем, если он здесь каждые 10 минут государству казну увеличивает.

В эту поездку у нас случился еще один инцидент, на сей раз в горах Урала. Перед Симом нас обогнала бешенная фура. Если б мы резко не затормозили, она могла зацепить и могли оказаться в кювете. От резкого торможения даже дети проснулись. Записал на всякий случай номер этого дальнобоя. Потом на остановке, разговорился с одним дальнобойщиком и спросил его, как с такими поступать. Говорит, надо наказывать, передавать заявление гайцам, ведь такой обгон жизни может кому-то стоить. 

В нашей семье так повелось, мы не используем слова «полиция». Ну почему кто-то за нас должен решать, какие слова нам использовать? Я всю жизнь был сыном милиционера, мои дети стали внуками полицейского…

Сейчас уходят последние участники войны, которые прекрасно помнят, что означает слово полицай. Они всю жизнь боролись с полицаями, а теперь те пришли к власти.

Спасительные санкции

Всякий, кто проезжал в автомобиле через Уральские горы, видел эти стихийные рынки на дороге. Как только поднимаешься в горы, рынки встречаются каждые пять-десять километров. Торгуют все они одним и тем же товаром, но каждые 5-10 лет ассортимент товаров обновляется. Последние десятилетия здесь торговали только китайским, но что интересно, после санкций началась их замена на российские. Осталось процентов 10-15 импортного, все остальное местное, уральское, за несколько лет произошло почти полное импортозамещение. Скорее всего, то же самое произойдет и в остальной России.

Здесь когда-то купил пятилитровый отечественный газовый баллон с плиткой, очень нужная и экономная вещь для путешественника. Одной заправки газа хватает почти на всю поездку. Считаю, что каждая семья должна раз в год выезжать в путешествие. Во-первых, это развивает детей, они мир узнают не в школьном кабинете, а в реальности. Но главное не это, а то, что мы в поездке опять становимся одной семьей. Город он разобщает родителей со своими детьми — это одна из главных его задач — все эти детсады, школы, университеты — все это разрушает семью, мы своих детей почти не видим. Они быстро вырастут, мы этого даже не заметим, и начнут так же как и мы с утра до вечера пропадать на работе, отдав своих детей на воспитание чужим людям. А тут, в путешествии, мы опять одна семья, мы с ними постоянно — в одной машине, в одной палатке, у одного костра, вместе купаемся, собираем ягоду, вместе готовим еду — все делаем опять вместе. И да здравствует семейное путешествие!

Город ненужных товаров

После Урала увидели при дороге некий город мастеров, а по сути ангар. Зашли и ахнули, тысячи и тысячи китайских товаров. При этом любой товар, например, настенные часы, представлены в огромном разнообразии. Не менее сотни настенных часов разных видов и расцветок ждут своего покупателя, а вам нужны просто часы. Все часы объединяет одно, они одноразовые, работают до первой поломки. Ведь товаров в мире произведено очень много и они не могут вечно лежать в магазине. Я назвал этот город — городом никому ненужных товаров. Бродя здесь, поймал себя на мысли, что нас скоро силой будут заставлять все это покупать. Если ты в течение дня ничего не купил, то садись на сутки в тюрьму или плати штраф.

И в самом деле товара в мире произведено гораздо больше, чем нам нужно. Страшно становится за своих детей, как они будут жить в мире перенасыщенном ненужными товарами и услугами. Ведь за все это нужно платить, а деньги это наше время, наша свобода. То есть у наших детей и внуков свободного времени вообще не будет — они превратятся в рабов товаров и услуг.

Когда я захожу сегодня в какой-нибудь многофункциональный офис, где сидят с утра до вечера за компьютерами женщины детородного возраста, невольно задумываюсь, а где же их дети? А дети их находятся в детсадах и школах, они плачут мама-мама, почему ты нас бросила. А мама сидит, занимается никому ненужным делом, тратит божье время впустую, отсидит свое и с чувством выполненного долга идет домой, забирать из тюрьмы детсада-школы своего сына или дочь. Чтоб побыть с ним вечер, а утром опять сдать чужим теткам. Функция которых не учить или воспитывать, а следить, чтоб они не покалечили друг друга и самое главное, чтоб они не были со своими родителями, ибо современное глобалистическое государство ставит главной целью уничтожить семью, оторвать детей от родителей. (Как пишет Миронов Б. в запрещенной в России книге «Иудейское иго»: «Глобализм — это последний этап победоносного шествия жидовства к мировому господству». Книгу эту и я бы запретил, она излишне агрессивна, но есть правильные мысли.)

И моя жена работает в детсаде. Ее дети своих воспитателей знают лучше, чем родителей. С воспитателями они целый день, а родителей видят только вечером и в выходные. Да и родители настолько ушли в свою работу, что на детей переключаться просто не успевают.

И враки это все, что нам денег не хватает, что в семье должны двое работать. Мы приобретаем ненужные услуги и товары, которые забирают наше время. Нам сложно признаться, что мы предпочитаем купить что-то новое, чем родить еще одного ребенка. Знакомая семья это поняла, сбросила ненужную городскую квартиру, переселилась в пригород. Теперь у них официально работает один папа два раза в неделю и им хватает его небольшой зарплаты и собственного хозяйства, чтоб прокормить трех детей.

Встреча в Мокшанске

Заехали в небольшой городок пенсионеров Мокшанск. Купили здесь арбуз, цены здесь еще не московские, и зашли в храм на центральной площади. На 13 тысяч жителей у них в храм ходит 14 человек. Храм очень большой, просто поражает своими размерами, наверно не меньше храма Христа Спасителя. Во всяком случае, больше кафедрального собора в областной Пензе. Раньше не жалели денег на прославление Бога.

В храме мы познакомились с удивительным дедушкой. Представьте себе, огромный храм, где находимся только мы, грешные, четверо паломников из далекой Сибири и перед алтарем стоит незаметный дедушка. И вдруг он начинает слезно на весь храм читать молитву, читать ее в рыданиях, а акустика храма вторит его страданиям, которые он вытерпел за всю свою многотрудную жизнь. Сколько боли в этом вопрошании к Богу, сколько страдания он пережил, что у находящихся в храме все внутри сжимается и выворачивается наизнанку — ничего подобного мы еще не видели и не испытывали ни в одном храме. Когда мы подошли к этому дедушке, все лицо его было залито слезами. Вот так и надо молиться! Такие молитвы и бывают услышаны Господом. Чуть позже он нам расскажет о своей жизни. Впрочем, это обычная жизнь русского человека, которая полна страданий и несчастий. Теперь Господь его привел в храм и он, имея от государства минимальную пенсию, на самом деле живет как у Христа за пазухой, обучая редких посетителей этого огромного храма, как надо молиться, чтоб вас почаще Господь замечал.

Дороги

Россия это страна, где всегда ремонтируют дороги. 15 лет езжу из Сибири в Москву, и все время их ремонтируют. Сейчас до Москвы остались каких-то 500 километров, но и здесь все перекопано. И слава Богу, что копают и ремонтируют. Потому что, когда все отремонтируют, это будет уже не Россия, а какой-нибудь Мюнхен или Бостон, но точно не Россия. Пока дороги у нас в таком безобразном состоянии, мы остаемся сами собой, русскими. Ужасные дороги и страшные холода это то, что испокон веков останавливало врага, идущего покорить Россию. Наш нынешний государь Владимир Первый Путин усиленно строит дорогу через всю страну. Если не дай Бог достроит, то в следующую войну нас завоюют уже за неделю. А пока у нас идет вечный ремонт — мы непобедимы.

Я своим детям так и говорю: Вы когда вырастите уже, скорее всего, не будете так свободно ездить через всю Россию на автомобиле, потому что дороги будут платными. И вам будет не до путешествий. Сейчас у нас еще блаженное время, в России платных дорог почти нет, они только начинаются. Платные дороги только в южном направлении. Если по ней ехать, платишь за бензин и столько же за дорогу.

Старая Рязань

9-й день пути, из них 3 дня провели в столице Урала — Екатеринбурге.

Следующая наша большая остановка случилась под Рязанью. Хотел ехать всю ночь, чтоб доехать до родственников жены, но почувствовал, что засыпаю, и в час ночи остановились в каком-то поле.

Когда утром вылезли из палатки, выяснили, что мы стоим на гороховом поле. Продукты у нас почти все закончились, потому мы устроили себе гороховый день.

Последний раз гороховое поле видел лет 35 назад, когда мы с троюродным братом отгоняли свиней с колхозного горохового поля в Кузбассе. Это была иная Россия. Свиньи тогда свободно бродили по нашим деревням. Теперь нет ни свиней, ни гороховых полей. Но благодаря кризису и тем же санкциям в сибирских деревнях опять начинают держать свиней, правда, пока в стайках, может и гороховые поля до Сибири дойдут.

На подъезде к родственникам заехали в городище Старая Рязань. Моя жена была у своей бабушки десятки раз, но за все это время ни разу не побывала в этом знаковом месте. Мы ленивы и не любопытны. Но даже не в том дело, женщина должна мир узнавать вместе со своим мужем и особенно русская женщина.


Городище Старая Рязань. Остатки храма.

Старая Рязань — это средневековый город. Сейчас от него ничего не осталось, все покрыто толстым слоем грунта или культурного слоя. Теперь тут работают студенты археологи, раскапывающие кладбище. Пока разговаривал с руководителем раскопок, ему подносили найденные предметы, спрашивали, что это такое, он называл имя вещи, а я спрашивал ее назначение. Все вещи вышли из употребления, и назначение их абсолютно неизвестное. Да и что тут удивляться, если даже в заброшенных домах я постоянно нахожу старые вещи середины прошлого века, название и назначение коих мне тоже абсолютно неизвестно.

Археологи сказали, что они раскопали уже около ста могил. Сначала они их изучают, а потом передают Церкви и та их перезахоранивает.

Что интересно, зубы у наших предков прекрасно сохранились. Врачебный бизнес в XV веке еще не стал сверхприбыльным.

Практически все зубы у них белые, кариеса нет вообще, встречаются только отсутствующие зубы. Но за целую жизнь потерять 1-2 зуба, мне кажется, это нормально. Я тоже перестал быть постоянным посетителем стоматологических клиник после того, как сильно сократил употребление сахара. Прямо-таки не знаешь, что лучше — продолжать есть сахар или иметь здоровые зубы всю жизнь.

Письменных источников археологи, сказали, не находили, береста в этой почве не сохраняется. Это был, по большому счету, не письменный период, тогда люди были освобождены от всего этого информационного мусора, который нас теперь с избытком окружает (один умный человек так и сказал — истину лучше всего прятать за избытком информации). Какая же была у них счастливая жизнь.


Семья путешественника на фоне дома московского художника Вадима Овсянникова в Старой Рязани, широко известного в узких кругах.

Старый Киструс. В гостях у бабушки Маши

Под Рязанью мы заехали в глубинное село Новый Киструс, к бабушке моей жены и к прабабушке наших детей.

Бабушка Маша родилась в сложное довоенное время и у нее не могли быть простыми взаимоотношения с Богом. Сейчас, в свои 95 лет она не против того, чтоб верить или сходить в храм, но все ее три дочери воспитаны ею в антицерковном духе и резко критическом отношении к Богу, что передалось и внукам. Как говорится, настоящую леди надо начинать воспитывать с бабушки, тоже самое и с верой.

И видишь, как им непросто жить, будучи выключенными от Бога. И вина здесь уже не бабушки, которая почти стоит пред Господом, каждый из них должен сам сделать первый шаг.

Но при всем том, в Новом Киструсе у нас была не жизнь, а почти рай земной — здесь старый родовой дом, где живут предки жены, наверно, от сотворения мира. Когда мы сегодня наткнулись на археологов, то невольно подумали, а может в этой могиле XV века лежат дальние предки жены...

В этом доме у них обязателен послеобеденный сон. Раньше я против него всегда восставал, потом понял его исключительное оздоровительное значение. Везде суматоха, люди не знают, зачем на свет появились, бегут незнамо куда, делают незнамо что, а тут покой и тишина, и ничего лишнего никому не надо, а все, что нужно, у них есть. Здесь все друг друга только любят и желают друг другу только всего самого хорошего.


В Рязанском селе Старый Киструс с родственниками. Четыре поколения на одном фото.


И здесь тоже четыре поколения на одном фото. Разница только в том, что между фотографиями 40 лет разницы. Оба фото сделаны на одном месте, у родового дома под старым дубом. На первом фото глава рода бабушка Маша, на втором прабабушка Саша.


Наши дети с прабабушкой. Отличие этого фото от предыдущего, что на нем видны настоящие духи.

Комментарий: У меня есть знакомый оператор Валерий Шубин, который долго занимался хантами. Много лет они ездили в экспедиции на Север, где жили у хантов, снимали о них фильмы. Посещали они и святые места хантов. Так вот, когда хант начинал вызывать духов своих предков, то на фотографиях у Валеры всегда появлялись такие же свечения, как и у нас в этот раз.

Наша 95-летняя бабушка, уже почти не с нами, она ничего не видит и не слышит, она уже наполовину в ином мире. Неудивительно, что она находится в окружении духов, которые ей ближе, чем мы. А фотография, как это ни странно, может это передать. Но духи подпустили только правнуков, когда рядом с нею были взрослые, духов след простыл.

В рязанском селе Старый Киструс остались в основном одни пенсионеры. И только летом село наполняется детворой, преимущественно московской. Наш сын, 11 лет, сразу здесь нашел компанию. На второй день он спросил, когда мы едем назад, очень ему не хотелось отсюда уезжать.

У нашего родового дома здесь растет 150-летний дуб, посаженный Акимом, пра-пра-прадедом моей жены. От него ничего вещественного не осталось, только имя и дуб, им посаженный. С нашим приездом под этим дубом собралось четыре поколения одной семьи.

Еще о бабушке. В наше утилитарное время люди такого возраста должны доживать в домах престарелых. Так бы, наверно, и случилось, не переселись сюда одна из ее дочерей. Бабушку Машу теперь и кормить индивидуально надо, и на улицу она давно не выходит, и не видит почти ничего. При всем том, она старейшина всего рода и, пока она живет, некий очень важный стержень сохраняется. И в Новом Киструсе и в соседнем селе Ижевское есть дома престарелых, куда москвичи сдают своих престарелых родителей, платя за них 35 000 рублей ежемесячно. Деньги не малые, две пенсии, но старикам не это надо — москвичам это невдомек. Сами москвичи как-то не задумываются, что как они сдали своих родителей, так же и их в свое время отдадут в казенный дом в конце жизни, но уже их дети. Иначе и быть не может.

Бабушка Маша живет еще на белом свете не только благодаря одной из своих дочерей, которая к ней теперь переселилась, но и ее мужу. Он когда-то служил в советской армии, где их учили, в том числе, как «заводить сердце». Он уже дважды ей заводил ее сердце, когда оно останавливалось. Не знаю, обучают этому сейчас в российской армии? Помню, на Сахалине я когда-то разговаривал с удивительным человеком, бывшим геологом, а теперь бомжом по кличке Робинзон. Он круглогодично жил в палатке и очень сетовал, что в школах не дают теперь действительно нужных знаний, как ухаживать за своим здоровьем, как выживать в экстремальных условиях, всех тех знаний, которые нам действительно нужны в жизни, а напротив, забивают голову ненужной и бесполезной шелухой.

Кто бы что ни говорил, но самая лучшая пенсия это не деньги, а наши дети. Предки наши это знали и имели большие семьи. А несчастные москвичи думают, что деньги это все и они сделают их старость счастливой.

Село Старый Киструс небольшое, но и здесь происходят «общемировые» события... У колонки к нам подошла бабушка-соседка, живущая через дорогу. Она теперь живет одна, пережила и мужа и своих сыновей. Муж попивал, она тоже попивала, сыновья от родителей не отставали и сидели. Нет, врете, все закономерно в нашем мире — подумал я, услышав ее судьбу. Мы всегда своей жизнью и поведением предопределяем судьбу своих детей и даже внуков и правнуков.

Бард

У меня нет четкого плана путешествий. Я ограничиваюсь тем, что намечаю несколько пунктов, которые желательно посетить, а там как Бог пошлет. В остальном путешествие складывается само. Почему-то я уверен, что самых интересных людей Господь мне подведет, и они никогда не пройдут мимо. Так было и в этот раз. Здесь в старинном селе Новый Киструс мы познакомились с необычным мужчиной. Зовут его Олег Циоменко. Он родился в писательской московской среде. У него было все — семья, жена, квартира... Но после увлечения алкоголем, он все потерял. Квартиру забрали черные риэлторы, жена ушла… И он оказался здесь в рязанской глубинке, где его приютил сторожем священник. Здесь постепенно он приходит к вере и происходит его второе рождение, у него открывается дар — он стал писать и петь песни. С большим трудом я его уговорил спеть несколько песен. Он отказывался, говорил, что не в голосе сегодня, что простыл, но несколько песен все же спел. Еще сказал, что если б не Господь, его б уже давно не было на этом свете, а он не только живет, но еще и поет.


На основе песен Олега Циоменко будет сделан небольшой фильм, который можно посмотреть в Ютубе на канале путешественника Андрея Сотникова.

Наши миссионерши

При подъезде к Москве стали решать, у кого остановиться. Написал письмо школьной подруге, которую не видел много лет. Сначала она эмигрировала из Сибири в Подмосковье, где прожила большую часть жизни, родила сына, а сейчас, как выяснилось из письма, вышла замуж, решив попробовать заграницу. В России с семьей у нее не получилось. Русских мужчин в женщинах более всего отталкивает дух эмансипации, европейских мужчин это уже не смущает, у них иных давно уже нет.

Ну и что из того, что она уехала, подумал я, может и правда что-то получится. Тем более, что теперь она не просто женщина, а миссионерша, она у них будет распространять дух традиционной России и дух православия, который стал нашей второй природой, потому что в нас это все неистребимо, она по-своему будет лечить этот гнилой Запад. Если кто не верит, адресую вас к Шпенглеру и его книге «Закат Европы», которую он написал еще в 1918 году, а европейцы ее так и не прочли.

Когда-то у меня был московский учитель, известный филолог. Он меня удивил отношением к тем, кто эмигрировал из России, свалил за бугор. В его понимании это были самые настоящие предатели, потому что ехали они не за знаниями, не за свободой, а только за деньгами. Тех, кто предал Родину, и он, и его друзья вычеркивали из круга своего общения. Но к нашим несчастным женщинам-миссионеркам, думаю, и он бы относился более снисходительно.

И не важно, насколько она была верующая здесь. Она все равно остается носительница традиционного русского духа — нас этому и обучать не надо, мы с этим родились. А эмансипированной она была только в России, там она весь этот бред быстро забудет. Русская женщина в отличие от европейской, одна из последних собственно женщин. Европейские мужики это прекрасно чувствуют, почему и едут за ними на тридевять земель. Уже несколько моих знакомых «отбраковали» русские мужики, и они вынуждены были ехать туда, где нашли свое счастье.

Почему русские мужчины не хотят жить

Вы не задумывались, почему русским мужчинам стало неинтересно жить? Нигде в мире нет такого большого разрыва в продолжительности жизни мужчин и женщин, как в России. Говорят, это происходит оттого, что русский мужчина не может смириться с тем, что он неспособен быть полноценным мужчиной, не может один прокормить семью в современном глобальном мире. Два ребенка, которые имеет стандартная современная семья, это не есть полноценная семья, дети быстро вырастают и их родители в сорок с небольшим становятся никому ненужными «стариками». А больше детей нормальной городской семье, стесненной каменными джунглями, выкормить действительно сложно.

И действительно, в современном мире мужчина редко может позволить своей жене не работать, и она должна вкалывать как мужик, забыв о своих детях, в итоге дети растут сиротами при живых родителях. Но главное, почему русские мужчины перестали жить, почему они с трудом доживают до пенсии, их не устраивает дух всеобщей эмансипации. Французу или американцу все равно, это для них нормально, русское общество напротив, оно остается все еще традиционным. Эмансипация, которая пришла в Россию не так давно, когда две великие войны выбили почти всех мужчин и лучших мужчин, их выбивала и коллективизация, и гражданская война, та же самая алкоголизация, тоже их выбивала. Потому совсем неудивительно, что мы имеем то, что имеем.

Счастливая старость

В Москве остановились у моей троюродной сестры. Она тоже из Сибири. По молодости и по дурости когда-то переехала в Москву. Семьи нормальной здесь так и не создала. Когда-то призналась мне: «Насмотрелась я на семейную жизнь — не хочу повторять». А у них мама, моя тетя, очень жесткая, настоящая «террористка», заставляла всех вокруг трудиться с утра до вечера…

Но самое интересное случилось потом. Родители ее давно состарились, живут одни, все их дети пристроены, создали семьи. Дети их не спились, не скурвились, не снаркоманились, что в наше смурное время не редкость. И только у нее единственной, сбежавшей в Москву, нет детей. Семьи она тоже практически не создала, муж намного старше и еще пьет. А все потому, что когда-то она не поверила своим родителям.

С ее родителями произошло самое настоящее чудо, чудо перерождения. Папа ее очень добрый — он не пьет, не курит, все время что-то делает. И вот за эти полвека совместной жизни он полностью преобразил свою жену-«террористку». Они стали, действительно, как один человек — и двое станут одним. Причем он ее не перевоспитывал, а просто жил рядом, терпел, принимал как должное. И дожив до 80 лет, они теперь как два божьих одуванчика, окруженные детьми, внуками и правнуками. У них наступило настоящее семейное заслуженное счастье. А моя троюродная сестра, испугавшись жизни, выпала из жизни. Она думала, что все будет как в кино, что главное работа и деньги... А то, что семью нужно строить, выковывать всю жизнь, закалять как клинок, и чем больше ее закаляешь, тем она крепче и надежнее, она не знала.

Святые отцы утверждают, что супруги, которые прожили всю жизнь вместе, в верности и согласии, уже при жизни уподобляются звания мучеников. И я это увидел на примере своих близких родственников.


В 80 лет — заслуженное счастье.

В Москве получил старенький скутер, другого не нашлось, поставил его в автомобиль, и поехали мы с ним на Украину. Там я где-нибудь оставлю автомобиль, и путешествие продолжу на скутере — лучшем в мире транспорте для путешествий. Жена и дети остались гостить в Беларуси.

Собчак. Президентское шоу.

Гуляя по Москве, в километре от храма Христа Спасителя, я стал свидетелем съемок очередного предвыборного клипа Ксении Собчак. Представьте себе, на площади стоит черный джип с мигалкой, на мигалке одета черепушка, а вместо номера надпись «Грозный». Невдалеке стоит красавица с плакатом в руках, одетая в традиционную русскую одежду. Я спросил у женщины, стоявшей рядом: «Что-то эта намалеванная красавица напоминает Собчак». Она на меня так странно посмотрела, так что я сразу понял — это и есть Ксения Собчак.

Нравится нам это или нет, но мы живем во время шоу. Сейчас все переводят в формат шоу. Когда историки будущего будут искать слово, как назвать наше время, они, возможно, так и назовут его — эпоха всеобщего шоу. Вот и теперь, чтобы как-то оживить бесконечные и ненужные перевыборы президента, ввести в это ненужное действо, так сказать, «свежую кровь», решили задействовать Ксюшу Собчак.

Народ устал от этих рокировок Путин-Медведев. Там наверху понимают, что народ просто не пойдет в следующий раз на выборы, кои перестали быть выборами. Но с другой стороны, все понимают, что выборы нам и не нужны, в России может быть только монархия. Пусть во всем мире садят президентов, у которых нет реальной власти, в России это все не проходит, Россия может существовать только при монархическом строе. Поэтому мы всех переиграли. У нас, как и в Беларуси, по названию давно уже президенты, а по сути им только шапки Мономаха не хватает.

Зачем они достали Ксюшу Собчак? Да просто более надежного кандидата, которого не изберет народ, просто не нашли. А может никто не согласился выступать в шутовском колпаке, ей просто все равно.

Небольшая, разыгранная перед нами предвыборная сценка представляла следующее: Красавица стоит на площади с плакатом «Свободу русским женщинам!» Подъезжает черный джип с черепушкой, из него выскакивает опричник, разрывает плакат, хватает бедную Ксюшу и кидает ее в машину. На джипе надпись «Грозный».

Как походя переписывают историю. Это памятник императору всероссийскому в Москве у храма Христу Спасителю. Его восстановили вместе с храмом. Но замечательно, что памятник здесь стоял другой, не Александру 2, а его отцу, которого Запад теперь очень не любит, при нем никто не смел затевать войну.

Я благодарен Ксении, что она нам напомнила об Иване Грозном, об одном из самых оклеветанных самодержцев России. Причем, если на Николая II клеветали всего 70 последних лет, то Грозного поливают грязью несколько столетий и поток грязи не уменьшается. А все потому, что он создал сильное централизованное государство, он дал толчок к созданию великой России. Просто мы не знаем своей истории. По кому мы сегодня судим о Грозном? По фильму «Иван Васильевич меняет профессию» и картине «Грозный убивает собственного сына» (кадры из картины и потом фильма, кадры из фильма «Иван Грозный» и картину). Иван Грозный никогда не убивал своего сына, это фантазия художника. Художник имеет право фантазировать, он и не предполагал, что его картину понесут как знамя, и начнут с ее помощью переписывать историю. Этого ему не могут простить. Он также уничтожил олигархию-боярщину, чего нашему времени не хватает, как воздуха. Еще он запретил иудеям становиться православными священниками. Запрет они смогли снять только в 1917 году.

Пока обкатывал скутер по Подмосковью, заехал в храм вблизи деревни Черное. Здесь произошла знаменательная встреча, которая определит дальнейший ход моей экспедиции. От тетушки, торгующей церковными книгами, узнал, что настоятель их церкви родом с Западной Украины, и каждый год он ездит навещать своих родичей, но въезжает в Украину он только через Беларусь. Я подумал, что если даже он, священник, ездит к себе на родину через Беларусь, то мне тем более надо ехать по проторенному им пути. Так я поехал к ближайшей белорусской границе.

На выезде из Москвы висит реклама, где москвичам предлагают отдавать своих детей в английский детсад. Действительно, если вы хотите чтоб ваши дети, когда вырастут, оставили свою родину, родителей, могилы предков и свалили за бугор, тогда, конечно, обучайте их вражескому языку — сначала в детсадах, потом в спецшколах. И тогда можете быть абсолютно уверены, что ваш сын точно никогда не станет новым Ильей Муромцем, Суворовым или Жуковым. Уж можете быть в том абсолютно уверены.

Еду пока по киевской автостраде. Дорога на Киев не просто хорошая, а идеального качества,